Влад Малышев.

Цивилизация



скачать книгу бесплатно

Предисловие автора

Когда Тот предлагал мне устроиться к нему на работу в качестве писца, он сразу же предупредил, что я должен буду составлять два варианта рукописи. Один – официальный, так сказать, для потомков, а другой – правдивый, лично для него.

Поскольку мифологическая версия царствования древнеегипетских богов общеизвестна, я не намерен утруждать читателя излишней информацией и позволю себе опустить эту часть манускрипта. И потом, должен признаться честно, некоторые сцены были описаны мной в придворной летописи столь неправдоподобно, что я до сих пор удивляюсь, как в них мог хоть кто-то поверить. Таким образом, я представляю на ваш суд совершенно подлинный рассказ о происшествиях многотысячелетней давности, кои до сих пор считаются воистину легендарными.

Тому же, кто станет хулить это писание, да будет бог Тот врагом!

Книга познания творений Ра

Будь писцом, утверди это в сердце своем.


Глава I

Мое, надо сказать, совершенно незапланированное участие в событиях, положивших отсчет современной цивилизации, началось, как это ни странно, в наши дни. Я сидел за столиком уличного кафе и уныло доедал хот-дог, запивая его «Мириндой» из банки. Настроение в тот июльский вечер у меня было поганое. Передо мной лежала потрепанная рукопись, которую в очередной раз не приняли в очередном издательстве. Я лениво перелистывал страницы и косился на воробья, который расхаживал неподалеку, надеясь поживиться крошками, отвалившимися от хотдоговской булочки. Наконец пернатому голодранцу наскучило ждать, он вспорхнул с тротуара, уселся на стол и бесстрашно двинулся к остаткам моего ужина. Бывают же такие наглые птахи!

Однако я не предпринимал никаких попыток противостоять дурно воспитанной птице. «А пропади оно все пропадом…» – мрачно подумал я.

Эта незамысловатая мысль по-прежнему протекала в моей понуро опущенной голове, когда я почувствовал, что, помимо воробья, поблизости возник еще кто-то. Рядом со мной появился незнакомец в дорогом черном костюме с золотыми пуговицами. «Именно с золотыми!» – почему-то сразу решил я. Как выяснилось впоследствии, я был абсолютно прав.

Внешность этой странной личности с первого взгляда показалась мне довольно симпатичной. Это был скорее восточный тип – смуглолицый, с раскосыми темно-карими глазами. Волнистые черные волосы ниспадали до самых плеч. Губы и нос были тонкими, аккуратно выструганными.

Изобразив на лице довольно-таки ехидную улыбочку, этот субъект уселся за мой столик, согнав тем самым воробья, который уже считал меня своим полноправным приятелем. Пока я размышлял, стоит ли радоваться тому, что пернатый ворюга улетел или, наоборот, обидеться на непрошеного гостя, тот успел заговорить.

– Что, не печатают? – насмешливым тоном спросил он.

– Вам-то какое дело? – огрызнулся я.

Странно, но тогда меня даже не заинтересовало, откуда он мог быть в курсе моих проблем.

Да, похоже, что в тот период своей жизни я был жутко апатичным.

– По-моему, ты совсем сник, парень. Да и есть вроде бы все еще хочешь. Может, зайдем в ресторан, там и пообщаемся.

Я наделил его сумрачным прищуром.

– Чего вы хотите? Мы ведь с вами не знакомы.

– Это ты со мной не знаком.

Он пристально огляделся по сторонам, как будто бы за ним следили.

– Так что, идешь? – загадочный собеседник поднялся. – И не бойся, я не ем непризнанных писателей, – его губы растянулись в самую язвительную из улыбок, которую мне когда-либо доводилось видеть.

– Ничего я не боюсь, – воинственно заявил я.

– Тогда пошли, – он буквально выпрыгнул на тротуар и со скоростью метеора начал удаляться от моего столика.

«С чего это он так уверен, что я понесусь за ним?» – про себя проворчал я. Далее у меня мелькнула мысль сбежать. Не то чтобы я боялся… Точнее сказать, я как раз боялся, но вовсе не этого таинственного господина, а того, что у меня, кажется, происходит помутнение разума, поскольку, чем дольше я смотрел на творящееся со мной со стороны, тем менее реалистичным оно выглядело. Святая простота! Знал бы я тогда, какие приключения мне предстоят, так вообще упал бы в обморок и лежал дня два или три, даже не вставая с целью перекусить.

А обладатель костюма с золотыми пуговицами уже маячил у широко распахнутой двери ресторана и ожесточенно жестикулировал руками, призывая меня присоединиться к нему. «Ну, по крайней мере, я вроде бы не единственный, у кого не в порядке с головой», – с облегчением рассудил я и медленно поплелся навстречу своей судьбе.

– Есть такая пословица: «Умного судьба ведет, а дурака – тащит», – эту фразу незнакомец произнес, затаскивая меня внутрь заведения, для чего ему пришлось цепко ухватиться за мой локоть.

Я заподозрил, что он читает мои мысли.

– Да не читаю я, не читаю… так только – просматриваю, – махнул он рукой.

Если бы длинноволосый экстрасенс не подставил мне стул, я бы оказался на полу.

Когда я вернулся в действительность, он тоном царствующего монарха повелевал гарсону, чего мы изволим покушать. Бедняга внимал ему так, словно перед ним сидела тень короля Лира собственной персоной.

– Я не представился, – провожая напутственным взглядом официанта, сообщил мой сосед по столику. – Меня зовут Тахути… или Тот. Кажется, у вас принят именно этот вариант произношения моего имени[1]1
  Употребляемые в наши дни имена древнеегипетских богов, как правило, коптского или же греческого происхождения. Тахути, египестк. (Тот, коптск.) – в Додинастическую эпоху – божество Луны. В Раннединастический период он приобретает функции покровителя письма, а в эпоху Нового царства становится также божеством магии.


[Закрыть]
. Я – бог, слышал, наверное…

– Очень приятно, бог, – весело ответил я. А что мне еще оставалось? Не падать же, в самом деле, в обморок.

Короче говоря, я не стал спорить. Причин у меня, в принципе, было несколько. Во-первых, мне уже давно все осточертело, во-вторых, спорить с сумасшедшими, как известно, бесполезно, а в-третьих, я решил: «если он правда бог, то лучше не выпендриваться, вдруг парень не шутит».

– Я появился здесь для того, чтобы предложить тебе работу, – Тахути разложил на коленях салфетку.

Судя по всему, он не был новичком в посещении дорогих ресторанов.

– Какую работу? – машинально выпалил я.

– По специальности.

– Вам нужны экономисты? Что, состояние экономики Египта столь плачевное?

– Египта? – мне показалось, что бог письменности даже растерялся, но затем лицо его озарилось осознанной улыбкой. – Страну, которую ты так именуешь, в моем времени зовут Та Кемет, что в переводе с языка богов означает Черная Земля[2]2
  Такое наименование Древний Египет получил благодаря темному цвету почвы Нильской долины.


[Закрыть]
.

– Работа хоть постоянная или так? – осведомился я.

– Ну… – Тахути немного наморщил лоб, – думаю, на пару тысяч лет как минимум. Но мне совсем ни к чему… эти… как их там… экономисты, – добавил он.

– Знаете, в ближайшие две тысячи лет я свободен, как раз дальше у меня все забито, – хмыкнул я. – Считайте, что вам повезло. А что ж я должен делать, если не заниматься становлением вашей экономики?

– Мне, понимаешь, позарез необходим писец Книги Бога, – признался Тахути, – ну, или писатель, по-вашему.

– Писатель? – я не поверил ушам.

Тахути утвердительно кивнул. В это счастливое мгновение нам доставили великолепно пахнущее мясное блюдо дивной конфигурации. Представления не имею, что это было такое, но вкус у него оказался просто потрясающий.

Мы на некоторое время прервали нашу непринужденную беседу, для того чтобы повонзать зубы в это кулинарное чудо.

– Сам посуди, тебя же ничто не держит, – отхлебнув «Мартини», продолжил мой угоститель. – Так что соглашайся. Чего ты?

– Ничто не держит, – эхом отозвался я. После хорошей порции пищи, удачно переправленной в желудок, я почему-то начинаю смотреть на жизнь философски. – А куда же подевался ваш знаменитый Ани? – Внезапно я вспомнил, что согласно многочисленным древним мифам у Тота был писец по имени Ани.

– Какой Ани? – Тахути вскинул брови.

«Нет, все-таки этот чудак – ненастоящий бог, – с долей разочарования заключил я. – Не может же египетский бог не знать, кто у него был писцом». Пришлось мне вкратце пересказать покровителю мудрости подробности его божественной жизни.

– Ах, вот в чем дело, – обрадовано просиял Тахути. – Ну, ты – чудак-человек. Как же я могу знать об Ани, если я его еще не нашел? Я как раз пребываю в поиске и ты – один из кандидатов. Неужели не понял до сих пор?

– Постойте-постойте, что значит, не нашли? Он ведь давно уже умер…

– Ни хрена он не умер, говорю же тебе, я писца себе еще не нашел, – упрямо повторил Тахути.

– Дяденька, объясните тупому, – состроив притворную рожицу, взмолился я.

– А тут и объяснять нечего, – отмахнулся Тахути. – Я же ведь из прошлого, и всему, о чем ты там читал у этого своего Ани, только предстоит свершиться.

– Вот как? Круто закручено, – оценил я.

– На том стоим, – не уловив моей иронии, Тахути надулся от гордости. Нормальный вроде бы мужик, а оказывается – бог. Ну как в такое поверишь?

– Платить-то хорошо будете? – на всякий случай полюбопытствовал я.

– Плата, на мой взгляд, достаточно высока – бессмертие, – не отводя от меня глаз, ответил Тахути.

Я закашлялся, подавившись маслиной, и Тахути пришлось хорошенько шарахнуть меня по спине. Ведь бессмертия-то я пока не обрел.

– Да уж, умеете вы убедить клиента, – прохрипел я.

– Итак, по рукам? – оживился пришелец из прошлого.

– Ой, постойте, что-то у меня голова кругом идет, – честно признался я. – И вообще, все это как-то больше напоминает сделку с дьяволом. Костюмчик-то у вас мрачноват. Небось, вы мне – бессмертие, а я вам за это – душу. Договор кровью будем подписывать?

– Душа… – задумчиво произнес Тахути. На какое-то мгновение он, и правда, сделался похож на бога мудрости. – Это я тебе потом как-нибудь… Сейчас ты все равно не поймешь[3]3
  По представлениям древних египтян у человека не одна, а семь душ. Подробнее об этом будет рассказано в дальнейшем.


[Закрыть]
, – он вяло улыбнулся, и его гримаса показалась мне извиняющейся.

– Вы точно не Люцифер? – мне все-таки хотелось ясности.

– Да с чего ты взял? Неужели я такой страшный? – изумился Тахути.

– Вы, конечно, не страшный, – не стал я возражать против очевидного. – Но и на бога мудрости не очень-то тянете.

– И каким же, по-твоему, должен быть бог мудрости? – в голосе Тахути прозвучал неподдельный интерес, он даже вперед подался, чтобы лучше слышать.

– Каким, каким – мудрым, – назидательно выдал я.

Тахути неудержимо рассмеялся. Глядя на него, я сам невольно начал посмеиваться.

– Ага, значит, я должен с утра до вечера восседать, к примеру там, в позе лотоса и периодически сообщать собравшимся какую-нибудь лабуденную хрень! А вот это видел? – и Тахути сунул мне прямо под нос фигу.

– Вот уж не ожидал от бога, – отстраняясь, буркнул я.

– Слушай, хватит выкаблучиваться, – посерьезнел Тахути. – Ну, кому ты здесь нужен? Эти твои так называемые великие творения – это же, по чести сказать, фигня. Это я тебе авторитетно заявляю, как бог письменности.

– Фигня? – вспыхнул я. – Откуда вы знаете? Рецензию, небось, прочитали?

– Да нет, я их прочитал.

– Ну и зачем же вам тогда такой полный кретин в качестве писца? – продолжал бесноваться я.

Назвать мои произведения фигней! Такое я даже богам не прощаю. Ну ладно бы, писанина, это еще куда ни шло, а то фигня.

– Все-таки один из твоих опусов меня заинтриговал. Я даже удивился, что его не напечатали. У тебя есть один маленький рассказ на историческую тему…

– Всего один рассказ? – глухо переспросил я.

Меня как будто обухом по голове ударили.

– Он тебе удался потому, что ты работал с реальным историческим материалом. Тем не менее, ты внес заметную легкость в изложение довольно-таки скучных событий.

– Ну, спасибо и на этом, – процедил я. – Хоть что-то у меня получилось.

– Ты мне нужен, парень. Не могу тебе объяснить, почему. Многого ты толком не поймешь, да и потом, есть вещи, которые лучше не объяснять. Важно, чтобы человек сам их прочувствовал, протащил сквозь себя, – Тахути проникновенно взглянул мне в глаза.

– Вы меня в краску вгоните, – мне, в самом деле, стало неловко. – Уговариваете, а я все ни в какую. К тому же вы – бог.

– Да нет, это нормально, – не согласился Тахути. – Только дурак никогда не сомневается.

Но я уже купился к тому моменту со всеми, надо признать, потрохами. «Ты мне нужен, парень», – вот что заставило меня сдаться. Ведь никто никогда не говорил мне этих слов. «Неужели где-то есть мир, в котором живут нуждающиеся во мне люди, да что там люди – боги!» – трепетно щебетало мое изболевшееся сердце. «Пойдем туда, пойдем, – стучало оно. – Хуже уже не будет». «Действительно, а что я, болван, еще чешусь? – моя голова как-то неожиданно прояснилась. – В кои-то веки попал в захватывающую историю и ломаюсь. Свинство самое натуральное!»

Я отодвинул в сторону стаканчик из-под десерта.

– Берете с испытательным сроком или как?

– Вообще-то я не намеревался. Но раз ты сам набиваешься, значит, так тому и быть – устроим тебе проверку. Не выдержишь, засуну тебя обратно в твое грешное время, – с этими словами он решительно поднялся из-за стола. – Пора нам, братец, пора.

Мы покинули общепит для толстосумов и направились вниз по бульвару.

– Послушайте, а если вы бог, то зачем вам понадобилось идти со мной в ресторан? – спросил я, чтобы возобновить прерванную беседу. – Боги, как мне кажется, напрочь не нуждаются в пище.

– Много ты знаешь о богах, – гость из страны пирамид поманил меня на другую сторону улицы. – В принципе, я конечно, не нуждаюсь. Но не отказываю себе в маленьких удовольствиях. И потом, ты же был голодный.

Я благодарно посмотрел на своего нового знакомого.

– Кстати, «Мартини» – так себе выпивка, а вот обед – неплохой, – добавил он.

– Еще бы, за такие деньги! – фыркнул я.

Тахути взял меня за запястье.

– Приготовься, сейчас мы отправимся в мир, которым правят боги, – приглушенно произнес он.

Сердце мое сначала замерло, а потом вновь застучало в удвоенном ритме.

– Постойте! – я остановился посреди тротуара.

– Что? Передумал? – Тахути недовольно нахмурился.

– Да нет, я не передумал. Но как же быть с Ани? Ведь всем известно, что писцом бога мудрости был Ани, а вовсе не я. Представляете, что может быть, если я за вами последую? – страшным голосом провещал я.

– Что? – насторожился Тахути.

– Будущее изменится! Разрушится пространственно-временной континуум и тогда Вселенной – крышка.

– Слушай, ну ты тот еще фрукт! – Тахути уже бессовестно ржал, держась за живот. – Вселенная разрушится! Конти… конти… Тьфу ты! Слово какое дурацкое!

– Ничего не дурацкое, – обиделся я.

– Яйца курицу не учат, – отрезал бог. – Уж что там будет со Вселенной – разрушится она или нет, это мне лучше знать.

– Докажите! – потребовал я. Иногда я становлюсь зверски упрямым.

– Вот привязался, – возмутился Тахути. – Хотя… Вот ты и будешь у нас этим самым Ани, если уж на то пошло.

– Как это? – я тупо уставился на бога мудрости.

– У писателей ведь принято брать себе псевдонимы. Чем тебе не псевдоним?

– Вообще-то, неплохой псевдоним, раскрученный.

– Раскрученный? – заинтересовался Тахути.

– Ну, это я вам потом как-нибудь… лет через пятьсот, – надменно ответил я.

– Хм… – физиономия Тахути расплылась в довольной улыбке. – А тебе, парень, палец в рот не клади.

– На том стоим, – заверил я.

Мы снова взялись за руки, словно малыши в детском садике, и сделали шаг вперед. Как показали дальнейшие события, это было отнюдь не поступательное движение. Это был рывок в никуда. Я ощутил внутри себя пугающе непроницаемую пустоту, и меня стал обуревать нечеловеческий ужас. Мне вдруг почудилось, что тьма – живая, она вот-вот проглотит меня, я растворюсь в ней и исчезну. Вездесущего бога мудрости почему-то не было рядом, а может быть, я его просто не видел. Так продолжалось не более минуты, во всяком случае, по моим подсчетам, однако зловещие переживания тех скоротечных мгновений останутся со мной навсегда.

Глава II

Темнота рассеялась, словно обыкновенный туман. Я обнаружил, что стою на земле, едва ли не по колено в песке, а вокруг, куда хватает глаз, простирается пустыня. Жара была градусов сорок. Я торопливо рванул ворот рубахи.

– Тебе только что довелось повстречаться с Вечностью, – услышал я за спиной знакомый голос.

Обернувшись, я обомлел. Передо мной стояло истинное божество, которое лишь при внимательном рассмотрении можно было принять за того, кто совсем недавно завербовал меня на работу в качестве писца.

Горячий сухой ветер, дующий с востока, развевал блистающий темно-синий плащ с золотой подкладкой, накинутый на плечи горделивого небожителя. Его тело облегало длинное одеяние под тон плаща, которое больше всего напоминало расширяющееся книзу платье; оно было перепоясано широким блестящим поясом, что был завязан в бант с узорчатыми концами. Шею бога мудрости украшало круглое, испещренное магическими знаками, ожерелье. Но все-таки самой запоминающейся деталью были золотые крылья, надетые поверх рук.

Легкой походкой это неземное создание направилось ко мне. Тахути был обут в сандалии, сделанные из тончайшей материи, которые, казалось, даже не касались земли, когда он ступал. «А что вы хотите от бога? Наверное, они все так ходят», – решил я.

– Двигаться столь легко мне позволяют крылья, – прочитав мои незамысловатые мысли, сообщил Тахути. – Когда я их сниму, то буду ходить так же, как и все остальные.

– Здорово! – позавидовал я.

– Ты тоже так сможешь.

Неуловимым движением Тахути извлек откуда-то вторую пару волшебных крыльев и молча протянул их мне.

– Это что? Я полечу? – обалдел я. – Я не умею.

– Научишься, – бросил Тахути и принялся прилаживать к моим рукам крылья. – Не суетись!

– Мне щекотно.

– Ишь, какой нежный, – насмешливая улыбочка Тахути по-прежнему была при нем и, судя по всему, исчезать никуда не собиралась. – Ну что, Ани, ты готов лететь?

– Ани?

– Привыкай к своему новому имени.

– А как лететь?

– Видел, как птицы летают?

Я согласно кивнул.

Бог мудрости выжидательно смотрел на меня. Я понял, что должен уподобиться тому самому воробью, которого мой новый знакомый невзначай лишил ужина, и отчаянно замахал руками-крыльями. К сожалению, ничего выдающегося со мной не произошло, я все еще стоял на земли, не в силах от нее оторваться даже на сантиметр.

– Плохо дело, – Тахути удрученно покачал головой. – Ты не веришь, что можешь взлететь, потому и прирос к земле. Ладно, попробуем иначе.

Не успел я открыть рот, как мы оба очутились на краю гигантской скалы, неизвестным образом выросшей посреди пустыни. Прежде чем я сумел догадаться, для чего Тахути понадобилось сооружать возвышенность, я ощутил могучий толчок в спину и, сорвавшись с обрыва, с бешеной скоростью понесся вниз. Должен сказать, что первую часть моего тренировочного полета вряд ли можно было назвать осознанной. Я неуклюже кувыркался в воздухе, хлопал крыльями и что-то орал. В конце концов примерно в двух метрах от земли, мне удалось выровняться и набрать высоту.

Я сделал круг над замеревшим на гребне Тахути и медленно опустился в нескольких шагах от него. В тот момент я, по всей вероятности, и впрямь очень сильно напоминал птицу, причем рассерженную и нахохлившуюся.

– Зачем вам понадобилось меня толкать? А если бы я разбился? Хотя бы предупредили, – выпалил я.

– Если бы я тебя предупредил, ты бы и близко к краю не подошел, – резонно возразил Тахути. – А так я научил тебя летать самым простым и эффективным способом. Сам еще мне спасибо скажешь.

– Чего ж откладывать? Спасибо, – сердито ответил я.

– Теперь мы можем лететь, – не обращая внимания на мой праведный гнев, продолжил Тахути, – Только сначала переоденься. Когда мы будем пролетать над городом, тебя могут заметить, а твой наряд способен вызвать неадекватную реакцию у местных жителей.

– А что, хорошие джинсы и рубашка вроде ничего, – пожал я плечами.

– Для твоего мира, может, и ничего. Но здесь так никто не ходит, – объяснил бог мудрости. – И уж тем более, не летает, – подумав, добавил он.

После этих слов к моим ногам упало белоснежное одеяние, возникшее непосредственно из воздуха. Это было что-то вроде длинной рубахи до пят, обрамленной сверху и снизу золотистым орнаментом. Рукава оказались короткими и неимоверно свободными. Я задумчиво рассматривал сей диковинный наряд, держа его перед собой.

– Долго ты будешь возиться? – не терпелось Тахути.

Я покосился на него. Тахути изобразил на лице зловредную улыбку, но все-таки отвернулся.

Я торопливо облачился в новую одежду. Она казалась неправдоподобно легкой и, что самое интересное, в ней практически не чувствовалась жара.

– Волшебство? – полюбопытствовал я.

– Обычная бытовая магия, – бог мудрости небрежно махнул рукой. – Благодаря тому, что при изготовлении твоей одежды на нее было наложено заклинание, летом в ней не чересчур жарко, а зимой не слишком холодно. Но все до определенных приделов, разумеется. Так что отправляться на северный полюс я тебе в таком виде не советую.

Я опустил свой прежний костюм в небольшое углубление, имевшееся в скале, бережно прикрыв аккуратно сложенный куль папкой с рукописью, потом отошел и уставился на тайник.

– Ты чего? – удивился Тахути.

– Понимаете, там, в карманах, у меня остались ключи от дома, кошелек, паспорт… – при этих словах голос мой предательски дрогнул.

– Иными словами, это последнее, что связывает тебя с былой жизнью, – прозорливо догадался бог мудрости. – Когда ты уйдешь отсюда, то окончательно оборвешь нить, ведущую в прошлое.

– Наверное, так и надо, – грустно пробормотал я.

– Именно так и надо, – уверенно подтвердил Тахути.

Мы спрыгнули с обрыва и, расправив крылья, ринулись к облакам. Ветер ринулся было нам наперерез, но, усмиренный рукой бога, принялся обдувать наши лица спокойной прохладой. Я не испытывал больше никаких трудностей с полетом. Мне просто изредка приходилось взмахивать крыльями, чтобы стремглав нестись над землей.

– Куда мы летим? – спросил я.

– В город Он[4]4
  Он (Ану, Иуну, египетск.) – находился в Нижнем Египте, на восточной стороне Дельты. Позднее стал называться Пер-Ра, «дом солнца», а греки дали ему имя Гелиополь.


[Закрыть]
, – обернувшись ко мне, прокричал Тахути.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7