Виталий Жучков.

Синора Ависсу ? граница бездны



скачать книгу бесплатно

Вступление

?? ?????? ??? ??????? (греч. та си?нора тис ави?ссу) –

пограничье (граница) перед Бездной


О дне же том, или часе, никто не знает,

ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец…

(Евангелие от Марка 13:32).


История человечества насчитывает уже не одно тысячелетие. На протяжении веков создавались и разрушались цивилизации. Появлялись и исчезали племена и целые страны. Не прекращается лишь сама История, но некоторые люди полагают, что если она имела однажды начало, то, как и всё остальное, должна иметь конец. Всегда есть те, кто ждёт, когда в небытие уйдут не только отдельные государства и прежние устои общества, но и само человечество. И каждое поколение надеется, что этот момент не случится при его жизни.

Правление Калигулы, Гелиогабала, Нерона и других языческих императоров античного Рима приводили в ужас современников, наблюдавших, как властители погрязли в крови и разврате. Пандемия чумы казалась новым вариантом одной из «казней египетских». Нашествия гуннов и монголов в Средние Века считали предвестием царства антихриста. Позднее, некоторые видели антихриста в Наполеоне или любом другом одиозном лидере. В каждом новом столетии говорили о падении нравов, о потере моральных ценностей, о близкой гибели человечества. К концу очередного века разномастные «прорицатели» обещали светопреставление. Однако Судный день всё никак не наступал и даже, казалось, нисколько не приближался.

Но вот, в ХХ веке, две мировые войны уничтожили больше людей, чем самые кровавые битвы предыдущих столетий вместе взятые. Миллионы погибли в концлагерях и войнах за освобождение от колониальной зависимости. Казалось, что после таких побоищ люди должны всерьёз задуматься о своём дальнейшем существовании, о смысле всего происходящего в мире, перевести свою неуёмную энергию из русла разрушения на путь сотрудничества и единомыслия. Действительно, прогресс начал делать огромные шаги навстречу будущему. Были побеждены различные болезни, открыты мощные источники энергии, созданы новые виды транспорта и связи. В политике язык дипломатии всё больше преобладал над языком орудийных залпов, но… Выжимка из прежних идей о человеколюбии, о всесилии мирной науки, о всеобщем благе и равенстве, вдруг повернулась к людям совершенно неожиданной стороной.

Наука отнюдь не перестала работать на войну, а взяла на себя ещё и служение разрушительным «идеалам» потребления. Право и закон так и не дали людям равенства, зато легализовали разврат и тотальную слежку за гражданами. Общественная мысль, пытаясь найти решение социальных проблем, нашла удобные рычаги для манипуляций сознанием народа. Развитие средств массовой информации не сделало эту самую информацию общедоступной и достоверной, а увеличило количество сплетен, догадок и лжи, среди которых правда могла элементарно заблудиться.

Теперь в государстве могли быть разрешены аборты, убивающие детей лишь за то, что они «имели неосторожность зародиться»; эвтаназия, делающая жизнь такой вещью, от которой можно и нужно избавиться, когда она станет некомфортной и слишком болезненной; «право» давать несмышлёным детям выбирать свою гендерную принадлежность.

Рядом с этим богатым набором «свобод» мог существовать запрет на смертную казнь для убийц, растлителей и террористов. Более того, они могли отбывать срок не пожизненно, а ограниченное время, причём иногда в таких условиях, что для иного бродяги показались бы пятизвёздочной гостиницей.

В то же самое время обилие гадалок и «пророков» с их гороскопами и прогнозами привело к восприятию «конца мира сего» как некой иллюзии. Для большинства это понятие стало просто страшной сказкой, относящейся скорее к области кинобоевиков и компьютерных игр. Число псевдорелигиозных культов разрасталось. Сравнивающий их человек полагал, что любой «хоть чуточку правильный» образ жизни гарантирует ему «нирвану» и «валгаллу», либо просто отворачивался от всякой веры, считая её архаизмом и вредной для мозга тратой времени. Ни одна революция прошлого, пытавшаяся упразднить религию, как «пережиток старого режима», не породила такого безверия, какое начало расползаться по миру примерно со второй половины ХХ столетия. «Сын Человеческий, придя, найдёт ли веру на земле?»

Между тем миллиарды продолжали жить в бедности, завидуя богатству миллионов. Глубоко в подсознании многих жителей Земли засела мысль: получить некую свободу, чтобы не стоять за станком и не пахать землю, а просто чудесным образом поменяться местами с кем-то, кого можно будет заставить это делать. Самим же при этом начать очень много пить и есть, получать много чувственных удовольствий и много денег от чужой работы, чтобы ещё больше пить, есть, и получать удовольствие. И главное – ни о чём не думать! Размышления о жизни приводят только к сокращающим её стрессам, а ведь надо постараться успеть перепробовать всё, что породил мир, быть может, даже дотянуть до открытия секрета биологического бессмертия, не так ли?

Конвейеры продолжали производить больше полуфабрикатов, больше средств контрацепции, больше средств коммуникации, позволяющих общаться с миром не выходя из дома. Увеличивалась скорость передачи данных, увеличивалась численность населения небогатых стран, дающих дешёвую рабочую силу, увеличивались калибры орудий и мощность взрывчатых веществ. И так день за днём, год за годом…

Близились к концу очередные сутки.

Солнце скрылось за Передовым хребтом Скалистых гор. Над штатом Колорадо сгустились сумерки. Небольшая стая куропаток пролетала над холмами. Внизу расположился город Колорадо-Спрингс, где Никола Тесла когда-то ставил свои эксперименты над беспроводной передачей электричества.

Птицы летели над парком, жилыми домами, отелем «Броадмор» и Академией ВВС США. Стая не обращала внимания на жизнь людей, находящихся там внизу. Кто-то укладывался спать, кто-то только пришёл с работы, а кто-то на неё собирался. Где-то была шумная вечеринка, на которой рекой лились алкогольные напитки, а неподалёку бродяга пересчитывал монеты, оставшиеся после скудного ужина. Городская застройка закончилась, и снова внизу были скальные породы.

Птицы приближались к горе Шайенн. Вдоль асфальтированной дороги, ограждённой забором с колючей проволокой, зажглись фонари. Шоссе вело к сооружению, буквально врастающему в гору. Здесь находился вход в одну из важнейших для обороны США цитаделей – НОРАД, центр командования воздушно-космической обороны Северной Америки.

Объединённая система НОРАД существовала с 1958 года и сочетала в себе функции оценки потенциальной опасности воздушно-космического нападения и управление военно-воздушными силами при угрозе атаки на США. Хотя в середине 2000-х годов штаб и часть функций командного пункта перенесли на ближайшую авиабазу Петерсон, постоянный командный пункт находился внутри горы Шайенн. Сюда стекались данные с множества наземных станций наблюдения, разбросанных по США и Канаде, а также со спутников и разведывательных самолётов.

Главный зал командного пункта работал в обычном режиме. Табло со шкалой готовности высвечивало «DEFCON 5» – военная готовность мирного времени.

Сегодня было дежурство полковника Брукса. Ему оставались считанные месяцы до выхода в отставку. За всё время своей службы он никогда не получал взысканий. Ни одного ложного срабатывания систем оповещения не пришлось на дежурства этого аккуратного и пунктуального военного. Тем не менее, «слишком правильный» Брукс к пенсии был лишь полковником, хотя столь успешному офицеру можно было метить в генералы. Его помощник, капитан Ник Хальверсон, получал очередной «тихий разнос» от командира.

? Запомните, Ник, – выговаривал полковник, – порядок доклада ситуации в штаб не должен изменяться. Как прописано в инструкции, так вы и должны делать, и докладывать согласно образцу. Даже если вы в сочельник ведёте «полёт упряжки Санта-Клауса».

? Прошу прощения, сэр, – извиняющимся тоном сказал Хальверсон. – Больше не повторится… Но разрешите уточнить, что поменяется от перемены порядка фраз в докладе? Я же всё равно сообщаю об отсутствии нарушений…

? А то, что это уже нарушения, – угрюмо оборвал его Брукс, – когда вы докладываете «своими словами» об их отсутствии. Вы не курсант военной академии, чтобы допускать такие оплошности. На другом конце могут подумать, что у вас что-то не так, а вы скрываете истинное положение дел. Ладно, экзекуция окончена…

Офицеры-операторы сидели за мониторами, куда ежеминутно выводилась информация, поступающая от различных систем наблюдения.

На одной из стен зала были установлены большие экраны с изображениями участков земной поверхности, что придавало командному пункту схожесть с центром управления космическими полётами. Периодически на них появлялись отметки, обозначавшие движение летательных аппаратов над Северной Америкой.

Один из офицеров внезапно отвернулся от своего монитора с озадаченным лицом.

? Что ещё там? – проворчал Брукс.

? Сэр, сильные электромагнитные помехи над Канадой. Источник не установлен.

? Лейтенант Бостик, переключитесь на другой канал.

? Сэр, я уже пытался. Это данные по спутникам и от наземных станций.

? Так точно, сэр, – вмешался в разговор ещё один оператор. – У нас здесь то же самое. Сильные электромагнитные помехи в атмосфере на малых высотах. Получаем данные с наземных станций в Эдмонтоне, Колд-Лейк и Кеноре.

? Что там у них, в Канаде, все вздумали в радиохулиганов поиграть? Свяжитесь с авиабазой Колд-Лейк! – раздражённо приказал полковник.

? Связи нет, сэр. Помехи…

Внезапно на одном из больших экранов, показывающих Северную Америку из космоса, возникли яркие светящиеся пятна, почти целиком закрывшие канадские провинции Альберта, Мантиоба и Онтарио.

? Господи! – капитан Хальверсон вскочил с места.

? Так! – полковник Брукс тоже поднялся со стула. – Тревога! Хальверсон, срочно связь со штабом НОРАД! Наблюдаем три яркие вспышки на территории Канады, в районе Эдмонтона, Колд-Лейк и Кеноры. Причины и характер уточняются.

? Есть сэр! – Хальверсон взял трубку связи с авиабазой Петерсон.

? Чёрт… Неужели стартовые вспышки ракетных двигателей сумели прозевать? – полковник решил, что свечение исходит от подрыва ядерных боеголовок.

Тем временем выяснилось, что сейсмостанции ничего не обнаружили. Сотрясения почвы, которое должно было произойти при мощных ядерных взрывах, не фиксировал ни одни сейсмограф.

? Что за чёрт?! – воскликнул полковник. – Подрыв боеголовок над поверхностью?

? Пока нет информации, данные обновляются, – ответил один из операторов.

? Сэр? Простите, тут что-то… – нерешительно начал ещё один офицер, отвечавший за мониторинг радиационной обстановки.

? Что там?! Что значит «что-то»?! – вспыхнул Брукс.

? Сэр, радиационный фон в норме. Ни в одном из районов показатели не превышают допустимых значений. Может это не ядерный взрыв?

? Не может быть! Проверьте по резервным каналам. Наверное, линии связи повреждены электромагнитным импульсом.

? Сэр, всё отрицательно. Фон в норме. Повсеместно.

Полковник Брукс хотел что-то ответить оператору, но тут светящиеся круги на экране одновременно погасли. В зале наступило гробовое молчание, нарушаемое гулом ламп и аппаратуры. Брукс приложил левую руку к сердцу и сел на стул.

? Сэр, может воды? – засуетился капитан Хальверсон.

? Отставить… Сообщить в штаб немедленно. Данные по сейсмостанциям отрицательные. Фон в норме. Свечение прекратилось.

Офицер связи взволновано повернулся к полковнику.

? Сэр! Есть связь с авиабазой Колд-Лейк. Они говорят… – офицер прислушался к звукам из наушников. – Они подверглись интенсивному артобстрелу…

Глава 1

Сумерки над канадской провинцией Альберта прорезали взрывы, трассы пулемётных очередей и огонь пожаров. Авиабаза Колд-Лейк, на которой были сосредоточены боевые машины 4-го крыла 1-й Канадской авиадивизии, превращалась в груду щебня и бетонной крошки с каждым новым разрывом снарядов крупного калибра. Военные и технический персонал не знали, куда деваться в этом кромешном аду. Уже валялись тут и там скорченные трупы. Горели автомобили и здание штаба. Диспетчерскую башню разнесло вдребезги попаданием сразу нескольких фугасов.

Второстепенный штабной офицер взял на себя командование, так как остался самым старшим по званию. Он пытался давать распоряжения лётчикам, которые ещё были живы. Штабист бегал с рацией в руках от одной воронки к другой.

? Майор Лоуч! – подозвал он одного из пилотов. – Поднимайте машины, пока взлётная полоса цела.

? Да сэр, я уже отдал приказ! – ответил майор, надевая шлем. – Где наши зенитчики? В воздухе что-то есть. Нам могут не позволить взлететь… О, чёрт!!!

Две светящиеся точки стремительно подлетели к авиационным ангарам. Чудовищный взрыв разметал последние самолёты 4-го крыла, пытавшиеся выруливать на взлётную полосу.

Офицер, принявший командование, повернулся к майору, собираясь что-то сказать, и вдруг его голова раскололась, забрызгав кровью Лоуча. Обезглавленное тело упало. Лётчик в ужасе отступил от него, доставая трясущимися руками пистолет из кобуры. Он увидел, как сквозь пролом в бетонной стене, на базу въезжают чужие боевые машины и вбегают пехотинцы огромного роста. Один из них, лицом похожий на индейца, в экипировке, напоминающей доспехи японских самураев, с рёвом подбегал к майору Лоучу, замахиваясь ружьём как дубиной. Удар приклада, обитого тупыми металлическими заклёпками, проломил череп и отбросил лётчика к останкам стены штаба.

Вражеская боевая техника, напоминавшая танки и броневики времён Первой Мировой войны, продолжала въезжать на авиабазу, расстреливая всё подряд. Пехотинцы, каждый больше 2 метров ростом, искали раненых, которых тут же забивали прикладами и затаптывали огромными окованными сталью башмаками. В воздухе проносились тени диковинных летательных аппаратов. Они продолжали сбрасывать бомбы на базу и прилегающий к ней городок. От Колд-Лейк не осталось камня на камне.

Грохот взрывов, выстрелы и крики о помощи слышали в командном центре НОРАД, пока связь окончательно не прервалась. Штаб НОРАД оказался в затруднении. Сначала хотели объявить чрезвычайный статус EMERGCON, но ракетно-ядерное нападение не было подтверждено. Масштабный конфликт, происходящий в сопредельном государстве, должен был неизбежно затронуть США, но DEFCON 1, на котором настаивал командующий НОРАД, почему-то пока тоже не стали объявлять. По указанию Пентагона был введён режим DEFCON 3, когда подразделения сменяют позывные, а через несколько минут DEFCON 2, предшествующий максимальной боеготовности. В Вашингтоне было созвано экстренное совещание, в котором должен был участвовать и сам президент США.

По ночной Канаде катились десятки тысяч боевых машин. В небе гудели и стрекотали тысячи пропеллеров летательных аппаратов. Миллионы смуглолицых бойцов-великанов грозно маршировали по дорогам. Они не взяли в плен ни одного канадского военного. Неизвестные войска просто уничтожали всё, что попадётся им на пути. Огромные солдаты рубили секирами, забивали насмерть прикладами и давили колёсами машин всех тех, кто вышел им навстречу, моля о пощаде.

Гигантские, закованные в броню крейсера появились в Гудзоновом заливе и расстреливали прибрежные населённые пункты из крупнокалиберных башенных орудий.

Ночью пала Оттава и другие крупные города Канады. Монреаль пока держался – враг остановил наступление в 70 километрах от северных предместий города, будто чего-то выжидая. Армия США спешно стягивалась к границе, однако, не решаясь пока вступить в бой с неизвестным противником, напавшим на соседей.

К 4:30 ночи по времени восточного побережья в Пентагоне уже несколько часов шло экстренное заседание. Президент США возвращался из зарубежной поездки. Его ждали с минуты на минуту. Будучи в дороге, глава государства отдал только один приказ – ждать его, не предпринимая никаких действий, если не будет нападения непосредственно на США.

Председатель комитета начальников штабов генерал Томас Уилсон и министр обороны генерал Грегори Макэлрой не находили себе места: ситуация не укладывалась ни в какие рамки. Ракетно-ядерное нападение России и Китая, массовая террористическая атака исламистов на все крупные города Америки, мятеж в рядах военнослужащих армии США – всё это можно было себе представить и хотя бы приблизительно выполнить инструкции и директивы, предусмотренные на этот счёт. Даже нападение пришельцев из космоса сейчас не казалось чем-то экстраординарным. Вторжение из «ниоткуда» военных контингентов, которые катались на диковинных броневиках, летали на поршневых самолётах и на машинах, напоминающих «Альбатрос» из жюль-верновского «Робура-Завоевателя», совершенно не вписывалось в нормальное представление о вероятном противнике.

Помощник генерала Уилсона зачитывал очередной из докладов, каждые 15 минут поступавших в Пентагон. Ситуация была невообразимая.

По состоянию на 4 часа утра по восточному времени три группировки неизвестного противника продвинулись на юг, к границе Канады и США, подавив всякое сопротивление. Почти из всех канадских городов перестали поступать какие-либо сообщения. Линии связи были уничтожены в первые минуты конфликта. Армия и флот Канады перестали существовать в течение пары часов. Всего семь уцелевших истребителей королевских ВВС приземлились на авиабазах в США. Пилоты сообщали, что каждому удалось сбить по нескольку вражеских машин, которые были довольно хлипкими и неповоротливыми, но тех были сотни и они поливали канадцев ураганным огнём из пулемётов и автоматических пушек. Бо?льшая часть самолётов сгорела на земле, не успев даже выкатиться из ангаров. Поток беженцев из Канады был на удивление небольшим. Ужас ситуации заключался в том, что малый наплыв спасающихся от войны мирных жителей объяснялся огромными жертвами среди населения. Все сообщали, что враг не берёт пленных, но разрушает и убивает, будто ради развлечения. В Гудзоновом заливе, на севере Атлантики и у тихоокеанского побережья Канады появился флот противника. Кроме кораблей, находящихся в заливе, эти морские соединения не предпринимали почти никаких действий. Хотя атлантическая группировка, видимо, была причастна к обрыву коммуникационных кабелей, связывающих по дну океана Северную Америку и Европу.

Уже прозвучали предложения немедленно атаковать врага, пока он находится на территории Канады, ведь согласно многим договорам США должны были реагировать на любое вторжение на территорию североамериканского континента. Однако никто не смел нарушить президентский приказ «дожидаться прибытия», хотя все и понимали, что промедление может стоить жизни уже не канадцам, а гражданам США.

Дверь кабинета открылась. Генералы и гражданские министры вскочили с кресел.

? Господин президент! Сэр… – начал министр обороны, но глава государства жестом остановил его и сел.

? Садитесь, господа. Продолжайте, генерал Макэлрой. Вы готовы предоставить сводные данные по всем докладам о ситуации?

? Так точно, сэр, – ответил министр обороны. – Кроме того, что я сообщал вам, пока вы были в дороге, на эту минуту мы имеем следующие сведения о противнике и о его действиях. Кое в чём я повторюсь. Итак, в 11:07 вечера по времени западного побережья, НОРАД зафиксировало рост электромагнитных возмущений на всей территории Канады. Через минуту были зафиксированы три яркие вспышки на территории провинций Альберта, Мантиоба и Онтарио. Эти вспышки командование НОРАД пыталось классифицировать, как подрыв сверхмощных термоядерных боеприпасов, но сейсмографы не зарегистрировали никакого сотрясения. Радиационный фон остался в норме. Световое излучение продержалось около полутора минут, затем стремительно ослабело и исчезло. После этого на территории упомянутых провинций обнаружились многочисленные сигналы радиостанций. Создаётся впечатление, что их средства связи довольно примитивные. Переговоры ведутся на открытых каналах. Однако мы не смогли разобрать ни слова. Язык не известен.

? Вот как… Неизвестен? – переспросил президент.

? Так точно, сэр. Лингвисты пытаются расшифровать, но пока нет результатов, хотя не похоже, чтобы это был какой-то жаргон или шифрованные фразы. Это полноценный язык. Просто неизвестный.

? То есть в мире никто на нём не говорит?!

? Похоже, что да, сэр. Сейчас ведётся анализ, и я не могу ничего больше сказать по этому поводу. Итак, войска противника появились из пустоты… Буквально. Они начали продвижение на запад, юг и восток из Альберты, Мантиобы и Онтарио. Количество техники и живой силы пока не поддаётся оценке. В состав сил вторжения входят танки, бронемашины, бронированный транспорт для пехоты, тягачи, тяжёлая артиллерия. Много авиации. Мы не можем классифицировать их машины, так как у нас нет ничего похожего. У них нет реактивной авиации, зато у самолётов несколько пар крыльев, а вертолёты имеют много винтов над фюзеляжами. Их люди описаны только в двух случаях, когда очевидцам удалось бежать незамеченными. Это пехотинцы ростом около 8 футов…

? Что?! Сколько?! – президент чуть не выронил стакан с водой. – Это что за великаны?!

? Я пересказываю лишь наблюдения нескольких человек, сэр. Я сам пока никого не видел. Их солдаты используют крупнокалиберные полуавтоматические винтовки. По внешности эти люди классифицированы, как американоидный тип…

? Прошу прощения, это на что похоже? Я не силён в этнографии…

? Это как наши индейские народности, сэр. Все имеют средства индивидуальной защиты: бронежилеты и шлемы. Типы и марки не установлены. Хочу уточнить, что боевая техника внешне напоминает некоторые устаревшие образцы, эпохи между Первой и Второй Мировыми войнами. Довольно хлипкие машины, но обладают орудиями крупного калибра, что вполне позволит им наносить ущерб нашим подразделениям. У врага очень много машин. Очень… Там не дивизии и не корпуса. Там несколько армий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное