Влад Руидов.

Наёмник храма



скачать книгу бесплатно

© Влад Руидов, 2016

© Сергей Кондратович, иллюстрации, 2016


ISBN 978-5-4483-0780-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая. НаёмникХрама
Монодиалогия.

Стрела летела над землей…


Глава 1. Зоррент
Монолог 1

Обычно я все делаю сам. Работа такая. Даже не работа, а образ жизни. Сам на себя полагаешься, ну и стараешься себя не подводить. Так что помощников у меня нет, а вот попутчик есть и очень даже своеобразный – пума, довольно крупный самец и, главное, надежный товарищ в моих постоянных странствиях. Я его котенком спас во время наводнения на реке Темной. С тех пор вот уж три года он сопровождает меня в моих странствиях по безлюдным местам. Но в города и деревни со мной не заходит, не нравятся ему, видимо, наши людские повадки и запахи. А зову я его просто – Пум.

Вот и в этот раз Пум отстал от меня на тропинке, что выводит путника из леса на огороды в городских предместьях, повернулся ко мне задом, пару раз недовольно дернул хвостом и бесшумно исчез в кустах. Мне бы твою бесшумность, Пум.

Диалог 1

– Садитесь, Гант. Что нового в Зорренте?

– Пока ничего особенного, мой Магистр. Но скоро сюда кто-то придет.

– Мне этот кто-то, Гант, нужен живым и в здравом рассудке. Вы меня понимаете?

– Да, сэр. Я объяснил своим людям, что от них требуется.

– Мы с Вами работаем вместе лет пять, Гант. Срок немалый, и как маг Ордена Вы меня устраиваете во всех отношениях. Я бы очень не хотел в Вас разочароваться.

– Для этого есть предпосылки, мой Магистр?

– Нет, слава Единому! Просто я хочу, чтобы Вы осознали: все наши прежние заботы – просто детские забавы по сравнению с тем, что стоит перед нами сейчас.

– Я буду предельно внимателен, сэр.

– Храм знает, что мы ищем. И знает где. Я предпринимаю меры, чтобы найти осведомителя…

– Если…

– Если?..

– Если это осведомитель. В Храме могучие маги, хотя они и не любят этот термин.

– А вот это – по Вашей части, Гант.

Монолог 1. Продолжение

Город этот называется Зоррент, не шибко большой, но и не маленький, столица провинции. Стражники на городских воротах проводили меня оценивающими взглядами, но вопросов не задавали. Будем надеяться, что моя наружность не вызовет и у жителей особого любопытства: выше среднего роста, телосложения тоже среднего, пожалуй плечи чуть пошире обычного да походка слегка пружинистая как у всех, кого ноги кормят, а иногда и спасают. Одеваюсь я неброско, но удобно: коричневая замшевая куртка, пояс из двойной кожи, плотные домотканые брюки заправлены в мягкие невысокие сапоги. На поясе средней длины прямой меч в простых, но надежных ножнах. Меч очень строгий, без всяких украшений, чеканки. Гарда тоже не привлекает внимания, но кисть от косых и колющих ударов защищает надежно. Лезвие тоньше обычного, обоюдоострое; правильнее будет сказать – обоюдо-очень-острое.

И шляпа с широкими полями самая простая… с виду. На самом деле не все так просто. Мою фетровую шляпу невозможно пробить, проколоть, прорубить обычным оружием. А почему, спросите вы? Правильный вопрос.

