Влад Поляков.

Кодекс крови: Кодекс крови. Грани реальности. Тени кукловодов (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Душевно ты его стукнул, – покачал головой Клим. – Опять своими каменными шариками балуешься?

– Я не балуясь, я применяю их в ситуациях, требующих незаметного и бесшумного удара в условиях города, – сразу же последовал ответ. Привычка у нас давняя, подкалывать друг друга по таким мелочам, ничего не поделаешь. – Ничего, скоро он очнется, не пройдет и нескольких минут. Так что давай работать… Ты введешь его в транс и будешь поддерживать в этом состоянии, ну а я покопаюсь в мозгах.

Ясное дело, что он не возражал, ведь я брал на себя наиболее сложную часть – собственно извлечение информации. Ну а мне нужно было сосредоточиться для достаточно ювелирной работы – извлечь нужную информацию из разума, а вдобавок убрать воспоминания о том, что с ним произошло на обратном пути в гостиницу.

Время приступать к процедуре? Точно, пора, уже чувствовалось влияние Клима, довольно грубовато, но всё ж эффективно впечатавшего «пациента» в состояние глубокого транса. Проникая невидимым ментальным скальпелем в чужой мозг, я в очередной раз подивился сложнейшему устройству разума человеческого. Но удивление удивлением, а дело прежде всего. Мусор, мусор, а это непременно надо запомнить… Чтоб их всех разорвало на тридцать три с половиной куска, да по всем углам мира разметало! Эмоции, понимаю, но уж слишком неприятно. Убираем из разума кое-какие воспоминания, добавляем новые, ложные. Готово, можно давать ему хорошего пинка под то место, откуда ноги произрастают. Пусть летит бодрым шагом и докладывает князю о выполненном поручении, а заодно и передает доверенные ему сведения.

Я же пока присяду на какой-то деревянный обрубок, отдохну малость от жутко утомительной работы. Раскопки, ведущиеся в чужих мозгах, не в пример более утомительны, нежели труд обычного землекопа, честно вам говорю.

– Идёт себе и даже ни о чём не подозревает, – ухмыльнулся утроившийся поблизости Клим, глядя на удаляющийся от нас силуэт. – Ну да бес с ним, ты лучше расскажи, удалось ли что интересное узнать?

– Удалось. Ещё как удалось, будь оно всё проклято! Мы действительно влезли в очень серьёзную игру, предупреждения этого странного графа Черепанова оказались вполне обоснованными. Помнишь того невзрачного человечка, который встречал Мереяславского со товарищи прямо у перрона? Ну так вот, именно он настоятельно рекомендовал князю не отказываться от той помощи, что могут предоставить стоящие за ним люди.

– Кто именно?

– «Пациент» об этом не имел ни малейшего представления. Разговор был лишь для ушей его поганого сиятельства. Зато встреча в храме заслуживает отдельного внимания, поскольку «святым отцам» приказали, заметь, именно ПРИКАЗАЛИ оказать полное содействие.

– Приказывать церковным чинам… – хмыкнул Клим. – Это, извини, нужно обладать очень большой властью, причем даже не светской, а именно духовной. Ну не из Синода же местные наши недоброжелатели, никак не сходится такая картина с реальностью.

– Тайная власть порой действеннее видимой, ты и сам это знаешь.

Получается, что вовсе не один Синод способен приказать оказывать всяческое содействие. А рычаги воздействия у отцов церкви мощные, нам будет кисловато от такого поворота событий.

– Ага, Крестовый поход на нас объявят! Стилет, да сто лет мы им не нужны, невелики персоны для них четыре офицера охранки.

– Мы для них действительно мелкая сошка, а вот если вместо нас подставить фигуру Черепанова, то… – сделав небольшую паузу, я продолжил: – Он может показаться, да и является на самом деле, гораздо более заманчивой дичью. Но вернемся к тому, что курьер несёт в своей голове для князя Мереяславского. По сути это имена всей нашей четверки, краткие, но исчерпывающие характеристики и некоторые весьма полезные сведения. В основном выходы на тех местных жителей, кто без особых проблем может быть использован в качестве наёмников. Иначе говоря, ему дан полный карт-бланш на наше физическое устранение, а заодно и поддержка обещана, как финансовая, так и прочая.

– Сильно размахнулись! Но сегодняшнее покушения явно не имеет к князю и его людям ни малейшего отношения, да и убийство Фёдора также. Похоже, нас решили обгладывать сразу с двух сторон.

– А мы как тот заморский зверь дикобраз, мало пригодны для потребления. Морды исколют да настроение испортят, не более того. Вот что, двинемся мы с тобой сейчас ближе к гостинице, где наши враги из столицы остановиться изволили. Там и Ханну обнаружим вместе с Висельником, да и кроме того, есть у меня пара задумок. Но! Лучше будет их обсудить со всеми, а там и решим.

Глава 7

Найти Ханну не составило особого труда. Скорее даже наоборот, он сам нашёл нас, появившись как чертик из табакерки ещё на подходах к гостинице. Вид у него был, не скажу что обеспокоенный, но все же малость более эмоциональный, нежели в обычные дни:

– Висельник уже здесь, хотя ругался он долго и затейливо. Что там у вас приключилось?

– Ситуация перегрелась и начала дымиться, – ответил я, неопределенно покрутив пальцами. – Нас совсем недавно пытались прикончить. Фёдора, одного из агентов, всё-таки удалили из мира с помощью ножа в спине, да и вообще мир переворачивается с ног на голову и обратно неведомое число раз. Пошли туда, где Висельник, тогда я уж и расскажу в подробностях, а то повторять одно и то же два раза меня не слишком радует.

– Нет проблем, он тут, совсем рядом, дымит сигарой как паровоз и ругается на весь белый свет.

Это нормально. Раз ругается, значит жив и относительно здоров. Кстати, Ханна вполне грамотно обставил гостиницу нашими агентами, так что оттуда даже мышь незамеченной не проскочит. Зато теперь мы могли ничуть не беспокоиться, а к тому же и не особо скрывать свое присутствие. Почему? Тут как раз довольно просто, ведь о нас теперь знают, мы о них знаем… Все знают пусть не всё, но многое, следовательно, не стоит играть в шпионов сверх необходимого. До поры до времени.

Так что Висельник расположился прямо в вестибюле гостиницы, нимало того не скрывая. Завидев нас, он приветственно взмахнул здоровой рукой, приглашая подойти поближе. Кто бы спорил, но уж точно не я!

– Как рука? – спросил я. – Заживает помаленьку?

– Болит, зараза, спасу нет. Но заживает. А эти красавцы так и сидят в своих апартаментах, до сей поры не высовывались.

– Пусть пока сидят, нам оно и на руку. Вы лучше слушайте меня и повнимательнее, – последние слова предназначались по большей части Ханне и тому же Висельнику. – Сейчас я вас удивлять буду.

Удивить получилось, и весьма неплохо. Неплохо в смысле эффекта от рассказа, а вовсе не хорошего содержания оного. Ханна застыл на диване по стойке смирно, аки памятник нерукотворный, Висельник позабыл про свою сигару, которая не замедлила этим воспользоваться и самым коварным образом потухла.

– Дела-а… – протянул Ханна. – Не было хлопот, так купила бабка порося.

– А поросёночек бешеный оказался, – ехидно добавил Висельник, после чего попытался затянуться погасшей сигарой. – Двенадцати апостолам её за шиворот засунуть, ну почему она постоянно гаснет!? И всё же, что делать теперь предлагаешь?

– Удивили нас, теперь будем удивлять их. Поясню. Совершенно ясно, что в самом скором времени наёмный бретер князя вынудит меня вызвать его на дуэль, нанеся тяжёлое оскорбление при свидетелях. Я решил ударить на опережение и целью будут не пешки Мереяславского, а его собственная сиятельная персона. Он не стар, лет сорок с небольшим, а значит, будет на поединке будет выглядеть вполне комильфо.

– Ты решил сам вызвать его на дуэль?

– Да чур меня, Клим, как ты такое мог подумать! – вскрикнул я с наигранным негодованием. – Я просто сыграю с ним в ту же игру, которую он решил испытать на моей шкуре. При нескольких свидетелях смешаю его с грязью, причем всё сказанное мной будет правдой от первого до последнего слова. Не зря же я вывернул наизнанку мозги того бедолаги, что попался сегодня под наши с тобой руки загребущие. Согласен, он может и отказаться дуэлировать, но тогда все его последующие действия будут скомпрометированы ещё до самого их начала.

Клим лишь кивнул, соглашаясь с моими рассуждениями, а вот Висельник проворчал:

– Не спровоцируешь ли ты убийством князя совсем уж непредсказуемые действия тех, кто решил использовать его как марионетку? Реакция людей на быстро и не в их пользу изменившиеся обстоятельства может быть очень разнообразной, это мы уже не один раз наблюдали.

– А будет ли ситуация ещё более неприятной? Нас и так стремятся уничтожить самым наглым образом. Ничего не теряя, мы в то же время можем постараться обратить обстановку в свою пользу. Уверен, что Мереяславский не захочет умирать на поединке, не для того он здесь объявился. Придется предложить ему кое-какую альтернативу… Впрочем, это пока исключительно теория, посмотрим, как пройдет практика. Где там изволит прохлаждаться его столичное сиятельство?

– Он занял всё правое крыло второго этажа, – холодно процедил Ханна. – Посчитал, что меньшая площадь апартаментов недостойна его титула, чем доставил множество хлопот как обслуге гостиницы, так и некоторым постояльцам, коих спешно попросили сменить занимаемые номера.

Ф-фу! До чего же мелко и неприлично ведет себя сей визитер из стольного града. Чего он хочет этим добиться? Если повысить уровень безопасности, так сие просто смеху подобно – коли нужно, всё равно достанем. Нам было бы даже легче, поскольку под ногами не путались бы абсолютно посторонние люди. Возможно, он просто кичится древностью и знатностью своего рода, но подобные поступки вовсе не свидетельствуют об аристократизме человека, их совершающего. Напротив, уровень уважения к нему стремительно падает вниз, словно барометр перед бурей.

Тем лучше, тем лучше… Значит, меня точно не будут терзать и тени сомнений относительно того, что я планирую сотворить с князем. Однако ради полноты картины замечу, что они и раньше меня особо не трогали.

– О чём задумался, Стилет? – прервал ход мыслей весёлый возглас Клима. – Да можешь не отвечать, я и так догадываюсь. О пакостности душ человеческих, от которой не избавлен никто, даже титулованная аристократия. Не бери в голову, просто среди дворянства эта болезнь духа распространена на порядок меньше, только и всего.

– Да и сына его вспомни, тот ещё выродок оказался, – подхватил Висельник в присущих ему мрачных тонах. – Правильно гласит народная поговорка, что яблоко от яблони далеко не укатывается. Просто в Мереяславском-младшем эта гадость оказалась доступна и проявилась ну очень наглядным образом. А князь-отец… Нет, не хочу загадывать, лучше всего взглянуть на него воочию.

– Поглядим, как же без того. Но сначала я должен задать портье один маленький, но могущий оказаться немаловажным вопрос.

Висельник лишь взглянул на меня, как на человека, который явно занимается какой-то чушью, но всё-таки промолчал. Хорошо хоть так… А ведь должен был привыкнуть, что порой мысль может идти совершенно немыслимыми зигзагами, но в результате приводить к нужному результату. Вот и сейчас предстоящий разговор с Мереяславским требовал некоего завершающего штриха, долженствующего придать ещё большую убедительность и достоверность. Заодно и оградим себя от вполне вероятных обвинений в порочащих честь мундира поступках.

– Любезный, подойди сюда, – обратился я к портье, тут же поспешившему исполнить пожелание. – Среди тех, кого переселяли в связи с пожеланиями князя, были дворяне?

– А как же-с, – изогнулся тот в поклоне. – Были. Особенно один офицер, капитан. Они очень сильно ругаться изволили-с…

– Надеюсь, что он еще не съехал?

– Нет ещё. Здесь, мы ему более просторный номер предоставили, но все равно его благородие оскорбился. Чуть было меня с лестницы не спустил.

– Скажи спасибо, что не пристрелил. Я бы точно не удержался. Сначала твою холуйскую персону, а потом и этого сиятельного наглеца. Шучу, шутки у меня такие, – добавил я, увидев в глазах прислуги накатившую волну панического страха. – Быстро беги за капитаном и доложи, что его незамедлительно желает видеть ротмистр Градов из Отдельного корпуса жандармов. По личному, но интересному для обеих сторон вопросу. Ты ещё здесь?

Уже нет… Как говорится, от цокота копыт пыль по полю летит. Вместо копыт сапоги гармошкой, вместо поля роскошный вестибюль центральной гостиницы города, но вот пришла на память поговорка и всё тут. Зато какой неподдельный энтузиазм проснулся у этого холёного типчика, стоило ему лишь чуточку пригрозить. А ведь в каждой шутке есть определенная доля правды. Естественно, на месте капитана я не стал бы тратить пулю на такое пустое место, как прислуга – спуск с лестницы от удара сапога под зад для подобных индивидуумов наилучшее наказание за наглость. Но вот их княжеское сиятельство – совсем другое дело.

Клим и Висельник откровенно наслаждались неожиданным спектаклем, ну а Ханна уловил суть раньше остальных:

– Собираешься использовать этого капитана для того, чтобы он засвидетельствовал происходящее как соответствующее офицерскому кодексу чести?

– Само собой разумеется, – усмехнулся я в ответ. – Мне, собственно, абсолютно безразлична фигура свидетеля, только бы он не принадлежал к «охранке», да был благородного происхождения. Ну а тут случай уж слишком удачный: офицер, вспыльчивого нрава, да ещё обозленный именно на Мереяславского. Грех не использовать представившуюся возможность. А вот и он, кстати. Колоритный персонаж.

– Эт точно…

Факт. Капитан от инфантерии, широкоплечий шкаф с ростом, приближающимся к двум метрам, усы как у мартовского кота. И в глазах озверение на всю окружающую реальность.

– Ну и кому я понадобился в вашей «охранке»! – заревел он голосом встревоженного мамонта. – Благонадёжность мою проверять вздумали? Так я вам сейчас её устрою, навек запомните!

– Успокойтесь, капитан. И не орите так громко, уши от ваших воплей болят, – тональность моего голоса сейчас напоминала арктическую стужу. – Лично до вас нет никакого дела ни мне лично, ни тем более той организации, что я представляю. Зато очень меня интересует князь Мереяславский, и что-то мне подсказывает насчёт твоей прямой заинтересованности в этом вопросе.

– Это ещё кто такой? – опешил капитан. – Первый раз такую фамилию слышу.

– Да ну? Впрочем, может быть, ты и не поинтересовался фамилией того сиятельного хама, из-за которого тебя выставили из номера, словно ненужный хлам. Так вот, его фамилия именно Мереяславский.

Ого! Глаза загорелись адским пламенем, грудь колесом… Эмоциональный, очень быстро впадающий в неконтролируемую ярость субъект. Как раз то, что мне и требуется. Представь сейчас пред его взором князя, да вложи в руку кинжал или пистолет, и всё, можете давать в газеты объявления о безвременной кончине представителя одного из древних княжеских родов. Однако мне не требуется именно такого развития событий… Тоньше надо действовать, изящнее. А для начала чуточку успокоим капитана, он, бедняга, от избытка эмоций аж дар речи потерял.

– Меньше чувств и больше дела. Капитан, я не для того вам об этом говорю, чтобы расстроить или тем паче оскорбить. Нет, вы мне нужны для того, чтобы помочь в одной маленькой, но очень веселой затее, в результате которой Мереяславскому будет не просто плохо, а очень плохо. Согласны принять участие?

– Конечно, – гаркнул вновь обретший голос капитан. – Но… Никаких ваших жандармских штучек, что могут оказаться… далекими от чести мундира.

– Порой бывает вредно слушать тех разгильдяев, что не имеют о нашей службе ни малейшего представления, зато стремятся всячески оболгать и сделать нашу работу ещё более трудной, – скривился я. – Хотя и кровь и грязь присутствуют в больших количествах, гораздо больше, чем на войне. Там, знаешь ли, всё чище и честнее. Но оставим пока это. Сейчас мне нужно присутствие при разговоре с князем Мереяславским постороннего, не имеющего отношения к «охранке» офицера. Будете свидетелем того, что всё происходило согласно принятым правилам. Так оно и окажется, но вот обвинения в недостойном поведении вполне могут последовать, клевета тоже бывает мощным оружием.

– Довольно философии, Стилет, – прервал меня Ханна. – Невежливо заставлять ждать друзей, и совсем уж не стоит поступать так с врагами. Враг ждет нас…

* * *

Ханна был абсолютно прав. Выбирая себе врагов, нужно относиться к ним если и не с уважением, то все же заметно выделять их на общем фоне. Кем бы мы были без наших врагов, что служило бы побудительным мотивом для движения вперёд?

Идти наносить визит князю всей честной компанией было бы слишком большой честью, да и кроме того, кто-то должен быть остаться на случай, если потребуется срочное вмешательство. Например, появится какой-нибудь агент с важными сведениями, а мы все несколько заняты. Оно нам надо? К тому же Висельник всё равно мало пригоден для особо сильных нагрузок, ну а в компанию ему Клима оставили. Для содержательной «беседы» достаточно и меня с Ханной, ну и капитан в качестве свидетеля со стороны. Почему именно Ханна? Висельник не слишком хорошо себя чувствует, а Клим может порой быть излишне эмоционален. Иногда это на пользу, но в предстоящем разговоре толку с этого ровно ноль, более того, немного повредить может.

Вот и второй этаж, его правое крыло, где изволил поселиться князь со всем возможным комфортом. О, да тут ещё нечто вроде привратника имеется? Прелестно… Непроизвольно вырвавшееся весёлое фырканье ничего не говорило не знакомым со мной людям, но вот Ханна изволил малость загрустить. Уж он знал меня очень давно и великолепно представлял, что подобные симптомы свидетельствуют о крайнем обострении и так свойственного мне цинизма вкупе с черным юмором.

– Что вам надо? – с непередаваемым апломбом особо приближенного холуя прозвучал вопрос.

– Ротмистр Градов к князю Мереяславскому. По личному, но очень важному вопросу.

– Не назначено… Я передам князю, а вы зайдите через часок-другой. Князь несомненно захочет с вами побеседовать.

Сказанные слова сопровождались гаденькой усмешкой и нехорошим блеском хитро прищуренных глазок. Однозначно, фамилия моя ему знакома, слышал от своего хозяина, тут и гадать не приходится. А вот с остальным интересно получается, очень интересно.

Пакостная усмешка и блеск глаз, также не отличающийся приятностью. Первый фактор ещё можно объяснить природными особенностями доверенного лица высокопоставленной персоны, привыкшей к практически полной безнаказанности. Хотя тут тоже за уши притянуто. А вот блестящие глазки были не в пример более подозрительны… Знакомый блеск, так смотрят тогда, когда знают о готовящейся пакости и радуются. Чему? Тому, что жертва и понятия ни о чём не имеет. Знаем, проходили, далеко не единожды. А значит что? Правильно, надо в корне пресекать подобные попытки устроить бяку мне и моим друзьям.

Да и хамство, оно тоже, знаете ли, не настраивает на благодушный лад. Придётся лечить… Короткий тычок двумя пальцами в солнечное сплетение заставил погаснуть улыбочку на физиономии княжеского холуя. Он только и смог, что жалобно всхлипнуть и попытался было принять эмбриональную позу. «Помог» ему избежать этого невозмутимый Ханна, ухвативший бедолагу за достаточно длинные волосы со словами:

– Хамство вредит здоровью и плохо отражается на душе. Тебя чему в школе в детстве учили?

Увы, но ответа так и не последовало. Поняв, что оратор из этой ошибки мироздания заведомо никудышный, мой друг слегка добавил ему ребром ладони по шее, обеспечив не слишком здоровый, но крепкий сон на парочку часов.

– Ханна, ты всё же поспешил, – мягко упрекнул я его. – Бесчувственное тело никак не способно послужить проводником. К тому же в благородных домах принято, чтобы о визите докладывали слуги, специально для этого и предназначенные. А слуга он вот, валяется на полу и ни на что пока не пригоден.

– Не ворчи, Стилет, отсюда слышно, где находится этот твой Мереяславский. Нам и проводник не нужен, дверью точно не ошибемся…

– Красивей надо действовать, красивей. Это Климу простительно, он у нас любит уповать на мощь, ну а тебе к лицу более тонкие методы.

– Так это смотря для кого. Невелика персона Мереяславский, единственное достоинство – титул. Посмотрим, как ты будешь его под хохлому расписывать.

Под этот полностью безумный для посторонних людей диалог мы и двигались вперед по направлению к комнате, где находился князь. Чуть позади плелся капитан, у которого от присутствия при таком разговоре значительно поубавилось излишнего гонора. Ничего, то ли ещё будет.

Дверь… Как говорил один глуповатый комедийный персонаж, она прилагательное, поскольку к месту своему приложена. Надобно исправить. Знаю я двери в этой гостинице, сталкивался уже по долгу службы. Их можно хитрым образом пнуть и они откроются, невзирая на заложенный изнутри засов. Хотя… Открыто. Ну-ну, судари мои! Беспечность во все времена была наказуема самым жестоким образом, не стоит и сейчас нарушать сию почтенную традицию. Неплохо было бы ещё малость послушать, о чем там беседовать изволят, но увы, не судьба. Капитан не поймет, а он мне сейчас нужен. Придётся ограничиться неожиданным появлением, что и само по себе весьма неплохо и позволяет начинать разговор в нужном ключе.

Хороший пинок подкованным сапогом, и дверь с жалобным стуком распахивается, открывая вид на собравшуюся там группу людей во главе с самим князем. Силы небесные и подземные! Ну откуда же вас тут столько образовалось? Семь штук, то есть экземпляров, и вид удивленный, словно у сусликов, которым в норку бросили небольшую бомбочку и остались бедолаги одновременно без дома и с расстроенными нервами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22