Виолетта Роман.

Kiss the rain



скачать книгу бесплатно

– Ты куда? – удивленно смотрю на него, пока Лукас пытается выбраться из спутанных простыней.

– Переключу песню. Забыл из плейлиста удалить, – бурчит он, подбегая к ноутбуку.

– Плохие воспоминания? – спрашиваю его, зябко обнимая себя за плечи. Как-то резко холодно стало без его тепла. Лукас не отвечает, что-то переключая в компьютере.

– Привет из прошлых отношений? – мой голос бодр, а у самой – болезненным уколом в сердце понимание того, что песня явно о сегодняшней собеседнице Лукаса, так лихо поколебавшей мое спокойствие.

– Да, – отвечает он и поворачивается в мою сторону.

Я поднимаюсь с кровати и натягиваю на себя его футболку, лежащую рядом. Ни слова не говоря, направляюсь в сторону своей сумочки, лежащей у двери.

– Тори, ты обиделась? – в его голосе отчетливо слышится волнение. Я ничего не отвечаю, молча продолжаю рыться в своей сумке. Достаю телефон и, пролистав список аудиозаписей, выбираю нужную и подключаю телефон к колонкам. Лукас молча наблюдает за моими действиями.

– Будем создавать новые воспоминания, – улыбаюсь ему, в то время как из динамиков начинают звучать первые аккорды композиции.

– Через два месяца уедешь, и там, в далекой стране, услышав эту песню, будешь вспоминать сегодняшний день.

Лукас молчит, лишь уголок его рта изгибает печальная улыбка. А я не хочу сейчас грустить. Взяв его ладонь в свою, тяну его на открытый балкон. Дождь прохладными каплями проникает в распахнутое настежь окно. Я подставляю ему руки, практически наполовину высовываясь из окна.

– Чокнутая, ты же простудишься, – смеется Лукас и тянет меня на себя.

– Счастливая, – хохочу я и обвиваю руками его шею.

– Ты любишь дождь? – приближаюсь к его лицу. Между нашими губами жалкие миллиметры пространства.

– Не знаю. Наверное, нет, – улыбается он, не понимая моего поведения.

– А я люблю. Дождь помог нам встретиться. Сегодня мы стали близки, и снова он с нами.

Лукас хочет что-то сказать, но я не даю, прикладывая холодный палец к его горячим губам.

– Тш… послушай, – замираю, заглядывая в его глаза.

Из колонок динамиков звучит припев песни:

Kiss the rain,

Целуй дождь,

Whenever you need me,

Всякий раз, когда нуждаешься во мне.

Kiss the rain,

Целуй дождь,

Whenever I'm gone too long.

Когда меня долго нет рядом.

If your lips

Если твои губы

Feel hungry and thirsty,

Иссохли и просят воды –

Kiss the rain

Целуй дождь

And wait for the dawn.

И жди рассвета.

Keep in mind

Помни,

We're under the same sky,

Мы живем под одним небом,

And the nights

И ночи

As empty for me as for you.

Пусты для нас обоих.

If you feel

Если ты чувствуешь,

You can't wait 'til morning,

Что не сможешь ждать до утра –

Kiss the rain,

Целуй дождь.

Взгляд Лукаса темнеет, его горячие пальцы обжигают своей нежностью мои губы, мои глаза.

– Nunca en mi vida voy a olvidarte («Я никогда тебя не забуду»), – шепчет он, и снова неприкрытая грусть в его взгляде.

Но я, как всегда, ни слова не понимаю из его испанского. Не успеваю даже спросить, что они значат, как его губы накрывают мои, а руки крепко прижимают к себе. Сегодняшней ночью не будет лишних слов и мыслей, эта ночь дана нам для любви.

Глава 6

Тори

Хочу сделать официальное заявление. Лукас да Сильва оказывает на меня крайне негативное влияние. Да, да. А как еще объяснить тот факт, что сегодня, в первый раз за всю свою непродолжительную учебу в институте, я прогуливаю занятия? Стыд мне и позор. Ибо вместо скучных лекций я выбрала мягкую постель и объятия самого горячего парня. Который в данный момент готовит утренний кофе.

– А вот и завтрак, – улыбается Лукас, появляясь в дверном проеме. Подойдя к постели, он ставит мне на колени небольшой поднос с двумя чашечками свежесваренного кофе и хрустящими тостами с джемом. Ловко перепрыгнув через меня, устраивается рядышком.

– Мм, – закрываю от удовольствия глаза, пробуя тост.

– Вкусно? – отпив немного кофе, Лукас смотрит на меня в ожидании.

– Очень. Ты еще и готовить умеешь? – хихикаю я, когда его губы обжигают поцелуем мое оголенное плечо.

– Честно говоря, тосты – это единственное, что я умею…, – хмыкает он, хватая с подноса еду.

– И то хорошо, от голода уже не помрем, – смеюсь, откусывая еще. Повернувшись в его сторону, ловлю на себе его взгляд. Странный такой. Можно даже сказать, грустный. Но с чего бы? Я вопросительно изгибаю брови, а он, убрав выбившуюся прядь волос с моего лица, наклоняется и целует меня. Его губы со вкусом черного кофе будят во мне целый ураган эмоций. Я загораюсь в два счета, словно спичка. Отодвигаю в сторону поднос и, перекинув ногу, устраиваюсь сверху него. Лукас запускает руки под мою (его) футболку, накрывая горячими ладонями мою грудь, в то время как его язык творит что-то невообразимое в глубинах моего рта. Я обнимаю его за шею, подаваясь бедрами навстречу. Уже через несколько секунд наше дыхание становится поверхностным, а мои руки лихорадочно пытаются стянуть с него майку.

– Nena, – шепчет Лукас, не отстраняясь от моих губ. – Тебе больно будет, нужно подождать, – он упирается своим лбом в мой и до боли сжимает пальцами мои бедра.

– Лукас, не будь занудой, – шепчу я, ерзая на нем. Чем моментально добиваю его столь неубедительные доводы. Лукас моментально переворачивает меня на спину и оказывается сверху, снова врываясь языком в мой рот. Быстро избавившись от нательной майки, он снимает с меня футболку и, нагнувшись, обводит языком вершинку моей груди. У меня же пальчики на ногах поджимаются, а внутри в момент вспыхивает пожар. И единственный вопрос – словно набатом бьет в голове – как раньше я жила без этого?

Лукас в считанные минуты доводит меня до грани, а затем, не отпуская, удерживает, не давая сорваться с обрыва. Сначала я недовольно хнычу и прошу его дать мне то, что так необходимо. Но Лукас только смеется и, словно издеваясь, в очередной раз подводит к вершине, снова останавливаясь в самый неподходящий момент. Этот самоуверенный наглец хочет, чтобы я начала умолять его. Хочет помучить. Я понимаю его ход, но не могу ничего поделать. К черту гордость и упрямство. Спустя несколько минут я молю его самым постыдным образом, произношу вслух, как он того и хотел, это пошлое слово: кончить. Лукас довольно ухмыляется и, в очередной раз прошептав что-то на своем безупречном испанском, дарит мне долгожданный экстаз.

После мы лежим, крепко вцепившись друг в друга, пытаемся выровнять дыхание, наслаждаемся минутами единения. Здесь, в уютном коконе его рук, я чувствую себя невероятно счастливой. Словно в каком-то сне. Но жизнь и проблемы никуда не деваются. Помимо прогулянных лекций, через четыре часа меня ждет смена в ресторане. И ее, как раз таки, пропустить не получится.

– Лукас, вызовешь мне такси? – шепчу я куда-то в область его плеча.

– Что, я настолько плох был? – хмыкает он и поднимает голову, заглядывая мне в глаза.

– Дурачок,– смеюсь, и снова запускаю ладонь в его шевелюру. Ничего не могу поделать, просто с ума схожу по его волосам.

– Мне на работу идти сегодня. Переодеться нужно, да и в порядок себя привести не мешало бы.

– Я тебя сам отвезу. Душ можешь и у меня принять, – он снова откидывает голову на подушку, перетягивая меня к себе на грудь. Я же ничего не отвечаю. Не знаю, как сказать ему, и не обидеть. Не особо-то хочу встречаться с его матерью.

– Nena, серьезно, я тебя не отпущу. Тем более, что нам все-таки поговорить кое о чем нужно, – в его голосе слишком много серьезных нот. А я завороженно смотрю на надпись, сделанную на его шее.

– Расскажи мне о них… их так много…

– Что ты хочешь знать? – его голос снова хриплый, в ответ на порхающие прикосновения моих пальцев к тату.

– Вот эта надпись на твоей шее, Джудо Пасса… – пытаюсь прочесть ее.

– Tudo passa, – смеется Лукас с того, как я исковеркала слово.

– Это португальский… «Все проходит». И хорошие моменты, и плохие тоже. Я всегда стараюсь наслаждаться каждым радостным мгновением. Эта фраза говорит многое обо мне.

– Это точно. Ты именно такой. И это меня притягивает, – приподнимаюсь на локтях, заглядывая в его глаза.

– Какой? – улыбается Лукас, а в глубине его глаз зажигается столь полюбившийся мне озорной блеск.

– Всегда с неизменной улыбкой на лице, вокруг тебя словно свет… всегда праздник, – пожимаю плечами и опускаю глаза на его грудь.

– Я точно не праздник, Тори. Просто к жизни легко отношусь. Вот, смотри на эту тату, – указывает он на надпись на левой руке.

– Life is a joke. Не нужно воспринимать жизнь слишком серьезно. Нужно наслаждаться каждым моментом, – пожимает он плечами, улыбаясь.

– А что означает этот крест и надпись под ним на спине… Blessed…

– Благословенный. Мой отец глубоко верующий человек. Он привил мне любовь к богу. А здесь, на груди, слова клятвы, данные мной ему… А вот здесь, – показывает Лукас на ребро ладони.

– Love, – читаю незамысловатую надпись.

– Любовь к двум моим близким людям. К отцу и сестренке, – он целует мои волосы и приподнимается с кровати, в поисках звонящего телефона. Подняв с пола аппарат, смотрит на экран и, подмигнув мне, удаляется в коридор. Сквозь приоткрытую дверь я слышу его приглушенный голос и думаю о его словах.

– Тори, Граф звонил, – вырывает меня из мыслей голос Лукаса. Он заходит в комнату, присаживаясь рядышком.

– Мне нужно в мастерскую съездить. Отдать ему Фэри на ремонт. Хочешь, поехали со мной, хочешь, подожди меня здесь.

– Я боюсь здесь одна оставаться, – хмурюсь, подтягивая к груди коленки.

– Чего ты боишься? – непонимающе смотрит он на меня.

– Твою маму.

– Трусишка, – смеется он и, приблизившись, целует меня в губы.

– Ее нет. Она на море укатила с отчимом.

– Тогда я подожду тебя здесь, – тут же приободряюсь я от хорошей новости. – Искупаюсь пока. А на чем же мы на работу поедем?

– Придется на граф-мобиле, – морщится он, надевая бермуды, в ответ на что я закатываю глаза.

– Прости, я сам не в восторге. Но мне сегодня еще к Булочке ехать.

– Хорошо, – смеюсь с того, как смешно он прыгает на одной ноге, пытаясь натянуть носок.

– Мне все равно, на чем ехать. Главное, с тобой, – улыбаюсь, а Лукас целует меня, крепко прижав к себе.

Как только за ним закрывается входная дверь, я спешу в душ. Следующие двадцать минут наслаждаюсь теплыми струями воды. Хорошенько вымыв волосы, заматываюсь в полотенце. Стою перед зеркалом, удивляясь тому, насколько красиво выглядит сегодня мое отражение. Нет, я и раньше была ничего, но сейчас мои глаза непривычно яркого, насыщенного оттенка. А зацелованные Лукасом губы так и приковывают к себе взгляд своей сочностью и яркостью. Счастье. Вот, на что способно простое женское счастье.

Высушив волосы феном его мамы, стараюсь положить обратно вещь точно так, как она и лежала. Не знаю, почему, но главная женщина этой семьи видится в моем представлении злой колдуньей, способной наложить на меня чары. Ухмыльнувшись своим детским фантазиям, выхожу из ванной и слышу звонок в дверь. От испуга даже подпрыгиваю на месте. Кто это? Лукас говорил, что родители на море. Может, это он, ключи забыл, к примеру? Что толку гадать? Нужно идти разбираться. Подхожу на цыпочках к двери, оттягивая книзу майку Лукаса, сидящую на мне, словно коротенькое платьице. Заглянув в глазок, вижу на лестничной площадке смутно знакомую молодую девушку. Черные длинные волосы, идеальные черты лица. Ярко красные пухлые губы, голубые глаза, подведенные черным карандашом. Черт, настоящая модель, или звезда экрана. Вот только никак не могу вспомнить, где могла видеть ее. Открываю дверь и вопросительно смотрю на нее.

Несколько первых секунд девушка окидывает меня изучающим взглядом. Словно оценивая степень моей «опасности». В конце концов, видимо решив, что я не стою ее волнения, ухмыляется и заходит в коридор, наглым образом отталкивая меня в сторону.

– А вам кого? – растерявшись ее наглости, я только и могу, что стоять и смотреть ей в спину.

– Я к Лукасу, – отвечает она, даже не повернувшись в мою сторону. Скинув босоножки, направляется по коридору прямиком в его спальню. Явно, что дама знает квартиру, как свою. Стоп. Это же вчерашняя собеседница. Его бывшая девушка… Как ее там звали… Аня.

– Вообще-то, Лукаса здесь нет, – захожу вслед за ней в комнату.

– Странно, мы договаривались с ним, что он меня ждать будет, – пожав плечами, она опирается боком о письменный стол. Бросает полный пренебрежения взгляд на кровать, где сейчас творится настоящий хаос после ночи любви.

– А я смотрю, Лукас не меняется, – хмыкает она, обжигая меня арктическим холодом своих голубых глаз.

– В смысле? – хмурюсь, до конца не понимая, как себя с ней вести.

– В смысле, он всегда был падок на женский пол. И всегда любил злить мамашу тем, что развращал нанятых ею домработниц, – приподняв с пола мой лифчик, она окидывает его брезгливым взглядом и откидывает в сторону.

– Я не домработница. Я его девушка, – помимо воли, голос становится грубым и повышается на пару тонов. Не знаю, что она задумала, но уже ненавижу ее.

– Милая моя, – хохочет она, поворачиваясь ко мне всем телом.

– Его девушка – это я. Была, есть и буду. А ты, кем бы ни была… твое время закончилось. Советую собрать вещички и бежать отсюда.

– Ага. Испугалась, коленки дрожат. Видишь, уже пятки сверкают, – хмыкаю я, скрещивая перед собой руки. – Послушай меня, самоуверенная крошка. Я не знаю, что там между вами было и когда. Но теперь в его жизни есть я. И я советовала бы тебе не испытывать мое терпение, – подхожу к ней на вызывающе близкое расстояние, борясь с тошнотой от приторного запаха ее духов.

– Он твой? – смеется она, отталкивая меня. А затем, развернувшись, подходит к столу и, триумфально улыбаясь, берет в руки лежащий на дальнем конце поверхности альбом. Как я его раньше не заметила? Открывает его и, противно так ухмыльнувшись, демонстрирует мне. Я подхожу и беру его в свои руки. Листаю. Здесь куча снимков. И кругом – нарисованные женской рукой сердечки. Меня начинает лихорадить от фотографий с изображением счастливой пары. Лукаса и Ани. Лукас выглядит немного по-иному. Другая прическа, фигура более худенькая, да и тату на теле поменьше. Видно, что снимки сделаны давно. Но самое паршивое не это. Его взгляд. То, с какой теплотой и щенячьей нежностью он смотрит на нее, то, как улыбается ей, меня просто убивает. Видно за версту, что этот парень по уши влюблен в красавицу на фото.

– Раз он твой, почему это я вместе с ним лечу завтра в Испанию? – добивает она меня вопросом. Я поднимаю на нее растерянный взгляд, буквально ощущая, как к глазам подкатывают слезы.

– Что? – не узнаю свой голос. Словно робот. Словно неживой.

– А… он не сказал тебе, да? – забирает она из моих застывших рук альбом и кидает его на кровать.

– Мы завтра улетаем, крошка. И, как я поняла, Лукас не собирается больше возвращаться сюда.

– Ты врешь, – растерянно вожу глазами по пространству комнаты и замечаю в дальнем углу, у тумбочки, небольшой чемодан.

– Спроси у него. Или еще лучше, приезжай завтра в половину четвертого в аэропорт. Проводишь нас, помашешь ему платочком. Ладно, зайду позже, – подмигнув мне, она выходит из комнаты и, обувшись, с громким стуком захлопывает за собой дверь. А я стою посредине спальни. Словно статуя. Даже рук поднять не могу.

Что все это значит? Он с ней? Они улетают завтра?

Будто бы очнувшись от жуткого сна, все еще надеясь, на чудо, судорожно ищу телефон. Выпотрошив свою сумочку и найдя искомое, негнущимися пальцами набираю его номер.

– Nena, уже соскучилась? – слышу в трубке его радостный голос, а у самой мысли в голове: «Нет. Она все врет. Вот же он, Лукас. Все такой же, как и этой ночью. Нежный, ласковый. И это его «Nena». Что бы оно ни значило, такое родное и полюбившееся.

– Тут твоя Аня приходила, – дрожащим от волнения голосом говорю я и мысленно умоляю его удивиться моим словам, дать мне уверенность в том, что не ждал ее.

– Что говорит? – ни секунды не медля, ничуть не удивившись, спрашивает он. А у меня внутри все обрывается. Значит, ждал ее. Значит, ее слова – правда. Неконтролируемый всхлип вырывается из горла.

– То есть, это правда? Ты ждал ее?!

– Тори, я сейчас буду, – пытается поскорее закончить разговор. А у меня – туман перед глазами.

– Лукас, ответь мне одно. Ты улетаешь завтра в Испанию?

– Тори… – секундная заминка красноречивее любых слов.

– Я сейчас подъеду, и мы поговорим.

– Нет, Лукас. Не надо. Я желаю тебе счастливого пути.

– Тори, нет! Не бросай трубку! – кричит он. Я сбрасываю вызов, давясь вырывающимися из горла рыданиями. Пытаюсь найти свою одежду. Кое-как справившись с нервной дрожью в руках, одеваюсь и, не желая больше ни секунды оставаться в этой квартире, спешу к выходу. Захлопываю за собой дверь, думая о том, что вместе с ней захлопнулась и дверь в выдуманные мной фантазии. Буквально кубарем скатываюсь со ступенек, смахивая с глаз непрошенные слезы.

Лукас

– Черт, Граф, давай ключи от своей развалины, – понимая, что Тори больше не поднимет трубку, подбегаю к другу, стоящему возле моей машины.

– Эй, полегче, мажор! Моя старушка рассердиться на тебя может! – с обидой в голосе отвечает Граф, поворачиваясь в мою сторону.

– Граф, мне сейчас не до приколов. Быстро ключи давай! – протягиваю руку, другой рукой безрезультатно набирая номер Тори на телефоне.

– Держи, – бурчит друг, и через секунду мою ладонь холодит металл. Крепко сжимаю связку в руке, подбегая к припаркованной у мастерской машине Графа.

Завожу мотор и даю по газам. Старенький форд выдает все, на что способен. Но этого недостаточно, чтобы успеть. К тому времени, как я забегаю в квартиру, она абсолютно пуста. Тори нет. Черт, надо же было Аньке умудриться прийти ко мне домой. Договаривались же, что просто созвонимся. Снова набираю номер Тори, но в ответ – лишенный эмоций голос: абонент вне зоны доступа.

– Caray!! (Дерьмо)

Телефон летит в стену, разбиваясь на десятки осколков. Скинув кепку на кровать, до боли сжимаю пальцами виски. Вдруг замечаю на кровати раскрытый альбом с нашими с Анькой фотографиями. Черт, этого еще не хватало! Только вчера, вернувшись после той вечеринки, достал, собирался выбросить. Не успел, Тори приехала. Альбом летит в стенку вслед за телефоном. Испытываю жуткое желание сжечь его, но не хочу тратить ни секунды времени. Как же все так совпало! Достаю из шкафа еще один телефон и, достав из разбитого симку, вставляю ее в новый. Спустившись вниз, запрыгиваю в машину и мчусь к ее дому. Не надеюсь на радушный прием, но так просто сдаваться не стану.

Звоню в дверь вот уже пару минут, не переставая, просто не убираю палец со звонка. Наконец-то щелкает дверной замок, и с порога на меня удивленно смотрит женщина средних лет.

– Здравствуйте, могу я увидеть Тори? – спрашиваю ее, отмечая про себя привлекательную внешность хозяйки квартиры. Особенно приковывают взгляд ее глаза. Я вижу в них свою Тори.

– Вики нет дома, она на занятиях, – хмурится женщина, подозрительно осматривая меня.

– Простите, – поворачиваюсь, и направляюсь к лестничному пролету.

– Ей что-то передать? – летят мне вслед ее слова.

– Нет, не стоит, – бросаю я и выбегаю из подъезда. Где же она может быть? Наверняка, у подруги. Но у меня нет ее адреса. Граф… точно, он же общался с Машей. Набираю номер друга, усаживаясь в машину. Но Граф отвечает, что не сохранил Машкиного номера в телефоне. Кладу трубку и устало роняю голову на скрещенные на руле руки. После нескольких минут самобичевания понимаю, что нужно ехать к Булочке. Надо еще как-то сестренке сказать о том, что я уезжаю. А Тори я смогу найти только вечером, на работе. Буду ждать ее под рестораном, хоть до самого утра.

Через полчаса я сидел на нашем месте в ожидании сестры. Легкий ветерок доносил со стороны реки едва уловимый запах тины. Птицы, сидящие на ветках старого дерева, радостно щебетали. Солнце слепило так ярко, что невозможно было поднять глаза к небу. Казалось, всем в округе несправедливо хорошо. Похоже, эта весна благосклонна ко всем, кроме меня.

– Лукас, привет, братишка! – радостный возглас сестренки вырывает меня из грустных дум. Повернувшись на крик, я вижу бегущую со всех ног Киру. Поднявшись с земли, я подхватываю ее на руки, сжимая в крепких объятиях.

– Привет, Булочка! Выглядишь отпадно, – поддеваю указательным пальцем кончик ее носа и улыбаюсь, в ответ на ее обиженную гримасу.

– Ой, да ну тебя! Ты же, вроде, сегодня не собирался приезжать, – смотрит она на меня, прищурившись. А я усаживаюсь обратно на прежнее место, подзывая ее к себе.

– У меня новость, – говорю ей тихим голосом, стараясь не смотреть на сестру.

– Надеюсь, хорошая? – хихикает она, присаживаясь рядышком в турецкой позе. В ответ я только пожимаю плечами и снова прячу взгляд.

– Что-то случилось? – теперь в ее голосе волнение.

– Да… я обидел одного очень хорошего человечка. И теперь не знаю, что и делать.

– Тори? – Кира хватает меня за руку и пытается поймать мой взгляд.

– Ты обидел Тори?

– Да.

– Так я и знала, – хмурится Кира, вздыхая. – Нельзя тебе иметь дело с хорошими девчонками. Твоя натура бабника все портит.

– В том-то и дело, что в этот раз все слишком запутано, – наконец-таки поднимаю на нее глаза, собираясь с духом для следующей новости.

– Она хорошая девочка. Не такая, как твоя бывшая ведьма, – сестренка переводит взгляд к горизонту. А я в очередной раз любуюсь ее белокурыми кудряшками. И снова поражаюсь, насколько мы с ней не похожи. Ни внешне, ни внутренне. Словно два разных полюса. Но, несмотря на все это, самые близкие и родные друг другу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12