Виталий Храмов.

Сегодня – позавчера. Испытание вечностью



скачать книгу бесплатно

Последний раз Маугли Сёму видел, как раз когда был у него на заимке, в 45-м. И они, как экскурсоводы, вели группу детей-Медвежат, искали амурского тигра, чтобы показать детям большую полосатую кошку в её среде обитания, сфоткать тигра и метку повесить для отслеживания его миграции. Тогда и случилась эта история с вилкой и тигром. Они устроились подневать, когда тигр на них вышел. Охотники стали дичью. Тигр, оказалось, уже вкусил человеческого мяса. Людоедом оказался. С ума своего тигриного сошёл. А в руке – только вилка. Это позже, на службе, появилась привычка – оружие всегда под рукой. Остались шрамы от зубов и когтей тигра как память, что не бывает безопасных мест, не бывает безопасного времени. И что не всегда твоё чутьё – надёжный помощник. Прохор помог, излечил, мог и совсем всё убрать, но Миша шрамы оставил. Как Батя – не убирает медвежьи следы со своей груди и спины.

А потом служба в армии. Когда его распределили в разведроту Первой отдельной особой егерской бригады Кровавые Вороны – даже не удивился.

Миша опять вздрогнул. В школе было тяжело? Архангел Гавриил тебе быстро объяснит, что домашние пирожки минутой через кожу вылетают, даже не потом, а паром! С давлением в десять атмосфер!

Это не люди. Это какие-то былинные витязи. Машины боя. А их «круг»? Это разминка такая. Чтобы «проснуться». Егерские салочки. Тебя окружает группа егерей, и начинают тебя – бить, будто хотят забить насмерть. А твоя задача – не даться. И кому-нибудь из круга внедрить так, чтобы тот упал. Тогда ты и этот, упавший, меняетесь местами – всё по новой. Тут и открываешь для себя скрытые от тебя самого возможности. Боевыми трансами владеть – обычное дело. Бесконтактное единоборство сейчас называется. Разбить стакан ударом, не касаясь стекла? Запросто! Ударить сквозь кирпич? Запросто! Отвести взгляд дозорному – вообще обязательное умение в разведроте. Чуять мины – как без этого? Найти дорогу через непроходимые места? Боевое ориентирование они ещё в школе усвоили. На урок! Время – пошло!

Батя и Архангел могли часами выстоять в «кругу». Как Медведь по минным полям ходит, слышала вся страна. Как стреляет слепой человек? Быстро. Из ротного пулемёта, на весу, очередью. Все пули – в цели. «Заложник» – не задет.

Миша вздохнул. Надо к Воронам наведаться. Размяк он что-то в этом липком, душном тропическом климате. Батя ухо выкрутил – Маугли даже не дёрнулся.

Так что у них в Гвардейске своя субкультура. Своя архитектура. Всё начинается с архитектуры. Ты живёшь в ней, не осознавая, как архитектура на тебя влияет, как она меняет твоё мировосприятие, по каким тропинкам направляет твои помыслы и желания. Дед Баюн, как сказочный волшебник, был гениален и загадочен. Он строил дома и корпуса школ, не пользуясь метрической системой. «Кащейская!» – говорит. Строил – на глаз. Средство измерения – ладонь и рука. Сажень. Чудно! Как у него получилось так, на глазок, ставить трёхэтажные терема, никуда не уведя размеры? Загадка! И всё здание – из толстых брёвен, без единого гвоздя, увязывать.

И не потому, что гвоздей и скоб не было, а потому что «дом – дышит!» А металлические связки его «сковывают». Не дают «дышать». Дом становится «мёртвым». Как хочешь, так и понимай! Скобяные товары шли только в отделку – двери, окна, полки-лесенки. Каждому – свой дом. «По индивидуальному проекту». Подходит дед Баюн к человеку, пядью «снимает мерку» – ладонями измеряя тело, – строит дом. Дом – как костюм-тройка у портного, каждому свой. Чтоб костюмчик сидел. Чтоб дом стоял. А ты в нем не стоял, а жил.

И как, живя в этом всём, как в сказке, видя это всё – не верить, не проникнуться? Как говорит отец, «если что-то выглядит глупостью, звучит глупостью, называется глупостью, воспринимается глупостью, но работает, – это не глупость!» Так-то! Так что в Гвардейске у них свой терем – поставленный по меркам отца. А у самого Миши – свой. Пока – пустой короб стен под крышей. Мерка снималась с ещё ребёнка, на вырост. А вот с дяди Фёдора не снимал дед мерку. «Неуёмный», говорит. Как знал, что Федя не живёт нигде долго. Как монгол какой – ведёт кочевой образ жизни. Ночует или на рабочем месте, или у очередной подружки. Кобель!

Да, дед тоже молчун. Целыми днями возится молчком – слова не вытянешь. Дед Баюн Мише нравился. С ним было легко и приятно – помолчать, поработать в тишине, обмыслить жизнь и грядущее.

Так что Медвежата росли на природе, как в сказке. Особое там место. Как весь Союз говорит, Медвежий Край.

Но Медвежат везде принимают с радостью. На любую работу, на любое направление.

Миша козырнул очередному военному. Рука сегодня точно отмотается. Мысли побежали по другой тропинке.

После Победы чуть не случилась очередная война. Только с Северо-Атлантическим Альянсом. Бывшие наши союзники быстренько сообразили междусобойчик. Ещё во время войны решили дружить – против нас. Сдачу немцев принимали – целыми дивизиями. И даже не разоружали. Пополняли. Свозили им трофейные «пантеры» и «ягдтигры», пушки и БТРы.

Хотели нас задавить. Думали, пока мы с турками возимся – раздавят. Ну ничему их история не учит! Батя рассказывал, как он под конец войны, за полчаса, прямо с земли – сбил двадцать летающих крепостей, когда они «по ошибке» отбомбились по нашим колоннам. И ещё расстроился, что одного самолета не хватило «для круглого, очкового счёта»! Есть и запись, но там ничего не разобрать – большие расстояния. Задумались «союзнички» – без поддержки с воздуха они воевать не умеют. А потом наши «ответственные товарищи» привезли корреспондентов газет и журналов «союзников» в штаб 1-го Западного, к Рокоссовскому, и показали им самоубийственную атаку танковой армии Катукова при поддержке егерского корпуса. Было это уже при агонии вермахта.

В танковой армии Катукова один танковый полк был Особым гвардейским полком прорыва номер сто. Под командованием друга семьи – Мельника, сейчас генерала, а тогда – майора Мельникова. Новые тяжелые танки «Таран» (в нашей реальности ИС-3. – Прим. авт.). Длинноствольное орудие 122 мм. Досылатель, дульный тормоз, чудовищная мощь – «Тигра» и «Пантеру» разрывал на ошмётки. Башня – 260 мм брони! Запоминающейся формы змеиной головы. Как сами «союзники» говорили – драконьей головы. Лоб корпуса – «щучий нос». Рикошетные уклоны брони разом в нескольких плоскостях. Простое, но гениальное решение наших КБ. Приведённая броня получается – ого-го! При приемлемом весе. Даже бортовые бронеплиты – и те под углом да под экранами. Спаренный пулемёт в башне, и курсовой огнемёт – во лбу корпуса. Давал огнемёт неприцельную, но широкую полосу выплеска пламени по ходу движения. Боевая эффективность мала, но не для этого огнемёт – он давил на психику противника. Огнедышащий танк! «Дракон»! Отличная защищённость танка и огневая мощь, при весе как у «Пантеры». Как рассказывал отец, военкоры-шпионы шептались – «нам нечем их остановить!» И немцам было не остановить.

Знали бы эти военкоры-шпионы, что этот полк на тот момент был единственным таким не только у Катукова, а вообще – в Красной Армии! И при штурме внешнего кольца Берлинского укрепрайона все «тараны» всё же были потеряны. И полк практически перестал существовать – большие потери в экипажах полка. Потери отборных танкистов, единственных, кто смог справиться со строптивым «Тараном». Даже комполка, Мельник, в очередной раз загремел в госпиталь, и если бы не Прохор – не выжил бы, при таких ожогах-то! Но информационная бомба – сработала! Снося, к хренам, черепные бункеры генералов «союзников». А там и эшелоны с «таранами» стали регулярно приходить. Летом Мельник стал полковником и командиром 100-й особой бригады «таранов». Той самой, про которую отец шутит – «киношной».

Не меньше их поразили и танки 1-й ОЕБ Кровавых Воронов – «терминаторов» (у нас Т-54 образца сорок пятого года. – Прим. авт.). Сферическая башня, орудие – 100 мм, нос корпуса – зубило из листов закаленной катаной брони в 100 мм толщиной. Танк лбом легко выдерживал попадание снарядов зенитных орудий, снарядов тяжелых противотанковых самоходов, крутился и летал по полю боя как шершень, как будто и нет в нём тридцати двух тонн веса!

Почему Миша всё это так подробно знает? Со слов отца. И с записей, засмотренных до дыр.

В том числе и из семейной фильмотеки, где всё это не порезано цензурой. Отец вел съёмку, вели съёмку эти два осназовца-богатыря со странными, не боевитыми, радиопозывными – Лёлик и Болик. Потом смонтировали фильм «Штурм ворот Берлина». Естественно, убрав всё лишнее и «дофотожабив» нужное, крутили сначала в Союзе, потом, цветной вариант, по всему миру. А пусть боятся!

Там, где не запретили. САСШ – запретил к показу. «Излишняя жестокость» – официальная причина. Пусть! Всё одно все посмотрели. Контрабандные тропы там ещё с сухого закона не заросли.

Теперь «Таран» и «Терминатор» – линейные танки линейных частей второй линии, призывной.

За эту операцию отца и наградили орденом Победы.

Не за штурм Зееловских высот. За это наградили Рокоссовского и – Катукова, который думал, что его расстреляют за потерю всех танков танковой армии при лобовом штурме укрепрайонов Берлина, за чудовищные потери экипажей.

И не за операцию «Бесприданница». Уникальная была операция. Уникальная по своим целям, по масштабам, по организации, по привлекаемым средствам. Когда была начата Висло-Одерская операция, была прорвана оборона немцев, в прорыв ввели танковые армии, подвижные соединения и – егерей. Но если перед танковыми армиями стояли стратегические задачи – разгром штабов вермахта, резервов их командования, захват узлов сообщения, мостов и путепроводов, то егеря выполняли свою работу, на первый взгляд – «левую». Егеря рассыпались по всей Германии автономными отрядами уровня рота-батальон, обходя узлы сопротивления. Егеря – грабили. Захватывали музеи, библиотеки, хранилища культурных ценностей, банки и их хранилища, склады стратегического сырья, оперные театры, храмы, заводские цеха, лаборатории, научные и исследовательские центры. Закреплялись и ждали подмоги. Операция именно этим и была уникальна – спасали от уничтожения и разграбления именно культурное наследие германского народа. И его научный и технологический потенциал. Уникальна операция была и по привлечённым силам и средствам. После захвата объекта егеря занимали оборону и принимали бойцов ВДВ. Такого массового применения воздушной высадки ещё не было. Тысячи самолётов, десятки тысяч бойцов! Целые воздушные армии работали напрямую с егерями, прикрывая их с неба! Снабжались егеря и ВДВ – тоже по воздуху. Такого уровня управляемости, когда увязывались и взаимодействовали столько родов войск на таких разбросанных пространствах – тоже ещё не было. Не было в мире ещё и переброски бронетехники по воздуху: «единороги» модели «Аэро» доставляли егерям и десантникам тяжёлыми планерами. На такой огромной территории, перемешанные с врагом так, что невозможно было отделить своих от чужих, за сотни километров от линии фронта – егеря бились в полном окружении за мазню немецких художников! Но и по результатам операция уникальная. Если сотни тысяч пленных, сотни складов с материалами, поставленные в тупик вездесущими егерями немецкие генералы ещё как-то относились к стратегии, то культура Германии – вне военных доктрин. Сталин показал немцам, что советскому народу немцы нужны как немцы. Как своя собственная, уникальная германская нация. Только без Гитлера и его нацизма. И никто не собирается их, немцев, в советских граждан переформатировать. После капитуляции всё культурное наследие германской нации было бесплатно отдано обратно немцам, их самостоятельно избранным органам государственной власти.

Но не их научные и технологические наработки. В том числе заводы и фабрики, что были демонтированы и вывезены. Вместе с учёными и рабочими. Как возмущался Черчилль и тот, другой американский президент, что сменил Рузвельта! Да-да! Миша не смог вспомнить его фамилии. Если Рузвельт – это Рузвельт, то его преемник для Миши – «тот, что после Рузвельта». Ещё бы они не возмущались – они сами на «сумрачный тевтонский гений» облизывались! Обломились!

Все эти фашисты были осуждены за соучастие в негуманных делах шайки-лейки Гитлера и отбывали трудовую повинность в Сибири. Даже доктор Порше! Отец сам с ним «проводил беседу». Порше – упёртый нацист! Эсэсовец! Пошёл в глухую несознанку! Такие крошатся, лопаются, но не гнутся. Но отец сумел его заинтересовать. И херр Фердинанд реализовал свою военную наработку – электромеханический привод – в мирном применении. У нас стали строиться тепловозы на замену паровозам. И прочий железнодорожный подвижной состав на дизель-генераторных движителях. Как и в самоходе «Элефант», он же «Фердинанд» – дизель-генераторная установка, электродвигатели на колпары. Прорыв в машиностроении! Доктор Порше вернулся в Дойчланд не только живым, но и богатым – проценты с авторства капали регулярно!

Федя Порше был самым сложным «пациентом», как говорил Медведь. С остальными было проще найти общий язык. Вернер фон Браун, например, с Королёвым работал с видимым удовольствием.

Кстати, эта операция по захвату, а потом возвращению реликтов, что немцев делают немцами, очень впечатлили интеллектуальную элиту Германии. Очень многие сравнили в своей голове ковровые бомбардировки американцев – и кровь, жертвы егерей по спасению культурного достояния Германии от самих немцев. И очень многие отвернулись от евро-атлантических друзей. А когда открылись двери Внешторгбанка для правительств германских земель, то и административные работники стали учить русский.

Вот с этим Миша был категорически не согласен! До трясучки не согласен! Они нам всю Россию разрушили, а мы им – беспроцентные займы под ничего не значащие бумажки каких-то облигаций? Как так-то? Ох уж эти старики! Совсем они размягчели с годами! Миша бы не то что займы им давать, отрывая их у советского народа, а прошёлся бы по рейху с ещё более мелкой гребёнкой! Сюда, домой, всё! Хрен им, нелюдям!

Но не за эту блестящую операцию Медведь получил бриллиантовый орден Победы. Отца наградили за неслучившуюся войну. За фокус с журналистами, напуганными до вонючих штанов – «таранами» и «терминаторами», организованностью и инициативностью армии-освободительницы, РККА, самоотверженностью и жертвенностью советских солдат, которые без колебаний шли в кромешный ад штурма Зееловских высот.

Особенно – организованностью и инициативностью «среднего звена» командования: отряды егерей и десантников действовали же полностью автономно. Отряды по тридцать-пятьдесят человек, при двух-четырех «единорогах» и двухшести танках, свели с ума немецкие штабы. Они были везде. Они были подвижны, вездесущи, неуловимы и неудержимы. Парализовав не только аналитические способности штабных офицеров вермахта, но и всякое сообщение, какую-либо транспортную связанность огромных территорий. Опыт белорусских партизан был выведен на новый уровень. Тысячи мелких мобильных танковых самостоятельных подразделений, действующих в отрыве от основных сил – с подобным военная наука ещё не умела бороться.

Генералам всё ещё нужна была линия фронта. Когда знаешь где фронт, где тыл. А для такой войны, блицкрига, доросли не многие. Все мастера блицкрига, «молниеносной войны», мобильной войны вермахта, оказались не у дел под конец войны – Роммель расстрелян, Гудериан, Манштейн, фон Бок – в опале. Гудериан – за Москву, откуда отступил без приказа, спасая свои «ролики», Манштейн – за провал деблокирующего удара по Сталинграду, фон Бок – за Огненную дугу. А старые, верные Гитлеру генералы прусской школы в массе своей жили в помыслах своих реалиями позиционных сражений Первой мировой. А в РККА – молодые генералы, что как раз на дерзких гусарских наскоках и поднялись: Рокоссовский, Черняховский, Ватутин, Катуков, Рыбалко, Перунов, Кузьмин. Да и Конев, Будённый, Тимошенко не хуже. Просто они не ассоциировались с подвижной войной, хотя именно на их фронтах и действовали «гусары», именно эти общевойсковые командующие и обеспечили успех «гусар летучих».

А за работу над танками Победы Кузьмин был награждён второй Звездой Соцтруда. Отец не принял. Говорит, нет его заслуги. Это Котин, Морозов и их КБ. Куда он денется? Дали Героя – носи! Не носит. Одной, говорит, хватит. Той, что авансом давали. В 1943-м.

Миша покосился на свою Золотую Звезду, что слепила праздничными отблесками. Тоже авансом. Не сделал ещё ничего эпохального. Перед славой Медведя даже неудобно.

Медвежата радостно загомонили – показались башни Кремля. Учителя не только наказывать поркой розгами умеют, но и награждать за отличие в учёбе. Увидеть парад, увидеть новые танки из первого зрительного ряда – какая награда может быть лучше? Это Миша эти танки видел уже. И даже испытывал. Экспертное мнение составлял. В качестве десантника. Язык прокусил, когда спрыгнул на полном ходу, 60 км/ч – это тебе не горсть изюма! Настоятельно не советовал, в отчёте, такой способ десантирования – побьётся же личный состав! Егерей не касается. Да и не будут они слушать ничьих рекомендаций!

Так что Миша танки видел. А Медвежата – ещё нет. И Союз – ещё нет. Про «заклятых друзей» вообще молчу. У них разведка такая предсказуемая! И так легко покупается! Капитализм же! Всё покупается и продаётся. Вопрос лишь в толщине плитки отпечатанной казначейством бумаги.

Уже стало анекдотом, в узких кругах, конечно, – «покупка шкуры неубитого Стального Медведя». Отца обихаживали разведки нескольких стран. Пока он им в лоб не намекнул, сколько надо денег. Много! «Медведи нынче дороги»! И – налом, кэшем или золотом. Деньги – взял, добился разрешения на закупку станков, пароходов, машин, типографского оборудования, швейной и обувной фабрики, фармацевтического оборудования – на вывоз, добился отправки всего этого во Владивосток. Дождался телеграммы о прибытии. Не теряя времени, в ожидании вестей, проводя массированное информационное наступление, сагитировав русских американцев на формирование Добровольческой дивизии, набрал кредитов у русских эмигрантов, еврейских банкиров – сделал всем ручкой и улетел домой. В Сибирь – как думал весь мир. На фронт!

А когда «наниматели» стали требовать «отдачи» – требовали выполнения шпионской работы, за которую они заплатили, – стал убивать. Когда стали шантажировать «закладными» бумагами – показал им кукиш. Медведь сам себя «сдал» НКВД. Сразу по возвращении на Родину. Опять в штрафбат хотел, наверное. Но Сталин сказал – «забивать гвозди телескопом». И прикрытие Медведя осуществляло как раз НКВД. Попытались выкрасть – погасили всю их шпионскую сеть в Союзе, что так подставилась, засветилась. Погибли даже родные весьма высокопоставленных товарищей. Молотов тогда сильно сдал. Попросил пардону, упросил уволить на покой. Устал, здоровье, говорит, сдавать стало. Бывает! Любишь человека, а она – змея.

Агентурная сеть «партнёров» была парализована. СМЕРШ – это вам не ваши бойскаутские отряды! Умственно недоразвитые – купить представителя Ставки?! Это что купить Сталина. Всех денег мира не хватит. Деньги – возьмём. Спасибо скажем. И будем вас иметь в виду. При случае. Как Батя говорит, «в особо извращённой форме». При этом, куда без этого, сильно пострадала и наша агентура, что так же вырезалась. Из мести. Тогда и погиб агент Сара, что работал в Нью-Йорке под легендой частнопрактикующего врача. Отец сильно опечалился по этому поводу.

Вот и Красная площадь. Мавзолей. Сталин сидит в кресле. Он так и не оправился после удара, что хватил его после того съезда, что был проведён впервые после войны. Какой там у него был порядковый номер? Девятнадцать или двадцать? А какая разница? Для Миши – никакой! Это же не номер модели танка? И не номер дивизии НАТО. Тогда, во время съезда, удар многих хватил. Миша не сильно вникает в политику: Федя умный, пусть разбирается, куда нам, простым диверсантам?! Есть ещё старшие товарищи – им виднее.

Но как понял Миша, Сталин изменил политический строй Союза. Компартия обратно стала партией. Управление страной и народным хозяйством – одно, политическая жизнь, идеология – другое. И сам себя снял со всех должностей, самоустранившись от управления страной. Говорят, весь съезд просил, стоя! Сталин не пошёл на поводу народа, всё одно ушёл на покой. Теперь вот статьи, книги пишет.

Вот это был шок!

На последовавшие за этим выборы народ валил, как на праздник! Депутатов избирали. А депутаты – президента. Мы вдруг узнали, что Союз – парламентская республика. Миша так до сих пор и не понял – зачем эти «танцы с бубном»? Один фиг же все кругом члены партии. Одной партии. И президента избирают из партии. Партия – одна. Больше и не надо. Да и вообще бы тогда убрали этот анахронизм, партию, по мнению Миши. Как ему, простой душе, кажется, или партий несколько – или ни одной. Для него понятны – опытная партия, установочная, испытательная, экспериментальная, поток. А такой «партии» он не понимает. Смысл в партии? Ты – коммунист или нет? Скоро не останется не коммунистов. Все будут коммунисты. Кому пионерские и комсомольские штанишки станут коротки.

Зачем тогда эти мутки с гражданством?

Наверное, это от того, что нет у егерей политработников. Есть воспитатели. Они чуть другим занимаются. Духовным развитием. А зря! Надо личный состав – просвещать. Но экономия, мать её за ногу! Каждый человек на счету. Или политрук, или воспитатель. Боевые психологические приёмы важнее для выживания. А самому разбираться – лень. На гражданке будем – разберёмся. И Батя лишь посмеивается.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6