Потому что, в фетр вплетена паутина пещерного паука. Найти этого паука очень нелегко, обитает он в самых труднодоступных для человека подземных лабиринтах Древних гор. А ловит он в свою паутину тамошних летучих мышей, размером достигающих среднюю собаку. Стало быть, паутина у этой твари очень крепкая на разрыв. Только немногие из гномов, точнее гномих умеют находить этих пауков, выманивать их из паутины и сматывать паутиновую нить в клубки. Заморочка в том, что только живая паутина, на которой ее хозяин живет и пасется, сохраняет свою крепость на долгие годы. Как гномихи дурят пауков никто не знает, древний народ свои тайны хранить умеет. Стоп, потом расскажу, а сейчас мы имеем вот что: навстречу из переулка вышли трое и перекрыли мне дорогу. Крепыш справа смотрит волком, тот, что слева – левша, а третий стоит чуть сзади правее центра, прикрывается крепышом. Очень грамотно стоит, он, видимо у них за старшего. Зря левша стал слева: улица узкая, футов двенадцать, это мне на руку. Начинаем представление.

– Здравствуйте, ув-важаемые! (Голос заискивающий) Не подскажите ли одинокому страннику дорогу к соборной площади? (Перемещаемся слегка влево)

– А зачем тебе собор? Помолиться решил? Самое время! (Старший издевается)

Ну, поехали! Удар левой ногой левше в кадык, в прыжке с разворотом удар хлыстом левой же ногой старшему в висок, кувырок вперед, вскакиваем, разворачиваемся. Что мы имеем? Левша осел к стене, старший упал на левый бок, крепыш разворачивается ко мне, раскрывая рот от удивления. Удивительное – рядом, мой незнакомый друг! Прыгаем под него, подсечка, пяткой – прямой по верхней губе. Звук неприятный, значит – попал. Садимся старшему на грудь, коленями прижимаем ему руки к мостовой. Отвешиваем освежающую пощечину. О, он открыл свои карие очи!

– Голубчик, расскажи мне, кто вас послал и с какой целью! (Аккуратно вжимаем большие пальцы с двух сторон его кадыка)

– Я его не …не знаю. Дал пять крон, обещал еще десять, если вырубим тебя здесь и оставим лежать. (Молодец, выпалил одним духом) Потом минут на десять перекрываем с двух сторон этот кусок улицы, не подсматривая, что тут происходит, и сматываемся.

– Где и когда он отдаст оставшуюся часть гонорара?

– Гоно… чего? А, деньги! В таверне «Заходи!» за рынком, перед закрытием.

– Обидно! На эти деньги разве что пару поросят можно купить. Измельчал народ! Теперь слушай меня: в таверне вы никого не дождетесь. (Чувствую, кто-то за всем этим наблюдает, слева сверху, издалека) Но он тебя, я думаю, найдет. Передай: меня вырубить в зависимости от сезона стоит не меньше ста крон, запомнил?

– Да…, господин!

Все, занавес. Уходим.

Продолжаем ознакомительную прогулку по городу, все видим, слышим, нюхаем и, одновременно, размышляем. Как учил меня Наставник в «Зверинце», раскладываем ситуацию по полочкам. Я только вошел в город, а меня уже встретили. Встреча была организована несерьезно. Значит: или меня с кем-то спутали, или это предупреждение. Предупреждение о чем? О том, что меня ждали. Опять два варианта: ждали, потому что следили за мной в пути; или потому что знают, что я должен был прийти в Зоррент. Следить за мной целых два месяца пока мы с Пумом шли из Храма, а шли мы через горы, леса, буреломы, держась подальше даже от лесных звериных троп, следить за мной можно было только с помощью специально обученных птиц, либо других летучих тварей. Но и такую слежку не я, так Пум почувствовал бы. Значит наиболее вероятно, что кто-то знал заранее, что я сюда приду, и зачем. О том, какие места я должен посетить в ближайшие пару лет, знает только Настоятель Храма. В какой последовательности я это сделаю, решать было мне. И я никому не говорил, что начну с Зоррента. В общем, делаем вывод: кто-то очень точно просчитывает, что и когда будет делать Геп. Да, господа. Геп от Гепарда, это имя мне дали в «Зверинце», когда проверили мое древнее происхождение. Кстати, про «Зверинец» уже пора рассказать. Это закрытый монастырь на северных отрогах Древних гор. Закрытый, потому что туда не принимают всех желающих. Отцы-настоятели Храма сами находят кандидатов и сообщают Наставникам монастыря, где они и кто такие. Монастырь – это школа, школа для детей и подростков, у которых сохранилась память о древнем происхождении. Храм считает, что Всевышний создал людей не сразу, вначале он создал древние народы: гномов, эльфов, троллей и других; а потом уже начал ваять людей, беря за основу тех или иных животных. Вы, наверное, встречали людей с птичьими лицами, с кошачьими, с лошадиными? Вот это оно и есть. Но только очень немногие из людей сохранили память о своем древнем происхождении. Точнее не сами люди, а их тела. Наставники Монастыря изучают указанного кандидата и определяют, память какого животного сохранило его тело. А потом в течение долгих лет развивают у своих учеников умение пользоваться способностями их древних предков.

Я произошел от гепарда. И слава богу, некоторым достались предки намного менее симпатичные. А что главное у гепарда? Правильно – скорость. Я умею очень быстро бегать, правда – недолго. Как быстро? Ну, могу догнать лошадь на расстоянии до двухсот ярдов. Правда, это зависит от того, как далеко мы находились друг от друга на момент старта, насколько сильно лошадь стремится от меня убежать и, насколько сильно я хочу ее догнать. Все относительно, как говорит мой друг гном Булк`ин (Не дай бог назвать его Б`улкиным: сильно обижается): борода до пояса – для гнома не примета.

Так, что-то я заболтался. Что у нас на полочках? Или кто-то очень могущественный отслеживает и предугадывает мои действия; или… стоп! Это же была проверка: я это или не я! Проверяют всех путников (Бедные одинокие путники!) на предмет легкости их вырубания! И ты, Геп, вместо того, чтобы жестоко расправляться с невинными злоумышленниками, должен был аккуратно подставиться. А теперь тебя просеяли из десятков путников, и будут проверять дальше! Очень у меня вредная работа.

Монолог 2

Поселился я в гостинице «Под соснами», сосны действительно окружают двухэтажный каменный дом с черепичной, недавно отремонтированной крышей. Моя комната на втором этаже с видом на улицу, до ствола ближайшей сосны футов десять, при острой необходимости допрыгну, хотя лазание по деревьям не входит в мои специальные способности. Ну, уж спущусь как-нибудь, а вот забраться по стволу без ветвей, да еще прыгнуть ко мне в окно даже хорошо тренированный человек вряд ли сможет.

Лежу я в своей комнате на добротной деревянной кровати с резными набалдашниками по углам, и могу продолжить свой рассказ про что? Про паутину. Сматывают, значит, гномихи эту паутину в клубки и уносят к себе, а потом вплетают паутиновую нить в свои изделия. В моем облачении таких изделий три: шляпа, домотканая рубаха с длинными рукавами и перчатки. Перчатки я обычно ношу в задних карманах брюк, так что злоумышленника, посягнувшего каким-либо колющим или режущим оружием на мою задницу, ждет глубокое разочарование. Что еще у меня с виду простое? Меч? Правильно, меч заточен с обеих сторон моим другом Булкиным (помните про ударение), заточен и заговорен гномьей магией, замагичен, так сказать. Булкин заверил меня, что года два будет мой меч рубить и рыцарские доспехи, и кольчуги. Главное не пытаться его точить на обычном точильном камне и вообще стараться камни не рубить, ибо магическая заточка от ударов и трения о камни сильно слабеет, и станет мой меч самым заурядным. А года через два надо будет наведаться к моему другу в Древние горы, дабы оный меч «подмагитить». Из оружия кроме меча у меня есть метательные лезвия, по пять штук в каждом рукаве куртки. Сделаны под мои руки заточка, ясно дело, магическая того же мастера. Ну и, наконец, в каждом сапожке у меня аккуратно под подкладкой намотана очень крепкая бечевка тридцати футов длиной с крючками-захватами на обоих концах. Это не совсем бечевка, тонкая как спичка, прозрачная, что это за материал даже Булкин не знает. Древний артефакт, без сомнений. А поэтому что? Поэтому не дай бог узнать про мои бечевки рыцарям Ордена. Очень они древними изделиями интересуются, а также их временными владельцами. Из казематов Ордена, говорят, никто из «приглашенных» на допрос не возвращается. Так вот, по этой бечевке я и на стену крепостную заберусь, и через неширокое ущелье переправлюсь, и в колодец спущусь. Беда только: очень эта бечева руки режет. Поэтому мне Булкин и сшил перчатки, мало того, что непробиваемые, так еще и липучие к древней бечеве. Такого друга – дай бог каждому. А такого задания, что мне дал Настоятель – не дай бог никому, но об этом в другой раз.

