Виталий Новиков.

Громкое дело. Роман



скачать книгу бесплатно

Основано на реальных событиях.

Фамилии основных героев изменены.


© Виталий Новиков, 2016


ISBN 978-5-4474-9188-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Колония общего режима во Владимирской области. Январь. За окнами барака идёт снег.

В помещении барака проживает двадцать пять человек. Помещение представляет собой зал, заставленный двухъярусными кроватями в два ряда. Стены покрашены в бледно-голубой цвет. На потолке вместо плафонов две лампочки: у входа и в центре. По допотопному радиоприёмнику передают местные новости.

За окном только начинает темнеть.

Зэки заняты своими делами: кто читает газету, кто-то общается, сбившись в группу, кто-то расхаживает по проходу между рядами кроватей. На табуретке около тумбочки сидит зэк Юрий Юсупов. Он москвич, ему сорок лет. Он пишет письмо жене, положив тетрадный лист перед собой на тумбочку. У Юсупова интеллигентное лицо: он окончил институт и успел поработать инженером, пока не наступило новое время; в девяностые годы он открыл своё дело. Несмотря на фамилию в облике Юсупова было мало азиатского: в нём было намешано много кровей. Москва есть Москва, здесь всегда мало смотрели на национальность. Столица испокон веков влекла к себе людей энергичных, активных представителей разных народов, которые и создали особый тип людей в России – москвичей.

Дверь барака открылась, и солдат зычным голом позвал:

– Юсупов на выход!

Юрий выдвинул ящик тумбочки, быстро спихнул в него письмо и шариковую ручку, после чего пошёл к выходу.

Конвойный – молодой солдат в полушубке с «Калашниковым» на плече вёл Юсупова через площадь к зданию администрации колонии.

– Юсупов, у тебя есть курить? – спросил конвойный.

– Я не курю.

Подошли к двухэтажному зданию из белого силикатного кирпича – администрации колонии.

Конвойный провёл Юсупова в кабинет на первом этаже с номером 5 на серой старой двери.

– Вот, привёл, товарищ капитан, – отрапортовал конвойный.

В небольшом кабинете сидел за письменным столом в военной форме с погонами капитана мужчина тридцати трёх лет, белобрысый с красноватым лицом. Так выглядел капитан Пастухов – оперативный сотрудник колонии.

– Подожди за дверью, – приказал конвойному капитан.

Тот быстро исполнил приказ.

– Садись, – лениво приказал Юсупову капитан.

Юсупов сел на старый, видавший виды стул, напротив капитана.

Капитан вышел из-за стола, подошёл к окну. Он с минуту смотрел в окно, потом взял стакан с чаем с подоконника и громко отхлебнул из него два раза. После этого капитан обернулся к Юсупову.

– Ну что, Юсупов, похоже дело твоё наконец-то может сдвинуться с мёртвой точки, – сказал он. – Похоже…

– Спасибо, Михаил Васильевич.

– Пока не за что.

– Что-то стало известно?

– Пожалуй, нет.

Капитан снова сел за стол.

– Твоим делом заинтересовались в ФСБ, – сказал Пастухов.

– Правильно, мой брат должен был обратиться к ним за помощью.

Пастухов иронично улыбнулся.

Юсупов заметил в этой улыбки знак скепсиса.

– Юсупов, знаешь, сколько людей, попадающих сюда, обращаются в разные инстанции за помощью в надежде на то, что их отсюда вытащат? И в ФСБ обращаются, и в Генеральную прокуратуру, и в центральный аппарат МВД, даже президенту письма пишут…

– Значит, это всё не поможет?

– Не знаю.

Юсупов опустил голову.

– Я скажу тебе кое-что; это конфиденциальная информация. Не ты один жалуешься на то, что пострадал от ментов-беспредельщиков. Ещё несколько зэков дали информацию оперативным сотрудникам колоний, где отбывают наказанию о том, что им подкинули наркотики и оружие милиционеры. Причем, как и в твоём случае это были сотрудники МУРа; и были названы те же имена и фамилии, о которых ты рассказывал мне. Ты не одинок в своём горе, Юсупов.

