Виолетта Роман.

Kiss the rain



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Майские теплые лучики солнца освещают огромную учебную аудиторию, вселяя в сердца студентов радость и весеннее настроение. Под монотонное бурчание профессора философии, семидесятилетнего старичка, добрая половина «слушателей», пригревшись на солнышке, сладко спит, устало облокотившись головами о сложенные руки. Вторая же то и дело в нетерпении поглядывает на часы. Оторвав глаза от тетради, не могу сдержать улыбки от представленной картины. Удивительно быстро все меняется. Меньше года назад, будучи бывшими абитуриентами, а ныне – только поступившими студентами первого курса, практически все ребята вели себя, как прилежные ученики. Сидели на лекциях, вытянув спинки, внимая каждому слову преподавателя. А теперь думают лишь о бесконечных гулянках и вечеринках.

Опускаю голову и старательно вырисовываю на последнем листке учебной тетради весенний городской пейзаж, который открывается из окна аудитории. Делаю последние штрихи карандашом, и вижу мигающий экран рядом лежащего телефона. Открываю новое сообщение:

– Тори, сегодня собираемся на даче Серого с ночевкой. Вы с Машкой с нами?

Кривлюсь, будто бы съела ломтик лимона. Вот уж настырный тип, этот Дима. Решил себе там что-то, и слово «нет» понимать не желает. Сто раз уже пожалела о том, что когда-то имела неосторожность дать ему надежду на отношения. Теперь расплачиваюсь. Хмурюсь, глядя на телефон, и вместо ответа отбрасываю аппарат в сторону, возвращаясь к рисунку.

– До сих пор не могу понять, какого черта ты делаешь на филологическом, с таким-то талантом. – Поворачиваю голову на звучащий над ухом шепот, и увидев, с каким интересом на рисунок смотрит мой друг, невольно расползаюсь в улыбке.

– Элвис, такой же вопрос? – возмущенно изгибаю бровь и, щурясь от солнца, смотрю в его ясные голубые глаза.

Элвис – мой единственный друг и единственный парень, к которому я тепло отношусь и доверяю на сто процентов. Мы познакомились и сдружились во второй день нашей учебы, когда после занятий заводила нашей группы Сергей решил организовать вечеринку-знакомство на своей даче и пригласил туда всех ребят. Помню, как устав от пустого трепа наших парней-выпендрежников и глупого хихиканья желающих им понравиться девчонок, я вышла подышать свежим воздухом во двор дачи и охнула от увиденной картины. Два здоровенных детины, держа за ноги худенького мальчишку, склонив его вниз головой над бассейном, что-то выкрикивали, смеясь во всю глотку. Недолго думая, я схватила первое, что попалось под руку, а к моей удаче это оказались увесистые грабли, стоящие у стены сарая, и бросилась на выручку бедолаге. Обидчики, видимо испугавшись моего напора, тут же оставили в покое пацаненка и смылись с места преступления. Помню, протянула ему руку, помогая встать с холодной каменной поверхности и, заглянув в его глаза, ужаснулась тому, сколько страха и мольбы было в них. Крепко сжимая его ладонь, я решила, что нам пора смываться с этого праздника жизни. Так как ни у меня, ни у него машины не оказалось, и автобусы в такой час уже не ходили, нам пришлось возвращаться пешком.

По дороге домой я и узнала, что этот худенький высокий парнишка с прической, точно такой, как у Элвиса Пресли – барабанщик, играющий в местной группе. С того вечера мы начали общаться, и на всех парах сидели вместе. Поначалу он вел себя со мной очень скованно, смущался и заикался в разговоре. Но спустя пару месяцев все наладилось. Мне нравилось в нем, что, в отличие от других парней, он видел меня настоящую, меня – личность, а не просто красивую внешность, дальше которой никто не желал заглядывать.

– Слышал, Сергей собирает сегодня вечеринку… Ты пойдешь? – от напоминания о сегодняшней тусовке моя улыбка тут же сходит на нет.

– Ты знаешь мое мнение, Элвис… тем более, у меня на сегодня куча дел. Я надеюсь, что мой очередной отказ наконец-таки даст понять Диме, что пора бы уже отстать от меня?!

– Да, Тори, пора тебе бросать эту вредную привычку, – воткнув карандаш за ухо, делая вид, что увлечен лекцией, шепчет мне на ухо Элвис.

– Какую?

– Надеяться, – вздыхает он, и я вижу, как подрагивают его плечи от беззвучного смеха.

– Это говорит мне тот, кто практически год сохнет по моей подруге, и не делает абсолютно ничего для того, чтобы обратить на себя ее внимание, – шепчу ему и, услышав звонок, подскакиваю с места, как ошпаренная.

– Ой, умница великая, не забудь про завтра! – делая обиженный вид, Элвис забирает тетрадь в свой рюкзак.

– Да, да, твой концерт, конечно, помню. В Старом замке, – целую друга в щеку и спешу ретироваться из аудитории. Но практически у выхода останавливаюсь, чувствуя чье-то прикосновение на своем плече.

– Тори, ты куда втопила?! – обернувшись, вижу перед собой возмущенное лицо подруги. Прежде, чем я успеваю что-то ей ответить, Маша хватает меня за руку и тянет к выходу.

– Ты уже слышала? – спрашивает она, а я, судя по ее возбужденному виду, понимаю, что Маша говорит о сегодняшней вечеринке.

– Слышала, Мань, я за сеструхой спешу, мне через полчаса нужно ее на тренировку доставить. Так что, говори быстро, к чему клонишь?

– Викуль, ты же понимаешь, что это реально мой шанс! Сергей наконец-то расстался с Янкой, и поэтому я просто обязана быть там! Димка ведь наверняка пригласил тебя, – заговорщическим тоном шепчет мне подруга, воровато озираясь по сторонам, как бы кто не услышал ее хитрого замысла.

– Маня, ты же знаешь, что Димке от меня надо! – хмурюсь, глядя на подругу, и скрещиваю перед собой руки. Мне совсем не улыбается идея провести еще один вечер в его компании.

– Тори, ну, пожа-а-алуйста, ну, поехали!!! А послать ты его в любой день успеешь! – Машка складывает перед собой руки в молитвенном жесте и принимает выражение лица, вобравшее в себя всю скорбь мира.

– Маш, ты предлагаешь мне весь вечер терпеть его приставания и сдерживать позывы тошноты от их напыщенных разговорчиков?

– Вик, ну, пожаааалуйстаааа, – хнычет Машка, и я злюсь не на шутку, потому что понимаю, что соглашусь.

– Ладно, черт с тобой, но ты мне должна будешь! – возмущенно изгибаю бровь и щурюсь, принимая суровое выражение лица.

– Все, что угодно! – прыгает счастливая подружка и кидается мне в объятия.

– Все, я побежала, в пять – у меня! – поцеловав ее в щеку, спешу ретироваться, как бы не встретить в коридоре еще кое-кого.

Пулей выбегаю из здания института и буквально влетаю в объятия Димы, словно в расставленные сети. Ну, вот, не получилось убежать… Несколько секунд стою, не двигаясь. Беру себя в руки и поднимаю наигранно счастливый взгляд на него. Дима стоит в окружении своих друзей, так сказать, золотой молодежи нашего ВУЗа. Сыновья местных чиновников, бизнесменов и директоров. Холеные, одетые в брендовые вещички, с прогрессирующей манией величия и полнейшим отсутствием каких-либо моральных принципов.

– Солнышко, ты куда так несешься? – Дима смотрит на меня холодными серыми глазами, а я судорожно думаю, как бы поскорей отделаться от него.

– Эм… я опаздываю, Дим, – делаю виноватое выражение лица и манерно пожимаю плечиками.

– Ты не ответила на сообщение, – он выпускает меня из объятий и, достав из кармана пачку сигарет, вытягивая одну, вставляет ее в зубы.

– Ах, это… – переминаюсь с ноги на ногу и невинно улыбаюсь, – я поеду с Машкой.

– Отлично, тогда в половине шестого я за вами заеду! – явно повеселевший от моего согласия, Дима подкуривает сигарету и, слегка прищуриваясь, выпускает дым в сторону.

– До встречи, – пытаюсь убежать, но он хватает меня за руку и с силой притягивает к себе, оставляя быстрый поцелуй на губах, от которого, кроме раздражения, я ничего не испытываю.

– Холодная леди расщедрилась на поцелуй, – поворачиваюсь на звук недружелюбного голоса и встречаю на себе отталкивающий взгляд Сергея. Лучшего друга Димы. У нас с Серым вообще – давняя взаимная «любовь».

– И тебе не хворать! – демонстрирую ему средний палец и, отвернувшись, спешу к остановке, на которой в эту секунду останавливается нужная мне маршрутка. Запрыгиваю внутрь и, усевшись возле окна, достаю из сумочки зеркальце. Как там было: свет мой, зеркальце, скажи… Да, что тут кривить душой, красотка… несмотря на две бессонные ночи и кучу потраченных нервов на одного назойливого парня.

Не знаю, как насчет счастья и финансового благополучия, но с внешностью мне подфартило. С ранних лет иначе, чем кукла, меня не называли. Поначалу меня это очень раздражало. Я ненавидела это слово. Кукла – пустая, глупая… совсем не про меня. Но впоследствии, хорошенько подумав, и взвесив все «за», я решила не обижаться на это сравнение, и стала пользоваться своим типажом по полной. Как оказалось, очень удобно быть красивой и глупой. В школе на занятиях, где преподавателями были мужчины, мне достаточно было улыбнутся или невинно похлопать ресницами, для того чтобы напротив моей фамилии стояла отличная отметка. Домашнюю работу я вообще никогда не делала. Зачем? Если на это есть куча отличников, считающих за счастье помочь мне.

Но, к сожалению, самый главный мужчина в моей жизни даже никогда не видел меня. Просто не захотел. И этот факт – словно игла в моей душе. С каждым ударом сердца отдает болью в мозгу.

– Вик, ну чего ты так долго? – Полина сидит на маленьком диванчике в вестибюле школы, всем своим видом выражая недовольство.

– На лекции задержали, ты готова? – беру рюкзак сестренки и направляюсь к выходу, игнорируя ее командный тон. Полина вскакивает с дивана и все с тем же недовольным выражением лица следует за мной.

– Если я опоздаю, будешь сама оправдываться перед тренером! – бурчит она, но послушно идет. В который раз удивляюсь тому, как эта маленькая первоклашка может отчитать и пристыдить, похлеще любого взрослого человека.

– Конечно, госпожа, бесконечно виновата перед вами, – расползаюсь в реверансе и, поднявшись, целую ее в надутую щечку.

– Расскажи, как в школе? Как там твой жених Пашка?

Мы садимся в маршрутку, и вместо ответа сестренка дует губки и, нахохлившись, словно маленький воробушек, отворачивается к окну.

– Что, так все плохо? – смотрю на эту «мисс опечаленность», и не могу сдержать улыбку. Какая же она все-таки потешная.

– С этого дня я не знаю никакого Пашку! – Сестренка машет перед моим лицом маленьким пальчиком и сурово хмурит бровки.

– Ну, хорошо, – делаю серьезное выражение лица и замолкаю. После трехминутной паузы Поля не выдерживает:

– Нет, ну ты представляешь, этот гад Аньку провожать пошел! Рюкзак ее понес, тоже мне, джентльмен. И Анька хороша, подруга называется!

– Ладно тебе, он еще пожалеет! – притягиваю к себе голову сестренки и целую ее в макушку.

– Вот скоро последний звонок, ты как станцуешь на сцене, все мальчишки – твои! А Пашка – локти кусать будет! – улыбаюсь, думая о том, что мне бы хотелось иметь ее проблемы.

– Ох, Вика… если бы я была хоть на капельку такой красивой, как ты, – удрученно вздыхает сестренка с грустным лицом.

– Ты еще красивей, милая, – целую ее в щечку.

Мы забегаем в раздевалку за пять минут до начала тренировки. Поздоровавшись с хореографом Поли, машу сестренке на прощание. Спешу домой, чтобы успеть, до прихода мамы с сестрой, приготовить ужин и прибраться.

Выйдя на своей остановке, вдыхаю полной грудью теплый майский воздух и стягиваю с шеи шелковый шарф. Закрываю глаза, подставляя лицо теплым лучам ласкового солнышка. Не знаю, почему, не могу объяснить чувство, так крепко засевшее внутри меня с самого утра. Но весь день ловлю себя на том, что нахожусь будто бы в ожидании чуда. Словно в любую минуту должно произойти что-то судьбоносное, способное повернуть мою жизнь на сто восемьдесят градусов.

Приготовив любимую Полей лазанью, под громкие басы танцевальной музыки, доносящейся из колонок бумбокса, прибираюсь в квартире. После этого, приняв по-быстрому освежающий душ, переодеваюсь в спортивный костюм. Как-никак, в деревню едем, на дачу. Чего наряжаться-то? Не успев до конца высушить свои черные локоны, доходящие практически до ягодиц, оставляю их распущенными, и бегу в коридор на звук вибрирующего телефона.

– Да, Махоч! – отвечаю подруге, зашнуровывая кроссовки.

– Ты где, Вика, мы уже минут десять стоим под домом, – помимо ее возбужденного, радостного крика, слышу в трубке мужские голоса и смешки.

– Бегу! – схватив сумку, открываю дверь, и буквально налетаю во входящих в квартиру маму с сестрой.

– Привет, Вика! – Поля смотрит на меня хитрющим взглядом и ехидно улыбается. Вот, козочка, знает же, что я терпеть не могу, когда меня так называют! Кривлюсь, но решаю не спорить с сестрой при маме.

– Ты куда это, милая? – мама снимает туфли, а я, как прилежная дочка, подталкиваю к ее ногам тапочки.

– Мамуль, я к Машке с ночевкой, будем писать эссе, – принимаю выражение лица «я девочка-ромашка», а мама, прищурившись, недоверчиво хмурится в ответ.

– Ага, эта Машкина машина под окнами стоит?

– Все, мам, что мы, как на допросе?! Ты же знаешь, я у тебя молодец. Ужин на плите, я на связи! – машу рукой и вылетаю пулей, не дав возможности ей возразить.

Запрыгиваю на заднее сиденье Димкиного мерса и целую в щечку рядом сидящую подругу.

– Че так долго? – недовольная Машка, не стесняясь, отчитывает меня при парнях, отчего я моментально прихожу в бешенство.

– Радуйся, что вообще отпустили! – съеживаюсь и отворачиваюсь в сторону, давая ей понять, что я не собираюсь молча терпеть ее выпендреж.

Дима за рулем, а рядом сидящий Сергей, не переставая, болтает по-своему айфону, объясняя звонящим, как добраться до дачи.

– Ну, тупые, – протягивает он нараспев, сбросив очередной вызов.

– Раз сто уже были у меня, и никак не могут запомнить дорогу! И с кем приходится общаться, – цокает Сергей и, нагнувшись, достает из-под сиденья две бутылки пива. Откупорив их, одну протягивает Диме, а из второй отпивает сам. Дима также употребляет алкоголь и, развалившись в расслабленной позе на сидении, продолжает движение.

– Курочки, будете? – Сергей поворачивается к нам с еще двумя бутылками в руках, одну из которых со счастливым выражением лица принимает Машка.

– Нет, ну вы, что, совсем сдурели? – не выдерживаю и взрываюсь я. Не могу поверить глазам, что эти двое настолько охамели.

– А что не так? – в голосе Димы слышится откровенное недоумение.

– Гаишников хотя бы не боитесь? – скрещиваю перед собой руки и хмурюсь, в ответ на скорченную физиономию Сергея.

– Для гаишников у меня пропуск имеется, – Дима тянется к бардачку и достает оттуда увесистую пачку банкнот.

– Причем тут гаишники? Вы, вообще-то, еще за наши жизни отвечаете! – понимаю, что до них не достучаться, но просто не могу смолчать.

Вместо ответа Дима смотрит на меня смеющимися глазами в зеркало заднего вида и ухмыляется. Переглянувшись с хихикающим Сергеем, демонстративно отпивает еще пива.

– Ой, Тори, не нуди, – отмахивается от меня, как от назойливой мухи, наш храбрый водитель.

– Да, пошли вы, идиоты, себя не жалко, так хоть о нас подумали бы, – поворачиваюсь к Маше в ожидании поддержки, но вижу, что той вовсе нет дела до нашего конфликта. Подруга, попивая алкоголь, с идиотской улыбкой на лице смотрит на Сергея глазами, полными восхищения.

– Мисс «закон и правопорядок», свои лекции читай Элвису, а нам не порть кайф! – Сергей накручивает громкость на магнитоле так, что я грудной клеткой ощущаю сильные вибрации сабвуфера, стоящего за моей спиной. Машка со счастливым выражением лица начинает пританцовывать, а я молча отворачиваюсь и смотрю на проносящиеся мимо пейзажи еще незасеянных полей.

Подъехав к огромному забору из белого кирпича, ограждающего двухэтажную домину, Дима выключает музыку, и мы все, как по команде, выходим из авто. Дима подходит ко мне, крутя на указательном пальце связку ключей, и пытается притянуть к себе за шею. Я уклоняюсь от его рук и отскакиваю в сторону, раздумывая тем временем о том, как все-таки хитра матушка природа. Это же надо было такую гнилую сущность замаскировать под столь яркой внешностью. С виду-то он красавец – высокий рост (почти под два метра), белокурые волосы, смазливое лицо. Но внутри – совершенно непривлекательный тип.

– Эх, сегодня меня ждет незабываемая ночка, столько цыпочек, и все готовы к моим ласкам! – Сергей потирает руками, довольно глядя на собравшуюся толпу девчонок у его ворот. Я кошусь на Машку, та с невозмутимым видом кокетливо приглаживает свои каштановые локоны и, взяв меня за руку, освобождает от захвата Димы.

Уже через час гуляния хорошо поддатая компания передвигается к бассейну во дворе, где девчонки в слишком откровенных купальниках совращают наших не совсем зрелых мальчишек. Машка, как пчелка вокруг цветка, кружится над Сергеем. Что определенно дает свои результаты. Ни одна жаждущая его девчонка не смеет подступиться к нему и на пару шагов, а его рука уже вовсю покоится на ее тонкой талии.

Я сижу поодаль, в компании «скромных» девчонок, нацепив наушники, рисую простым карандашом падшего ангела. Опять ловлю себя на мысли, что несмотря на то, что вынуждена торчать на этой тусе, чувствую себя определенно на эмоциональном подъеме. Настроение – отпад. И его не портит, а даже приподнимает то, что Дима весь вечер открыто зажимает в своих объятиях местную прилипалу Нику. Та так и сияет от счастья, устраиваясь с бокалом коктейля у него на коленях. Еще бы, захомутать самого богатого жениха нашего курса. Я улыбаюсь, радуясь тому, что наконец-то Дима понял мои намеки.

– Тори! – чувствую на своем плече чью-то руку и, стянув наушник, оборачиваюсь на мужской голос. Передо мной, лучезарно улыбаясь, стоит одногруппник Пашка.

– Ты чего тут сидишь?! Пойдем в водный волейбол играть! Нам как раз одного игрока не хватает, – вижу его искреннюю улыбку и, подав ему руку, поднимаюсь.

– А почему бы и нет? – кладу в сумку блокнот с рисунками и, завязав на макушке волосы в хвост, стягиваю с себя футболку со штанами. Остаюсь в спортивном купальнике, который хоть и не дотягивает по сексуальности до развратных бикини, но и в нем моя фигурка выглядит вполне достойно.

Начинается игра, а я, встретив на себе похотливый взгляд Димы, стоящего поодаль от нас, понимаю, что, раздевшись, совершила непростительную ошибку. Стараюсь не думать об этом, и растворяюсь в игре. Мы выигрываем вчистую, и довольный Пашка помогает мне выбраться из воды, и бежит за кока-колой. Накинув на себя полотенце, жду друга, когда чувствую на своем предплечье крепкую хватку. Развернувшись, встречаю на себе раздевающий взгляд уже сильно поддатого Димы.

– Ну, вот, началось веселье, – ругаю себя за неосмотрительность.

– Пойдем, – он тащит меня по направлению к дому, и я понимаю, что в таком состоянии от него можно ожидать, чего угодно.

– Дим, тебя Ника ждет, – отдергиваю руку и отхожу на пару шагов, но стараюсь не грубить.

– Поговорить надо, – он разворачивается, и резким движением руки, так что я и пикнуть не успеваю, притягивает меня за шею и тащит наверх по лестнице. Я начинаю буквально трястись от злости. Не могу поверить в то, что он, будучи всегда со мной галантным и обходительным, так поступает сейчас. Дима затаскивает меня внутрь комнаты, по-видимому, хозяйской спальни и, захлопнув дверь, толкает меня на кровать. Я судорожно продумываю пути отступления, и напрягаюсь всем телом, когда чувствую тяжесть его тела на себе.

– Ну, что, милая, вот мы наконец-то одни, – отворачиваюсь в сторону от его лица, не в силах выдержать запаха алкоголя, исходящего от него.

– Отстать, Дима, – пытаюсь вырваться, но он удерживает мои руки, крепко сжав их своими.

– Да ладно тебе ломаться, че, как целка, себя ведешь? – он пытается раздвинуть мои ноги коленкой, но я только сильнее напрягаю мышцы, и сжимаю их.

– Да, пошел ты, – собрав все силы, начинаю яростно отбиваться и, воспользовавшись его секундной заминкой, вонзаю свои зубы в его кисть. Дима отскакивает от меня, как ошпаренный, прижав к груди раненую руку. Чертова неженка… Поднимаюсь с кровати, пятясь спиной к выходу.

– Иди к черту, Дима, – отпихиваю его от себя, в то время как он все никак не оставляет попыток повалить меня обратно.

– Сколько можно пудрить мне мозги?! – с искаженным в бешенстве лицом кричит он.

– Сколько можно строить из себя крутого мачо?!

– Да, пошла ты! Возомнила себя королевой, мне стоит только поманить пальцем, и все девки моими будут! – теперь в его взгляде – высокомерие и брезгливость.

– Успехов, – отпихиваю его со всей силы и выбегаю за дверь. На улице у бассейна нахожу свои вещи. Быстренько одеваюсь, и понимаю, что как бы ни хотела убежать отсюда, не получится. Во-первых, бросить Машку одну будет по-свински, тем более, что та уже навеселе, – повернув голову, вижу подругу, пляшущую с другими девчонками. Во-вторых, отсюда никаким чертом сейчас не попадешь в город, если только вызвонить Элвиса… но у него завтра концерт, и как-то неудобно отвлекать друга от репетиций.

Остальные полчаса провожу за игрой в бильярд. Немного успокоившись, делаю вид, что мне безумно весело.

– Ну, что, красота, ты теперь свободна для моих ласк? – чувствую шлепок по ягодицам, и явно поддатый Сергей зажимает меня в кольцо своих рук.

– Сейчас я тебя приласкаю так, что мама родная не узнает, – на этих словах поворачиваюсь к нему лицом и упираюсь руками в его грудь.

– Да, пошла ты, – презрительно выплевывает он мне в лицо и отталкивает от себя. Отшатнувшись, я впечатываюсь спиной в бильярдный стол. Сверху доносится мужской хохот, и, подняв глаза, я вижу довольного Диму, стоящего на лестнице в обнимку с Никой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12