Виталий Федоров.

Terra Nova. Вперед, в пампасы!



скачать книгу бесплатно

Жора строго поджал пухлые губы.

– Ношение оружия гражданскими лицами на территории Базы строго запрещено. Как и, разумеется, его продажа. В целом Орден проводит политику, направленную на снижение уровня агрессивности и милитаризации, повышение общественной сознательности граждан, создание гармоничного общества без насилия и дискриминации. Я вам там брошюрку на этот счет положил, почитаете.

Звиздец. Приплыли.


Новая Земля. База по приему переселенцев и грузов «Восточная Европа и Северо-Центральная Азия»

По крайней мере, бар «Рогач», он же гостиница, и правда существует. Хоть это радует. И даже похож на описание в книге – два этажа, веранда, здоровенная, слоновьих размеров, шестирогая черепушка. Ладно, некогда его снаружи рассматривать, и так промок весь, пока дошел.

Внутри оказалось довольно уютно. Стиль «деревенский трактир», мебель из солидного дерева, такая же солидная, основательная барная стойка. За стойкой, правда, торчит явный армянин, ну да нельзя же совсем без недостатков… На Арама не похож, слишком молод, но что армянин – тут сомнений нет. И тоже упитанный и чернявый. Интересно, тут у главы HR[4]4
  HR (human resources) – отдел кадров.


[Закрыть]
фетиш на пухлых носато-губастых брюнетов? Или еще какая причина есть?

– Здравствуйте!

– Добрый вечер!

– Это день у нас еще. Скоро привыкнете. Вы только покушать или комната нужна?

– И комната, и покушать.

– С ванной – семьдесят экю, с душем – пятьдесят. С ванной номер побольше.

Мля. Нехило так дерут. Впрочем, все понятно – монополисты, да еще и при вокзале, странно было бы, если бы не драли. Плюс они же не просто так монополисты – наверняка командованию Базы отстегивают. А то и принадлежат.

– С душем, пожалуйста. А кормят у вас тут чем?

– Пятьдесят экю с вас. Кормят у нас тут едой. Вот меню, пожалуйста. Бизнес-ланч закончился уже, так что в основных блюдах смотрите.

Изучаю меню. Кавказско-среднеазиатскую еду я как-то… не очень, это пропускаем… вот: «Печень вилорогой антилопы по-строгановски, в сливочно-грибном соусе» – хорошо звучит. Интересуюсь, сколько будет готовиться.

– Минут сорок. У нас никакой разогретой заморозки, все свежее.

– Замечательно. Тогда беру, а сам заселюсь пока. Платить наличкой или картой?

– Да как вам удобнее.

– Картой тогда.

Заодно ознакомлюсь с процессом безналичных платежей в новом мире. Оплата наличкой, думаю, одинакова во всех мирах, включая еще не открытые.

Впрочем, ничего особо интересного в процессе не оказалось – с подсказки бармена я провел ID по картридеру, мини-принтер выплюнул чек, вот и все. Никакой экзотики, аж обидно.

Шучу. Не надо мне никакой экзотики в денежных вопросах.

Поднявшись на второй этаж по той самой гулкой деревянной лестнице, воспетой в романах, оказываюсь в том самом коридорчике с деревянными же панелями на стенах. Вот только дверей не восемь, а две дюжины. Здание явно куда длиннее, чем кажется при взгляде на фасад. Интересно, всегда так было или десять лет назад дверей и вправду насчитывалось втрое меньше? Мне одиннадцатый номер достался, кстати.

Номер вполне приличный, если не вспоминать, что он сто?ит хорошо так за полторы сотни баксов. Комната маленькая, но чистая и светлая. Окно выходит на мокнущую под дождем крону дерева – ну да бывают виды и похуже. Полутораспальная кровать, два стула, шкаф, столик. Все тот же деревенский стиль, но сделано добротно, с душой, что называется. И вообще, я люблю, когда в доме много дерева.

На крохотном столике обнаруживается лист бумаги с различной полезной информацией, от расписания поездов (завтра первый в 10:45, не пропустить!) до расценок на услуги прачечной. Прачечная, между прочим, нужна – после суток на ногах в слякотной ноябрьской Москве джинсы изгваздались основательно. Да и вообще я чистоплотный. Кстати, надо бы душ принять, а то попахивает уже от меня, сам чувствую. Быстро скинув одежду, захожу в тесноватую душевую кабинку.

Уф, хорошо! Обожаю горячий душ. Вытяжка, правда, что-то хреново работает, ну да ладно, я ж тут не час плескаться собираюсь. Да и вообще аккуратнее надо, место прививок не замочить, медсестра предупреждала. Она, кстати, в порядке исключения оказалась не упитанной кавказкой, а миниатюрной, худой как щепка пожилой азиаткой, говорившей на русском с сильным акцентом.

Растеревшись жестковатым махровым полотенцем, переодеваюсь в чистое: темно-серые тактические брюки, черная футболка. Немного мрачновато, зато немарко и практично. Грязные вещи, следуя инструкции, складываю в матерчатый мешок, на котором стоит клеймо «11». Теперь оставшиеся вещи развесить и разложить в шкафу – не фиг им в рюкзаке зря слеживаться – и можно идти. Мешок забираю с собой. Где же… ага, вот. В самом конце коридора на стене деревянный люк с надписью «Laundry». На мусоропровод похоже, хе-хе. Вообще, странная система, первый раз такое вижу. Ну да ладно, лишь бы постирали и высушили нормально.

Внизу все без особых изменений: армянин торчит за стойкой, один столик занят. Правда, раньше был занят у второго окна слева, и там степенно вкушал стейк бритый наголо мордатый мужик в «песочке» и с кобурой на поясе, а сейчас молодая пара в гражданской одежде что-то оживленно обсуждает над кружками с пивом у крайнего окна справа.

– Ну как, устроились?

– Да, спасибо. Пиво какое есть?

– Светлое, темное, светлое нефильтрованное, темное нефильтрованное, красный эль. Есть немецкое, есть английское. Маленькая кружка – одна английская пинта, большая – две.

– Светлое нефильтрованное чье, немецкое?

– Да.

– Вот его, пожалуйста. Маленькую. А на закусь что посоветуете?

– Колбаски посоветую, мясные или из морепродуктов.

Ага. Про «рыбные колбаски» что-то я читал, помнится. Лучшая рыба – это колбаса, как говорится.

– Из морепродуктов.

Кивком поздоровавшись с молодой парой, располагаюсь за два столика от них. Мало ли, вдруг интересное что услышу.

Обслуживание здесь шустрое, надо отдать должное – только успел сесть и осмотреться по сторонам, как бармен уже притащил кружку пива и тарелку с нарезанными колбасками. Ну-ка, заценим… мм… вещь! Это я про пиво. Отличное. Теперь закусь… тоже превосходно! Жизнь налаживается, хе-хе.

– Скажите, а вы тоже только прибыли?

Вопрос парня отвлек от погружения в глубины вкусовых ощущений.

– Да.

– И как впечатления? Вы Круза читали раньше?

– Читал… да как-то не совсем все так, как в книжке, мягко говоря. Откуда путь держите?

– Из Кемерова, через Новосибирск проходили. А вы?

– Москва.

– Не хотите компанию составить? Обсудим, мыслями поделимся.

– С большим удовольствием.

Ну не то чтоб прям с таким уж большим – какие у них мысли полезные могут быть, если они сами только что прибыли? Но и негатива к ним нет, так что почему бы и не подсесть? В конце концов, чем черт не шутит: может, и правда что-то интересное услышу.

Знакомимся. Парень, ничем внешне особо не примечательный шатен, назвался Димой (везет мне на Дим эти сутки, хе-хе), в Кемерове трудился продавцом-консультантом в МТС. Его законная супруга Оля, довольно симпатичная, крашенная в блондинку худышка, делала что-то там хитрое с женскими когтями в салоне красоты. Переселялись они не за свой счет, а по программе, так что получили по две тысячи экю на нос плюс еще одну как готовая ячейка общества. И сам переезд для них бесплатный, в отличие от меня. Ночевку в «Рогаче» им тоже Орден оплачивает. Пиво, правда, нет, но тут уж они решили отметить переезд. Да и пиво на удивление недорогое, сравнивая с ценами на номера, – два экю за пинту. Хотя на самом деле, конечно, семь баксов за кружку пива кроме как чудовищной наглости обдираловкой и не назовешь.

Я представился Виталием, мелким предпринимателем из Подмосковья, которого все в этом самом Подмосковье и вообще в РФ достало так, что решил продать бизнес и переселиться. Благо нашлись знакомые, подсказали, что есть такая возможность. В некотором смысле все это даже правда, хе-хе.

Поначалу логика «орденских» вызывала у меня некоторое недоумение – за каким хреном им понадобилось оплачивать переезд продавца мобильников и нейл-дизайнерши. Как-то не очень рационально выглядит, мягко говоря. Но как по ходу разговора выяснилось, полагать «орденских» идиотами не стоит. Дима по образованию инженер, причем даже успел несколько лет отработать по специальности, обслуживая что-то там шахтно-горнопроходческое. Оля училась на экономиста, то есть, можно сказать, образования у нее нет. Впрочем, если подумать – женщинам для хорошего настроения нужны красивые (по их мнению) ногти, когда хорошее настроение у женщин – хорошее настроение у их мужиков, а когда хорошее настроение у мужиков, работа спорится. Так что, получается, от Оли тоже польза.

Женаты они уже четыре года, в Кемерове ютились на съемных квартирах, детей не заводили в силу отсутствия денег и человечьего быта, доходы за последний год, на фоне общего нашествия северных пушных зверьков в РФ, сократились вдвое, так что за предложение вербовщика ухватились руками и ногами. Благо тематическую литературу Дима почитывал регулярно. Опять же холод надоел.

Отсутствие оружейного магазина и проверку на «индекс социальной прогрессивности» ребята восприняли легче, чем я. Если для меня это: «Мля, пипец!», то для них: «О, а в книжке не так было». Оля вон насчет оружейного вообще с одобрением высказалась, мол, нечего тут. «А то друг друга перестреляют», ага. Я худею, дорогая редакция.

Армянин из-за стойки, явно мучимый бездельем, вскоре тоже переместился к нам, представившись: «Саша из Ростова, шесть лет тут». Ну-ну. Вообще, конечно, стоит в его присутствии за языком следить. То, что он стучит в местную сигуранцу, это к гадалке не ходи. У меня, помнится, этот момент еще в «Земле лишних» сомнения вызывал. «Не верю! – как говаривал великий Станиславский. – …Водка в буфете не может закончиться!» – как дополнили цитату классика позже. Но в качестве источника информации – почему бы и нет?

Саша, явно наслаждаясь ролью всезнающего гида, принялся обрисовывать ситуацию.

– Нет, в Порто-Франко оружие есть, конечно. Это здесь в последние два года заморочки пошли, как ДЭС организовали. Анкеты эти, «индекс социальной прогрессивности», оружейный вот в том году закрыли. Ходят слухи, что Орден на той стороне хочет придать все огласке и выйти на aй-пи-о[5]5
  IPO (initial public offering) – первичное публичное размещение акций компании (эмиссия).


[Закрыть]
. Типа, шила в мешке не утаишь, информация все шире расходится. Вот и «приводят корпоративные стандарты в соответствие с современными этическими требованиями».

– А че за ДЭС такой?

– Департамент этических стандартов. Сначала почти незаметны были, но чем дальше, тем сильнее мозг трахают. Харассмент, дискриминация, все такое. Нас тоже достают, хоть я к Ордену и никаким боком. Типа, раз на их территории работаешь, должен соответствовать. Теперь вот придется черную одну нанимать, чтобы в квоту уложиться. Хорошо бы еще лесбиянку найти – тогда сразу три позиции закроет.