– Так почему же с ними никак не разберутся? С этими подонками?!

Пастухов улыбнулся и пожал плечами.

– Я тебе сразу поверил, Юсупов. У меня есть опыт. Я могу отличить криминальную личность от обычного человека; но ты пойми, я не могу так просто тебя выпустить отсюда из личной симпатии. Я всего лишь винтик в большом неповоротливом механизме государства. Не я это решаю. Что мог, я сделал. Кстати подарки, которые привозила твоя жена мне, я не взял, и ты не думай, что я имею какие-то корыстные интересы…

– Неужели всё так прогнило в нашем государстве?

– Дело не только в государстве, Юсупов.

– А в чём же ещё?

– В людях. Откуда берутся все эти воры, бандиты, насильники, маньяки, извращенцы? Они живут среди нас, рядом с нами, и к сожалению их много.

– Не все такими рождаются… Кого-то таким делает жизнь, общество, да то же государство…

– Ладно, я тебя собственно для чего сюда позвал. Вот тебе бумага, напиши всё, что ты мне рассказывал о твоём деле, об этих милиционерах-беспредельщиках; пиши подробно, чем будет больше деталей, тем лучше.

Конвойный проводил Юсупова обратно в барак. На улице уже стемнело.

В бараке зэки смотрели старый цветной телевизор. Картинка была с помехами. Передавали новости. Владимир Путин выступал на какой-то конференции.

Юсупов снял телогрейку и повесил её в общем гардеробе на гвоздь; потом пошёл в туалет. Рядом с дверью, ведущей в туалет, висел большой плакат с кандидатами в президенты. Скоро должны были состояться выборы президента страны. Шёл 2000 год.

Юсупов остановился у плаката и начал его изучать.

Глава 2

Главное управление собственной безопасности МВД России.

В маленьком кабинете на двух человек лейтенант Василий Болотников изучал дело трёх милиционеров служивших в юго-западном округе Москвы, упрятавших за решётку сына бизнесмена Шестакова, подбросив ему наркотики.

Василий одет был просто: голубая рубашка и джинсы. Ему было двадцать два года. У него было обычное русское лицо с простоватыми мягкими чертами лица. Он был склонен к полноте. Совсем недавно он окончил институт и устроился на службу. Ему пока не доверяли вести серьёзные дела, и он чаще всего был на подмоге у старших. Его начальником был майор Олег Краснов. Он дал ему дело милиционеров с юго-запада, для того чтобы Василий мог лучше ознакомится, как нужно вести дело и допрашивать подозреваемых. Второй стол в кабинете был свободен всё короткое время службы Василия; в управлении была большая нехватка людей.

Три фотографии осуждённых милиционеров. Наглые, циничные физиономии, про таких в народе говорят: ничего святого. Василий всматривался в лица преступников на фото в деле. Профессор Ломброзо наверно был прав – есть у преступников какие-то особенности, выделяющие их среди других людей. Правда, Ломброзо искал какие-то физиологические особенности. Василий подумал, что профессор несколько не там искал; глаза – вот зеркало души, вот отгадка; пустой, холодный взгляд. Пустота, пугающая, скрывающая тьму желаний и помыслов.

В кабинет вошёл майор Олег Краснов. Он был в сером пиджаке и жёлтой рубашке. В левой руке он держал бумаги. Ему было тридцать шесть лет. У него было несколько красное лицо и крючковатый нос, редкие пегие волосы он зачёсывал назад.

– Василий, всё мечтаешь?

Василий отвлёкся от изучения дела.

– Не мечтаю, а изучаю.

– Молодец. Через пять минут, жду тебя у себя в кабинете. Теперь ты будешь вести дело не как помощник, а как настоящий следователь.

– Наконец…

– Зря радуешься.

– Почему?

– Дело тухлое… Через пять минут у меня.

Через пять минут Василий вошёл в кабинет Краснова. У Краснова был такой же небольшой кабинет, как и у Болотникова, но на одного человека.

Краснов стоял за своим большим столом и перебирал какие-то бумаги. Позади него висела старая политическая карта Советского Союза.

– Садись, – разрешил сесть младшему коллеге Краснов.

Болотников сел рядом со столом сбоку от Краснова.

Прочитав что-то из бумаг, Краснов тоже сел. Он сцепил пальцы рук перед собой, посмотрел на коллегу, потом отвёл взгляд в сторону.

– Вася, мы попали, – наконец начал Краснов.

– В каком смысле?

– Нам поручили очень важное и трудное дело.

– Это как-то связано с представителями власти?

– Нет, слава богу; но всё равно нам от этого не будет легче. А теперь по порядку. В колониях несколько заключённых дали показания оперативникам о том, что они были задержаны незаконными методами; причём их закрывали одни и те же лица.

– Они не могли между собой сговориться?

– Вряд ли, это очень трудно сделать.

– Так в чём же трудности, я не понимаю?

– Эти люди – милиционеры, которые сфальсифицировали дела, очень серьёзные люди, в основном полковники, старшие офицеры МУРа из отдела по борьбе с незаконным оборотом оружия.

– Да, это не мелочь.

– Пока у меня есть только список фамилий. Дело это мы будем вести вместе с ФСБ.

– Зачем же они фальсифицировали дела против этих несчастных.

– Деньги, бизнес. Их бросали за решётку и предлагали выплатить выкуп за освобождение или вообще отдать бизнес.

– Это просто крутой беспредел. Это точно люди из МУРа?

– Точнее не бывает. У них наверняка много денег, оружия и связей…

– А нам даже оружие выдают только в самых экстренных случаях.

– Оружие здесь не поможет. Победить таких людей можно только мозгами, а они у тебя, Вася, есть. В нашей группе пока только мы двое. Мы можем привлечь к делу только проверенных людей, чтобы не было утечки информации…

– Когда начинаем работать по этому делу?

– Прямо сейчас. Начнем, знаешь с чего? Ты поедешь в МУР, покопаешься в их личных делах, обязательно сделай копии их фотографий. Я тебе дам список этих людей. И знаешь что; возьми дела и других людей каких-нибудь, чтобы не возникло мысли, что ты работаешь конкретно по этим людям. Сейчас мы никому не можем доверять… Даже кадровикам муровским.

Глава 3

У полковника Зудина был большой кабинет обставленный современной дорогой мебелью.

Юрий Зудин был плотного телосложения с седой бородой и усами. Начальство разрешило ему не бриться, потому что у него после бритья было сильное раздражение на коже. Он был в рубашке. Китель висел на спинке стула.

Зудин достал из сейфа бутылку конька и немного налил себе в бокал. Выпил. В кабинет постучались.

– Заходи, – командирским голосом разрешил Зудин.

В кабинет вошли в гражданской одежде майоры Сосновский и Хазаров.

– Сейчас соберу, – сказал Зудин.

На его столе в маленьких тисках был зажат газовый пистолет «Иж». Зудин сам растачивал газовые пистолеты, делая из них настоящее боевое оружие, у себя в кабинете.

Зудин собрал пистолет и передал Сосновскому.

– Как всё сделаете, позвоните. Короче, всё как обычно делаем, – сказал Зудин.

Сосновский и Хазаров вышли из кабинета Зудина. На двери его кабинета висела табличка с его фамилией, инициалами, а ниже было написано: заместитель начальника 13 отдела МУРа. Этот отдел, позже ставший пятым, занимался борьбой с незаконным оборотом оружия и боеприпасов.

Сосновский и Хазаров на служебной «девятке» выехали на юго-восток столицы. Водитель остановил машину около продуктового магазина.

К машине подошёл мужчина в синем пуховике и чёрной кепке с красным худым лицом. У него были русые с проседью усы.

