Виталий Лозовский.

Как выжить и провести время с пользой в тюрьме. Часть 1



скачать книгу бесплатно

Я имею в виду не того дела, которое на вас завели – уголовного, оно у следователя, а другого – оперского, которое будет сопровождать вас на всех стадиях пребывания в заключении – этапах, лагерях, которое затем долго будет храниться в том учреждении, которое было для вас последним или в специальных архивах, в котором будет отображен каждый шаг вашей тюремной жизни, доносы стукачей, отчеты оперов, начальника отряда и им подобных, все ваши контакты – кто вам писал, кто приходил на свиданки, кто носил передачки и какие, с кем вы общались и с кем были на ножах, с кем делили пайку, ваши слабые и сильные стороны, поведение в различных ситуациях и т.п. – т.е. ваш полный профиль. Позже, если вами снова заинтересуются компетентные органы, дело будет извлечено. Если вас снова занесет в места не столь отдаленные, оно будет немедленно туда переслано для дальнейшего использования и продолжения.

Тщательность, с которой оно будет вестись, очень будет зависеть от вашей интересности и потенциальной опасности. Чем более вы сильны, самодостаточны и непонятны оперу – тем больше интереса вы вызываете. Очень трудно, конечно, вам при первом знакомстве регулировать этот процесс, т.е. сыграть определенную, вам выгодную роль, но постараться можно и нужно. Для этого надо быть готовым и импровизировать по ходу. Тем более, что мы все и всегда играем какие-то роли по жизни.

Это я к тому, что сильных, конечно, уважают, в том числе и менты. Но сильных также и ломают. Сильные, независимые, самодостаточные люди изначально вызывают подозрение. Их предпочитают ломать – способов есть много, и это значительно легче, чем разгадывать. Да и слабый, средний человек никогда не разгадает сильного, если только сам таким не станет, он его боится и потому лучше уничтожит. Если же вы пешка, вы легко предсказуемы и, следовательно, не опасны. Даже если у вас недюжинная физическая сила, агрессивный характер и труп за плечами. Таких не боятся. Такими легко управлять.

А с дураков вообще спросу нет. Поэтому прикиньте свои силы к декларируемым вами житейским принципам – и решите, кого вам лучше сыграть. Если же вы считаете, что имидж – это все и перед ментами играть западло, то мои вам соболезнования.

А досье свое я мельком увидел уже в лагере и был просто поражен его размерами – папку аж расперло от бумаги, несколько сот листов, не меньше. Этому способствовало, конечно, 11 тюрем, по которым пришлось пройти за два года, в каждой из которых опера что-нибудь, да и добавляли к общей картине, но, тем не менее – таких размеров я никак не ожидал.


Кунилингус, женские понятия, справедливость.


В связи с тем, что за несколько последние дней к нам добавилось больше тысячи читателей и пришло несколько интересных писем с вопросами и даже ответами на них, хочу посвятить этот выпуск именно письмам.

Вот одно из них:


Я журналист из Кишинёва Олег Краснов (Талмазан). Мне пришлось не очень долго побывать в ИВС ГУБОПА в Кишинёве, в реанимации и в тюремной больнице зоны Прункул в Молдавии.

Сейчас нахожусь под подпиской о невыезде. Посылаю Вам для публикации несколько материалов, написанных мною по теме.


П.С. Должен сказать, что мои впечатления несколько отличаются от Ваших. Действует директива от «старших братьев» : «ножом и х… не наказывать», и возможно в связи с этим мата более чем достаточно, хотя это и не приветствуется, а в ответ на «пидора» действительно следует бить. В ИВС большая часть первоходок, поэтому спрашивают о чём угодно, в том числе и «делюге», в тюрьме этого меньше, но и там спрашивают, хотя, конечно, можно и не отвечать. Бывает, что и за руку здороваются. Вы ничего не сказали (возможно, пока) о том, что считается крайне недостойным оральный секс с женщиной (кунилингус), и достаточно сказать об этом, чтобы угодить в обиженные.

Присутствует своеобразная идеология – воровские идеи, которые распространяются только среди посвящённых, я думаю, Вы сами хорошо об этом знаете – «волки и овцы», «теория катастроф» и прочее.

С уважением, Олег.


Конечно, отличия наших впечатлений вполне естественны, вопрос мировоззрения – т.е. то, как вы рассматриваете события, происходящие в вашей жизни. Да и говорил я о хатах, в которых поддерживается понятийный порядок – а это не везде так, а иногда совсем не так. Кроме того, зачастую (по крайней мере, так положено, но выполняется по возможности или на усмотрение администрации) первоходы, т.е. попадающие в тюрьму впервые, содержатся отдельно от ее более или менее постоянных клиентов, среди которых процент братвы значительно больше. В камерах первоходов зачастую понятия имеют «детский» вид – кто-то что-то слышал, кто-то с малолетки поднялся. А малолетки – самый безбашенный и жестокий контингент в тюрьмах, их понятия и жизнь – это целая отдельная тема.

Но администрация обычно сама заинтересована в определенной мере в поддержании зековских традиций и жизни по понятиям, и организует камеры не произвольно, а с определенным подходом, смешивая долгосидящих и новеньких в определенных пропорциях и согласно своим целям, что объясняется довольно просто – таким образом осуществляется профилактика беспорядков, беспредела (или наоборот, провоцируется). Живущий по понятиям зек, как я уже писал, никогда не допустит беспредела, конфликты практически никогда не доходят до мордобоя, дураки осаживаются, придурки наказываются – что и надобно администрации.

Воровские идеи – это занятная тема, с вашего позволения пока касаться ее не буду – оставим на будущее, она достаточно обширная и неоднозначная.

По поводу кунилингуса, то это конечно интересный момент.


Здравствуйте, Уважаемый Виталий!

По Вашей рекомендации прочел книгу «Должно было быть не так», и у меня появились вопросы. Ответа получить не могу, т.к. освободился я более 20-ти лет назад, товарищи у меня тоже давно уже не сидели, а тех, кто сидят сейчас, неудобно спрашивать. Вот один из вопросов: Мне понятна позиция арестантов по поводу кунилингуса с женой («нырять в пилотку»). А как же поступать с женой, которая делает минет супругу? Ведь по арестантским понятиям, «порядочный» человек не может сидеть с ней за столом, целовать её, и т. д. Получается, что мужчина, которому жена делала минет, должен скрывать это (про шлюх нет разговора, там всё проще: отсосала – расстались), иначе ведь он, скорее всего, будет опущен. Я уверен, что считанные единицы супружеских пар не попробовали оральный вид секса (минет). Может, я ошибаюсь, и теперь не спросят на тюрьме за то, что мужчина ест, пьёт из одной посуды (и даже целуется!) с женщиной, которая «берёт в рот»?

Удовлетворите моё любопытство, пожалуйста. Ринат


Действительно, достаточно вам сказать, что вы целовали женщину в области ниже пупка (я это не потому говорю, что хочу обойти употребление названия интимной части женского тела, а потому, что это именно та запретная черта – в пупок еще можно, но ниже – ни-ни, не дай бог) – и ваше место под шконкой у параши. Последствия тупоумия и ограниченности большой части контингента, страха оказаться не как все – ведь у правильных пацанов это не в почете. Посмотрев на физиономии кричащих о «грязности» таких отношений сразу видно, что сами ныряли туда, не меньше как по пояс, но чтобы никто не заподозрил, надо кричать и гнать тех, кто нечаянно об этом обмолвился. Достаточно даже вспомнить, что женщина после орального секса поцеловала вас в губы. Но…

Во-первых, надо быть просто дураком, чтобы начать распространяться, какими вы способами удовлетворяли женщин. Во вторых, не могу сказать, что мне пришлось видеть много нормальных людей, попавших в обиженные по этой причине. Это я к тому, что "незаслуженного" и "по ошибке" наказания не бывает. Смотрящий или просто авторитетный зек когда надо не заметит сказанного слова, когда надо – превратит в шутку, так, что другие и не поймут, да и просто не позволит повести разговор в опасном для нормального, по его мнению человека, будь он блатным или мужиком, который еще просто не освоился в тюремных приколах. Также как, если надо, из невинно сказанного слова или жеста пустого фраера подведет его к чему угодно, так, что тот и опомниться не успеет.

Что считается приемлемым, а что нет – я попробую классифицировать позже, а пока о заслуженности и не заслуженности наказаний и возмездий очень хорошо написал еще один человек, письмо которого я приведу ниже.


В этом отношении тюрьма очень занятное место.

Совершив в вольной жизни какой-нибудь промах или подстроив ближнему подножку или подлость, человек может годами и десятилетиями не давать себе труда задуматься о каком-то возмездии или, тем более, ответственности за содеянное.

В публичном и со всех сторон открытом каждому в нем сущему мире тюрьмы возмездие следует, как Вы совершенно верно отметили, неотвратимо и, главное, немедленно. И совершается оно в полном объеме, в точном соответствии с содеянным. Интересно отметить, что выдача воздаяния в тюрьме никогда явно не мотивируется и не объясняется. В точности, как в реальной человеческой жизни. Вас могут наградить ночью ударом тяжелой табуретки по спине, когда вы спите на койке (шконке по-тюремному), и никто, кроме вас самого не ответит на вопрос: «За что?..»

Если Вы публично совершили правильный поступок по самозащите, но не довели его до логического конца, скажем, по недостатку физической силы, то будьте уверены, это сделают за вас другие. И это обстоятельство – что вашу работу выполнили за вас – нисколько не скажется на том уважении, которое вы этим поступком заслужите. Даже если это была просто словесная атака. Правда, в последнем случае вам придется четко дать понять окружающим, что вы готовы к заведомо неравной схватке, но от своего не отступитесь.

В отличие от расхожих мнений, воздаяние в тюрьме почти никогда не бывает бессмысленно жестоким и не «соответствующим». Равно как и неоправданно щедрым. Допускающие по дурости или по эмоциям исключения из этого правила беспредельщики рискуют как минимум крупной разборкой, а чаще всего досиживают потом «петухами». С точки зрения «братков» это логично: человеку, не умеющему себя «держать» в тюрьме ничего серьезного доверить нельзя, а чтобы он кого-нибудь на воле не смог ввести в заблуждение своими баснями, его «опускают». А это скрыть невозможно. И вовсе не благодаря каким-то «малявам» или слухам о конкретном «опущенном». В нужный момент любой подкованный человек вытянет из него все нужное через пару минут беседы. Каким образом это делается Вы, Виталий, расскажете лучше меня в своих рассылках.


Это было второе письмо М.В., оно достаточно длинное и очень глубокомысленное, так что я не нашел возможности как-нибудь его кроить (кроме этого фрагмента), и потому решил сохранить его полностью и представить вам в следующем выпуске. Вы его получите завтра.

А вот и первое письмо этого же человека, которое я хочу опубликовать сегодня.


Дорогой Виталий!

Нет слов благодарности Вам за поистине гениальную идею начать именно такую рассылку! Нужно иметь действительно высокий личностный потенциал, чтобы решиться на такое дело, а тем более – сдержанно и благородно проводить его в жизнь. Я внимательно прочитал все три выпуска, немедленно подписался и непременно приму в нем самое активное участие.

Начну с парадокса, который Вы чудно и распрекрасно поймете. Ваша рассылка и все, что в ней появится, это далеко не только система подходов к методам выживания в тюрьме и извлечения из нее пользы. Сам я из тех «мужиков», которые прошли этот путь и остались не просто «при своих», но и приобрели ценнейший жизненный опыт, колоссальную жизнеспособность и стойкость к любым обстоятельствам вольной жизни. Неизбывная внутренняя потребность понять, как и почему удалось не сломаться, не попасть в число «опущенных» или «чушков», заслужить нечто вроде почета и уважения братков, ни в чем не разделяя ни их мировоззрения, ни их ценностей – вот та причина, по которой я безусловно готов присоединиться к Вашему труду.

Читаю Ваши воспоминания о современной российской тюремной действительности и умиляюсь многим мелочам. Сам я оказался в Крестах в мае 1982 года в возрасте чуть более 40 лет. До посадки я был обычным питерским интеллигентом – инженером, ученым, среднего уровня руководителем.

Никаких «уличных» навыков не имел, драться и насильничать в любой форме был (и остался) органически не способен – я не в состоянии ударить человека в лицо – срабатывает жесткий внутренний тормоз. На матерщину реагировал чисто физическим недомоганием – это сложно объяснить, но поверьте, это возможное дело – так было у многих моих ровесников.

С ужасом думаю сейчас о себе, садящемся в автозак у городской прокуратуры в первый день из своих четырех лет строгого режима… Тот, каким я был, не мог уцелеть в тюрьме! И все-таки это случилось! Как, почему, что явилось тем ключом, который открыл для меня не просто двери в жизнь и на свободу, но и превратил меня в совершенно другого человека, абсолютно ничем не похожего на того, который в мае того года впервые в жизни вошел в тюремную камеру…

Во многих мелочах мой опыт тюремной отсидки в советской тюрьме сегодня уже имеет чисто исторический интерес. Однако в рамках тех задач, которые Вы поставили перед собой в Вашей рассылке, этот опыт вполне универсален и может кому-то пригодиться. С другой стороны, кто-то поймет по моим рассказам свои ошибки или порадуется тем, которые, в отличие от меня, болезного, не совершил.

Что до ошибок, то и в тюрьме, и в жизни, я и ошибки, и их последствия рассматриваю как мощный стимулирующий фактор, как горючее, двигающее человека по направлению к никогда не достижимому совершенству. Без ошибок, без ударов и катастроф не устанавливается и не может состоятся человек. Те, кто умудрялся в обыденной жизни изучать эту самую жизнь – по известному совету из «мудрых мыслей» – на чужих ошибках – как раз и попадал за отдельный стол в зоне и ел из пробитой гвоздем ложки.

Жизнь бывает очень ласкова к тем, кто всему покоряется и со всем согласен. Колотушки достаются тем, кто сопротивляется. Особо достается таким, кто сопротивляется повторно. Хуже всех достается персонажам, сопротивляющимся постоянно и бессознательно, в силу собственной органической природы. Эти последние – смертельно опасные враги любого существующего порядка в любой стране и при любой системе правления. Как это ни парадоксально – но факт есть факт: похоже, именно это бессознательное, игнорирующее призывы инстинкта самосохранения противодействие неприемлемому как раз и оказалось, скорее всего, основой выживания. Надеюсь, у нас найдется время и возможность в этом разобраться.

С уважением, М. В.


Полностью с Вами согласен – Вы не просто попали в точку, но и смогли более глубоко и подробно раскрыть и описать цели, которые я ставил перед собой, открывая эту рассылку. Спасибо.


Здравствуйте, Виталий!

С большим интересом читаю Вашу рассылку. В подобных местах не была, но в жизни всякое может произойти. Есть у меня такое пожелание: рассказывайте и про женские тюрьмы тоже. Вот, например, реакция на фразу «Да пошел ты…» в мужских тюрьмах уже понятна, а в женских? Как женщины воспринимают эту фразу между собой? И, вообще, на много ли отличаются «порядки» женских тюрем от мужских?

С уважением, Галина.


Для женщин эта фраза имеет обратный смысл – что-то вроде пожелания удачи и большого женского счастья. :)

Как-то некий придурок попробовал оскорбить девчонок, которые разговаривали между собой (между камерами) и тем самым якобы мешали ему. Что-то он сказал о них в оскорбительном тоне как о любительницах орального секса. В ответ получил приблизительно следующее: "Я сосала и буду сосать, а вот ты – один раз и пидарас". Это к вашему вопросу.

А вообще, конечно, тема интересная. Порядки, действительно, немного различны (правда, без изменения сути). Самому, конечно, не пришлось узнать подробности понятий женских камер, хотя некоторые слухи доходили. Общение в некоторых тюрьмах можно было проводить довольно свободно, и многие переписывались и переговаривались с женскими камерами. В любом случае пару выпусков я обязательно посвящу этой теме.


Мне страшно, значит, я в нужном месте и в нужное время


Приветствую, Вас!!!

Извините, что отвлекаю, Ваше внимание, но если будет время, то ответьте, точнее я бы хотел с Вами порассуждать. Я человек почти не касающийся этой, но мне это интересно, я студент с почти законченным высшим юридическим образованием.

Первое мне очень приятно , то что вы мне ответили сразу же в тот день, который я вам написал письмо. Посмотрев первые рассылки, хочется спросить. Сколько у Вас образований, или какое оно у Вас? Как относится к той 20-ти летней шелупе, которая на улице кичится, пытается кинуться в драку и при этом посылает каждого и говорит, что она всех на х… видала. Как реагировать на это? Все-таки это не зона и не СИЗО. (у меня была такая жизненная ситуация, когда я против 5-х 19-20 -летних пареньков, пытался противостоять, а они говорили, что они знают зону от и до). Вы пишите в рассылке о хороших интеллектуальных игроках – лидерах своих преступных групп. Вопрос: Как их найти на гражданке? Какому иерархическому контролю подвергаются территории в городе?

Может я отошел от темы, заранее прошу извинений.

С уважением, Алексей


Образований у меня несколько, но ни одно образование у нас не учит ЖИЗНИ. Я имею в виду СОЗНАТЕЛЬНОЙ жизни. Вся та шелуха в виде интегралов и сочинений на мертвые темы, устоявшихся штампов, преподаваемая беззубыми (в плане состоявшейся жизни) учителями, не дает никакого представления о таких понятиях, как жизнь, смерть, страх, свобода, проявления сознательной и бессознательной составляющей людской натуры, цель жизни и методы ее достижения. А было бы неплохо – только кто это будет делать… Такие вещи должны преподаваться людьми, компетентными в таких областях, а где их взять в таком количестве…

По поводу шпаны на улице – все определяется вашими страхами или их отсутствием, вашим стрежнем. Что делать в таких ситуациях? – увидеть свой страх (или дурь). Это самое важно – все остальное уже менее интересно, что-то сделаете. Как говорил герой Брюса Уиллиса – "Если мне страшно, значит я в нужном месте в нужное время".

И зачем вам, интересно знать, искать таких людей – интеллектуальных игроков – лидеров своих преступных групп? Ищите лучше тех, кто покажет вам ваши страхи и несостоятельность, и подскажет, что с этим делать.

По поводу иерархического контроля я мало компетентен – меня это мало волнует, но тем не менее чуть позже мы поговорим на эту тему.


Еще вопрос вдогонку. В третьей рассылке вы сказали, что: «…менты народ со слабой психикой их жалеть надо…» Неужели так жалко со стороны смотрятся сотрудники милиции. Ведь те парни ребята, которые приходили в ментовку, думали об офицерской чести и все такое. Хотели служить родине. А вы делаете такой вывод, что они жалко смотрятся, у них, мол, психика слабая, могут и «обидеться». Просто я разговаривал с одним ментом, он нормальный парень (для меня, я бы сказал, думающий и рассуждающий), так он сделал такой вывод, что не зря их называют «мусорами», потому что они общаются (работают) с человеческими отбросами (я бы исключил Вас из этого списка), вот и получается, что психика ментов тоже постепенно меняется. Кроме того, система не дает вообще рассуждать, отшибает мозги постоянным прессингом и гонкой за показателями. Вот такие выводы он мне рассказал.

С уважением, Алексей


По поводу слабости психики сотрудников правоохранительных органов, то я как бы в шутку сказал. Обычные это люди – есть более, есть менее. И понятно, что без милиции вообще беспредел бы творился на улицах – кто сильнее, тот был бы и прав. Для меня критерий «хорошести» – это когда человек выполняет свои обязанности, не привнося в них личной ненависти, нетерпимости и корысти. Когда надо – и в морду можно заехать, но, как написал внутри своей программы один безвестный программист, создававший один из самых разрушительных вирусов сети – «ничего личного – я просто выполняю свою работу». Только ОСОЗНАННОСТЬ своих действий делает человека человеком. И никакая система не отшибет вам мозги, если вы этого не захотите и не позволите.

После выпуска пришло письмо Алексея, которому я отвечал в рассылке.


Здравствуйте, zegmant.

Большое спасибо, что вы опубликовали читательские вопросы. И ответили на них. Я подумаю над вашим жизненным опытом, который советует искать мне ответы на мои страхи. Спасибо! (сначала немного сжался, получив рассылку, в которой мои вопросы к Вам опубликованы,(немного страшно стало, «…как мол и меня на всю страну..»,) а потом пришло :и захотелось сказать: Спасибо! Вот и пишу, Вам, ответ! И говорю еще раз: Спасибо за ответы на мои вопросы!

С уважением,

Алексей


Философия тюрьмы


Письмо М.В., которое я обещал привести полностью.


Дорогой Виталий!

Практически все, что будет сказано далее, не явно, но прямо и непосредственно связано с темой Вашей рассылки. На первый взгляд, написанное ниже никакого отношения к тюрьме, как таковой, не имеет. Но это только на первый, и, так сказать, не просвещенный суровой и незаслуженной отсидкой взгляд.

Нужно заметить, что все, о чем пойдет речь дальше, выглядело бы излишним, претенциозным и неуместным в любом контексте кроме того, который является содержанием Вашей рассылки. Говоря простым человеческим языком, все написанное далее уместно и полезно только здесь и нигде более. Обо всем, о чем я пишу и буду писать, мне говорить практически не с кем – не та тема, а душа просит свободы и понимания. Всего того, чего всегда так мало, и за что мы охотно платим ту самую цену, которой эти ценности стоят. А стоят они, как Вы отлично знаете, очень и очень немало…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6