Виолетта Роман.

Геометрия моих чувств



скачать книгу бесплатно

Первую половину дня готовлю постановления, аресты, запросы в банки и регистрационные службы. Жорик и Илья тоже непривычно тихи и сосредоточенны. Несколько раз приходится носить документы на подпись Егору. К моему удивлению, он ведет себя со мной сухо. Разговаривает строго по работе, в глаза не смотрит. Словно некогда ему, словно нет ни малейшего желания видеть меня.

Из-за сильной занятости не могу даже поболтать с Ниной, рассказать о вчерашнем. По вопросам арестованных счетов должника приходится общаться с Вероникой. Спустя пятнадцать минут совместной работы с ней испытываю дикое желание выпить изрядную долю успокоительного или яду. По сравнению с ней даже семейство Калининых лучшие собеседники.

Ближе к вечеру шеф вызывает к себе. Каждый раз, когда в трубке телефона слышу его сухое: «Зайдите», дрожь пробегает по телу.

Захожу в его кабинет. Рядом с Егором сидит взыскатель по новому производству, тот, что некогда обедал с нами.

– Ева Сергеевна, Илья Сергеевич сейчас отвезет вас в регистрационную службу. Передадите запросы, информацию по имуществу должника вам выдадут сразу же, я договорился. Жду вас к вечерней планерке, – говорит Егор, но на меня не смотрит. Нервно крутит в руках паркер.

– Я вас поняла, Илья Сергеевич, я буду готова через десять минут, – дождавшись кивка взыскателя, выхожу из кабинета.

Поездка в регистрационную проходит спокойно. К нашей радости, в документах, выданных нам, указано, что на имя должника записана небольшая гостиница в Анапе. Илья Сергеевич от радости едва ли не расцеловал меня. Так что в отдел я возвращаюсь в приподнятом настроении. Но у входных дверей сталкиваюсь с хмурым Семеном.

– Ева Сергеевна, ты до скольки сегодня? – спрашивает меня мужчина, выпуская в сторону дым сигареты.

– До восьми где-то, а что? – смотрю на него непонимающе.

– Шеф сказал, что я тебя домой сегодня везу, – отвечает мужчина, а я от удивления роняю на пол папку с документами.

Ну уж нет. Кто-то здесь явно превышает свои полномочия.

– Семен, я сейчас с ним поговорю. Думаю, что не придется меня везти. Егор Анатольевич что-то напутал, – поднимаю документы с пола и, улыбнувшись водителю, бегу наверх.

Забегаю на четвертый этаж, даже не запыхавшись. То ли злость придает мне сил, то ли это результат каждодневной тренировки. Игнорируя Нину, пытающуюся что-то мне сказать, залетаю в кабинет к Егору. Он замолкает на полуслове и поднимает на меня растерянный взгляд. А лицо сидящего рядом с ним товарища Дралкина вытягивается от удивления. Конечно, неслыханная наглость – врываться в кабинет начальства. Но сейчас пусть засунут офисную этику себе в одно место. Меня порядком достало уже все это.

– Кирилл Александрович, оставьте нас, – холодным тоном произносит Егор, не спуская с меня настороженного взгляда. Видимо, почувствовал приближающуюся истерику.

Дралкин кивает и послушно поднимается. Бросает на меня растерянный взгляд, когда проходит мимо.

– Может, хватит, Егор Анатольевич? – мой голос буквально вибрирует от напряжения.

– Что хватит? – уголок его губ слегка приподымается в улыбке, а сам он лениво откидывается на спинку кресла.

– Показывать здесь свою крутость.

Для чего весь этот номер с водителем? Я что, сама о себе не могу позаботиться? – если бы мой взгляд мог убивать, Егор был бы уже без признаков жизни.

– Можешь, Ева, – лениво протягивает он. – Но я сделаю это лучше.

Последняя его фраза – словно капля бензина в разгорающееся пламя злости. Подхожу к его столу и, опираясь руками о твердую поверхность, подаюсь навстречу Егору. Не свожу с него прожигающего взгляда.

– О жене своей заботьтесь, Егор Анатольевич. Обо мне найдется кому позаботиться. Неженатому, – мой голос – шипение змеи, а губы искажаются в горькой улыбке.

– Ты думаешь, я кому-то позволю посягнуть на свое? – рычит он и подскакивает с кресла, заставляя меня пятиться к выходу. Ушам своим не верю. Этот мужчина имеет наглость после всего предъявлять на меня какие-то права.

– «Твое», Егор, в телефоне под именем Жена. Я не твое. Если ты не можешь отнестись по-взрослому к моему отказу, я уйду из отдела, – отвечаю ему с вызовом, стараясь сохранить остатки втоптанной в грязь гордости.

Глядя себе под ноги, со зловещей улыбкой на губах, он не спеша подходит ко мне. Поднимает на меня глаза. Сердце отдает пулеметную очередь от дикой ярости, клубящейся в них.

– Даже не надейся от меня сбежать, – шепчет он. Его руки в карманах, все тело напряжено. А я мелкими шажками отдаляюсь от него.

– Я не уволю тебя, не дам перевестись в другой отдел. Ты будешь рядом. Поняла?!

– У кого-то здесь синдром Бога? – спрашиваю с улыбкой на губах, а сама тянусь к ручке двери. Так, на всякий случай.

– Хватит истерить. Успокоишься – поговорим, – видимо, устает от нашего спора и, развернувшись, направляется к столу.

Выхожу на улицу. Готова кого-нибудь придушить. Я просто в ярости. Возле входа, на обочине припаркованная служебная машина.

– Семен, езжай домой. Я сказала шефу, что доберусь сама, – подойдя к машине, говорю водителю.

– Хорошо, Ева. До завтра, – улыбается он, явно обрадованный новостью.

Всю последующую неделю Егор испытывал мое терпение. По утрам и вечерам, словно часовой на посту, меня неотступно ждал Семен. На мои реплики о том, что я не нуждаюсь в его услугах, он хмурился и отвечал, что если я не сяду в машину, шеф уволит его. Делать было нечего, приходилось соглашаться. На работе был настоящий аврал. Поэтому «семейные» разборки больше не устраивались. Егор разговаривал со мной строго по делу. На планерке даже не смотрел на меня.

В четверг вечером Егор в очередной раз вызвал к себе в кабинет. Войдя, обнаруживаю сидящего рядом с ним Илью Сергеевича.

– Завтра мы выезжаем на арест гостиницы, – слету огорошивает меня новостью Егор. А в глаза все так же не смотрит. Взгляд опущен на свои руки.

– Выезжаем? – переспрашиваю я, искренне надеясь на то, что мне послышалось.

– Да, я еду с вами, Ева Сергеевна. Производство очень важное. Мое присутствие необходимо.

– Я и не сомневалась, – хмыкаю, понимая его план. Ну конечно, не хочет в отделе переполоха. А в командировке думает, что сможет переубедить меня, затащить в очередной раз в постель.

Приехав домой, половину вечера вишу на телефоне. Жалуюсь не вышедшей на работу из-за болезни Нинке на хитрого Егора. Нина выслушивает меня и уверяет, что из командировки мы вернемся парой. А я начинаю злиться и на нее. Неужели подруга считает меня настолько слабовольной?

Бурча себе под нос всевозможные ругательства, собираю сумку в дорогу и, приняв душ, заваливаюсь спать. Хочется всего лишь одного. Поскорее пережить эту поездку и не изменить своим принципам. Но как бы я ни злилась, как бы я ни отталкивала Егора, на душе кошки скребут. Скучаю по нему, хочу к нему. Все эту неделю каждая планерка – словно пытка. Он даже не смотрит на меня, а я, сидя в самом дальнем углу кабинета, не свожу с него глаз. Егор рассказывает о новых показателях, установленных Москвой для отдела. Сидит вальяжно, откинувшись на спинку кресла, в руках, как всегда, любимый паркер. Смотрю на его руки, а в голове вспышками воспоминания о том, как он ласкал мое тело, как обхватывал этими ладонями полушария моей груди. И так жарко становится. Расстегиваю верхнюю пуговицу рубашки, ерзаю на стуле, пытаясь хоть чуть-чуть унять желание. А потом взгляд поднимается к его крепкой шее, и я буквально ощущаю запах его кожи. Он будоражит меня. Вспоминаю то, как прижималась к нему, утыкаясь носом в основание шеи, и наслаждалась его ароматом. Егор, нахмурившись, отчитывает Илью за просроченный ответ по жалобе, а я смотрю на его губы и вспоминаю их вкус. Низ живота стягивает нестерпимой тугой истомой. Сбрасываю оцепенение и старательно вырисовываю узоры на листе своего ежедневника, лежащего на коленях. Не могу ничего с собой проделать. Хочу его, хочу быть с ним. А потом вспоминаю, что он принадлежит другой. Что та, другая, каждую ночь наслаждается теплом его тела, умелыми ласками его рук и губ. И…подохнуть хочется.

С утра выхожу из дома с дорожной сумкой наперевес. На удивление, служебной машины с Семеном сегодня не наблюдается. Немного расстраиваюсь от того, что придется тащить сумку на себе и ехать на общественном транспорте.

Перехожу дорогу по зебре. Неожиданно прямо передо мной тормозит черный Мерседес, преграждая путь. Не успеваю даже возмутиться. Переднее стекло автомобиля плавно опускается, и с водительского сиденья, ухмыляясь, на меня смотрит Кай.

– Чего стоишь? Запрыгивай, – подмигивает он, расслабленно откинувшись на спинку сиденья. Задумчиво смотрю на его наглое выражение лица и понимаю, что вот он. Выход. Сам меня нашел.

– Багажник откройте, – приподнимаю сумку, демонстрируя ему свою ношу. Не отводя от меня смеющегося взгляда, Кай нажимает кнопку на приборной панели и дверца багажника открывается. Укладываю туда саквояж и запрыгиваю на пассажирское сиденье.

– Ну, как дела?

– Лучше всех, – ехидничаю. Не могу ничего с собой поделать. Просто устала от их игр. Кай косится на меня, загадочно улыбаясь. Я смотрю, он сегодня светится весь. Словно елка новогодняя.

– Николай Германович, ваше предложение о работе еще в силе? – закидываю удочку. На лице беззаботная улыбка, а мысленно скрещиваю пальцы.

– Передумала? С чего вдруг? – вздергивает бровями, поворачиваясь ко мне.

– Просто, – пожимаю плечами.

– Проблемы в раю?

Издевается. Неужели в курсе событий? Снова злюсь.

– Вы что, с Егором делитесь секретиками, словно школьницы? – выхожу из себя.

– Нет, только красивыми и острыми на язык, – откровенно потешается надо мной Кай. Ничего не отвечаю. Отворачиваюсь от него, стараясь сдержать охватившее меня раздражение.

– Можно узнать причину? – нарушает он тишину вопросом.

– А то вы не знаете, – бросаю, не поворачиваясь.

– Не знаю, – смеется Кай.

– Он женат.

– А ты не знала? – и столько удивления в голосе. Поворачиваюсь к нему, прожигаю взглядом.

– Нет, если бы знала, ни за что не позволила бы случиться такому, – четко, с расстановкой произношу я, оскорбленная тем, что он такого невысокого мнения обо мне.

– А я предупреждал, – не поворачиваясь, отвечает он.

– Вы не могли бы более конкретно изъясняться? Например, если бы вы сказали: Ева, идиотка, куда лезешь! Он женат! Поверьте, я бы не обиделась.

– Не думал, что остались еще девушки, для которых это имеет значение, – хмыкает Кай.

– Не с теми общаетесь. На самом деле, нас много.

– Теперь понимаю, почему Егор так злится. Я бы тоже не хотел упустить такой редкий экземпляр, – задумчиво произносит он, сосредоточенно глядя на дорогу.

– Вы, Николай Германович, мне тут зубы-то не заговаривайте. Скажите, возьмете или нет? И еще: спать с вами я не буду, – решаю предупредить заранее. Мало ли, что он там себе надумал. Кай молчит несколько секунд. А затем его губы медленно растягиваются в улыбке.

– Ох, злая какая, – его плечи сотрясаются от сдерживаемого смеха. – Так значит, я теперь не колдунья-разлучница, а рыцарь в доспехах?

– Вроде того, – хмыкаю, задумчиво глядя на него. Удивляюсь, насколько он сегодня другой. Не привычный «холодный Кай», а улыбчивый, способный на приятное общение мужчина. А улыбка какая у него… искушающая.

– Дай мне время пару дней. Решу все. Договорились? – притормозив на перекрестке, поворачивается он ко мне.

– Конечно, – отвечаю, а взгляд мой прикован к морщинкам в уголках его смеющихся глаз.

– А что Егор? – при упоминании о шефе наваждение словно волной смывает. Опускаю взгляд на свои руки.

– Бесится, показывает, что я ничего не решаю, – пожимаю плечами, пытаясь показать свое безразличие.

– Ты думаешь, что сможешь уйти от него?

– А почему нет?

– Ты его плохо знаешь, ребенок, – хмыкает Кай. – Подумай сама. Ему тридцать два. Он уважаемый человек, занимает высокую должность, имеет хороший доход. И всего этого он добился сам. Не имея ни богатых родителей, ни связей. Он свое никогда и ни за что не отдаст, – говорит он и останавливает машину возле отдела. Поворачивается ко мне. Теперь его выражение лица совершенно серьезно, взгляд хмурый, холодный.

– Все впервые бывает, – хмыкаю я и выхожу из машины.

Я бы и рада быть его. Только вот не в такой роли. Вздыхаю, в очередной раз задумываясь о том, что предстоящая командировка – серьезное испытание для моей силы воли.

На утренней планерке Егор сообщает всем сотрудникам о том, что уезжает вместе со мной в командировку до понедельника. На время своего отсутствия главным он оставляет товарища Дралкина. Огорчение и тоска, появившаяся в глазах у ребят от этой новости, будит во мне чувство жалости к бедолагам. Дралкин же, наоборот, даже немножко в росте вытягивается, обрадованный данной новостью.

– Ну все, прощай выходные, прощай вечерний пятничный загул, – сокрушается Илья, когда мы возвращаемся в кабинет по окончании планерки.

– Если вам будет от этого легче, я вернусь в город только вечером в воскресенье, – предпринимаю попытку поднять настроение ребятам.

– Ты проведешь три дня на морском побережье, Барби. Нашла чем успокоить, – хмыкает Жорик.

– Я ведь не отдыхать туда еду. Нам арестовывать целую гостиницу, представляете масштаб работы?

– Да там местные приставы всю черную работу делать будут. Ты – наблюдать и руководить. А вечером на море. Красота, считай, отпуск внеочередной, – говорит Илья, заливая в кружке растворимый кофе кипятком.

– Может, и так, – хмурюсь, думая о том, что отдыхать мне там особо не с кем будет. Наверняка придется в гостиничном номере отсиживаться в свободное время, чтобы избегать атак Егора.

– Ева! – появляется в кабинете запыхавшаяся Нина. – Шеф просил передать, что через десять минут выезжаете. Вроде как поедете на машине взыскателя.

– Хорошо, – киваю подруге, внимательно просматривая папку с производством, проверяя наличие всех документов.

Нинка подходит к моему столу и, наклонившись, шепчет на ухо:

– Ты купальник взяла с собой?

– Взяла. Но думаю, что он мне вряд ли понадобится, – не поднимая на нее глаз, продолжаю листать папку.

– Это почему? – удивляется она.

– Не хочу лишний раз на глаза Егору попадаться, – шепчу ей, подняв на нее глаза.

– Не дури. Я надеюсь, у тебя бикини? – гнет свою линию непробиваемая Нина.

– Сдельный, – хмурюсь я.

– Острячка. Все равно ведь уложит тебя на лопатки, зачем зря душу травить? – хлопает она глазами.

– Нина Анатольевна…шли бы вы…в приемную, – отвечаю громко, давая понять, что дискуссия окончена. Нина хватает меня за руку и снова шепчет на ухо:

– Не злись, поверь моему опыту. Так и будет.

– Кстати, я сегодня на работу с Каем ехала, – вспомнив о его обещании, спешу поделиться радостью с подругой.

– А я смотрю, ты девка шустрая, – хмыкает Нинка, упирая руки в бока.

– Да ну тебя, – отмахиваюсь от нее. Закрываю программы на компьютере и выключаю его.

– Ну и? – Нина вся в нетерпении продолжения.

– Он согласен взять меня к себе на работу. Сказал, что к понедельнику решит вопрос с моим переводом.

– Странно, он вообще-то позавчера уже взял себе помощницу. Аню из отдела кадров. Такая блондиночка эффектная.

– Да? Он мне ничего не сказал, – поднимаю на подругу удивленный взгляд.

– Ох…я смотрю, тут треугольником попахивает, девочка моя. Два лучших друга и одна красотка, – шепчет довольная Нина.

– Не говори глупостей, – хватаю сумку и документы. Машу на прощание мальчикам и выхожу из кабинета. Нина бежит следом за мной.

– Ева, я тебе говорю серьезно. Кай просто так ничего делать не будет. Зря ты так легкомысленно относишься к этому.

– Нинуль, не переживай. Все будет хорошо. Кай мне нужен лишь в качестве начальника. Егор… С Егором сложнее…но я разберусь, – останавливаюсь возле входной двери отдела.

– Иди я тебя обниму на дорожку, – притягивает меня к себе подруга. Несколько секунд мы стоим, обнявшись.

– Ева Сергеевна, давайте сумку, – слышится за спиной голос Егора.

Отстраняюсь от Нины и, повернувшись, растерянно смотрю на него. Егор, ни слова больше не говоря, забирает их моих рук сумку и открывает передо мной дверь.

– Счастливого пути, Егор Анатольевич, – довольно произносит Нинка.

– До свидания, Нина, – не поворачиваясь, отвечает он и выталкивает меня за дверь. Спускаемся по лестнице в полной тишине. И только когда оказываемся на первом этаже, я задаю ему вопрос.

– Не боитесь, что другие увидят? Как же ваша репутация? – не могу себя сдержать, но меня раздражает то, как он играет в благородного рыцаря.

– При чем тут моя репутация? Мужские поступки еще никогда никого не портили.

– Вы говорите мне о мужских поступках? – ухмыляюсь я. Взгляд Егора темнеет, брови недовольно хмурятся.

– Ева…

– Егор Анатольевич, вот Илья Алексеевич подъехал, – перебиваю его, указывая на машущего нам рукой мужчину из водительского окна припаркованной у входа машины.

Спешу к машине. Егор следует за мной. Я запрыгиваю на заднее сиденье, Егор – на переднее пассажирское. Первые полчаса пути Егор и взыскатель заняты разговорами о работе. Так что я могу спокойно любоваться на проносящиеся мимо пейзажи. Но то и дело по телу пробегают мурашки от звука его тихого смеха, от тембра его голоса. Ловлю себя на том, что внимательно вслушиваюсь в рассказы Егора.

– Сегодня с утра к нам новый исполнительный лист пришел в отношении нашего должника, – «радует» новостью мужчину Егор.

– Но я ведь раньше подал лист, сначала ведь мой долг будет взыскиваться? – спрашивает взволнованный Илья Алексеевич.

– Ева Сергеевна, расскажите Илье Алексеевичу, в каком порядке погашается задолженность, если в производстве больше одного взыскателя? – спрашивает Егор, повернувшись ко мне. И смотрит на меня так…хитро. Это что, проверка меня на знание закона?

– Очередь разная? – уточняю вопрос.

– Нет, одна.

– Если одна очередь, то сумма, взысканная с должника, распределяется между взыскателями частями, пропорциональными сумме долга.

– Получается, деньги с гостиницы не покроют моего долга? – спрашивает не на шутку встревоженный Илья Алексеевич.

– Покроют, там сумма больше получится. На всех хватит. Тем более, у нас еще два арестованных автомобиля должника. Вот-вот должны реализоваться, – говорит спокойным голосом Егор.

– Неужели нашлись покупатели? – удивляется мужчина.

– На один из них – да. Заинтересовала моего знакомого Икс 5.

– Да, там автомобиль в отличном состоянии и цена смешная. Если бы у меня сейчас попроще с деньгами было, я бы тоже забрал его, – задумчиво произносит Илья Алексеевич. Егор оставляет его реплику без ответа, и на несколько минут воцаряется молчание.

– Ева Сергеевна, а вы купальник взяли с собой? – спрашивает Илья Алексеевич. Да что они привязались все к моему купальнику?

– Я еду работать, не отдыхать, – отвечаю не совсем дружелюбно.

– Но вы ведь не 24 часа в сутки будете делом заняты? Побывать на море и ни разу не искупаться – непростительно, – продолжает он эту тему и ловит мой взгляд в зеркале заднего вида. Улыбаюсь ему в ответ, а в голове: «Достал, придурок. Еще ты туда же».

Егор молчит. Смотрит в пассажирское окно. Одеваю наушники и делаю громкость на полную мощность. Закрыв глаза, наслаждаюсь музыкой. Не замечаю, как засыпаю. Будит меня легкое прикосновение чьей-то руки к плечу. Открываю глаза, вижу перед собой улыбающееся лицо Егора. Растерянно моргаю, завороженно смотрю на то, как движутся его губы. Видимо устав повторять одну и ту же фразу, Егор дергает за провод наушники.

– Ева, пойдем покушаем.

– Не хочу, – хмурюсь, мысленно ругаясь на него за то, что прервал мой сон.

– Нет, так не пойдет, – хмурится Егор.

– Ехать еще часа три, по приезде сразу на исполнительные действия поедем. Мы нашли неплохой ресторанчик. Тебе надо поесть, – он хватает меня за руку и, особо не церемонясь, вытягивает из машины.

– Ишь, какой заботливый, – бурчу под нос, но послушно следую за ним. По пути пытаюсь размять затекшие плечи и ноги после сна.

Обед проходит в спокойной обстановке. Мужчины общаются. Я уплетаю заказанный для меня Егором суп. Следующие три часа снова слушаю музыку.

К четырем часам мы наконец-то подъезжаем к месту исполнительных действий. Возле входа в здание нас уже ожидают местные приставы, администратор заведения, сторож и понятые. Поздоровавшись и представившись друг другу, приступаем к работе. Я вместе с приставами и сторожем (последний является еще и завхозом) начинаю проводить опись имущества. Егор вместе с взыскателем и администратором Ольгой изучают документацию. Имущества тут, конечно, дурдом. Думаю, и двух дней мало для изъятия. Куча компьютерной техники, телевизоры, холодильники, сплиты. Я молчу уже о мебели из номеров. Осмотрев масштаб предприятия, Егор принимает решение, что изымать сейчас будет только технику. По его подсчетам, этого будет достаточно для погашения долга.

За время работы несколько раз ловлю на Егоре томные взгляды администратора.

– Андрей, подменишь меня? Сплиты я записала, – передаю бланк акта описи приставу, отхожу чуть в сторону, делая вид, что рассматриваю компьютер. А сама исподтишка наблюдаю за Егором, взыскателем и дамой, стоящими чуть поодаль. На первый взгляд, ничего особенного. Просто разговаривают. Но мадам администратор то и дело дотрагивается своими пальчиками до Егора. То каблучком топнет, то губки надует. Не удивительно. Внешний облик дамочки буквально кричит: «Хочу мужика! Да чтобы пожестче меня!» Губы, перекачанные ботоксом, ресницы до бровей достают, грудь четвертого размера и юбка, больше похожая на набедренную повязку племени Тумба-Юмба. По всей видимости, Егора сегодня ждет жаркая ночка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10