Виталий Пажитнов.

Остров неизведанный…



скачать книгу бесплатно

© Виталий Пажитнов, 2016


ISBN 978-5-4483-0885-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

Две недели прошло с той поры, как он вернулся из своей последней, и довольно-таки продолжительной поездки. Да, две недели, две недели… Ну что-же, а здесь совершенно ничего не изменилось, – подумал Александр, и прислонившись к краю их смотровой площадки посмотрел вдаль, где примерно почти в километре от их резиденции начиналась гладь океана, имевшая в этот вечер спокойный, и немного зеленоватый отсвет. Да, две недели… И эти два письма, от брата и племянника, – и он потрогал свой нагрудный карман, в котором они лежали. Да, они были на месте, да и надо будет обязательно их ещё раз перечитать, и сегодня вечером написать им ответы… И он обернулся обратно, и осмотрев ещё раз их круглую и совершенно незаметную снизу смотровую площадку, обложенную мраморной плиткой, постоял, потом решил посмотреть ещё в водостоках, – может быть, это чего-нибудь там… Да, и верно, – и подойдя к одному из них и немного нагнувшись он вытащил из тонкого желоба, по которому стекала вниз почти вся собиравшаяся на этой площадке вода, – да, а вот и то, что он искал, – и он вытащил из этого водостока довольно плотно закупоривавший этот сток небольшой и довольно плоский камень. Да, а это то, что и просил его осмотреть Мастер. Ну что-же, а в остальном эта площадка в совершенном порядке, и время уже седьмой час, – пора пожалуй что и возвращаться обратно, – и он посмотрел на гордо возвышающуюся слева их высокую и большую Башню, высоко возвышавшейся над видневшимся гораздо ниже и немного дальше городом, и на почти неприметную на этом горном склоне дорожку, соединявшую эту площадку с самой Башней, проходящей примерно около километра по одному из обрывистых склонов этой горной гряды, и выводящую прямо на большую и ровную площадку, на которой стояла и сама эта Башня. Да, пора возвращаться, – ведь когда он вернётся, Мастер будет ждать его уже в гостиной, где уже будет накрыт их вечерний стол.

Ну что-же, пора возвращаться, – и он обойдя ещё раз по краю эту площадку, и иногда поглядывая вниз, на пологий и примерно 700 – метровый склон, внизу которого уже начиналась ровная, сначала каменистая, а ближе к воде – и песчаная полоска берега, чуть меньше чем в километре переходящая в линию прибоя, и пошёл к выходу и выбрался прямо на эту террасу, ведущую прямо к их резиденции, и пошёл, иногда придерживаясь за перила по этой не очень-то широкой и уложенной цветной плиткой тропинке, ведущей вдоль возвышающегося слева горного склона и выводящей прямо на эту широкую площадку перед Башней, и примерно минут через 30 выйдя на неё он подошёл к матово поблёскивающей и весьма довольно широкой двери бокового входа, которая очень плавно и очень легко отворилась перед ним. И он ещё раз обернувшись, и посмотрев на пройденный маршрут зашёл внутрь, и стал подниматься по освещённой мягким зеленоватым светом витой лестнице, и поднявшись до уровня 4 этажа (где кстати и находилась их гостиная) он открыл такую-же матово отсвечивающую дверь, и вошёл в широкую залу, большую половину которой занимала их гостиная, а дальше к ней примыкали ещё два помещения, – их библиотека и видеозал, и только дверь за ним мягко и плавно закрылась, как он сразу-же услышал голос Мастера, – Проходи и присаживайся, вечерний ланч уже на столе.

Ну, и как прошла твоя прогулка, Бэрол?

– Отлично. Да, и наша площадка в самом полном порядке. Да, вот только вытащил один небольшой камень из одного из водостоков, а в остальном – всё в полном порядке.

– Ну что-же, ну что-же, – присаживайся, – и пока Александр усаживался в широкое и мягкое кресло сидящий напротив него Мастер взял один из высоких стаканов, сделал несколько глотков, и поставив его обратно продолжил: – Ну что-же, раз всё в порядке, так в порядке, я этому рад. Ну что-же, да и тебе полезны подобные небольшие прогулки, – я знаю, ты их очень любишь. Ну что-же, давай уже приступим и к этому ужину, – а то за то время, пока ты поднимался, это мясо успело уже и немного остыть.

– Ну что-же, ну что-же, – давай.

– Да, кстати, а ответ твоим родственникам ты решил наверно написать сегодня-же вечером?

– Да, как только поднимусь к себе.

– Да, а давненько-же ты с ними не виделся.

– Ну, уже 2 года пошло со времени моей последней поездки к ним.

– Ну ладно, – а это уже моя вина, – сначала ты был моим учеником, а теперь уже несколько лет ты уже и мой Первый Помощник и Первый мой Доверенный. А с твоими братом и племянником… А пожалуй, а давай-ка мы сделаем следующее, и ты знаешь, – а давай-ка мы их пригласим к нам на остров, на Новый Год в гости? А, ну как ты на это смотришь?

– Ну, уж раз ты сам это предложил, то уж с моей то стороны какие вообще могут быть возражения!

– Ну что-же, прекрасно, и давай на этот Новый Год ждать твоих гостей в этих стенах.

– Ну, знаешь… Вот за что спасибо так спасибо…

И под вечер, уже поднявшись в свою комнату и немного постояв у приоткрытого окна он подошёл к своему письменному столу, достал два недавно пришедших письма, немного посмотрел на них, и вытащив два чистых листа немного подумал, и стал писать ответы, и в каждом из них и приглашения уже и в скорые гости. Да, вот уж когда они обрадуются, да, да ведь раньше они знали об этом месте только по его небольшим, и довольно-таки осторожным рассказам, и не секрет что тот остров, откуда к ним приезжал в гости их родственник им представлялся далеко не совсем простым, а хранящим какую-то, и может быть и очень большую тайну… В чём они вообще-то и не ошиблись.

И примерно через час с небольшим, уже устроившись в своей кровати и погасив неяркий ночник он закрыл глаза, и минут через пять… И минут через пять он вдруг очень и очень ясно вспомнил небольшой, и немного треугольный отрезок из своего, и ещё самого раннего детства…

Сначала – стол в их старой и большой квартире, за которым сидели и улыбались ещё молодые тогда его отец и мать, маленький ещё тогда его брат возился с чем-то в самом дальнем углу комнаты…

И потом уже и широкая площадь под ярким солнцем, посередине которой стояли он и его немного уже подросший брат, который крепко держался за его руку, и иногда подёргивая его за рукав поднимал к нему голову с ясными и немного недоумевающими глазами, и уже в который раз спрашивал: – Александр, а где-же наши мать и отец, ведь мы не видели их уже почти две недели… Они сюда за нами придут?

Ну что-же он мог тогда ему на это ответить… – А почему мы здесь стоим, не лучше ли нам вернуться домой?

– Да нет, не лучше, – у нас больше нет дома.

– А как-же наши отец и мать? Они сюда за нами придут?

– Да, да, конечно-же, конечно-же. И он ещё раз посмотрел на часы, – сколько ещё осталось времени до приезда автобуса, на котором они доберутся до Белграда, где по крайней мере они уже будут в безопасности. И он ещё раз посмотрел в ту сторону, откуда должен был появиться автобус…

Но тут всё это воспоминание куда-то улетучилось, свежий ветер из немного приоткрытого окна его комнаты слегка шевелил на письменном столе лежавшие на нём листы и два недавно написанных им письма, и он уже минут пять как крепко спал…

2

На утро проснувшись, немного потянувшись и минуты три ещё понежившись в своей кровати он поднялся, оделся, и выйдя из умывальной комнаты подошёл к столу, на котором как всегда здесь было принято уже стоял незаметно принесённый одним из служителей весьма изысканный и тонкий лёгкий завтрак. Он поудобнее подвинул своё кресло и сел поближе к своей утренней трапезе, немного встряхнул головой, чтобы прогнать остатки сна и сделал несколько глотков холодного чая, поставил его обратно, и несколько минут просто посидел, ни о чём не думая, и только после этого принялся за это аккуратно поставленное утреннее угощение.

И уже допивая последний высокий бокал холодного чая он протянул руку, вытащил сигарету и откинувшись в кресле посмотрел на свой письменный стол, на два письма и два ответа к ним, взгляд его на них немного задержался, и вот тут он и вспомнил и своё вечернее сновидение… Да, вспомнил его, немного грустно усмехнулся, глядя на эти письма… Да, Алексей, его брат, которого он тогда, во время распада Югославии на несколько республик оставил под присмотром их тётки в Белграде, а сам погостив у них около трёх месяцев решил всё-таки съездить к своему двоюродному дяде, – может он хоть что-нибудь сможет ему сказать об их отце и матери, (а может, и скорее всего они давно уже живут у него, немного вдали от этих беспокойных областей) … Что кстати так и было.

Да, но до тех мест он тогда так просто и не добрался, и встретившийся тогда с ним, и чем-то особо приметивший его Мастер просто вырвал тогда его из рук группы не очень-то миролюбиво настроенных и вооружённых людей на самой границе с Косово… Да, всё это было ещё в «той жизни»…

А после этого уже были и этот остров, и эта Башня… Они находились в южной части Тихого океана, на одном из довольно-таки не очень больших и довольно-таки малозаметных островов, так изобильно и часто встречавшихся в этих водах. Да, не очень уж больших. Их остров имел примерно около 70 километров в диаметре, и до небольшой группы ближайших, и почти не заселённых островков его отделяло примерно 450 километров.

Но однако на их острове, почти что у самого подножия их Башни располагался и довольно большой, современный и весьма цивилизованный город, а так-же ещё и в глубине острова находилось ещё и 5 поселений, в которых находились небольшие заводы по производству различной мелкой электроники (телевизоры, радиоприёмники, мобильные телефоны и небольшие ПК), а также и некоторые приборы для судовой навигации. И ещё в этих поселениях изготавливались и различные сувениры и поделки из кораллов, различные деревянные статуэтки и изображения различных животных, которые они довольно незаметно переправляли и на Тайвань и на Суматру, и которые пользовались там весьма-таки большим спросом.

Александр затушил свою сигарету в большой стеклянной пепельнице, достал другую, прикурил. Да, а в этой башне он живёт уже с 16 лет, с той самой поры как Мастер совершенно случайно встретился с ним, возвращаясь из одной из своих поездок в один из городов Западной Европы, не приметил его, и помог ему выпутаться из одной, и весьма неприятной и опасной ситуации, и после, немного переговорив с ним отвёз его в совершенно безопасное место, ещё немного с ним побеседовал, и потом уже не раздумывая просто взял с собой, на этот Остров.

Да, и уже 20 лет как он уже живёт в этой Башне… Александр ещё раз затянулся уже почти догоревшей сигаретой, затушил её в пепельнице, и откинувшись в кресле посмотрел на приоткрытое окно, а потом на свой стол, на котором лежали письма от его брата и племянника, и немного улыбнулся: да, а племяннику скоро будет уже 11 лет… Он за всё это время 7 раз ездил на свою бывшую родину, и встречался там с матерью и отцом, с братом, а после – и с его женой, и в последние 3 раза и с молодым, но не смотря на его ещё ранние годы очень неглупым, эрудированным и подающим большие надежды племянником. Ну что-же, ну что-же, и вот на Новый Год они снова встретятся, но на этот раз уже на этом острове, и в этой Башне… Да, Большое спасибо за это Мастеру, – вход в эту Башню практически всем и для всех просто-напросто строго и категорически был воспрещён…

Александр поднялся, подошёл к окну, и приоткрыв его сразу впустил в комнату свежий морской воздух, и минут 10 посмотрел на немного пенящуюся линию прибоя, – да, сейчас ведь прилив. Потом, так и оставив окно приоткрытым он подошёл к двери, вышел на площадку, с двух сторон которой находились две двери, и подойдя к правой стал потихоньку подниматься на их смотровую Галерею. И поднявшись метров на 25 и открыв высокую блестящую дверь он вошёл в их круговую и полностью застеклённую галерею, ведущую по кругу вокруг всей Башни, и частенько заставленную всякими и всевозможными диванами, креслами и журнальными столиками, стоявшими частенько рядом с её высокими (высотой почти во всю стену), и застеклёнными очень прочным и небьющимся стеклом окнами, открывавших весьма и весьма интересные и живописные виды на остров и на море.

Александр подошёл к одному не очень широкому дивану, стоявшему примерно в 40 метрах от входа, и расположившись на нём просидел минут 15, потом поднялся, подошёл к окну и открыв небольшое ветровое окошко и облокотившись об раму глубоко вздохнул и посмотрел на видневшиеся окраины города, потом на широкую и ровную гладь океана, потом ещё раз вздохнул, – морской бриз был очень чистым и свежим…

Да, почти месяц продолжалась его последняя поездка, в которую он отправился по указанию и просьбе Мастера, и во время которой он сначала 2 недели пробыл в Вечном Городе, перерывая архивы нескольких библиотек, и разыскивая некоторые, и весьма старинные документы, потом его путь лежал в Кёльн, где в одной из библиотек после того, как он вручил её Главному Смотрителю запечатанный конверт, в котором лежало письмо от Мастера, то он прочитав его попросил немного подождать, куда-то вышел, а когда вернулся то очень вежливо попросил его подняться вместе с ним на 4 этаж, и попросив его подождать в зале зашёл в помещение, где хранились разнообразные очень ценные и древние архивы, и задержался там около 40 минут, и уже выйдя оттуда вручил ожидавшему его Александру три толстых и плотно запечатанных пакета, и поклонившись вручил ему, – Да, здесь те самые карты и несколько судовых отчётов о проведённых плаваниях, датируемых серединой 16 века. Всё, как он просил. И ещё раз поклонившись он проводил его до выхода.

А после этого у него была поездка уже и в Священные Земли, где он разыскал по адресу, данному ему Мастером одного, и очень как ему вначале показалось странного человека. Да, сначала Александр очень долго гадал, – какой-же всё-таки у него может быть возраст, – да, вроде он был из породы таких-же «нестареющих людей», как и Мастер, но всё же… Но всё же во время общения с ним в первые дни он сначала только удивлялся, – вот они только что вместе с ним пили чай, в гостиной, он куда-то вышел, и когда Александр минут через 40 снова увидел его, то на него смотрел молодой и весёлый человек лет 40… А вечером, там-же в гостиной, когда они садились за стол, перед ним сидел весьма серьёзный человек лет 60 – 65… Да, и ещё было несколько таких-же наблюдений, которые даже его ставили в небольшой тупик.

И только под вечер второго дня, когда он спускался по высокой лестнице своего особняка Александр увидел и узнал такое-же, как и у Мастера серьёзное, и совершенно не имеющее возраста загоревшее лицо он наконец-то со вздохом успокоился.

И на вечер этого дня он передал ему письмо для Мастера, а потом развернув на столе карту точно показал те места, которые Мастер просил его посетить.

И он всё сделал так, как и просил его ещё на острове Наставник. Сначала это были несколько камней и мешочек песка с глубины примерно в полтора метра с берегов Иордана, потом несколько таких-же камней и песка с одной из окраин Иерусалима, и уже в самом конце, – небольшая поездка к берегам Мёртвого моря, где он остановился в небольшом городе в 20 километрах от берега, и где он так-же по большой просьбе Мастера отыскал довольно скалистое и чем-то очень достопримечательное местечко примерно в 15 километрах от этого городка, и так-же отобрал несколько камней и такой-же мешочек с песком с такой-же глубины.

Ну, уже после этого было и само его возвращение на их остров.


Мастер лично встречал их быстроходный океанский катер на берегу Гавани, и когда они поднялись в Башню, и там он передал всё привезённое Мастеру, на губах его заиграла спокойная и лёгкая улыбка, и он ещё раз поблагодарил его за совершённое путешествие, посидел с ним около часа за столом с кофе и вопросами об проведённой поездке, и после этого поднялся в свой кабинет, а наш путешественник отправился к себе отсыпаться.

Да, месяц длилось это его путешествие, – ещё раз подумал он, стоя у приоткрытого окна их Галереи, и минут 20 ещё посмотрев на широкую океанскую гладь отошёл от окна, присел на диван, и взяв пачку сигарет, лежавшую на журнальном столике закурил и выпустив три больших и ровных дымчатых кольца положил ног на ногу, и поудобнее уселся на этом диване. Да, месяц, месяц его здесь не было…

3

И вечером, стоя у своего приоткрытого окна и глядя как солнце потихоньку приближается к линии горизонта, а слева уже начали зажигаться вечерние огни в окраинах их города он опять поглядел на этот пейзаж, и в который раз опять подумал: – Да, Мастер, Мастер, сколько же тебе всё-таки лет? Или тысяч лет… Тогда, 15 лет назад на его вопрос об этом он только рассмеялся, и рассказал что на этот, тогда ещё необитаемый остров он когда-то попросил его высадить моряков одного из фрегатов Испанской флотилии, проплывавшей тогда мимо этих островов в этих водах. И было это в 1724 году. Остров этот был необитаем. И уже потом, в ходе их традиционных вечерних бесед он ему рассказал, что и эта Башня… Что к концу 1880 года эта Башня была уже почти построена, и что к 1910 году, когда и внутри, и вокруг этой Башни всё уже было почти как сейчас, то тогда уже он, вместе с довольно-таки не очень большой группой людей, помогавших ему в постройке Башни, и их уже вполне взрослых детей, то тогда он потихоньку начал и подготовку к постройке уже и самого этого города… Да, и весь этот город, – всё это тоже и детище и творение его рук… А как он смог это сделать, – на самом деле такая-же тайна, как и построение и самой этой Башни…

Да, и в одной из более поздних вечерних бесед, в один из вечеров, когда он снова стал спрашивать его об этой Башне Мастер с небольшим вздохом сначала немного промолчал, но немного подумав и довольно пристально, и с небольшой улыбкой посмотрев на него немного улыбнулся и сказал ему, – Ты знаешь… Да, как тебе это лучше сказать… Да, то что я тебе сейчас скажу, – относится и к немного другому миру, и к немного совсем другой жизни, сейчас для всех вас почти не понятной… Но, – я думаю что ты уже провёл вполне достаточно времени на этом острове, и… И пожалуй ты сейчас уже вполне можешь понять и принять и эту информацию, да и всё то, что я сейчас тебе скажу…. Да, всё это было очень и очень давно. Да, ты спрашивал меня об этой Башне… Ну что-же, знаешь, примерно так когда-то, и в очень давние времена выглядели очень многие строения в тех очень древних, и скрытых уже много тысяч лет под океанскими водами странах, в которых когда-то жил и я, и многие и многие такие-же, или почти такие-же как я… Да, а теперь эти земли находятся глубоко под водой, а одна из них – под очень большим и толстым ледниковым слоем. Да, была когда-то и очень большая страна могущественных Атлантов Атлантида, была так же и такая-же земля Гипербореев, и ещё были и не только они, находящиеся сейчас под глубокими водами на океанском дне… А ещё одна страна тех времён сейчас полностью покрыта и скованна большими и суровыми ледниковыми полями. Да, Антарктида, и не так уж и давно, как это принято считать в ваших научных кругах также была когда-то таким-же цивилизованным и очень тёплым материком, где были и большие и отлично развитые города, морской флот, да и далеко не только это… Да, а на совершенно противоположной ей стороне планеты, там где сейчас находится северный полюс, и там также находилась такая-же солнечная и тёплая страна гипербореев, которая… Которая во время последней, и для многих весьма неожиданной смены полюсов на этой планете ушла глубоко под воду, а цветущую и теплолюбивую Антарктиду довольно быстро и неумолимо покрыли эти большие и прочные слои ледников… Да, ты как-то спрашивал меня об этой Башне. Ну что-же, – почти во всех этих странах, и очень часто можно было встретить и такие-же Башни, как и эта, и другие, очень на неё похожие и пожалуй для всех вас очень и очень странные построения…

Да, и ещё в ходе их таких-же тихих вечерних бесед он также поведал ему и о том, что ещё задолго до появления стран Атлантов и Гипербореев на территории Тихого океана также была очень большая и очень древняя цивилизация, находившаяся на одном из давно уже не существующих материков, – Пацифида, жители которой так-же как и несколько позже и Гипербореи и Атланты обладали и очень сложными и высокими технологиями, и многими и многими секретами и знаниями, почти совсем неизвестными сейчас этой, нынешней современной цивилизации. Да, эти тайны и знания так и погрузились под воду сначала вместе с Пацифидой, а через какое-то время после неё – и с Гипербореем и Атлантидой, а также и скрылись под километрами ледникового покроя на самом южном континенте этой планеты…

Да, а это было, когда на земле в последний раз сменились полюса холода. Но знаешь, Александр, ты не забывай что ведь всё в вашей истории идёт по кругу, а если немного поточней, – то по спирали, и знаешь, что я хочу тебе сказать… Да, есть и не очень-то приятная для всех, сейчас живущих на этой планете тема из немного обозримого будущего… И Мастер взял со стола их глобус, и сказал: – Хочешь, я покажу тебе, где будут находиться в следующий раз эти полюса?

– В следующий раз?

– Да, в следующий раз. И могу тебе ещё сказать, что это будет и не так-то уж и не скоро… И он поднял глобус, и показав на одну точку в северной части Соединённых Штатов сказал: – Вот сюда, на это место сместится Северный полюс… А Южный, – и он перевернул глобус на 180 градусов, и показал на точку, соответствующую этой координате.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное