Виталий Сундаков.

Забытые тайны золотого языка



скачать книгу бесплатно

Урок 3
Ширка и челнок. Судеб ткацкий станок

Как я уже говорил, произнося те или иные слова, необходимо знать об изначальном, изводном происхождении и самих слов, и – главное – их первоначальных смыслов. Говоря же о языке, нельзя не рассказать о буквах, строчках и текстах русского языка. Точнее, для начала, о происхождении самих названий этих слов.

И вот как мы это сделаем. Представьте себе, кто видел, а кто не видел, обязательно найдите возможность посмотреть на ручной деревянный ткацкий станок, каковые еще совсем недавно были в каждом русском доме.

Вертикальные нити на таком станке назывались «наво`и». На них как бы затем навивались, нанизывались нити горизонтальные. От названия «навои» произошли в последующем слова «наваять» или «ваять». Создавать что-либо, как создавалась на станке ткань.

Горизонтальные, поперечные навоям нити прокладывались с помощью ширки, такого заостренного деревянного челнока с катушкой нити внутри нее. Ширку протаскивали, даже можно сказать пробрасывали, туда-сюда на всю (внимание!) ширину полотна. От названия ширки произошло, например, слово «шнырять» туда-сюда. Острым концом ширки при неосторожном действии порою кололись, особенно когда на ее конце стали делать металлическую иглу с крючочком, чтобы захватывать оборванный конец нити или поправлять спутавшуюся. Так появилось слово «ширнуться» – уколоться ширкой. Сегодня же все словари скажут вам, что это слово произошло исключительно из терминалогии наркоманов. Можете проверить в интернете сами. Так словосочетание «ширка-движка» стало обозначать не ткачество, а иглу и шприц – т. е. процесс активного употребления тяжелых наркотиков.

Поскольку ширка напоминает своей формой самую маленькую лодочку, ее позже стали называть челноком. Или вполне может быть наоборот. А так как она движется туда-сюда, появился и термин «челноки» – люди, системно перевозящие товар, и даже термин «челночный рейс», связанный с авиаперевозками. Ну а большой челнок стал называться челно`м. Помните, Стеньки Разина челны? Ну, если помните и следите за моей мыслью, то вам и про «Челленджер» все ясно станет.

Когда нить рвалась, заканчивалась или нужно было приладить нить другого цвета, ее ловко, буквально одним движением связывали в узелок-буклю или буколицу. Как говаривала моя 106-летняя прабабушка Ксения, «мольня без громольни аки строка без букли». Говоря сегодняшним языком, «молния без грома что строка без узелка».

Строкой же, или строчкой, называлась горизонтальная нить из ширки или челнока. Так, кстати, и ныне называется строчка, только выполненная уже на швейной машинке. Ну а когда застучали механические машинки, по аналогии с их звуком стали строчить и пулеметы.

Но продолжим. Готовый, сотканный на ручном станке материал назывался текстом. Именно от слова «текст» произошли в последующем такие слова, как «текстура» и «текстиль». Ну а теперь догадайтесь сами, как и от чего впоследствии произошли такие, связанные уже с письменностью, слова, как «буколица» («буквица»), «строка», «текст», «материал» (а не продукт или изделия), который готовят во всех редакциях…

В наших беседах я обещал вам также раскрывать ныне ставшие если не тайными, то мутными истории происхождения имен и фамилий мировых исторических деятелей написанной для нас иной мировой истории.

Помните?

Тогда перейдем к интересному. Вспомним, как нарекли древнего арабского ученого, писавшего древние тексты? Подскажу. За тексты, которые он исполнил вязью (кстати, тоже слово, связанное с вязанием, т. е. нитями), его нарекли, или он сам взял себе имя, – внимание – Алишер Навои. Ничего не напоминает в связи с вышеизложенной информацией?

На сегодня все. Перечитываем это, если что упустили, думаем, готовимся к следующим урокам.

Урок 4
Родина-мать и дым Отечества

Не одно десятилетие я просидел у тысячи костров по всей планете. Разжигал я их не только сам, но и видел, как это делают другие люди – в тайге, в лесу, в пустынях, в джунглях, степях, горах и пещерах.

Все костры, которые разводят люди, всегда получаются у них одного и того же размера. Примерно чуть меньше метра в диаметре. Где бы и кто бы костер ни развел, какая бы древесина его ни кормила, костер везде и всегда получается примерно одинаковым.

Собраться и уютно посидеть вокруг костра может лишь небольшое количество людей. Людям чаще всего нужен именно такой костер, к которому можно протянуть ладони, в котором можно, не вставая с места, пошевелить полешки или хворост прутиком или веточкой. Невозможно разжечь костер, вокруг которого могли бы уютно сидеть сто человек. Или даже двадцать. Ведь посидеть люди хотят у уютного теплого костерка, а не вокруг полыхающего пожарища. Такая вот у меня для вас теплая, можно сказать, горячая присказка, смысл которой будет понятен чуть позже.

А скажу я вам сегодня в моем сегодняшнем сообщении об Отечестве нашем и о нашей Родине. Мы часто обращаемся к понятиям Родина и Отечество, часто произносим эти слова. Так получилось, что люди нынче зачастую не видят и не чувствуют между этими понятиями и словами никакой особой разницы. Но сообщаю вам, друзья мои, братья мои и сестры, братишки мои и мои сестрички, разница между этими понятиями есть. Отечество и Родина – вовсе не одно и то же. Это разные по смыслу слова. И раньше наши предки знали их настоящие значения.

В традиции славян главным человеком в семье всегда был отец. Как бы люди ни любили и ни уважали мать семейства, в конечном счете именно отец определял, что семье нужно и чего ей не нужно, что для семьи хорошо и что плохо.

Отец в семье представлял собою небеса, а землю в семье представляла мать. В исходной вере славян всеобщим же Отцом для всех было Небо. А всеобщей Матерью для всех людей была Мать Сыра Земля. Как ни любили свою землю наши отцы, деды и прадеды, наши бабушки и прабабушки… главным для них было родное небо и родные звезды.

Огонь всегда посылается на землю небесами. На небе – весь главный огонь. Оттуда светят солнце, луна, планеты и звезды. Светят в небе северное и южное полярные сияния. С небес приходит на землю и огонь молний.

Костер на земле – тоже посланник неба. Он является представителем огня небесного – Отца – Неба. Образно говоря, костер, вокруг которого мы сидим, это и есть Отец. А земля, согретая этим костром, это и есть Мать. Они и есть отец и мать всех тех людей, что сидят на этой теплой земле вокруг этого греющего костра. Наши предки считали, что, сидя вокруг костра, все сидели подле Отца, на коленях у Матери Сырой Земли.

Рождает все на свете земля-матушка. И во всем, что она родила, есть тепло отца – неба. Искорка неба. Всякое живое тело на земле содержит в себе частичку, огонек от Отца Небесного.

В древности живот и передняя поверхность ног женщины назывались роди`ны. Ребенок, сидя на коленях матери, сидит на ее роди`нах. Иначе говоря, он сидит на своей Родине. Вот посему-поэтому, по-русски, теплая земля вокруг костра называется роди`ны. Или Родина-мать.

Если заключить костер в очаг, одеть огонь в камень, то отцом станет очаг. А матерью тогда будет земля с очагом, заключенная в стены. То есть матерью является дом, жилище, в котором есть очаг. Очаг-отец обогревает дом, а стены и крыша дома не дают залить дождем или задуть ветром огонь в очаге.

Отец в доме приносит к очагу новое и новое топливо, а мать в доме этим топливом топит очаг и поддерживает в нем огонь. Она не дает огню погаснуть или убежать оттуда и разгореться больше, чем нужно. Мать пользуется очагом для приготовления пищи, для сушки одежды и для многих других разнообразных нужд. Таким образом, в переносном смысле отец в доме является огнем, а мать в доме есть все то, что этим огнем согрето и освещено.

Мать распределяет тепло по дому и создает в доме уют и порядок. Руки отца всегда что-то делают в доме, и что-то в них всегда горит. В руках отца горит какое-то дело. Мы и сейчас так и говорим: дело горит в руках. Или еще говорим: человек горит своим делом, своими идеями. И даже говорим еще: человек сгорел на работе… В большом переносном смысле: все, что делается на земле, есть то, что на ней горит! Или, точнее, то, чем она горит. И согрета, обогрета земля всеми теми делами, которые горят в руках всех тружеников и тружениц на этой земле.

Так вот, скажу я вам: Отечество есть все прежние и нынешние деятели родной земли и все, что на ней делается. Отечество – это деятельность и готовность к действиям. А Родина есть вся та земля, которая этой деятельностью согрета. Родина есть вся та земля, на которой живут, о которой помнят, которую чтут и о которой заботятся.

Любой обработанный камень или любой камень, со смыслом использованный для дела, является частью нашего всеобщего очага. Земля, размежеванная, ограненная, ограниченная, разграниченная таким осмысленным камнем, проявляет устройство нашей земли, нашей Родины. Это и есть обустроенная наша Родина… наша нами по`нятая и политая нашим потом, а порой и кровью Родина.

Это я к тому, что хочу об Отечестве и о Родине сказать вам еще кое-что. В исходной вере наши предки не то чтобы приравнивали женщину к земле – наши предки женщину и землю полностью отождествляли. Для православного славянина земля – это женщина, а женщина – это земля. Рожает женщина, становясь матерью, и рожает земля. Поэтому мы говорим матушка-земля. Семя, посаженное в землю, образует плод. Семя во чреве женщины образует плод. Поэтому и земля, и женщина назывались у наших предков Богородицей, сотворяющей из семени плод по образу и подобию.

Поясом Богородицы (на ее чреслах) называли на Руси пахотные и обжитые, обихоженные земли. Потеряв женщину, наши предки всегда теряли кусок земли. Говорили: дочь – отрезанный ломоть. Тем отрезанным ломтем был именно надел земли. Отдавая дочь замуж, отец отдавал зятю надел земли в качестве приданого. Такая земля была потерей для семьи и для всего рода. Если отец не мог дать зятю земли, он должен был дать ему, например, деньги, на которые он смог бы купить надел земли. Сыновья же приносили в семью вместе с женами землю. С сыновьями земля в семье и в роду прирастала. Все это – ни хорошо, ни плохо. Просто таков был порядок.

И этот порядок сохранился в наших душах и генах, и пребывает он там по сей день. Мы нутром своим чувствуем, в своей душе и в своем сердце помним наш вековой уклад, порядок и главные смыслы нашей жизни. Они в нашей крови – в крови, доставшейся, наследуемой нами от наших предков. С огорчением мы воспринимаем весть об ушедшей от нас женщине к другому мужчине. С болью мы воспринимаем весть о любой ушедшей от нас женщине в другие страны, к далеким от нас берегам, людям, к иностранцам и иноверцам. Женщина, вышедшая замуж за иноземца, – это отданный иноземцам кусок Родины. Ушла женщина – ушла земля, ушла частичка Родины.

Потеря же мужчины – это потеря огня. Потеря деятельного, горящего делом мужчины – это потеря, трудновосполнимая убыль для Отечества. Потеря всякого творца и деятеля для нашей Родины есть потеря частички огня, тепла и света. Пока мужчины служат своему Отечеству, костер-очаг на Родине горит. Обогрета им и родная земля – Родина.

Итак, подведем некоторый итог. Небо кроет Землю. Небо – это мужчина, земля – это женщина, небо – это отец, земля – это мать. Небо – это идущие от прадеда к деду, от деда к отцу и от отца к сыну заветы предков: это наши родные звезды, чертоги, честь, долг, родовой очаг и справедливость. Земля – это дом, это семейный очаг, это пахотные поля, огороды, пастбища, это наши погосты и капища предков.

 
Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
 

Так об этом сказал А.С. Пушкин.

Но продолжим. Мужчина – это идея. Женщина – это материя. Кровь является представителем неба. Тело является представителем земли. Сообщество отцов – это Отечество. Сообщество матерей – это Родина. Родина-мать.

Мужчины, защищая Родину, защищают свою землю, свои семьи, свои дома, свой народ. Сражаясь же за Отечество, – внимание! – мужчины отстаивают свою веру, свои смыслы, свои традиции, свой образ жизни, свое чувство прекрасного и понимание добра, достоинства, чести и справедливости.

Свободная Родина – это родная земля, никем не захваченная! Свободное Отечество – это мысли и смысл жизни, не захваченные чужими идеями, чужими смыслами, чужими ценностями, чужим мировоззрением и чужой мечтой.

Вы знаете, что всюду я был-побывал на нашей планете. Многое видел и всякое пережил… Но где бы я ни находился, я всегда знал, что помню о своей матери, о матери своих детей и о своей Родине. Где бы и когда бы я ни находился, что бы, где бы ни делал, что бы кому бы ни говорил, я всегда помню своих дедов, своего отца и то, что я, как и они, служу своему Отечеству.

В связи с вышесказанным, грех не подумать вот о чем. Служить Отечеству и защищать Родину должно и можно, чем бы ты ни занимался и в какой бы части света ты ни находился. И наоборот, ты можешь сидеть в самом сердце своей Родины и воевать против нее, предавая свое Отечество.

Надеюсь, я вполне доходчиво объяснил то, что желал объяснить. О том, что такое страна, держава, царство-государство, чем, как и почему эти понятия также глубоко отличаются друг от друга, мы поговорим с вами в другой раз. Внутри этих категорий также лежат отчетливые русские понятия, кстати, значительно отличающиеся от западных, – что сегодня особенно важно понимать, а значит, знать и помнить.

Мужчины! Берегите всех наших женщин.

Женщины! Храните огонь мужчин и тепло – и в вашем родном, и в нашем общем доме. Не дайте чужим ветрам задуть свечу.

И храни нас всех родная земля и родные боги.

Урок 5
Пути-дороги. Путники и странники

Походил немало я по белу свету. Да и не только по белому. Пошагал, поскакал, побродил, побегал, поползал. Полетал над ним на самолетах и вертолетах, поплавал в реках, морях и океанах. Или, как правильно говорят моряки, походил по рекам, морям и океанам. Ходил дорогами, путями и, конечно же, тропами и тропиночками, зачастую торя их в местах нехоженых или непроходимых.

Прошел, как по-русски говорится, сто путей, сто дорог. И сегодня хочу я вам сказать не о том, где я бывал, что и где делал… Об этом много и часто рассказывал и рассказываю в своих интервью, в телепередачах, на радио, писал в отчетах, в статьях и книгах. Сегодня я хочу вам рассказать о самих путях и дорогах. Попутно расскажу и еще кое о чем. И, думаю, точнее надеюсь, вам будет и интересно, и полезно это узнать.

Так вот, дорога и путь, дорогие мои друзья, – вовсе не одно и то же! Эти слова – не синонимы. Дорога и путь существенно отличаются друг от друга. Наши предки дорогой путь никогда не называли. Как и пути ошибочно не называли дорогами. А уж они-то знали, что есть что, что как называется, и – главное – знали, почему все так называется. Ведь они сами все и назвали. Сами всему окружающему дали точные и ясные названия.

Итак, дорогой по-русски называлась только та дорога, что идет вдоль реки. По берегу реки. Вдоль берега реки. А зимой, соответственно, – прямо по руслу реки, по льду и снегу. Если дорога была главной дорогой, то есть шла вдоль какой-то большой реки, то эту дорогу хорошо обустраивали. Например, вдоль дороги через определенные промежутки вкапывали особые столбики, иногда с указателями, и такой высоты, чтобы их зимой снегом не засыпало, не заносило. Это делали для того, чтобы зимой не заблудиться, чтобы в пургу и вьюгу дорогу не потерять. Такие столбики называются дорожными вехами или вешками. И тогда такая дорога называлась столбовой дорогой. А путем называлась такая дорога, которая идет от одной реки до другой.

Пути идут поперек настоящих дорог, и значит – они идут поперек рек. Путь идет от одной реки, доходит до другой реки, переходит ее по мосту и идет дальше, к следующей реке. Все мосты через любую реку стоят на путях, и поэтому они сами, разумеется, есть частички путей.

И здесь позвольте небольшое отступление, которым я хочу пояснить, что называется мостом. По-русски мелкое место на реке, на мелководье, по которому эту реку можно перейти, называется «брод». Весной в реках воды полным-полно – то есть полноводье, – а летом вода спадает до самой маленькой водицы в году. Вот в это самое время наши предки в самом мелком месте реки ее дно, этот самый брод, и мостили камнем. Мостили – то есть выравнивали дно реки, плотно укладывали камешек к камешку и потом всю эту каменную кладочку утрамбовывали и укрепляли-сплачивали.

Вот по этой каменной кладке, по мощеному броду, потом и переходили они реку туда и обратно на своих ногах или верхом или переезжали ее на повозках, запряженных ослами, лошадьми или быками. Словом, изначально мостом назывался мощеный брод.

Конечно, по мосту было куда удобнее ходить и ездить, чем по дну с беспорядочными камнями и ямами, по глине, песку, илу и по скользким водорослям и мхам. От использования такого моста людьми и от осеннего и весеннего разливов реки кладка моста постепенно портилась, разбивалась и приходила в негодность. Поэтому каждый год летом мост поправляли, чинили… или мостили заново.

В славянском мировоззренческом-космогоническом пантеоне, как вы знаете, раньше не было никаких мучеников, великомучеников, мучениц, рабынь и рабов. А было множество преславных богов. Так вот, среди вовсе нынче подзабытых был у славян и бог времени. И звали бога времени – Камень. А его жену, богиню времени, звали Река. Бог времени – Камень – вечно стоит, а богиня времени – Река – вечно бежит, течет, вечно движется.

Главное слово, которому родственно слово «мост», – это слово «между». Ведь мост соединяет собою разные берега реки. Мост находится меж берегов реки, соединяя их. Слова «мост» и «между», скажете вы, не очень-то и похожи. Но эти слова, говоря по-русски, тем не менее, слова одного извода, то есть близкородственные слова. Еще этим словам родственны слова «межа», «место», «масса», «месить», «мелко» и еще много разных слов.

Мостили раньше не только брод реки, но и дороги. Поэтому дорога, мощенная камнем, и называется «мостовая».

Со временем люди научились строить другие переправы и различные сооружения через реки, по которым с берега на берег можно было удобно перейти или переехать по верху, над водой. И все такие сооружения люди, естественно, тоже стали называть мостами. Просто перенесли на эти сооружения название, им уже известное.

Первоначально для того, чтобы всякие перекидные надводные мосты отличать от простых мостов-бродов, люди называли их двумя-тремя словами, дополняя слово «мост» какими-нибудь «добавками». Например, «висячий мост», «веревочный мост», «деревянный мост», «надводный мост», «навесной мост», «понтонный мост» и прочее. Но всякий перекидной мост над рекой для того, чтобы называться мостом, конечно, уже вовсе не обязательно был вымощен камнем. А позже любой мост люди стали называть просто мостом, без всяких дополнительных пояснений, поскольку такие сооружения на реках и речках стали привычными и обыденными сооружениями.

В некоторых торговых языках слова в значении «мост» происходят от русских слов «бродить» и «брод». Это, например, слова «бридж», «брюке», «брюгге» и другие.

Но продолжим. По дороге ходить сравнительно легко. Просто идешь вдоль берега реки, и все. Видишь реку – значит, дорога где-то рядом. И по такой дороге обязательно придешь в какое-то населенное, обжитое, обихоженное место. Ведь раньше все населенные места были у берегов рек.

Итак, дорога всегда держится реки. А вот путь… Путь нужно держать самому. Мы по сей день так говорим: куда путь держишь? То есть свой путь обязательно как-то нужно держать. И, заметьте, ведь мы не спрашиваем, куда дорогу держишь?

Вдоль пути, по долинам да по взгорьям, нет русел рек… Хорошо, если есть какие-то путевые столбики, столбики-указатели или какие-то другие ориентиры. А если никаких ориентиров нет, то ночью путь держали, например, по звездам. Путь держали, держась за какую-нибудь звезду, – идешь, и нужно, чтобы эта звезда всегда находилась под каким-то выбранным углом к направлению пути.

Часто пользовались разными яркими звездами в разных созвездиях. Такая выбранная звезда по-русски называется Путеводной звездой. Часто для ориентирования пользовались Полярной звездой. Зная, что она всегда стоит на месте и указывает на север, можно было ориентироваться по сторонам света, а зная, что вокруг нее кружится небо, можно было примерно знать, сколько времени осталось до рассвета.

По-русски Полярная звезда по-другому называется «Спасская звезда». Или просто «Спас». И именно Спас (спасающий заблудившихся путников) чаще всего называли Путеводной звездой, так как именно звезда Спас в большей степени, чем другие звезды, давала спасение путникам.

От Полярной звезды – Спаса – сейчас называются башни с часами. Именно башня с часами, ориентирующая человека в пространстве и времени, называется Спасской башней. А если ночью звезд за облаками не видно, путь держали, например, по колокольням церквей, которые стояли в селениях и на путях. Днем издалека хорошо видны их блестящие маковки. А ночью под маковкой всегда разводили огонь, и этот огонь ночью был виден издалека. Это очень помогало идти ночью или в пургу и вьюгу.

Маковка колокольни называется «маяк». Так потому, что слово «маковка» и слово «маяк» – родственные слова, они оба происходят от названия месяца «май». И днем, и ночью путь держали, держась за направление на маяк, на огни маяка. Сейчас такие маяки никак не используются, и на колокольнях эти окошки под маковками часто просто заложены.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8