Виолетта Роман.

Kiss the rain



скачать книгу бесплатно

– Верни ее, Лукас, – Кира поворачивается ко мне, и я поражаюсь, увидев в ее глазах настоящий огонь.

– Я постараюсь, – киваю, притягивая к себе ее за шею.

– Так, что ты мне сказать хотел? – поднимает она голову, всматриваясь в мои глаза.

– Мне нужно уехать раньше в Испанию, – отпускаю сестру. Пытаясь скрыть нервозность, стягиваю с головы кепку.

– Звонил Марко. Если я не появлюсь завтра на базе, мой болид снимут с заездов. Я и так там вольной птицей выступаю… – поднимаю на нее взгляд. Кира смотрит себе под ноги, на лице – ни единой эмоции.

– А еще и отец звонит. Я ему нужен позарез. Из-за моего отсутствия филиал в Барселоне практически без руководства.

– А как же я? – Кира поднимает на меня глаза, и я вижу в них слезы.

– Тебя выпишут через пару недель, – придвигаюсь поближе к ней, обнимая за плечи.

– Граф заберет тебя. Пока документы не будут готовы, поживешь у него. А потом он посадит тебя на самолет до Испании.

Кира ничего не отвечает, но я вижу, что девочка близка к истерике. Губы дрожат, она отворачивается от меня, сжимаясь, словно пружина.

– Булочка, пойми, я не могу больше ждать, – присаживаюсь перед ней на колени.

– Я не хочу к матери возвращаться, Лукас. Она ко мне ни разу не приходила, – сестренка будто бы не слышит меня.

– Тебе и не надо. Всего лишь пару недель у Графа поживешь. И все будет так, как мы и мечтали! Тебя ждет Международный университет Каталонии, отец уже все решил. С сентября ты – студентка. Лето проведем вместе. Вопрос всего в двух неделях, – я притягиваю к себе ее голову, обнимая крепко-крепко. Кира кивает, шмыгая носом, и утыкается лицом мне в грудь.

– Справишься, малыш? – шепчу ей, покачивая на руках, словно младенца.

– Справлюсь, – сестренка обнимает меня, а я чувствую себя последним дерьмом. Знал ведь, как сложно ей снова остаться одной. После прошлогодних событий она сама не своя. А ведь обещал, что больше никогда не оставлю одну. Черт, ненавижу себя.

Попрощавшись с Кирой, вымотанный и обозленный, возвращаюсь к машине. На часах восемь вечера. У Тори смена уже началась. Делать нечего, поеду к ресторану, буду ждать окончания. Черт, да хоть всю ночь просижу. Пока она меня не выслушает, никуда не уйду. Паркуюсь у ресторана и сижу, не спуская глаз с входа. Звучит рингтон телефона, вижу на экране имя Графа:

– Брат, ты куда пропал? – судя по голосу, друг явно навеселе.

– Дела у меня важные, чего хотел? – не имею ни малейшего желания в данный момент общаться с ним.

– Вообще-то мы с ребятами хотели проводы тебе устроить. Вот, в «Отвертке» отдыхаем.

– Вчерашней вечеринки мало? Граф, ты мне скажи, Аньке ты обо мне информацию слил?

– Какую?

– Не строй из себя идиота! – в считанные секунды я выхожу из себя, наконец-таки понимая, кто мне проблем подкинул.

– Кто, кроме тебя, мог ей сказать, что я завтра отчаливаю?

– Не думал, что это такой секрет, – хмыкает он.

– Граф, ты просто кретин.

– Спасибо бы сказал.

Пока ты там со своей художницей развлекался, я для тебя мосты налаживал. Аньку утешал. Тебя не поймешь: то сохнешь по ней полгода, то, когда она наконец-то объявляется, вся такая готовая, ты посылаешь ее. Лукас, ты всех баб хочешь одновременно. А так не бывает, – говорит Граф, а меня трясет от злости от его идиотских умозаключений.

– Ме parece que lа vena de la lengua pasa por tu culo porque hablas mucha mierda! (Мне кажется, что кровь к твоему языку поступает из твоей задницы, потому что ты такое дерьмо несешь!), – осознаю, что он ни черта не поймет, но в моменты агрессии только испанский может выразить всю глубину моих эмоций.

– Сам туда иди! – восклицает Граф. Его счастье, что меня рядом нет, а то схлопотал бы в челюсть.

– В общем, так, – после секундной паузы, немножко успокоившись, говорит он. – Остынешь – подъезжай в Отвертку. Истеричка, – бросает он трубку. Откидываю телефон на соседнее сидение, зажмуриваюсь, устало потирая виски.

Через пару часов, наконец-то, в дверях ресторана появляется Тори. Увидев меня, выходящего из машины, она замирает в нерешительности, а затем, нахмурившись, опускает голову и спешит уйти. Я пускаюсь со всех ног за ней.

– Тори! – зову ее, но в ответ – ноль внимания. Конечно, глупо было надеяться, что с этой гордой девчонкой все будет так просто.

– Тори! – догнав, хватаю ее за руку.

– Уйди, Лукас! – отпрыгивает она от меня, словно от прокаженного. Смотрит на меня, как разъяренная кошка, а глаза полны боли.

– Что еще от меня нужно?! Тебе мало?! – кричит она, пытаясь вырвать руку из захвата. Я смотрю на нее. Красивая, гордая, искренняя. Как меня угораздило так напортачить? Прекрасное лицо искажено от боли. Губы сжаты в тонкую линию, брови сведены. Ненавидит. И правильно. Представляю, что Анька наговорила ей.

– Тори, выслушай меня, прошу! – наконец-то обретя дар речи, пытаюсь остановить ее.

– Нет, – вырывается она, но я перехватываю руку, держа еще крепче.

– Ладно, говори, – поднимает она лицо к небу, стараясь сморгнуть скопившиеся слезы.

– Прости, что не сказал тебе, – говорю, и мысленно ругаю себя. Пока ждал, раз сто прорепетировал речь, а тут заклинило.

– Когда ты узнал, Лукас? – переходит она в наступление, прожигая меня яростным взглядом.

– Когда мы с Булочкой встречались, – отвечаю шепотом, чувствуя, что провалилась моя защита.

– Это так нечестно и подло, – кривится Тори, укоризненно качая головой.

– Как можно настолько ошибаться в человеке? – этот ее взгляд… чувствую себя полным ничтожеством.

– Я хотел тебе сказать вчера. Но сначала помешала твоя подружка, которая зачем-то с нами потащилась. А потом, после вечеринки, ты просто не дала возможности мне это сделать. Знаешь ли, трудно собрать мысли в кучу, когда самая горячая neсa оголяет перед тобой грудь!

– До вчерашнего дня у тебя куча времени было сказать мне об этом! – наконец-таки выдергивает она руку из захвата.

– Тори, я не мог! – пытаюсь обнять ее, но она отталкивает меня и отскакивает в сторону.

– Не хотел, Лукас! Не хотел! Просто не наигрался, – на последнем предложении слезы двумя тонкими ручейками потекли по ее щекам.

– Не неси чушь! – выхожу из себя, понимая, что она совсем не хочет меня слушать.

– Это ты несешь чушь, Лукас! Хорошо посмеялись надо мной со своей бывшей?! Или настоящей, не знаю, кто она тебе, – кричит Тори и, развернувшись, уходит.

– Она мне никто! – я снова догоняю ее и, схватив за руку, разворачиваю лицом к себе. Как же тяжело с ней, черт возьми!

– Аня подошла вчера, поспросила встретиться, поговорить. Вроде бы, ей помощь моя нужна. Я послал ее. Но она никак не отставала. Я видел, как тебя это напрягает, и, чтобы поскорее закончить разговор, предложил встретиться на следующий день. Кто ж знал, что эта идиотка припрется ко мне домой. А про мой отъезд ей Граф сболтнул. Тори, она в прошлом, – заканчиваю речь, в ожидании смотря в ее глаза.

– Я видела ваш альбом, Лукас, – после нескольких секунд тишины говорит она дрожащим голосом. – Я видела тебя с ней. С ней ты совсем другой, – в ее голосе отчетливо слышны нотки истерики. И я понимаю, что до нее мне не достучаться.

– Один твой взгляд преданной собачки чего стоит! Такое чувство просто так не проходит. И тот, кто уже не любит, не хранит такие вещи дома. Тем более, что вы расстались полгода назад, – кричит сквозь слезы Тори.

– Да он валялся в шкафу, этот альбом! Я как раз достал его, хотел выбросить! И не успел! Ты приехала, Тори, – хватаю ее за плечи и трясу. Понимаю, что вышел из себя, и надо бы остановиться, но не могу… Словно стена передо мной, а я головой об нее бьюсь.

– Ты что-то чувствуешь к ней…

– Тори, это совершенно другое. Ты и она… вас даже сравнивать глупо, – вздыхаю я, не зная, как еще доказать ей свою невиновность.

– Конечно, глупо! Она вон, какая красотка. Взгляд такой у нее, что даже я чувствую себя никчемной букашкой. Вот и ты заинтересовался мной… словно зверьком экзотическим, – выплевывает она, словно боль на меня выплескивает.

– Но дама сердца вернулась, пора и честь знать. Пока Тори, пока Лукас, – кривляется Тори сквозь слезы. Я прижимаю ее к себе изо всех сил.

– Тори, – голос дрожит. Не могу ее отпустить. Просто не могу.

– Все совсем не так, – шепчу ей на ухо.

– Тогда останься, – шепчет она, поднимая на меня молящий взгляд.

– Не могу, Nena. Если не явлюсь послезавтра, вылечу. И отца подведу с бизнесом.

– Улетай, Лукас, – снова слезы в уголках глаз, и кривая улыбка на губах.

– Правда, так даже лучше. Мы изначально не подходили друг к другу, – вырывается она и бежит прочь от меня.

– Тори! Не уходи! – кричу ей вслед. Тори на несколько мгновений останавливается, а я пользуюсь моментом.

– Я знаю, то ты чувствуешь то же, что и я. Мое сердце слышит твое! – подхожу к ней, но не прикасаюсь. Стою в нескольких сантиметрах.

– Не убивай это, прошу! Давай попробуем! Попробуем быть на расстоянии. Я буду звонить, писать по сто раз в день. Приезжай ко мне летом на каникулах!

– У меня здесь семья, Лукас, я не оставлю их, – отвечает она, не поворачиваясь. Поток ветра наполняет мои легкие ванильным запахом ее волос. Словно удар под дых.

– Я и не прошу оставлять. Тори! Я просто не хочу терять тебя. Сейчас обстоятельства против нас, но если мы захотим, справимся со всем! – несмело прикасаюсь к ее поникшим плечам. Боюсь до жути спугнуть, но и до боли отпускать не хочу.

– Возвращайся к своей Анечке, Лукас. Тем более, как я поняла, она тоже летит в Испанию. Не звони мне, и не пиши. Я не ровня вам, – поворачивается она ко мне, добивая безразличным взглядом.

– Сказка закончилась! Карета превратилась в тыкву, а принца унесла злая ведьма. Ты улетаешь, а моя жизнь остается прежней. Со всеми монстрами, – кричит она, убегая.

Я стою, как идиот, смотря ей вслед. Ее длинные волосы развеваются на ветру в разные стороны, пока она бежит от меня прочь. Будто бы я и есть один из ее монстров. Да я и есть монстр.

Сам не замечаю того, как ноги приводят меня в бар.

– О, Лукас пришел! – кричит уже «хороший» Граф, сидя у стойки.

Поздоровавшись с ребятами, усаживаюсь рядом с другом.

– Виски налей, – обращаюсь к бармену.

– Все плохо? – спрашивает Граф, в ответ на что я лишь киваю головой. Не хочу ничего говорить.

Следующий час я заливаюсь спиртным, словно в последний раз. Чувствую дикую злость на себя и на нее. Я понимаю, что далеко не праведник. В сложившейся ситуации виноват только я. Но… черт, она упряма до безобразия. И из-за этой гордости своей не хочет увидеть очевидное.

После пятого бокала злость немного утихает, сменяясь тупым безразличием. А после седьмого, судя по всему, мне начинают мерещиться галлюцинации.

– Лукас, привет, – слышу женский голос, и, подняв глаза, вижу стоящую возле меня Аньку. В короткой юбке, с грудью напоказ. Ухмылка эта ее… придушил бы, заразу. Но красивая, чертовка. Точно рукой дьявола была создана.

Она дотрагивается до моих волос. А мне снова хочется накричать на нее. Сказать, что трогать мои волосы можно только моей Nena. Но я настолько пьян, что все, на что хватает мне сил, это глупо ухмыльнуться. Решаю послать ситуацию к чертям. Все равно мне терять нечего. Она ушла. А я улетаю. Теперь между нами тысячи километров и тонны недопонимания.

– Ох, давно тебя таким не видела, – до жути приторным голоском говорит Аня.

– Чего приперлась? – даже не смотрю на нее.

– Я просто хотела новостью поделиться, что моя семья переезжает в Барселону. У отца бизнес. А меня переводят в каталонский институт. Так что, смогу самолично прийти, поболеть за тебя на гонке.

– С чего вдруг такое внимание ко мне? Помнится, ты уходила к успешному бизнесмену, настоящему мужчине, и не желала быть с проблемным мальчиком из сумасшедшей семьи, – цитирую ее слова из нашей последней встречи.

– Лукас, ну, не будь таким злопамятным, – вздыхает она, запуская руки мне под куртку.

– Подумаешь, ошиблась. С кем не бывает. А теперь поняла, что люблю тебя.

– Хм, – смеюсь, глядя на дно пустого стакана. Думая о том, что сейчас я как раз таки на дне.

– И что, теперь для тебя моя семья нормальной стала? – хмыкаю я, но Аня не улавливает сарказма в моем голосе.

– Мы же в Испании будем. Рядом с твоим отцом. Все будет так, как ты и мечтал, сладкий мой, – она проводит руками по моей груди.

– Пойдем, – хмыкаю я, поднимаясь.

– Куда?

– Ко мне, – кладу руку на ее плечо, используя ее в качестве поддержки.

– Я тебя трахну пару раз, ты вспомнишь, какое я ничтожество, я в очередной раз докажу всем, что я полное дерьмо. Зачем же ждать Испании? – смеюсь.

– Ты думаешь, я спасую? – и ни капли обиды в глазах. До чего же расчетливая дрянь.

– Я ни о чем не думаю. Мне срать на все, – выпаливаю я, чувствуя, что снова завожусь. Анька тащит меня к выходу из бара. Хихикает, делая вид, будто мы – парочка влюбленных голубков, в то время как я обессиленно висну на ней.

– Сейчас, милый, – лепечет она, не обращая внимания на мое неадекватное состояние.

– Эй, дружок, ты куда? – поворачиваю голову на голос Графа и пытаюсь вспомнить, из-за чего же я сегодня так злился на него.

Тори

Заявляю официально. Моя жизнь – полное дерьмо.

Все утро и половину дня, проведенные в институте, я жалела себя, бедную, не скрывая от окружающих своего паршивого настроения. До тех пор, пока после второй пары подруга насильно не подняла меня с места и не затолкала в самый дальний угол для разбора полетов.

– У тебя, что, умер кто-то? – стоя надо мной, словно строгий учитель, хмурится она. Руки скрестила перед собой, и ногой так угрожающе притопывает.

– Да, моя вера в людей, – присаживаюсь на холодный подоконник, окидывая безразличным взглядом двор института.

– Что за бред? Так, рассказывай по порядку, – присаживается она рядом.

Спустя десять минут я снова рыдаю, подруга же сидит рядом, задумчиво глядя на меня.

– И почему ты решила, что он солгал тебе? По мне, так вполне правдоподобны его слова.

– Мне просто так больно, Маш… Я ведь поверила ему, а он…

– Тори, послушай меня, девочка моя, – Машка берет мое лицо в руки и приподнимает его на уровень своего.

– А сейчас отбрось события последнего дня в сторону. И хорошенько задумайся. Он сегодня улетает. И если ты не придешь к нему навстречу, вы можете больше никогда не увидеться. Стоит ли эта девица, чтобы навсегда потерять его? Чтобы просто так, поверив ее неубедительному, на мой взгляд, бреду, бросить парня, с которым ты чувствуешь себя такой особенной, а, Тори?

– Ты не понимаешь, Маш, – снова слезы подкатывают.

– Понимаю… сама влюбилась в козла… Сергея, – хмыкает она, убирая от меня руки.

– А он… ты сама все знаешь. Но твой Лукас не такой. Поверь, мне виднее. Просто прошу, пока у тебя есть возможность, задумайся, – говорит она и, спрыгнув с подоконника, уходит, оставляя меня одну. Звенит звонок, и я, вытерев мокрые от слез глаза, возвращаюсь в аудиторию.

Вот уже полчаса идет лекция по истории русской архитектуры. А я, словно заведенная, глотая непролитые слезы, рисую Лукаса. Того, кто так отчаянно пытался меня остановить. Его глаза, полные вины и безысходности, его последнюю улыбку, брошенную мне перед уходом. Робкую, но полную надежды.

Из грез меня вырывает громкий голос преподавателя. Бросаю карандаш, ошарашенно глядя по сторонам. Профессор, как и половина аудитории, смотрят на меня. Видимо, я пропустила мимо ушей какой-то вопрос. Беру в руки телефон, и вижу, что на часах уже три часа дня. Через полчаса вылет.

– Извините, Григорий Яковлевич, но мне нужно срочно бежать, – вскакиваю с места, запихивая на ходу в сумку тетрадь.

– Куда же вы? – ошарашенно смотрит он на меня.

– У меня там парень улетает, а я тут с вами сижу, – бурчу себе под нос, выбегая за дверь. Со всех ног несусь по коридору института. Пару раз едва не падаю. Черт, какая же я дура. Конечно, не смогу. Не смогу жить без него. Не смогу вот так просто все взять, и отпустить. На мое спасение, у входа в институт стоит пустое такси. Запрыгиваю в машину, называя водителю адрес.

– Прошу вас, поскорее, – умоляю мужчину, а сама пытаюсь набрать номер Лукаса.

Через двадцать минут мы на месте. Выпрыгиваю, и несусь к зданию аэропорта. Снова набираю номер Лукаса, но абонент вне зоны доступа.

Врываюсь в зал ожидания. Лихорадочно смотрю по сторонам. Лукас… Лукас… где же ты…

Иду против течения. Расталкиваю людей, ищу среди сотен его, единственного. И тут, когда я уже совсем отчаиваюсь, взгляд сам собой натыкается на красно-белую бейсболку, надетую козырьком назад. Он стоит возле стола регистрации. Срываюсь с места и несусь со всех ног в его сторону.

– Лукас! – кричу во все горло. Окружающие удивленно смотрят на меня, некоторые просто отпрыгивают.

– Лукас! – он поворачивает голову в мою сторону. Заметив меня, кивает рядом стоящему Графу и спешит мне навстречу. Я налетаю на него, словно ракета, едва не сбивая с ног. Обнимаю крепко за шею, утыкаясь носом в основание его шеи. Вдыхаю. Вдыхаю. Его запах. Стараюсь запомнить. Стараюсь насладиться. Чувствую жар его тела и рядом с ухом хриплый, но довольный голос:

– Neсa.

– Лукас! – держу его лицо в ладонях, заглядывая в карие глаза. Целую его длинные ресницы, целую нос, целую губы. Лукас смеется, забавно поморщившись.

– Прости меня. Конечно же, я буду тебя ждать. Конечно же, давай попробуем. Пиши мне, звони мне, Лукас. Я… я тоже чувствую тебя. И я хочу быть только с тобой, – выпаливаю скороговоркой, в ожидании глядя на него.

Лукас несколько секунд молча смотрит на меня, а я уже успеваю испугаться. Мысли о том, что он вовсе не рад моему возвращению, вспыхивают в моей голове. Но я гоню их поганой метлой. И правильно делаю. Потому что через пару секунд на его губах появляется счастливая улыбка, а взгляд так и искрится от радости.

– Тори! – он обнимает меня за шею, прижимая к своему плечу мою голову.

– Я буду звонить тебе каждый час! Нет, каждые полчаса, а писать каждую минуту. Обещаю, ты еще устанешь от моего внимания! При первой удавшейся возможности я прилечу к тебе, обещаю, девочка моя, – произносит он. А затем, отстранившись, берет мое лицо в ладони и накрывает жадным поцелуем мои губы.

– Тори, для меня существует только одна девушка. Только ты. Поверь мне. Просто доверяй, ладно?

– Договорились, – киваю я, а он снова улыбается. Лукас притягивает меня к себе и ведет в сторону смотрящих на нас ребят. По всей видимости, провожатые Лукаса. Среди них я замечаю Графа и Рыжего.

– Привет, красотка, – подмигивает Граф, когда мы подходим к ним.

– Ну, что, Лукас, влюбленные помирились? – переводит он на друга хитрый взгляд.

– Помирились, – целует мой висок Лукас, еще крепче прижимая к себе.

– Можешь смело благодарить. Твой верный друг Граф спас тебя вчера от самой большой ошибки в твоей жизни, – говорит Граф. Лукас морщится и, повернувшись ко мне, подмигивает.

– Спасибо, Граф, – отвечает он, не отводя глаз от меня.

– О чем он? – спрашиваю Лукаса.

– Ерунда. Не стоит внимания, – морщится Лукас и снова целует меня.

– Neсa, у меня есть одна просьба, – говорит он, внезапно став серьезным. Я киваю и в ожидании смотрю на него.

– Через пару недель Киру выписывают. Ее Граф к себе заберет до тех пор, пока не будут готовы документы. Ты можешь увидеться с ней? Она совсем одна.

– Конечно, никаких проблем, – пожимаю плечами.

– Я и сама хотела просить у тебя разрешения навестить ее.

– Тори, ты необыкновенная, – улыбается он, ловя мой взгляд.

– Да, самая обычная, – улыбаюсь, обнимая его.

– Neсa, пообещай еще кое-что… если хоть одна мразь обидит тебя, сразу же говоришь мне. Поняла?

– Ты же в Испании будешь.

– Говоришь мне, – повторяет он, а взгляд-то какой хмурый.

– Да хорошо, хорошо. Успокойся, мамочка. Лучше поцелуй меня, – притягиваю его к себе. Мы целуемся невыносимо мало для только что помирившихся влюбленных, но слишком долго для прощающихся.

– Мне нужно идти, детка, – с неохотой отстраняется он от меня.

– Черт, я снова буду рыдать, – хмурюсь, проводя указательным пальцем по его правой брови, а затем, сняв с него кепку, зарываюсь пятерней в его волосы.

– Не плачь, – улыбается Лукас.

– Постараюсь к выходным прилететь, хотя бы на денек, – подмигивает он, а я надеваю на себя его бейсболку.

– Ловлю на слове, гонщик ты мой, – улыбаюсь, чувствуя, как к глазам подкатывают слезы.

– Актриса ты моя, – вытирает он подушечкой пальца мокрые уголки моих глаз и, крепко поцеловав на прощание, уходит.

Тысячи километров между нами. Впереди неизвестность. Но разве это такие уж непроходимые трудности для двух влюбленных сердец?

Глава 7

Тори

Откуда-то сверху доносится оглушительно громкий рингтон телефона. Я чувствую, как он уплывает от меня – спасительный сон. Зарываюсь лицом в подушку, накрываюсь с головой одеялом. Еще парочку минут, пожалуйста! Мне просто необходимо еще чуточку отдыха. Но упрямый будильник и не думает замолкать.

– Господи, я ведь только что легла, неужели уже пора вставать?? – ворчу про себя, одновременно с этим тянусь к телефону, лежащему на тумбочке. Кое-как нащупав его рукой, пытаюсь разлепить сонные глаза и понять, как его отключить. Немного приподнявшись над подушкой, концентрирую взгляд на экране и понимаю, что это не будильник. Семь часов утра. Лукас.

– Ne?a, доброе утро! – в трубке звучит бодрый голос Лукаса. А я опускаюсь обратно на подушку, прижимая к уху телефон.

– М-м-м, – мычу пересохшими губами. Внутри от одного звучания его голоса – вспышки фейерверков, несмотря на дикую усталость от хронического недосыпа.

– Поднимайся, соня, уже семь часов утра! – от звучания его хрипловатого смеха – табун мурашек вдоль позвоночника. Хочется раствориться в телефонной трубке… в его голосе. Несмотря на усталость, сердце заходится от восторга, когда слышу его. Только ему об этом знать не обязательно. Чтобы не понял о своем превосходстве надо мной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12