– И еще мусульманку при этом. Тогда четыре.

– А че, думаешь, быва… – Саша было заинтересовался, но быстро сообразил, что я шучу, и махнул рукой.

– Тебе смешно, а мне вот не очень.

За стойкой что-то мелодично звякнуло, и армянин поднялся со стула.

– Сейчас, заказы ваши принесу, и продолжим. Пиво еще повторить кому?

Пиво, разумеется, повторить нужно всем. Дима пьет что-то светлое и британское, а вот Оля – местный вариант «Гиннесса», на вид еще плотнее оригинала. Уважаю, да.

Саша в два приема притащил три тарелки и три кружки пива, ушел на кухню еще раз и вернулся с кружкой темного и здоровенным стейком. Пахнет – зашибись. Надо было и мне такой взять. Хотя печенка антилопы с жареной картошкой и овощным салатом тоже выше всяких похвал. Умеют тут готовить, этого не отнять. Судя по тому, с каким треском за ушами сибиряки уплетают свои порции риса с морепродуктами, здешняя кухня впечатлила их не меньше моего.

– Умм, Сань… офигенно просто!

– Стараемся.

– Слушай, ну вот ты же книгу тоже читал, да? Какие основные отличия от того, что там?

– Ну… Банд на дорогах нет. Сейчас вообще тихо, но и тогда, говорят, все намного спокойнее было, чем в книге. Да и вообще здесь, на Севере, тихо. Люди своими делами заняты. Преступность есть, конечно, но эскадронами по саванне она не скачет и города не захватывает. Только в Латинском Союзе вечно бардак, ну это с самого начала у них там. И на приграничных с ним территориях пошаливают, бывает. Сейчас реже, у всех пограничников беспилотники, с ними не забалуешь.

– А на Юге что?

– Да всякие слухи ходят… Там так-то мало кто бывает. И люди туда не через наши Базы идут, там свои есть, на южном побережье. Ну что у них там может быть, сам подумай?

Я жестом изобразил что вроде «бада-бум».

– Ну да, типа того. На границе все время стычки, это в нижнем течении Амазонки. Там с одной стороны россияне, с другой – Ичкерия, ну и…

Слегка поморщившись от мерзкого мне словечка «россияне», делаю хороший глоток пива, попутно размышляя об услышанном. Пока что все не так страшно звучит, как я себе навоображал после общения с Жорой. Люди предоставлены сами себе, оружие у них не отобрали. Насчет банд на дорогах – ну это и так понятно было. С учетом цен на автомобили и боеприпасы экономический смысл в таких грабежах есть, только если по саванне бегают конвои с банковскими броневиками. В противном случае в трубу вылетишь моментально. Мне другое интереснее…

– А у кого-то кроме Ордена Ворота есть? В книге же у Русской Армии были…

– Не, только у Ордена. И, кстати, нет Московского Протектората и Территории Русской Армии, уже пять лет как.

– А что случилось? Объединились?

– Типа того. В Москве заварушка какая-то началась, и армейцы просто ввели войска и сказали, что теперь будет единая Новороссия, а кто не согласен, тот враг народа. Но войны не было, так, постреляли немного.

Хм… Ну хоть что-то хорошее. Новороссия – это звучит обнадеживающе. Можно туда двинуть. Наверное.

– И чего там сейчас? – Это уже Дима отреагировал.

Молодой армянин чуть глумливо ухмыльнулся:

– Православный социализм строят.

– Данунах? – Тут первым успел я.

– Ага. Так и называется – Социалистическая Республика Новороссия. Государственная религия – православие.

Млять. Удар под дых номер два. Это еще покруче «индекса социальной прогрессивности».

– И че, прям реальный социализм, как в Эсэсэ?ре?

– Ну-у… я сам не бывал. Разное говорят. Вроде мелкий бизнес разрешен, репрессий тоже особых нет. Тут точно не скажу.