А сейчас пойду-ка я прогуляюсь по славному городу Зорренту, на зорренток погляжу и себя…, нет, себя я уже показал. Даже больше, чем надо.

Спускаемся на первый этаж, ступени лестницы слегка поскрипывают, если идти посередине. Это хорошо. Пробуем вдоль стены; если идти, прижимаясь к стене – не скрипят, это плохо. В трапезной на первом этаже только один посетитель, судя по одежде – монах-странник, сидит в углу и, не торопясь, попивает пиво, как и час назад, когда я зашел устраиваться на ночлег. Хозяйка, миловидная, лет сорока, перетирает за стойкой пивные кружки.

– Не подскажите, хозяюшка, как мне до рынка добраться?

– А как выйдете, сударь, поверните налево и по этой улице и идите, как раз на рынок и придете. Только там уже торговля сворачивается, время то уже – почти пять часов пополудни.

Дошел я до рынка, большинство лавок уже закрыто, и покупателей совсем мало. Но мне нужен не рынок, а таверна «Заходи». Будем нарываться на приключения. Как учил Наставник: лучшая защита – это нападение. А защищаться уже пора.


Ох, какая девушка идет на встречу. Стройная, довольно высокая, пышные каштановые волосы слегка выбились из под шляпки. Судя по изящному, но недорогому платью – из мелкопоместных дворян, или дочь городского чиновника среднего ранга. А глазки то, глазки! Светло-карие, слегка раскосые, взгляд с прищуром. Быстренько осмотрела меня и пристально взглянула в глаза. Дерзковато для скромной городской барышни.

Диалог 2

– Милая девушка! Не укажите ли путь к соборной площади (Что-то я повторяюсь) одинокому чужеземцу?

– Я не разговариваю на улицах с незнакомцами, сударь!

– Премного извиняюсь за дерзость, о, дева неземной красоты! Но ведь Вы уже заговорили со мной!

– Собор у Вас за спиной, он виден отовсюду. А насчет девы – слишком выспренно! (Сарказм! Это хорошо!)

– Помилуйте, о, несравненная! Вашу прелесть нельзя описать обыденными словами!

– Сударь, оставьте Ваши комплименты и дайте мне пройти! (А взгляд все же слишком жесткий, что-то в ней не так. Может, попробуем знак «Зверинца»? )

Стряхиваю левой рукой несуществующую пылинку с воротника куртки, одновременно делаю тайный знак Монастыря: средним пальцем два раза слегка касаюсь сверху указательного пальца. Ответ? Есть ответ!! Она поправила правой рукой ленту на шляпке. Мизинец зажат в ладонь! Наша! Воистину – тесен мир!)

– Разрешите узнать, сударыня, Ваше рабочее имя?

– Рысь, а Ваше?

– Геп, и в миру тоже. Ваше мирское имя?

– Юна. Вы давно в Зорренте?

– Я пришел сюда только сегодня, Юна. А Вы?

– Достаточно давно. Нам не стоит так долго разговаривать на улице, прощайте!

– Постойте, Юна. Где мне Вас найти?

– Не надо меня искать, Геп. Надо будет – я сама Вас найду.

Монолог 3

Вот так встреча! Мое пребывание в этом городе становиться все интереснее. Рысь! Что мы знаем о рыси? Серьезная кошка без хвоста. Причем здесь хвост! Рысь отлично лазает по деревьям. Вот! Значит Юна должна уметь отлично лазать по вертикальным поверхностям! Полезное умение. А что еще? А не знаю! Чтобы это узнать, надо увидеть ее в деле. О некоторых наших древних способностях мы, выпускники Монастыря, неожиданно для себя узнаем в очень жестких ситуациях. Главное – успеть ими воспользоваться. Был у меня такой случай. Успел, но об этом потом.

Надо все-таки зайти в «Заходи!». Вот она, эта таверна. На вывеске – приглашающая рука с указующим перстом, оригинально! Заходим. Зал наполовину заполнен посетителями, народ с виду довольно приличный. О, и тут этот монах сидит в углу и пьет пиво. Интересно, он это пиво из гостиницы сюда принес или здесь заказал? В такие совпадения я не верю, подсяду к монаху.

Диалог 3

– Вы не против, святой отец, если я составлю Вам компанию?

– Отнюдь нет, сын мой. Ибо общение с паствой даже в минуты редкие досуга есть непреходящая обязанность слуг церкви. (Гладко излагаем)

– Эй, красавица, принеси мне кружку пива и еще одну слуге божьему! Да, и поесть чего-нибудь мясного! (Нешто я травоядный?)

– Бог возблагодарит тебя за щедрость твою, сын мой!

– Дозвольте узнать Ваше имя, почтенный отец.

– Имя мое не разъяснит тебе сути моей, мирянин.

О, как! Отец предпочитает странствовать инкогнито. Комплекция у него основательная, видно, способен слуга Господа отстоять свое право не называть имени.

– Ну, а я представлюсь: зовут меня Геп.

– Странное имя, сын мой. Видимо в далекой стороне окрестили тебя столь коротким именем. Надеюсь, ты – крещеный?

– Крещеный я, отец, крещеный. А сторона та действительно далекая. Утоли мое праздное любопытство, святой отец: ты во всех питейных заведениях пьешь пиво одновременно или по очереди?

– Любопытство есть порок, а вездесущ Господь единый!

– Сие суть истина непререкаемая. Трудно мне вести беседу, отец, с человеком, в ком предельная ученость сравнима лишь с его непоколебимой скрытностью. Приоткрой же мне завесу тайны своей, отец. Ведь не случайно я дважды встретил тебя сегодня?

– Не случайно, Геп. Я послан Храмом оказывать тебе потребное содействие во исполнение миссии твоей.

– А известна ли тебе, отец, суть миссии моей?

– Настоятель Храма мудр и не отягощает разум сынов своих ненужными им до поры знаниями. Ведомо мне, что дело твое зело Храму любо. А посему опыт мой, знания и владение посохом послужат успешному свершению поручения, данного тебе Храмом.

Ну что ж, неплохо иметь такого союзника: и сам отец, судя по всему, мужик тертый, и посох у него внушительный – дубовый, футов шесть длиной, наконечник внизу бронзовый и вершит сей посох массивный бронзовый же шар. А вот и жаркое принесли!

– Я глубоко благодарен Храму и тебе, отец, за радение обо мне. Лишь одно тревожит меня – суть моего дела и моя собственная натура вынуждают меня работать в одиночку, я привык сам решать свои проблемы.

– Проблема эта не твоя, сын мой, а наша общая. А докучать своим присутствием я тебе не буду, Геп. Мне тоже одиночество не в тягость. Знай просто, что я где-то рядом.

Монолог 4

Поел я плотно, можно теперь и пива попить, не торопясь. Хорошее тут пиво подают, густое, пенистое. В таверне появились новые лица. Стоп, одно лицо не совсем новое: это же крепыш, пассивный участник гостеприимной утренней встречи меня, любимого. Носик нам уже заклеили, выглядим мы вполне живенько, даже пиво себе заказали. Вот увидел меня, молодец, виду не подал, что мы в какой-то степени знакомы. Ну, значит, и я не буду афишировать наше шапочное знакомство.

– Красавица, возьми с меня за два, нет за три пива. Прощайте пока, святой отец!

Выходим на улицу, уже стемнело. Однако фонарное хозяйство на улицах Зоррента находиться под должным присмотром. По крайней мере на центральных улицах. Пойдем проверим, как обстоит дело в переулках. Надеюсь, мои незнакомые недруги не остановятся в своих устремлениях проверить мои способности. Темные ночные переулки самая милая для этого обстановка.

В переулках фонарей естественно нет. Кое-где тусклый свет пробивается через щели в ставнях окон. Месяц со звездами светят старательно. Так что кромешной тьмы нам опасаться не стоит. Точнее не нам, а им. Я то в темноте вижу вполне прилично, спасибо древним предкам.

Ага, кто-то за мной идет, стараясь делать это бесшумно. Судя по звукам их двое, один потяжелее. Неужели крепыш решил потребовать реванша! Ладно, продолжаю движение, ничего не вижу, ничего не слышу. Теперь еще шорох спереди за углом слева, а вот и справа тоже. В этот раз ребята подготовились серьезно, мое тщеславие приятно замурлыкало. Начинается: из-за углов слева и справа вышло по солидной фигуре, оба правши, в руках – дубинки. Полная боевая готовность! Двое сзади приближаются. Пятнадцать футов, двенадцать, десять… пора!

Забегаем на левую стену (я хоть и не рысь, но два-три шага по вертикальной стене пробегаю), отталкиваемся (шляпу держим в руке), переворачиваемся ногами вперед, бьем левого верзилу двумя пятками в лоб, приземляемся – кувырок вправо, прыгаем на правую стену, отталкиваемся и бьем правого в скулу, переворачиваемся лицом к задним; оба в замахе дубинками. Уходим под левого, локтем под ребра, парень валится на бок. Начинаем убегать, надеваем шляпу, крепыш догоняет. А вот теперь – самое интересное: – 2 секунды, оглядываюсь: крепыш заносит дубину, возвращаюсь, ну, шляпа, не подведи! Удар, вырубаюсь…

Монолог 5

Навалились, скрутили, обыскали, поволокли, забросили на какую-то повозку и повезли. Повозили по городу (все время по брусчатке), я даже слегка вздремнул, пока была такая возможность. Остановились, стащили меня с повозки, опять поволокли. Втащили в какое-то помещение, теперь вниз по лестнице, скрип двери, кидают на пол, опять скрип, щелчок замка. Все: я в темнице сырой.

Ну, что, ребята поработали неплохо, молча, даже не чертыхались, когда таскали меня туда-сюда. Кто-то их хорошо проинструктировал. Пока никого нет, надо осмотреться. Приоткрываю глаза: темновато даже для меня. Чуть видна светлая полоска под дверью. Больше свет ниоткуда не пробивается, но нам хватит и полоски. Помещение мне выделено, прямо скажем, небольшое: футов семь-восемь в длину, да и в ширину не больше. С высотой пока неясно, но чувствую – сильно не распрыгаешься. Окошка никакого не наблюдается, оно и понятно: а вдруг просочусь легким облачком на волю. Нет, просачиваться я не умею. А жаль, утек бы сейчас под дверь, и все дела. Так, что у нас с путами: скрутили грамотно, лежу на боку, могу мигать и слегка крутить головой. Хотя это все не страшно, освобождаться от пут нас учили хорошо: не распутаешься к обеду – останешься голодным до ужина и так далее. Работаем кистями, ослабляем затяжку, ага – пошла, милая, пошла. На этом пока и остановимся, кровоснабжение восстановлено, а свои таланты нам так сразу раскрывать не следует. Главное – руки теперь я могу освободить быстро, а остальное – еще быстрее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное