Витамина Мятная.

Змеиное гнездо



скачать книгу бесплатно

Пролог

Тьма. Холод. Пустота. Безнадежность бескрайнего космоса.

Два солнца в бесконечности пространства танцуют свой танец. Два светила – две противоположности.

Внутри одного из них бушует адово инферно, сжигая своими испепеляющими лучами все живое. Вторая планета холодна, мороз безразличия убивает медленным ядом, проникая студеными иглами в самую душу.

Обе звезды так беспощадны, эгоистичны. Их смертный бой выжигает все живое. Они сеют вокруг себя смерть. Как двое некогда любящих людей, планеты готовы убивать друг друга, стараясь наносить удары побольнее. Вокруг светил вращаются бесплодные, выжженные и выстуженные планеты, искалеченные и втянутые в отчаянный, полный страстей танец.

Солнца танцуют и с каждым кругом вальса они сближаются друг с другом.

Вот они уже взялись за руки, от огненной к ледяной планете протянулся гигантский протуберанец, приглашая станцевать последний танец вместе.

Огненное светило не отпустит от себя ледяную планету, его обладание ею слишком сильно, сила притяжения этих двоих непоколебима. Они сольются вместе в едином экстазе и сгорят в суперновой своих чувств.

Мрак космоса безучастно наблюдает за их безмолвным противостоянием.

Планеты вертятся все быстрее, музыка гремит и ускоряется подобно биению сердца. Кровавая развязка неизбежна.

Когда светила сойдутся в последней фигуре вальса, когда они, не разбирая, кто из них где, сольются вместе, страстно прижмутся, в сладком болезненном стремлении уничтожить друг друга, тогда грянет гром, и тьма космоса осветится последней вспышкой слившихся в единое целое планет.

На месте этой всепоглощающей любви откроется алчное черное око и станет втягивать в себя мертвые планеты, опаленные страстью влюбленных светил.

Но пока солнца танцуют.

Шаг. Поворот. Поклон и снова шаг.

* * *

Свет двойного светила закрыла медленно ползущая в пространстве космоса громадина – космический корабль, пробирающийся сквозь систему. Он сверкал, отражая свет двух танцующих солнц.

Звездная крепость казалась столь же безжизненной, как и планеты двойной солнечной системы. На палубах было пусто, ветер из вентиляторов бесцельно гонял обрывки бумаги по пустым коридорам.

Остывавшие без тепла человеческих тел комнаты переговаривались скрипами и стонами. Везде было пусто.

Лишь где-то глубоко в самом сердце корабля слышался приглушенный гул. Мы двинемся на его звук.

Во вместительной утробе собрались все жители плавучей крепости. Они, как папуасы вокруг костра, на котором жарится барбекю, облепили трибуны гигантской арены. Все взгляды были прикованы к двум маленьким танцующим фигуркам в центре арены. Свет двух светил падал сквозь прозрачный энергетический купол, освещая двойными резкими тенями сражающихся на арене. Сидевшие на трибунах затаили дыхание, царила полная тишина, можно было услышать звук ударов клинков друг об друга и выкрики дуэлянтов.

Лишь особо ловкие и невероятные удары вызывали приглушенный гомон и выкрики толпы.

Два равных воина сражались не на жизнь, а на смерть.

* * *

В стремительном пируэте две фигуры столкнулись.

– Я тебя люблю, – прошептала девушка на ухо Алиену, меч воина в нерешительности опустился.

Баст ударила узким стилетом ему в бок, глядя в глаза воина гипнотизирующим немигающим взглядом, которым умеют смотреть только кошки.

Сетт пошатнулся и упал на одну руку, из его бока хлестала кровь. Девушка беспощадно зашла ему за спину и, высоко подняв меч над головой, вогнала его в спину Сетта. Мужчина упал лицом в песок арены и больше не двигался. Из-под лежащего тела стала расползаться красная лужа.

Девушка, тяжело дыша, в ужасе смотрела на дело рук своих. Она подняла взгляд и встретилась взглядом с глазами старого Сетта. Без слов она прочла в них отчаяние, ужас потери, шок предательства и ненависть к ней. На трибуне, предназначенной для охраны периметра, стоял Риверн, его светлые глаза прожигали девушку.

«Моя победительница!» – по губам прочитала его слова кошка.

Оглушительно заревели трубы, чествуя абсолютного победителя. Арены взорвались криками. Зрители кричали и визжали, прыгали на месте. Те, кто ставил на островитянку, ликовали, их выигрыш был баснословным. Никто не верил, что такая хрупкая девушка сможет завалить огромного мускулистого воина. Ставки на нее были высоки.

К кошке подскочил распорядитель, схватил ее руку и рывком поднял вверх!

Вертя девушку из стороны в сторону, он нечленораздельно орал в громкоговоритель, показывая абсолютного победителя зрителям.

Баст выдернула руку, в шоке от того, что сделала, развернулась и побежала прочь с арены.

Бесплодные метания по кораблю заставили кошку потерять направление и заблудиться.

Забившись в угол, она сидела и смотрела на свои окровавленные руки, потеряв счет времени.

* * *

С тяжким стоном она поднялась с земли и неуверенно оттолкнулась от стены. Рано или поздно ее найдут, лучше прийти самой. Надо набраться смелости и еще раз взглянуть в глаза старика. К тому же дальнейшее промедление опасно. Она выждала положенное время, чтобы шумиха улеглась, теперь необходимо действовать.

Все же к жилому ангару Баст подходила с замиранием сердца. Никто не обращал на нее внимания, жители и гости крепости-тюрьмы праздновали выигрыши или топили в выпивке неудачи.

За несколько жилых ячеек она в недоумении остановилась: ворота ангара нараспашку, и оттуда, из смрадного полумрака, несло смертью.

Хватило пары секунд для осознания, что произошло. Островитянка печально ухмыльнулась, она предполагала нечто подобное.

Потоптавшись на месте, она наступила носком сапога на пятку другого и сняла обувь.

Хозяева крепости не собирались отдавать выигрыш победителю. Они послали наемников убить Баст, но убийцы вместо отсутствующей кошки наткнулись на старого воина, который сам хотел посчитаться за убитого Алиена. Престарый Сетт попал в ловушку, поставленную не на него, но постарался дорого отдать свою жизнь.

Кошка вбежала в ангар.

Раненый старик лежал у стены, трупы молодых воинов валялись вокруг него. Толпа стражников взяла его числом, и он пропустил удар. Наемник-Сетт стоял напротив, готовясь добить своего же соплеменника.

Молниеносно абсолютная победительница ринулась в бой. Схватка оказалась короткой и смертоносной.

Справа от старого воина Баст убивала последнего противника. Когда Сетт-охранник поднял свой меч, чтобы добить старика, сзади на него набросилась кошка. Свой меч она так и не смогла вытащить из последнего убитого воина, она была безоружна.

Безоружна? С диким рычанием она вцепилась в горло охраннику, сомкнувшиеся клыки заглушили его удивленный булькающий возглас. Брызнула кровь, выпустив когти на ногах и руках, дикая кошка драла и резала на полоски лицо, грудь и бока стражника, стараясь добраться до живота и выпустить ему кишки.

Невероятными усилиями молодому воину удалось скинуть ее с себя, только смертельный ужас придал ему столько сил. Он еще не чувствовал губительных ран, нанесенных ему девушкой. Отпрыгнув от пытавшегося достать ее мечом воина, она опустилась на все четыре лапы.

Баст зарычала, скаля свои маленькие, но острые клыки. С лица кошки капала кровь, шерсть стояла дыбом, уши прижаты к голове, а в глазах уже не было видно зрачков, дикий огонь мести сжал их в тонкие иглы ненависти.

Медленно поднявшись с четверенек, Баст посмотрела в глаза стражнику. Один-единственный взгляд наполненных ненавистью и бешенством глаз лишил его самообладания. Молодой Сетт бросился бежать к караульному помещению, но так и не добежал до двери, из прокушенной вены вместе с кровью ушла вся его сила. Встретившись взглядом со стоявшим в дверях охранником, раненый Сетт упал к его ногам. В ужасе глянув на мертвые тела наемников в помещении, молодой стражник бросился бежать прочь в надежде позвать на помощь. Сегодня ему повезло, он сохранил свою жизнь, Баст решила его не догонять, но и ждать подкрепления не собиралась.

Она повернулась к раненому старику. Повидавшего на своем веку Старца мало что могло удивить, но этот дикий взгляд стопроцентно прирожденного убийцы пригвоздил его к стене.

Девушки, которую он знал, не было, ее перекинуло на другую сторону ярости и гнева, которые обычно испытывают люди в драке. Она стала первобытным смертоносным животным, абсолютной смертью.

Все в ней было убийственным: ядовитые зубы, острые когти и даже зазубренные шпоры, которые торчали из напряженных запястий локтей и бедер, резали с точностью лазерного лезвия.

«Если все они такие на самом деле в глубине души воины Острова Роз, так может, ну их к чертям Ада? – подумал старый Сетт. – Пусть сидят на своем острове, плетут веночки из своих розочек и водят хороводы?»

Сетт много дрался в тысячелетней войне с островитянами и такими видел их нечасто, только когда их прижимали к стенке и когда наступала последняя минута. Чопорные и сухие жители острова, плывущего в космосе, становились неконтролируемыми и безжалостными убийцами. Чтобы убить одного воина Роз, разум которого перешел на темную сторону, десятки Сеттов ложились горой трупов у их ног. Только за такую цену они отдавали свои жизни.

Между тем кошка подошла к престарелому Сетту и, подняв за кожаные перевязи, потащила к противоположной стене. На мгновение встретившись взглядом с ней, старик подумал, что ему конец, но она, просто не в силах его поднять, тащила по полу. Кровь с ее подбородка капала на его морщинистое лицо и затекала в раненый глаз.

Послышался скрип металла, и железная решетка вентиляции грохнулась рядом со старым Сеттом. Старец уже не раз замечал, как ловко кошка вскрывает любые замки и срывает решетки. Возможно, то, что она занималась незаконными делами, было наполовину правдой. Алиен говорил об этом, но у самого старика имелись свои подозрения насчет этой девицы. Не будучи уверенным, он не делился своими мыслями с подопечным, так как не смог достать ни фотографий королевской семьи Острова Роз, ни каких-нибудь вырезок из газет. Пока не смог. Но подозрения крепли с каждым часом. Гордая осанка, прямой взгляд, чисто белая, без пятнышка окраска… чистокровных. Если она и не из их фамилии, то точно приближенная, но доказательств, увы, не было.

Шлепая босыми ногами по полу, девушка подобрала с пола меч и свои сапоги, из которых ловко выскочила, чтобы иметь дополнительное оружие в виде когтей на ногах. Отрезав полоски ткани от своей одежды она аккуратно, но быстро связывала длинную веревку. Одно ухо Баст настороженно дергалось в сторону открытой двери, вслушиваясь подходившую подмогу. Возможно, она ее действительно уже слышала. Пропустив веревку под мышками у старика, кошка закинула свободный конец в дыру вентиляции.

Забравшись следом, она рывками втащила Сетта внутрь, благо шахта вентиляции была широкой и невысоко от пола. От сильных рывков веревки старик не сдержался и застонал. Поднимаясь, он увидел собственный кровавый след на полу.

Девушка уже успокоилась, шерсть ее не стояла дыбом, когти она спрятала, но кровь с лица не удосужилась стереть. Старик молчал все время, пока она тянула его по тоннелям вентиляции, но в конце концов на очередном повороте не выдержал. Его не заботило, что она спасала ему жизнь.

– Это бесполезно, кровавый след остается, они пустят по нему собак или еще каких тварей, – сухо отметил он. Старый воин не забыл, что кошка была причиной смерти его воспитанника, и не понимал, зачем она так «старается».

– Бесполезно сидеть и ничего не делать, – пропыхтела Баст, очередным неласковым рывком протаскивая его в месте соединения цельнолитых участков шахты.

Старик хотел спросить, почему она это делает и не бросила его там, но не стал. У воинов Роз свой кодекс поведения. Да он и не отважится услышать ответ.

Баст волокла его очень долго. Веревка, обвязанная вокруг его плеч, уже окровавленная, ползла за ним следом. Несколько раз они попадали в небольшие комнаты, куда выходили другие отверстия шахт. Кошка, запутывая следы, меняла направления. В конце концов они попали в довольно большое помещение со множеством шахт от потолка до пола, разных форм и размеров.

Баст остановилась и прислушалась. Старик заинтересованно наблюдал за ней, раны нестерпимо ныли, но больше всего ему хотелось курить и чтобы эта лицемерная тварь, убившая его воспитанника, подошла поближе.

Приложив открытые ладони к ушам и закрыв глаза, кошка старалась не дышать, чутко прислушиваясь. Старый Сетт честно пробовал сипеть тише. Спустя минуту она опустила руки и как ни в чем не бывало занялась перевязыванием его ран.

Значит, погони нет – они оторвались, надолго ли? Сетт не знал, но они действительно вырвались. На повязки для него девушка изорвала последние остатки своей юбки, оставив нечто вроде набедренной повязки. После чего помогла ему доковылять до стены и сесть, оперевшись на нее. Воин старался подгадать удобный момент, чтобы нанести удар, но рука не поднималась.

Кошка стояла и задумчиво наматывала окровавленную веревку на локоть. Судя по всему, она решила бросить старика здесь, зачем тогда перевязывала раны? Любопытство пересилило его, и он спросил, хотя ему не очень хотелось с ней разговаривать.

– Куда ты направляешься?

– Пойду поищу Алиена, – все еще думая о чем-то другом, сказала девушка. – Его не могли унести далеко, он где-то здесь. Я не сильно его ранила, я в этом уверена, по анатомии гуманоидов у меня была высшая оценка. Раненое мясо заживет, ни один жизненно важный орган не задет, но от потери крови он, скорее всего, без сознания, и я боюсь за него.

Старик не сразу понял, что она не шутит, а серьезно собирается искать. Некоторое время он сидел молча, удивленно наблюдая за сборами девушки-кошки. Она азартно рылась и перебирала вещи в рюкзаке. Удивление старого Сетта ее поступками было велико. В конце концов старик вернув себе дар речи, спросил уже более дружелюбным тоном, нежели когда-либо с ней разговаривал:

– Меня зовут Ишмаэль. Я первый сын воина Тени. Пусть мрак скроет твои следы и поддержит твою храбрую руку. Удачи тебе, девочка.

Бросив ему на колени что-то маленькое, она ответила:

– Меня зовут Баст. Баст из Бубастисе. Я коронпринцесса Королевства Роз.

И, резко развернувшись, кошка исчезла в темноте самого большого тоннеля.

Брошенный на колени мешочек оказался кисетом с табаком и огнивом старика.

Спустя несколько минут к потолку поднялось первое дымное облачко и по тоннелям разнеслось едкое зловоние.

* * *

Баст пробиралась сквозь самые грязные тоннели вентиляции. Судя по всему, клетки с животными и ранеными держали в самых старых полуподвальных этажах. Она не знала, где они точно находятся, но шла на стойкий удушливый запах крови и разложения. Биореактор должен быть где-то в той стороне. Нестерпимое зловоние привело ее в помещение с клетками для зверей. Сквозь крупную решетку вентиляционной шахты она видела ряды клеток с различным зверьем и охранников, сидящих по двое за столами, сторожащих их.

Большая мясорубка тоже тут, так же, как и горы трупов.

Кошка стала неспешно отвинчивать шурупы, эту решетку нельзя было вырвать без шума. Выкрутив и аккуратно сложив кучкой с краю. Девушка осторожно, как крыса-мутант, высунулась в проем и внимательно осмотрела громадный зал, простирающийся под ней.

Внизу развернулся целый лабиринт из решетчатых загонов и камер. Кто сидит в дальних клетках, она не смогла разобрать, но в одной секции увидела и даже услышала раненых. Они стонали, сваленные кучей посредине грязного загона. Алиена вроде бы среди них не было. Мускулистого гиганта с красной кожей легко различить в окружении бледных тел.

Охранникам было плевать на стоны и мольбы раненых, они считали, что те сами виноваты – знали, на что шли… Но вот дикие животные из соседних клеток проявляли к страдальцам небывалый интерес. Одному монстру все-таки удалось просунуть клешню сквозь решетку, цапнуть за ногу изуродованного бойца и подтянуть к себе.

Раненый из последних сил дергался и вырывался, но тварь уже вонзила в него свои жвалы. Издав оглушительный крик, несчастный замолк, окончательно убитый ядом монстра. Крабоподобная тварь принялась поочередно клешнями отрывать куски мяса и засовывать в подобие пасти. Охранники никак не отреагировали на возню и крики в клетках.

Поодаль от себя Баст увидела широкий щит на толстых цепях, это были подвесные лампы. Кусок жести с прикрученными к его поверхности разнокалиберными лампами, часть из них не горела, а часть истерично мигала. Таким образом освещалось помещение. Света было недостаточно, и ближе к потолку стоял полумрак.

Девушка решилась.

Сначала она поставила ногу на подвесную лампу – выдержит ли? Потом надавила сильнее, доморощенный светильник ржаво скрипнул и пошатнулся. Баст медленно переползла на поверхность щита. Металлолом немного поскрипывал, с него летели пыль и ошметки паутины. Цепи, на которых крепились лампы, были очень длинными, сам щит со светильниками висел довольно низко от потолка. При желании кошка смогла бы встать в полный рост, но и тогда бы она не достала до каменного свода залы.

«Самый медленный вперед!» – скомандовала сама себе Баст и, стараясь ничем не шуметь, поползла.

Внизу охранники играли в двадцать один, пили вино и, самое главное, не смотрели вверх, в крайнем случае подглядывали соседу в карты. Сверху на них сыпалась пыль, лампы одна за другой несильно покачивались.

Баст судорожно представила: все четыре ржавые цепи одновременно лопнули, и она вместе со световым щитом летит вниз, шлепается, как раз посреди трех обрадованных охранников.

– Бр-р… – Девушка помотала головой. – Что за глупости мерещатся! – Ее, конечно же, ищут по всей крепости, но они не догадываются, что кошка задумала влезть в центр Ада.

Самое трудное было перебираться с лампы на лампу, не так уж они и близко друг другу располагались. Но тем не менее, она очень споро пробиралась вперед, уже миновала несколько постов и клетку с крабоподобной тварью. Голодная мразь уже засунула себе в пасть голову наполовину объеденного трупа и посасывала.

«А вдруг его уже съели? – пронеслось в голове у Баст. – Вдруг он все еще без сознания от моего удара, его так же подтянула щупальцами к себе какая-нибудь тварь и проглотила не жуя? Сидит теперь, сыто переваривая. И все из-за меня! – Крупные слезы навернулись на глаза девушки, она опустила голову, влага капнула на ржавый щит. Хлюпнув, кошка утерла сопливый нос рукавом.

– Да нет же, не может такого быть. Ранения не такие серьезные…

Она была очень растеряна, что-то вроде стыда и сожаления за свои нечестные поступки промелькнуло у нее в душе и еще нечто смутное, наподобие тоскливой тревоги, которую она не смогла бы точно описать. Скорее, это было предчувствие недоброго, на которое островитянка не обратила внимания и попыталась на корню задавить в себе это предзнаменование, не хватало беду накликать и спрограммировать будущее.

Девушка еще упорнее поползла вперед, пристально вглядываясь в каждую ячейку.

Зверинец под ней был хоть куда! В каждой клетке сидело редкое диковинное существо. В одной угнездилась пупырчатая жирная кислотно-желтая жаба и делала вид, что спит, размеренно надувая защечные мешки. Но сверху Баст разглядела – третий глаз на плоской голове жабы закрыт не до конца, хитрая тварь зыркала им из-под полуприкрытых век.

Посередине следующей ячейки были навалены кости разной длины и черепа всех форм и размеров. На первый взгляд клетка была пуста, но настороженный, не веривший взгляд кошки уловил шевеление тени в одном углу. Там что-то клубилось на манер черного тумана и упорно пряталось во мраке.

По другой конуре метался стеклянный шестилапый монстр. Разбрасывая солнечные блики во все углы зала, свет причудливо искажался и отражался от зеркальной поверхности его шкуры. Ячейка была мала для такого крупного монстра, и он негодующе хлестал раздвоенным хвостом по решеткам, серебряные искры летели во все стороны. Именно с этим животным дрался Алиен на первом этапе боев. Сверкающего зверя звали Зеркальный искохлест.

Часть животных, сидевших в решетчатых тюрьмах, Баст знала, часть видела впервые в своей жизни. Они были свезены сюда из разных районов космоса, как исследованного, так и малоизвестного. Вырваны из привычных мест обитания, чтобы томиться в тесных грязных клетушках. Кошка пожалела бы их, если бы звери не были грандиозной выставкой безжалостных убийц, таких же, как она сама, только созданных рукой самой природой, а не в Лабараториях Роз.

«Здесь должна быть клетка и для меня», – ухмыльнулась девушка и поползла дальше.

Две твари в соседних ячейках подрались, царапаясь и рыча, они отрывали куски мяса и шерсти друг от друга. Вот тут охранники уже не бездействовали, они вскочили со своих стульев и стали утихомиривать животных. Стражники били зверей по мордам электрохлыстами на длинных палках. В конечном итоге они разогнали животных по противоположным углам их клеток и ворча уселись обратно за свои карты.

Баст отметила, что надзиратели старались не подходить близко к решеткам. Да и столы их стояли придвинутые вплотную к противоположной стене коридора, опять же подальше от загонов со зверьем.

Ползти на четвереньках становилось все труднее, мышцы ныли и нестерпимо болели. Стреляло не только в пояснице и в ушибленных в бою боках, но и в таких местах, о которых Баст и не подозревала. Решив немного передохнуть, кошка во весь рост растянулась на подвесном щите и в ужасе замерла, когда от неловкого движения уставших мышц излишне сильно раскачала платформу. Мало того, что цепи резко скрипнули, но кусок металлической дряни отвалился от проржавевшей лампы и с плеском приземлился как раз в кружку с вином охранника, сидевшего внизу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3