Виолетта Роман.

Геометрия моих чувств



скачать книгу бесплатно

Я стараюсь отвлечься на работу, но мысли помимо воли крутятся вокруг Егора и Кая. Что между ними происходит? И почему вдруг Кай решил остановиться на моей кандидатуре в качестве секретарши?

Вечером Егор собирает планерку. Достается всем и каждому. Так что товарищ Дралкин, в сравнении с гневом шефа, нервно в сторонке курит. Под конец собрания он объявляет завтрашний день рабочим. Так как, возможно, приедет проверка из Москвы.

А у меня, на секундочку, в планах на завтрашний день был день рождения мамы. И что теперь делать? Подходить к нему с просьбой до жути страшно. Чувствую, причиной его плохого настроения являюсь именно я. Но несмотря на страх, набираюсь храбрости и дождавшись, когда все покинут кабинет, подхожу к нему.

– Егор Анатольевич, могу я на завтра отгул взять?

– Вы что-то не поняли из моего объявления о завтрашней проверке? – издевательски изгибает он бровь. Снова ледяной тон и надменный взгляд. Будто бы и не было вчерашнего поцелуя и нежных объятий.

– Я все поняла. Но у моей мамы юбилей. Она в области живет. Я после работы просто не успею к ней доехать.

– Ева Сергеевна, вы считаете себя какой-то особенной? – спрашивает он, по всей видимости, теряя терпение.

– Нет, конечно, – смотрю на него, не веря своим глазам, а тем более ушам. Что произошло с этим человеком? Почему он так кардинально поменялся?

– Не тратьте мое время, Ева Сергеевна, завтра в девять утра вам следует, как и всем, быть на рабочем месте, – говорит он и опускает глаза.

– Мне все предельно ясно, Егор Анатольевич. Извините, – отворачиваюсь и спешу покинуть его кабинет. В глазах предательские слезы, поэтому я закрываюсь в туалете и умываю лицо холодной водой.

На следующее утро я трачу еще больше времени на свой внешний вид. К черту все. Пусть хоть весь мир рухнет. Я буду выглядеть на все сто, даже если все вокруг превратятся в зомби и мир станет похожим на сюжет сериала про Ходячих мертвецов.

Я практически всю ночь не могла уснуть. Вечером пришлось позвонить маме и брату, огорчить их новостью о том, что меня не будет на дне рождения. Если даже стараться изо всех сил, в лучшем случае я смогу приехать ближе к полуночи.

На работе все, как и я. Обиженные на шефа и хмурые от безнадежно испорченного выходного. Даже товарищ Дралкин ходит понурый и никого не трогает. У нас в кабинете, как всегда, свое государство. Ребята, в качестве протеста, разливают по кружкам виски с колой и, включив любимую всеми Нирвану, наслаждаются общением. От первого предложения выпить я категорически отказываюсь. Но им так весело. А мне так грустно и одиноко. В общем, второй заход я не пропустила. Уже через полчаса мы дружно хохотали, вспоминая различные истории из практики.

– Ребят, а если проверка и правда приедет, а мы тут с вами пьяные немного?

– Да никто не приедет. У меня друг работает в Управлении. Он сказал, что их всех сегодня по ресторанам возят, развлекают.

– А почему же нас шеф не отпускает по домам?

– Это только у него узнать можно, – хмыкает Илья.

– Ребят, я еще одну историю вспомнил, – едва ли не подскакивает с места Жорик.

– Ну давай, жги, – потешается с него Илья.

– Как-то приехали мы на арест.

Должник не отвечает. Такой тип противный был, все жалобы на меня катал в управление. Так вот, вызвали мы ментов, болгаркой дверь выпилили, с полной уверенностью, что гад спецом нам не открывает. Схоронился там. Заходим в квартиру, а там нет никого, – хохочет Жорик.

– И что смешного? – непонимающе смотрю на него. Илья крутит пальцем у виска.

– Жижа, ты потихоньку в товарища Дралкина превращаешься. Сам шутишь, сам смеешься, – хмыкает Илья, после чего мы с ним заливаемся дружным смехом. Жорик же, похоже, обижен.

И в этот кульминационный момент веселья, по закону жанра, внезапно открывается дверь кабинета и на пороге появляется сердитый шеф. Во всей своей красе. А там есть на что полюбоваться, поверьте мне. Проходится по всем нам хмурым взглядом.

– Ева Сергеевна, собирайтесь, мы выезжаем на исполнительные действия, – строгим, не терпящим возражений тоном говорит он.

– Шеф, а когда мы будем свободны? – вклинивается в разговор Илья.

– Рабочий день до трех часов дня. Занимайтесь, – бросает на ходу и, развернувшись, исчезает в коридоре.

Мы снова в его машине. Снова полная тишина и повисшее между нами напряжение. Я демонстративно отворачиваюсь к окну и смотрю на проносящиеся мимо пейзажи.

– Что там со счетами Пятницкого? – нарушает он молчание.

– Арестовала, там по нулям. На счету в одном банке копейки, около пятидесяти тысяч, – отвечаю, не поворачиваясь к нему.

– По имуществу? – делает вид, что не замечает моего состояния.

– Запросы в ФРС отвезла с утра вчера. В понедельник будут готовы, – поворачиваюсь к нему. Он кивает, сосредоточено смотря на дорогу. Собран, холоден. Ведет себя так, будто и не было между нами ничего.

– Егор Анатольевич, – обращаюсь к нему.

– Егор, – перебивает он меня, я замолкаю, а он поясняет: – Когда мы наедине, называй меня по имени. А то чувствую себя стариком каким-то, – вздергивает бровью, а губы трогает легкая улыбка.

– Хорошо, – улыбаюсь в ответ, хотя еще пару минут назад была чертовски зла на него.

– Егор, меня переводят к Каю? – спрашиваю и только потом понимаю, как назвала Николая Германовича. Но Егор не делает мне замечания. Значит, в курсе о прозвище друга.

– А ты хочешь? – вопросительно изгибает бровь.

– Нет, конечно, – ни секунды не медля, отвечаю я.

Егор ухмыляется и спустя несколько секунд молчания отвечает.

– Не переживай, я тебя не отдам.

– Зачем я ему понадобилась?

– Хм, – он задумчиво потирает подбородок и пожимает плечами. – А ты не догадываешься?

– Нет.

– Понравилась ты ему. Сражен красотой твоей наготы, – хмыкает Егор, отворачиваясь от меня. Вижу, как сильно его пальцы стискивают руль и понимаю, что он еле сдерживается.

– Это после инцидента в архиве? Весь переполох из-за того, что он увидел меня в нижнем белье?

– Получается, что так. Закрываться лучше надо, – бросает холодным тоном.

– Я Нину просила постоять настороже, кто ж виноват, что она отлучилась. Да и вообще. Что его могло там так поразить? Пышными формами я никогда не отличалась. Я совершенно обычная, во мне нет ничего особенного, – злюсь, наконец-таки понимая причину столь пристального внимания Кая и плохого настроения Егора.

Егор молчит. Никак не реагирует на мою эмоциональную речь. И только через несколько минут, когда я уже не жду ответа, произносит тихо, скорее даже для себя самого:

– Поверь мне, ты очень особенная.

Через двадцать минут езды я теряю терпение и решаюсь наконец-таки задать главный вопрос дня:

– Егор, а куда мы едем, собственно говоря? Что за исполнительные действия?

– Сколько твоей маме лет исполняется сегодня? – отвечает вопросом на вопрос. Словно и не слышит меня.

– Шестьдесят. А при чем тут это?

– Во сколько начало праздника?

– В пять часов, – отвечаю, начиная догадываться о задумке шефа.

– Хорошо, – кивает он, не сводя взгляда с дороги.

– Егор, неужели это то, о чем я думаю?

Несколько секунд в салоне стоит полная тишина.

– Ну не могу же я лишить твою маму праздника, – улыбается он, бросая на меня нежный взгляд. И, кажется, теперь я сражена окончательно и бесповоротно.

Через полтора часа мы были на месте. Поцеловав меня на прощание, Егор пообещал прислать за мной завтра машину. Заходить к маме отказался, сославшись на огромное количество предстоящих дел.

Я успела к самому началу застолья. Маминой радости не было предела. Как и моему счастью. Так что выходные прошли празднично, радостно, в уютной домашней обстановке. Глубокой ночью, лежа в кровати, мне так хотелось написать ему. Но я сдержалась. Не тот он мужчина, который будет перебрасываться смайликами в сообщениях.

Вечером в воскресенье Егор, как и обещал, прислал за мной водителя. Несмотря на то, что с утра я позвонила ему и сообщила о том, что могу доехать с братом. Но, как говорится, слово начальника – закон.

А утром в понедельник на работе меня ждал очередной сюрприз.

– Ева, привет! С тебя тысяча на подарок шефу, – вместо приветствия говорит мне Нина, едва я переступаю порог приемной.

– На какой подарок? – смотрю на нее, искренне не понимая, о чем она говорит.

– А ты не в курсе? У шефа сегодня день рождения. Вечером, кстати, идем в ресторан на корпоратив. Шеф всех девчонок отпускает в три часа. Так что бежим по салонам, приводим себя в порядок, – довольно улыбается Нина, поправляя прическу.

– Ты не могла мне раньше про день рождения сказать? – злюсь не на шутку. Почему никто не предупредил? Я ведь не готова совсем: ни в салон не записалась, ни подарок не купила. Хотя подарок… что ему дарить? И стоит ли вообще? Знакомы неделю, отношения вообще непонятные у нас.

– Да как-то не до этого было, – пожимает плечами Нина и отмахивается от меня.

На утренней планерке поздравляем шефа. Он смущенно улыбается и напоминает о вечернем сабантуе. Первую половину дня я работала не поднимая головы. Ближе к обеду, собрав всю пачку подготовленных документов, отправилась на подпись. Но к шефу в этот день было не прорваться. Целые делегации из поздравляющих без остановки сменяли друг друга. Устав ждать «окошка», я оставила документы у Нины, попросив занести их, когда шеф освободится.

В три часа, как и было обещано, нас отпустили. В салон я не успевала, поэтому отправилась домой. Решила долго не ломать голову над нарядом и ограничилась классическим коротеньким платьицем и распущенными волосами. Только макияж поярче сделала и туфли любимые одела. Перед выходом остановилась у зеркала, внимательно рассматривая себя. Сердце замерло в предвкушении, глаза лихорадочно горят. Вечер обещает быть знаменательным, интересным, а если повезет, то и с чудесным продолжением.

Но это все мое воображение. А в жизни получается совсем не так, как того ждешь.

* * *

За первые два часа корпоратива я поняла одну вещь. Вероника-анорексичка запала на шефа. По всей видимости, именно из-за него она и изводила себя всевозможными диетами. Весь вечер, глядя на него глазами преданной собачки, она откровенно пускала слюни ему в тарелку. Именно в тарелку, потому что уселась рядом с ним и едва ли в рот не заглядывала. Стелилась перед ним, хуже коврика из Икеи.

«Попробуйте еще и этот салатик, Егор Анатольевич»

«Ха-ха-ха, вы такой остроумный», – смеялась она его шуткам. И, судя по всему, Егор был вовсе не против такого пристального внимания к своей персоне.

Я же, сидя в противоположном от них конце стола, методично пережевывала лист салата из принесённого мне официантом «Цезаря», одновременно с этим боролась со жгучим желанием заехать анорексичке промеж глаз.

Вот такое выдалось веселье. Честно говоря, не об этом я мечтала по пути сюда. Итак, с одной стороны от шефа влюбленная анорексичка, с другой стороны – Кай, то и дело бросающий странные взгляды в мою сторону. А я пытаюсь делать вид, что мне бесконечно весело и хорошо в компании Нины и Жорика. Тосты в честь любимого шефа не прекращаются, музыка, танцы. Последние пятнадцать минут анорексичка пытается вытянуть сопротивляющегося шефа на танцпол. И я, устав от этого спектакля, позволяю изрядно набравшемуся Жоре увлечь меня на танец. Прижимая меня к себе, во время медляка Жорик не замолкает ни на секунду, жалуется мне на холодность Королевы, на то, что у них в жизни все так сложно и непонятно. Мне в последнюю очередь хочется служить ему жилеткой для плача, ведь мысли мои, как и взгляд, постоянно возвращаются к мужчине, сидящему за столом.

Только о нем – о сильном, высоком, красивом – мечтает мое глупое сердце. Хочется его. От одного лишь его вида низ живота стягивает в тугой узел. Нестерпимое желание пульсирует по венам, оголяя нервы. Не замечаю, как начинаю злиться. Ну что ему стоит схватить меня подобно первобытному человеку и утянуть в свою пещеру?

По окончании песни выхожу на улицу вдохнуть глоток свежего воздуха и немножко прояснить мысли, развеять алкогольный дурман. Через несколько минут в дверях ресторана появляется мужская фигура. Но не того, кого так жаждет душа и плоть. Кай. Наглой, самоуверенной, твердой походкой, не спеша шествует ко мне. Ни слова не говоря, останавливается рядом и, закурив сигарету, выпускает дым в ночное звездное небо.

– Спасибо, – говорю ему. Он поворачивается ко мне и несколько секунд молча смотрит на меня.

– За что? – наконец-таки слетает с его губ.

– За то, что не встали в позу и оставили меня в отделе, – интуитивно обнимаю себя, потому что от его взгляда настолько холодно и некомфортно, что начинает знобить.

– Это тебе шеф сказал, что все решено? – хмыкает он и улыбка такая самодовольная. Гад. Хмыкаю в ответ, поднимая глаза к небу.

– А я не удивлена, – прерываю воцарившееся вновь молчание. – У вас же нет сердца, чего еще от вас ожидать?

– Как оказалось, есть, – не обращая внимания на мой тон, задумчиво отвечает он, не сводя с меня взгляда. Удивленная его ответом, только и могу, что стоять как столб и пялиться на него в непонимании.

– Твоя выходка в день нашего знакомства, – поясняет он. – Ты импульсивна и эмоциональна. Это будет выводить тебя не на тот путь.

– Вы о чем? – теперь я еще больше запуталась. Кай ничего не отвечает. Бросив окурок, поворачивается ко мне. Медленным движением, словно наслаждаясь близостью, убирает выбившийся из прически локон волос с моего лица.

– Поймешь в свое время, – тихий, едва слышный голос.

Кривая улыбка его губ служит мне прощанием. Ни слова больше не говоря, он разворачивается и направляется в сторону ресторана. А я, по-моему, даже дышать перестала.

Возвращаюсь в зал сама не своя. Усаживаюсь за стол. Анорексичка все-таки вытащила Шефа на танцпол и сейчас наслаждалась его объятиями, припав к его груди своими сальными волосами (шучу, конечно, волосы у нее чистые и пышные). Рядом с ними кружатся в танце наши влюбленные Жорик и Королева. А Илья храпит в темном уголке зала. Кай сидит на своем месте, во главе стола, смотрит на экран телефона. Внезапно ко мне подсаживается товарищ Дралкин. Черт, этого козла тут еще не хватало для полного счастья.

– Ева Сергеевна, – его язык заплетается, так что «Сергеевна» он пытается выговорить особенно долго. Поворачиваюсь к нему, но молчу.

– Мы с вами немножко не так начали наше знакомство, как мне бы хотелось, – ух, и как ему удается выговорить такое длинное предложение?

– А как же вы хотели? – теряю к нему интерес. Перевожу взгляд на танцпол и встречаю на себе хмурый взгляд Егора. Ух, и что это тут у нас? Ревность? Ну так поревнуй, красавчик, тебе тоже полезно. Отворачиваюсь и как бы невзначай подаюсь навстречу Дралкину. Заместитель, в свою очередь, расценивает мое действие как хороший знак и, подняв руку, приобнимает меня за плечи.

– Вы такая красивая девушка. И умная. Простите меня, я был слишком строг и несправедлив к вам, – он приближает ко мне свое лицо, а я уже жалею о своем импульсивном поступке. Зря дала ему зеленый свет.

– Кирилл Александрович, – внезапно сзади нас раздается сердитый голос шефа. Ух, как мы умеем оперативно реагировать.

– Николай Германович уезжает, проводите его, – продолжает Егор. Дралкин убирает от меня свои руки и поднимает растерянный взгляд на шефа. Я в свою очередь даже не поворачиваюсь в сторону Егора. Хотя от одного лишь звучания его голоса мурашки по телу.

Наконец-то поняв, что от него хотят, извинившись, Дралкин покидает меня и направляется к выходу. Шеф следует за ним. Смотрю по сторонам. Кая уже нет, значит, правда уезжает. Нина с девчонками на танцполе. Вероника дожидается шефа на своем месте. Поднимаюсь и выхожу в туалет. Освежиться и подумать. Умываюсь прохладной водой и немного прихожу в себя. Что я, в самом деле, словно дешевое варенье себя веду? Если бы хотел, изыскал бы момент остаться со мной наедине, на танец, в конце концов, пригласил бы. А я тут по нему тоскую, дурочка. Пусть его анорексичка забирает со всеми потрохами. Все, нужно вызывать такси и ехать домой. Выхожу из туалета и тут же налетаю на стоящего в ожидании меня Егора. Ни секунды не медля, он прижимает меня к холодной поверхности стены. Его губы прокладывают дорожку из поцелуев по всей длине моей шеи, а сильные руки забираются под подол моего платья.

– Наконец-то, – шепчет он, зарываясь носом в мои волосы, а у меня ноги подкашиваются. От его близости, от его запаха, от вибрации его голоса. – Весь день мечтал о тебе, – говорит и отстраняется. Разжигает без единой спички огонь внутри меня одним лишь своим взглядом.

Егор берет мою ладонь и что-то в нее вкладывает. Кожу холодит металл.

– Такси ждет тебя у входа. Гостиница «Плаза Сити», номер 307, – и поцелуй на губах. Быстрый, но обещающий мне море удовольствия.

* * *

Что я там говорила про желание проучить и отдать его анорексичке? Забудьте. Это была не я. Это был алкоголь.

Я бежала. Нет. Я неслась к такси, едва ли не сбив в проходе товарища Дралкина.

Стоит ли говорить, как я торопила водителя машины, ехавшего по ночному городу словно черепаха. В голове тысяча мыслей. Достаю косметичку, поправляю макияж. Едва машина останавливается перед нужным мне зданием, выбегаю из нее. Буквально влетаю в объятия уже ожидающего меня Егора. Ни слова не говоря, он притягивает меня к себе и, поцеловав, ведет ко входу в здание.

Не было ничего, что я там нафантазировала себе по дороге в гостиницу. Ни томных взглядов, ни горячих признаний срывающимся от волнения голосом. Было только лаконичное и приказное: «Раздевайся». И от этого слова тупая пульсация внизу живота. Все сделаю, только пусть не останавливается, пусть доводит дело до конца.

Мы начали раздеваться еще в лифте. А как только за нами захлопнулась дверь гостиничного номера, вовсе с цепи сорвались.

Не было нежности и долгих прелюдий. Была только страсть: дикая, животная, первобытная. Я рвала на нем одежду, пытаясь как можно скорее добраться до желанного тела. Егор был проворнее. В два счета избавив меня от платья, он прижал меня к прохладной стене номера. Его горячие губы сомкнулись на моих сосках, а руки отправились сразу в самое тоскующее по ним место.

Я пыталась устоять на ногах, продержаться и не кончить от его пальцев, одновременно с этим брала последний рубеж, отделяющий меня от неземного наслаждения. Пыталась расстегнуть ремень его брюк. Сопротивлялся, гад, до последнего.

Сорвав с меня остатки одежды, Егор подхватил меня на руки и бросил на кровать.

Его руки, словно наручники, приковывали мои ладони над головой. Не тратя больше ни секунды, он вошел в меня. Сильно, резко, растягивая до предела. Чувствуя его в себе, я больше не могла терпеть. Сдалась. Позорно капитулировала. Кончила спустя всего лишь пару движений его бедер. Оргазм накрыл меня настолько сильной, мощной волной, что каждую мышцу в теле словно судорогой сводило. Сладкой и нестерпимой. Я пыталась молчать. Кусала губы до крови. Но это оказалось сильнее меня. В итоге все равно кричала, стонала, не сдерживая себя. Каждый мой нерв – словно оголенный провод. Взаимодействие опасно для жизни. Но уже невозможно остановиться. Не могу оторвать от кровати своих рук, выгибаюсь дугой под ним и снова кричу. Это фиаско. На роль умелой обольстительницы я точно не подхожу. Но сейчас мне плевать. Так хорошо не было никогда.

Я затихаю, Егор останавливается. Отпускает мои руки и, приподнявшись на локтях, заглядывает в мои глаза.

– Все хорошо? – губы растягиваются в самодовольной улыбке. А голос дрожит.

– Прости, у меня давно не было, – и снова краснею.

– Иди сюда, – все с той же улыбкой на губах приподнимает меня. Усаживается на кровать, устраивая меня сверху. Обнимаю его за плечи, прижимаю к себе его голову. Начинаю двигаться. Сначала медленно, в нужном мне ритме.

Егор целует мою грудь и, обхватив руками мои ягодицы, начинает направлять меня и изменять ритм. Делает его резче, быстрее. Не замечаю, как снова подхожу к грани. Сейчас…еще. немножко…и сорвусь. Егор чувствует, что я снова близка и увеличивает интенсивность движений. На этот раз мы срываемся вместе. Только теперь я впиваюсь зубами в его плечо, а он до боли сжимает мои бедра. Ярко, сильно, срывает все покровы. Он лучший. Действительно лучший во всем.

– Теперь ты моя, слышишь, – его голос приглушенный, практически не слышен. Но от меня не ускользают едва уловимые ревнивые нотки.

Я молчу.

Не размыкая рук, он ложится на кровать, утягивая за собой. Прижимаюсь к его груди. Молчим. Хорошо. Настолько хорошо, что становится страшно. Раве так бывает?

Его пальцы легкими движениями массируют мою спину. Ласкают, приводят в чувство.

– С первой минуты нашего знакомства я решил, что ты моя будешь, – разрывает он тишину.

– Не заметила. Ты сперва был весьма груб, – хихикаю, приподнимаясь на локтях. Смотрю на него. Уголок его губ слегка приподнимается, брови изгибаются.

– Грубым с тобой я не был никогда. Это точно, – хмыкает он и, подняв руку, проводит кончиком пальца по очертаниям моих губ.

– Ты мне веришь, Ева? – и снова шепот.

– Тебе верю, – улыбаюсь, а он притягивает меня к себе и накрывает мои губы поцелуем. И я понимаю, что этой ночью нам будет точно не до сна.

* * *

Утро. Суббота. В каждой клеточке тела приятная боль. Счастливая и удовлетворенная. Открываю глаза. Его нет. Слышится шум воды. В душе. Приподымаюсь на локтях, рассматриваю обстановку. Красивый, дорогой номер. Шторы задернуты. Наверняка на улице уже полдень. Слышу рингтон сотового Егора. Поднимаюсь с кровати, натягивая на себя простынь. Радумываю над вопросом: а не присоединиться ли мне к нему в душе? Направляюсь в сторону ванной комнаты, но глаза сами собой падают на экран телефона, лежащего на поверхности журнального столика. Вижу имя настойчивого абонента, который вот уже минут десять как пытается дозвониться до него. Мурашки по коже от этого имени. И кажется, я снова забыла как дышать. Жена. Присаживаюсь на краешек стола, беру в руки телефон. Как только мои пальцы касаются аппарата, он затихает. Сижу с ним в руках, тупо смотрю на темный экран. Нет. Не могу в это поверить, наверняка это какая-то шутка. Но когда я уже собираюсь подняться и отправиться в ванную для выяснения ситуации, экран снова загорается и на нем высвечивается текст сообщения:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10