– Ясно, спасибо…

Дима еще что-то там пытается разузнать насчет развития горнодобычи на Новой Земле вообще и в Новороссии в особенности, но эта тема меня мало интересует. Блин, хреново получается. В социализм я не хочу, даже мягкий. Это он сейчас мягкий, а вот как придет время назначать виновных в «объективных трудностях», так и жестче станет. Историю учили, знаем. Не, ну его на фиг. Не поеду я в Социалистическую Республику Новороссия, разве что туристом. Колымы у них нет, конечно, но лагеря и в устье Амазонки разместить можно. Блин, но как же так хреново получилось-то? Ведь многие еще Совдепию помнят, или родители им рассказывали, ну зачем же опять на старые грабли прыгать?..

Ладно, раз этот вариант отпадает, думаем дальше. Что мне там еще в книге понравилось? Техас, Американская Конфедерация. Надо о них еще расспросить. А то, может, там тоже уже социализм строят. «Колхозники Канзасской АССР засыпали в закрома Родины», ага. Дождавшись, пока Дима отчается вытрясти из армянского бармена подробный отчет об уровне развития горнодобывающей промышленности Новой Земли, задаю новый вопрос:

– А о Техасе и Конфедерации знаешь что? Можешь рассказать?

Саша явно обрадовался возможности переключиться с чуждой ему инженерной темы.

– Ну, чего… Я сам не был, но, говорят, более-менее книге соответствует. Одни в Дикий Запад играют, другие – в «Унесенных ветром».

Ишь ты, грамотный какой армянин… то есть бармен нынче пошел. Какие он слова знает: и «IPO», и «Унесенные ветром». А еще: «ну» и «типа», хе-хе. Не бывал вот только нигде сам, обо всем с чужих слов судит, что не есть хорошо.

– То есть нормально там народ живет, без заморочек?

Саша скорчил пренебрежительную гримасу.

– Ну, смотря что для тебя «нормально». Я бы там жить не смог, наверное. Носятся со стволами своими, как дети. Ну и религиозные они там очень, тоже не всем подходит.

Это точно. Не, если меня не трогают, то пусть хоть по три раза на дню в церковь бегают, мне пофиг. Но ведь так не получится, обязательно будут косо смотреть – атеист, безбожник и все такое прочее.

– А в Нью-Рино что?

– Цветет и пахнет, чё ему станется? Чем больше в окру?ге на нравственность упирают, тем больше людей туда едет деньги оставлять.

На входной двери звякнул колокольчик, и в зал ввалилось сразу полдюжины сотрудников Ордена разного пола и возраста. Кивнули нам, поздоровались с поднявшимся со стула Сашей и оккупировали два столика на другой половине зала. Армянин пошел к ним брать заказы, а я пока продолжил размышлять.

В Нью-Рино мне как-то не очень хочется. Одиночка с деньгами – первейшая цель для любой местной группировки, если речь идет не о туристе, который эти деньги так и так в казино оставит. Нет, раскулачат меня там в момент, это однозначно. Да и вообще, не люблю я братву, во всех ее видах.

Вы не подумайте, что я вот прямо так сразу принимаю судьбоносные решения, опираясь на рассказы армянина-бармена, который сам нигде не бывал. Разумеется, я еще все «стопицот» раз обдумаю и перепроверю, да и сам поезжу, посмотрю на «дивный новый мир» своими глазами. Благо деньги есть. Но первичную информацию к размышлению армянин дал, за что ему спасибо.

Не успел Саша взять заказы у этой группы, как вошли еще двое, тоже орденские, потом какой-то тип в гражданке, но знающий бармена, так что наш источник сведений за стол так и не вернулся. Ну и ладно. У меня, честно говоря, у самого уже глаза закрываются, всю ночь ведь на ногах провел. Посмотреть на здешних обитателей интересно, конечно, но не думаю, что от них можно узнать много нового. База – явно «вещь в себе», а если кто что интересное и знает о мире за ее пределами, то знает он это по должности, а потому не расскажет. Все, пора на боковую. Попрощавшись с Димой и Олей, отправляюсь наверх, по пути помахав рукой армянину. Тот, впрочем, так занят, несмотря на появление официантки (не негритянских кровей), что и не заметил.

Уже раздевшись и почистив зубы, долго лежу на кровати, не в силах заснуть. Вроде и глаза сами собой закрываются, но не спится. Слишком много новых впечатлений. В голове мелькают обрывочные картинки прошлых проблем и будущих успехов, выползающие на белоснежные пляжи зубастые монстры и закат над саванной, огни Нью-Рино… и всё, аут.


Новая Земля, База по приему переселенцев и грузов «Восточная Европа и Северо-Центральная Азия»

Поезд «внушал». Перед наглухо забранным в стальные листы и противокумулятивные решетки дизельным локомотивом прицеплен броневагон с двумя спарками «пулемет-АГС» на каждой стороне. И пулемет 12,7 мм, и АГС – буржуинские, не наши, так что названия не скажу – не разбираюсь я в этом. Броневагон тоже забран в решетки, а перед ним еще и открытая платформа идет, заваленная мешками с песком. Ну, это понятно, на случай подрыва. Еще один броневагон замыкает состав, на нем две башенки с… э-э… «Миниганами», кажется. И еще одна пулеметно-гранатометная спарка назад смотрит, но ее отсюда не видно, как объяснил мне Сэм. Он вообще разговорчивый малый: даже чересчур немного, откровенно говоря. За те пятнадцать минут, что я дожидался на длинной, сваренной из металлической решетки платформе прибытия поезда, эта самая его разговорчивость мне успела малость поднадоесть. Интересно, он от природы такой общительный или по работе?

Между двумя воплощениями милитаризма – в голове и хвосте поезда, тянулись самые обычные вагоны, без всяких изысков – три пассажирских, два грузовых и полторы дюжины открытых платформ с техникой и штабелями ящиков. По словам все того же Сэма, болтливого чернокожего уроженца Миннеаполиса, раньше и пассажирские вагоны были бронированными, но нападений на поезд не было уже лет пятнадцать, так что их, по мере износа, заменили на нормальные. Время от времени встает вопрос и о снятии с линии броневагонов, но никто не хочет брать на себя ответственность за такое решение. А если вдруг какой нехороший человек таки захочет скосплеить Великое ограбление поезда? Сразу назначат виноватым. Ну при всей моей нелюбви к перестраховщикам в данном случае предосторожность оправданна. Если уж где в этом мире и стоит «грабить корованы», так это здесь.

Дима с Олей, стоя в грузовой секции железнодорожной станции, внимательно наблюдают, как Сэм краном закидывает их «буханку» на платформу, и там двое его коллег крепят машину. Очень быстро, кстати: от начала до конца процедуры и пяти минут не прошло. Чувствуется сноровка, приобретенная с опытом. Почему они по дороге не поехали? Отговорили их. Сезон дождей скоро заканчивается, все это время лило немилосердно, так что поездка превращается в игру на рулетке: «утонешь – не утонешь». Все, хватит стоять, скоро поезд отходит. Взмахом руки попрощавшись с Сэмом, захожу в средний из пассажирских вагонов.

Ничего так, чистенько и цивильно. Места для багажа возле тамбуров, по два ряда кресел с каждой стороны, у каждого окна столик, с обеих сторон от него кресла. Занавесочки на окнах. Так, в вагоне получается… раз-два-три… девять столиков с одной стороны, у каждого по четыре кресла, с другой стороны аналогично, получается семьдесят два места в вагоне. Занято чуть больше половины, большинство – свежеприбывшие переселенцы, по поведению и внешнему виду заметно. Но также есть несколько орденских в «песочке», а вон тот тип в гражданке явно здесь не новичок. Подсяду-ка я к нему, может, что интересное узнаю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24