Сосновский вышел из машины. Он был в дорогом кожаном пальто с меховым воротником. Он с ходу закурил.

– Вон он, стоит в ста метрах около липы, – сказал усатый. Это был агент, работавший на муровцев Коровин. – Товар у него в руке.

– Я вижу, – сказал Сосновский.

Из машины вышел Хазаров.

– Наручники взял, Юр? – спросил Сосновский.

– Да.

– Володь, как обычно всё, мы его берем, и ты подъезжаешь, – обратился к водителю Сосновский. Стекло водительской дверцы было приоткрыто.

Около липы стоял настоящий бомж сорокатрёхлетний Павел Цветков. На нём были потрёпанные коричневая куртка и толстые грязные широкие серые штаны.

– Ты чего здесь делаешь? – К нему подошёл Сосновский.

Рядом шёл Хазаров.

– Стою, – сказал Цветков.

Сосновский достал из внутреннего кармана ксиву и показал бомжу.

– МУР. Что у тебя в пакете?

– Не знаю.

– Покажи.

Бомж открыл пакет. В нём был свёрток.

– В тряпку что-то завёрнуто, – сказал Цветков.

Подъехала «девятка».

– Доставай и показывай, – приказал Хазаров.

– Можно на капоте машины, – предложил Сосновский.

Цветков положил свёрток на капот машины.

– Разворачивай, – приказал Сосновский.

Цветков развернул тряпку, и все увидели пистолет «Иж». Тот самый расточенный Зудиным.

– Это не моё, – сказал Цветков.

– Возьми его, – приказал Сосновский.

Цветков, разворачивая тряпку, не дотронулся до пистолета.

– Зачем? Меня попросили передать это Ване Лукину.

– Какому ещё Ване Лукину? Сказки ты будешь нам рассказывать уже в отделе, – сказал Сосновский. – Давай, Юра, цепляй на него браслеты.

Цветкову за спиной надели на руки наручники. Хазаров заставил бомжа взяться несколько раз за рукоятку пистолета.

– Вот так хорошо, – сказал Хазаров.

Сосновский позвонил Зудину. Тот приехал вместе с другим полковником Владимиром Захаровым.

Приехали ещё несколько сотрудников МУРа. Задержание снимали на камеру. Понятыми выступили подставные люди из ЧОПа «Алмаз-центр» – два молодых парня из Павлова Посада.

Потом Захаров им дал каждому по сто долларов.

– Спасибо, ребята.

Вечером Игорь Сосновский и Юрий Хазаров пили дорогой коньяк в салоне машины Сосновского. Закусывали шоколадом, запивали соком, много курили. У Сосновского была подержанная японская иномарка. В магнитоле играла современная музыка.

Сосновский поставил машину во дворе нескольких домов в районе Перово.

– Тошно, мне иногда Юра от этого всего, – признался Сосновский.

– Ты думаешь, мне всё это нравится?

– И выхода никакого не видно…

– Я не пойму, ты выйти хочешь из бизнеса?

– Бизнес. Это ты здорово назвал. Не знаю сам, как дальше быть.

– Я кажется знаю выход. Надо подкопить денег и свалить на хрен за бугор, здесь нормальной жизни уже никогда не будет.

– Ты думаешь нас прижмут, если мы не остановимся?

– Может быть. Если есть такая опасность, зачем рисковать?

– Ты прав, Юр. Значит будем учить английский язык.

– И выучим. Мы же не идиоты, не пэтэушники какие-то.

Для того чтобы в отделе были высокие показатели раскрываемости преступлений, муровцы отправили за решётку несколько бомжей и опустившихся людей, подкинув им оружие и боеприпасы.

Глава 4

Утром Василий Болотников приехал в МУР. Он заранее изучил расположение отделов этого знаменитого дома и прошёл сначала на третий этаж, где находился отдел по борьбе с незаконным оборотом оружия.

Василий остановился у одного стенда. На доске почёта висело фото Зудина. Оказалось, он был на хорошем счету у начальства и вообще одним из лучших сотрудников МУРа.

Кабинет Зудина был рядом. Около двери остановился сотрудник в форме старшего лейтенанта. Он несколько раз постучал в дверь. Мимо проходил майор с документами в руках.

– Вы к Зудину? – спросил он старшего лейтенанта.

– Да он мне нужен.

– Так он редко бывает тут.

– Как редко?

– Иногда неделями пропадает где-то. Вам нужно искать его через его подчинённых.

Потом Болотников поднялся на пятый этаж к кадровикам. Он прошёл в большое хранилище личных дел сотрудников МУРа. Здесь всем заведовала женщина в возрасте Ольга Ивановна Поликарпова. У неё были очки с толстыми стёклами в коричневой пластмассовой оправе. Одета она была недорого. Болотников подумал, что эта женщина вряд ли может быть помощницей и подругой милиционеров-преступников.

Ольга Ивановна принесла несколько дел, которые попросил Болотников. Как и просил его Краснов, помимо дел подозреваемых были здесь дела других сотрудников из других отделов.

В четыре часа Болотников вернулся в своё управление. Он сразу пошёл в кабинет к своему начальнику.

Краснов был на месте.

– Есть что-нибудь интересное? – спросил Краснов.

У него на столе лежал свежий номер «Московского комсомольца».

– Есть.

Болотников выложил на стол фотографии подозреваемых.

– Все они, почти все, когда-то работали в Севастопольском РУВД Москвы.

– Значит, они давно знают друг друга.

– И ещё. Один из них, Зудин, может пропадать где-то очень долго, и не появляться на службе.

– Не понял.

– Ну, он не появляется долго на службе, и его за это никто не наказывает.

– Очевидно, что начальство как-то покрывает этих людей.

– Я тоже подумал об этом.

Глава 5

Ресторан «Каретный ряд».

В широком зале много столиков. В дальнем углу соединены два стола, к которым приставлены восемь стульев. За ним сидят двое. Зудин и полковник Молчанов высокий седоватый мужчина, которому слегка за сорок, как и Зудину.

Зудин, курит; когда он втягивает дым, он щурит глаза.

– Ты до хрена куришь, Юр, – сказал Молчанов.

– Знаю, Жень; ничего не могу с этим поделать.

– Я тоже, пожалуй, закурю.

Подошла молодая официантка.

– Что будете заказывать?

– Маш, нам водочки хорошей, селёдочку под шубой и как обычно, что мы там заказываем; чтобы всё было красиво, – сделал заказ Зудин.

Официантка хотела было уже уйти, но Зудин остановил её.

– Маш, а что это за две шалавы сидят у окна? – спросил Зудин.

– Я не знаю. Может быть спросить у них что-нибудь?

– Не надо, иди пока…

Молчанов затянулся сигаретой и выпустил дым.

– Две будет мало на нас всех. Если надо будет, вызовем проституток, – заметил он.

– Ты всегда точен и логичен, Женя. А у меня может быть любовь?

– Какая на хер любовь, если такая и будет связываться с кем-нибудь из нас то только из-за денег.

– Ну, ты всех под одну гребёнку не равняй.

– Перестань. Нам до Володьки далеко. Где он кстати?

– Да обрабатывает какую-нибудь очередную подругу или завис где-нибудь со шлюхами.

– Ловелас хренов.

Пришли родные братья Мухины Николай и Валерий. Николай был подполковником, Валерий майором. Потом подошли Сосновский с Хазаровым. Самым последним пришёл майор Власов.

– Наконец весь в отдел в сборе, – сказал Молчанов.

– Почти весь, – поправил Зудин.

– Что сегодня за праздник у нас? – поинтересовался Власов.

– Мы тут подумали с Женькой и Володькой, – начал Зудин. – И пришли знаете к какой мысли? Мы как-то неправильно работаем. Конечно показатели у нас охренительные. Но как мы их делаем? Сажаем только бомжей со стволами и патронами. Это во-первых слишком выглядит подозрительно, если кто-то обратит на это внимание. Во-вторых, надо включать фантазию. Этим мы уже никого не удивим. Нам нужны новые награды и звания.

– А что ещё мы можем придумать то? – спросил Николай Мухин.

– Уже придумали, – сказал Молчанов.

– Нам нужно взять банду грабителей, – продолжил Зудин.

– И как мы их возьмём? – поинтересовался Власов.

– Валер, мы решили использовать твоего агента, как его там звать? Круглов? – Зудин посмотрел на Валерия.

– Шаров.

– Вот. Ты ему скажешь, что у него теперь новое задание: сколотить банду. Банда должна совершить налёт на какую-нибудь квартиру; а мы их там примем, – раскрыл смысл плана Зудин.

– А что с Шаровым то будем делать? – спросил Валерий.

– Ему мы дадим уйти, – сказал Зудин.

– И преследовать не будем? – спросил Валерий.

– Разумеется. Такой агент нам нужен будет всегда на свободе, – сказал Зудин.

Глава 6

– Проходи, Вась, садись. – Краснов стоял за своим столом.

В кабинете Краснова сидели два человека в чёрных кожаных куртках с короткими стрижками.

– Это наши коллеги из ФСБ: капитан Михайлов и майор Кольцов, – представил сидевших Краснов.

Болотников пожал им руки.

– Лейтенант Болотников, – представился он и сел он сбоку от стола Краснова.

– Наши коллеги уже в курсе дела, – сказал Краснов. – Они будут совместно с нами вести его.

– Мы будем прослушивать телефонные разговор этих муровцев, – сказал капитан Михайлов. – Начнем, пожалуй, с Зудина. Он кажется самый подозрительный из этой компании. Поставим на прослушку его служебный и мобильный телефоны.

– Они могут шифроваться и не говорить важные вещи, которые могут обернуться потом против них по телефону, – заметил Болотников.

– Поглядим, – сказал майор Кольцов.

– На этих людей жаловались и в нашу организацию, – сказал Михайлов. – Наверно на их совести немало преступлений. Что ж прослушка обычно даёт много ценной информации. Будем работать…

– Вы, Василий, кажется.., – начал майор Кольцов.

– Да.

– Так вот, Василий, вы были в отделе кадров МУРа…

– Был.

– Я думаю, что можно было бы туда съездить ещё раз. Неплохо было бы посмотреть дела сотрудников, которые уволились в последние скажем четыре года из отдела, где работают наши клиенты, записать их данные и встретиться с ними.

– Поспрашивать их о Зудине и его друзьях?

– Совершенно верно. Если это сделаем мы, это вызовет; может вызвать подозрение; об этом смогут узнать Зудин и его люди.

– Если Василий будет опрашивать бывших коллег Зудина, те могут сообщить Зудину о том, что им заинтересовались в УСБ, – заметил Краснов.

– Верно, коллега, – согласился Кольцов.

– Нужно придумать легенду, – предложил Михайлов. – Мы скажем, что они подозреваются в участии в преступлении, в котором наверняка не были замешаны.

– Точно. – Эта идея понравилась Краснову.

– Это неудачный ход, – сказал Кольцов. – Если те, с кем будет разговаривать Василий, друзья подозреваемых; тогда они всё равно им сообщат о разговоре, и пусть они узнают, что их подозревают в преступлении, которое они не совершали; всё равно они напрягутся, потому что будут знать, что ими заинтересовались.

– Так как же быть тогда? – задал вопрос Михайлов.

– Я знаю, как быть, – сказал Василий. – Мы вот что сделаем. Я не буду торопиться; я изучу дела тех, кто уволился из отдела; наверняка среди этих бывших сотрудников есть честные хорошие ребята. Надо их вычислить. Тогда я с ними встречусь, и буду разговаривать с ними открыто без утайки. Конечно, обо всём я им не буду рассказывать.

– Рискованно это, – сказал майор Кольцов.

– А мне нравится, – сказал Михайлов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное