Виолетта Роман.

Геометрия моих чувств



скачать книгу бесплатно

– Егор Анатольевич, я думал, мы обсудим дело наедине, – взглянув на меня, Илья Алексеевич снова поворачивается к шефу.

– Я доверяю этой девушке как самому себе, – взгляд Егора, устремленный на мужчину, тверд и суров. Я бы на месте его собеседника спорить не решилась.

– Я понял, – тут же капитулирует мужчина. А я, честно говоря, нахожусь в каком-то ступоре. Новость о том, что он мне доверяет, конечно, приятна для моих ушей, но как-то настораживает меня все это.

– Егор Анатольевич, Николай Германович говорил, что производство со дня на день должны передать в ваш отдел.

– Да, все верно. Какую сумму вам должны?

– Три с половиной миллиона. Должник в прошлом мой друг. Вместе бизнес начинали. Но в дальнейщем пути наши разошлись. А пару лет назад он объявился, попросил денег занять, в бизнесе какие-то проблемы были. Занял, дела у него в гору пошли, а мне так и не вернул ничего. На него дело уголовное завели, он свалил заграницу. Капитал, соответственно, в иностранные банки перевел.

– Я так понял, вы владеете информацией о том, где его движимое имущество спрятано? – спрашивает шеф. Какой все-таки он мужчина. Все по делу, ни секунды на сантименты.

– Да, – словно спохватывается наш собеседник, – у него два автомобиля марки БМВ Икс 5 и Кайен. Все стоит в загородном доме, который оформлен на жену. Вот здесь адрес указан, – достаёт из кармана листок и протягивает его шефу.

– Запрос в банки сделаем, но, как я предполагаю, счета уже пусты, – задумчиво протягивает Егор, рассматривая отданную ему записку.

– Скорее всего, да. Но автомобили покроют больше половины долга, – тараторит мужчина. Весь дергается, без конца пот со лба платочком вытирает. И чего так нервничать? Раньше нужно было думать головой, когда такую сумму отдавал в пользование.

– Хорошо. Проверим по регистрационной, может, что еще имеется, – пожимает плечами шеф.

В это время официант подносит к столу наш заказ и, поставив перед нами блюда, уходит. После нескольких секунд тишины Илья Алексеевич, потянувшись всем телом в сторону шефа, шепчет ему:

– Десять процентов от суммы долга вас устроит, для того чтобы мое производство было приоритетным?

Шеф, полностью переключившийся на свое блюдо, поднимает на мужчину взгляд, говорящий сам за себя. Даже я, ни разу не сталкивающаяся с этой стороной работы, понимаю, что Илья Алексеевич сморозил только что неуместную чушь.

– Илья Алексеевич, мы выполним свою работу в кратчайшие сроки. Об остальном поговорим после проделанной работы, – губы его в конце предложения растягивает механическая улыбка. Илья Алексеевич наконец-таки смекает свой промах и, пожав руку Егору, спешит удалиться.

Мы остаемся наедине. Шеф как ни в чем не бывало продолжает есть, а я пребываю немного в шоке. Кусок в горло не лезет. Сижу, гипнотизирую свое блюдо, пытаясь мысленно разобраться с ситуацией.

– Ева, ты что, не голодна? – теперь в его голосе отчетливо слышна улыбка и, подняв на него глаза, я встречаю теплый взгляд зеленых глаз.

– Я просто не пойму, во что вы меня вовлекаете… – меньше всего мне хочется сейчас выяснять с ним отношения.

Но и спустить все на тормозах, так и не разобравшись, я не могу.

– Ни во что, – хмыкает Егор, отправляя в рот кусочек мяса. Методично пережевывает его и, сделав глоток вина, продолжает.

– Завтра тебе передадут новое производство. Поработаешь сверхурочно, для того чтобы сделать все оперативно. За бессонные ночи и сокращенные выходные получишь от меня премию хорошую. Поверь, не обижу, – и смотрит на меня так проницательно, что мысли разбегаются в разные стороны.

– Это же взятка, – по всей видимости, у меня такой испуганный вид, что Егор, глядя на меня, расплывается в улыбке.

– Ева, ты вроде умная девушка, – хмыкает он, делая еще один глоток вина. – Ты делаешь свою работу. Человек хочет отблагодарить…после… Так зачем отказываться? Тебе ведь нужны деньги?

– А кому они не нужны, – пожимаю плечами. – Но все равно…

– Ева, ты получишь вознаграждение из моих рук. Без меня ни с кем не разговариваешь на подобные темы, – он накрывает ладонью мою руку и смотрит мне в глаза. А я взгляда не могу оторвать от его глаз.

– Держись меня и не бойся. Я прикрою…

И это его «я прикрою» пересилило все аргументы против данной авантюры. И дело не в обещанных деньгах. Нет. Хотя не скрою, ой как нужны они. Дело в моем ожившем сердце и в этом мужчине, от которого, словно электромагнитные волны, исходит ощущение надежности. И если он говорит, что я не делаю ничего плохого, я верю ему. После его слов я молча начинаю уплетать обед.

– Почему вино не пьешь? – спрашивает Егор.

– На работе ведь нельзя, – предпринимаю слабую попытку отказаться.

– Со мной можно. Давай, попробуй – хитро подмигивает, а на губах улыбка искусителя. Ну как тут устоишь?

Пью вино мелкими глотками, и правда вкусно. Егор расспрашивает меня о проблеме с машиной, рассказывает о завтрашних мероприятиях по новому производству. А я смотрю на него и млею. Какой же он…умный, сильный, красивый.

Через полчаса, сытые и захмелевшие, мы выходим из ресторана. Егор идет рядышком, так близко, что кисти наших рук постоянно соприкасаются. Но для меня это так бесконечно далеко. Хочу его руки на себе, хочу прижаться к его горячему сильному телу. О чем это я? Похоже, все-таки последний бокал был лишним.

Практически у самой машины спотыкаюсь на ровном месте и, не удержав равновесия, начинаю падать. Егор молниеносно ловит меня и прижимает к себе. Поднимаю на него растерянный взгляд. Хватка его рук на мне настолько крепка, что я еле могу вздохнуть. А взгляд потемневших глаз устремлен на мои полуоткрытые губы. Мурашки табуном от его взгляда.

– Я ведь говорил – прикрою, поймаю. Доверься мне, – переходит он на шепот. Я молчу, не в силах даже пошевелиться

Егор проводит подушечкой большого пальца по моей нижней губе, наслаждаясь ее мягкостью. Я замираю. Немного в испуге, немного в томлении. Его губы касаются моих. Нежно, словно пробуя меня. И, видимо, мой вкус приходится ему по душе, потому что через пару секунд он еще крепче прижимает меня к себе, врываясь языком в мой рот.

Даже в ласке чувствуется его сила, его доминирование. Начальник во всем. Его язык – варварский завоеватель, которому я отдаюсь без единого боя. Наши сердца колотятся, наше дыхание рваными толчками вырывается из груди, а языки переплетаются в диком танце страсти. Когда он отстраняется от меня, его взгляд – дикий, грешный. Губы влажные, истерзанные мною…

Он словно не ожидал от меня такой прыти. Но судя по довольной улыбке и почерневшим глазам, остался доволен.

Краснею под его испытывающим взглядом. Он, заметив мое смущение, улыбается еще шире.

– Иди сюда, – притягивает меня к себе. Я утыкаюсь носом в основание его шеи. Кругом щебечут птицы и пахнет счастьем. Я вдыхаю его аромат.

– Нужно возвращаться, мне через полчаса надо быть в управлении, – поглаживая мои волосы, шепчет он.

– Хорошо, – отстраняюсь и опускаю глаза.

– Эй, – он приподнимает мой подбородок, ловит взгляд. – Я же не переборщил с напором? Не напугал? – спрашивает он звенящим от напряжения голосом, а в глазах капелька испуга.

– Ничуть, – улыбаюсь ему и подставляю губы для очередного поцелуя. Егор не раздумывает ни секунды. Его губы снова на моих, а я, забывая обо всем на свете, отдаюсь его ласке.

По дороге в отдел Егор сообщает мне, что до вечера его не будет. Рассказывает о стратегически важных вопросах, которые сейчас будут обсуждаться в Управлении начальниками. А слушаю его, смотрю на него. Сильный, красивый, властный… Ну как в такого не влюбиться?

Шеф высаживает меня возле здания. В отдел не захожу – залетаю. Как говорится, на крыльях счастья.

В кабинете все ребята на месте. Дружно поднимают на меня головы.

– О, привет, Барби! Тебя тут товарищ Дралкин искал, – первым подает голос сидящий напротив меня Илья. (Кстати, Дралкин – фамилия нашего заместителя. Да-да, я тоже смеялась пару дней, когда услышала ее).

– Чего хотел? – присаживаюсь за стол.

– Не знаю, после обеда заявился, а тебя на месте нет. И телефон на столе лежит. Злой как черт был. Сказал, как только появишься – сразу к нему. Так что вазелин готовь, – хохочет Жора.

– Ага, а вам, мальчики, все зрелищ да трэша подавай, – хмыкаю я, проверяя телефон на пропущенные вызовы.

– Как Юлька ушла, так совсем грустно стало, – хмыкает Илья.

– Над тобой не поиздеваешься, ты на наши приколы не обижаешься.

– Обещаю, если начнется драка – я вас позову, – улыбаюсь ребятам и, взяв ежедневник, направляюсь в приемную.

Нина не отрывает головы от монитора. Вокруг нее столпилась толпа приставов – по всей видимости, какие-то вопросы по жалобам решают. Стучусь в кабинет заместителя и открываю дверь.

– Разрешите? – закрыв за собой дверь, поднимаю на него взгляд. Опа… кто-то тут действительно зол. Кирилл Александрович сидит за своим столом, буквально прожигая меня яростным взглядом.

– Ева Сергеевна, во-первых, присядьте, – указывает он на стул рядом с его столом. Я незамедлительно выполняю его приказ.

– Почему я не могу вас застать в рабочее время? Телефон не отвечает, вас нет, – и сказано это таким ледяным тоном. Я бы даже могла испугаться… Задумываюсь над ответом. Не знаю, что можно ему говорить. Думала, шеф предупредил о моем отсутствии.

– Я с шефом на задании была, – решаю выдать что-то абстрактное.

– Что за чушь? Егор Анатольевич в Управлении на совещании, – взрывается товарищ Дралкин. А тон такой пренебрежительный, будто бы не достойна я быть на задании с самим Шефом.

– Кирилл Александрович, спросите у шефа. Я ездила по его заданию, – стою на своем, стараясь сдержать серьезный тон. А саму на смех пробивает от такого поведения заместителя. Товарищ Дралкин лютует.

– Спрошу, Ева Сергеевна. Я вообще смотрю, вы до конца не понимаете, в какой отдел попали. У нас не принято прохлаждаться в рабочие часы. Мы используем рабочее время рационально, – ух, а запал каков речи. Я практически прониклась.

– Кирилл Александрович, я не пойму в чем вопрос. Поговорите с шефом. Он подтвердит мои слова, – устаю от этой комедии. Зам недовольно хмурится, но больше не спорит.

Дальнейший наш разговор становится совершенно непонятным мне. Дралкин начинает засыпать меня вопросами слишком личными для его полномочий. Начиналось все с вроде бы безобидных вопросов: Где училась? Где крестилась? А дальше пошло ну уж совсем личное: Есть ли у меня мужчина? И как давно были последние отношения? Я отвечала лаконично, изо всех сил стараясь не грубить. Но с каждым последующим вопросом оставаться спокойной было все сложнее и сложнее.

Наконец-таки, закончив свой допрос, Кирилл Александрович озадачил меня срочной работой. Необходимо было до вечера подготовить и сдать ему зональную книгу, не сделанную в срок бывшей работницей Юлией. Хотелось послать его ко всем чертям и сказать, что у меня и своей работы навалом. Но, промолчав в очередной раз, я поспешила к выходу из кабинета. Но и тут товарищ Дралкин смог «сразить» меня самым глупым и неуместным комплиментом, который мне когда-либо приходилось слышать.

– Ева Сергеевна, – окликнул он меня, когда я уже была у двери. – У вас такие глаза красивые. Цвет необычный. Это линзы?

Как говорится, без комментариев…

Вышла я от него в полном смятении. И окрыленное настроение куда делось? Присела я на диванчик возле стола Нины. Терпеливо дожидаясь ее внимания. До дрожи хотелось поделиться счастьем. Рассказать ей, как единственной подруге в отделе, обо мне и шефе. Но я понимала, что не могу так рисковать. Ведь от нашей тайны зависит не только мое благополучие. В первую очередь – его. Не могу я так подставить.

– Ты чего такая хмурая? Неужели Дралкин зверствует? – наконец-таки поднимает на меня глаза Нина.

– Ты не хочешь попить чайку? У меня есть пара вопросов о нашем заме, – улыбаюсь ей и глазами хлопаю, часто-часто. Мой вид попрошайки действует на Нину, и, пару секунд поразмыслив, она отвечает:

– Пошли, только давай у тебя. Все равно шефа до вечера не будет в отделе.

В кабинете к нашему чаепитию присоединяются ребята. Все вместе, наперебой, они рассказывают мне о товарище Дралкине. Оказалось все до безобразия предсказуемо. Жуткий лизоблюд и подхалим перед начальством. Подчиненных же не считает за людей. Как только шеф за порог, начинает наводить панику в отделе. Особенно достается приставам во время отпуска начальника. Тут уж Дралкин отрывается по полной. Вечерние планерки длятся по два-три часа. Разговоры ни о чем, переливание из пустого в порожнее. Раздувание из мухи слона. В общем, ребята всегда дни считают до выхода начальника из отпуска. Так что дружба и продуктивное общение у нас с ним вряд ли получится. Союзника в моем лице он точно не увидит.

– Да, этот фрукт еще интереснее, чем Анорексичка, – прыскаю со смеху, доедая последний кусочек пирожного.

– Анорексичка? – непонимающе переглядываются ребята, а мы с Ниной хихикаем.

– Ева так Веронику Андреевну называет, – поясняет Нина.

– Почему? – спрашивает Илья, а в глазах явный интерес.

– Странная у нас бухгалтер. Молодая, стройная девка, а ведет себя словно злобная старая дева. Невзлюбила меня отчего-то с первого взгляда. Стоит мне на обеденном перерыве на кухню зайти, так она сразу поднимается и со своей верной свитой покидает помещение.

– Да она ж на таблетках для похудания сидит. Ей кроме кофе и яблок ничего есть нельзя. А ты вечно борщом домашним как распахнешься или котлетами, – смеется Нина.

– Ну люблю я поесть вкусно. Разве это преступление? И вообще не пойму, для чего так над собой издеваться? Она ведь на два размера худее меня, скоро за удочкой можно будет прятаться, – хихикаю я.

– Ох, люблю бабские разборки, – трет в нетерпении руки Жорик.

– А ты молчал бы лучше. У самого дама сердца с большим таким приветом в голове, – заступается за меня Нина.

– Не с приветом, а с тараканами, – довольно улыбается Жорик, ничуть не обидевшись от слов Нины.

– Жорик у нас легких путей не ищет, – подает голос Илья.

– Да я не всерьез с ней – так, играюсь, – отмахивается от него Жорик.

– А чем вам Катя не нравится? – не обращая внимания на слова друга, обращается к нам Илья.

– Да мне, в общем-то, все равно. Просто странная она. Я как-то имела неосторожность назвать ее Королёвой. Так она мне паспорт свой принесла, показала, что ее фамилия в нем написана через букву «е». Поэтому называть ее можно только Королева. А уже через десять минут после знакомства рассказала мне все подробности о своей сексуальной жизни с мужем. Вернее, об отсутствии таковой. Хотя я всячески отнекивалась от столь пикантных подробностей, – меня передергивает при воспоминании об этом разговоре.

– Это еще цветочки, – ухмыляется Илья.

– Она на прошлой неделе приперла на работу батарейки, чтобы в часах настенных заменить в кабинете. Попросила меня помочь. Так вот, я беру батарейки эти, снимаю часы. А она мне между делом говорит: «Ну вот и выбрасывать не пришлось батарейки. а то вибратор мой они уже не тянут, а для часов мощности хватит».

После его слов в кабинете наступает двухсекундная тишина. А следом за ней взрыв хохота. Один Жорик, надутый и хмурый, молча смотрит на нас.

– Сейчас Дралкин услышит ваше ржание лошадиное и надает вам по самое «нехочу», – выдает он свою гневную тираду.

– Ладно, хватит. Пора бы и поработать, – Нина встает из-за стола и, захватив свою кружку, выходит из кабинета, подмигивая мне на прощание.

Шеф в этот день на работу так и не вернулся. Нина сказала, что совещание затянулось допоздна. Поэтому всем нам «посчастливилось» стать участниками планерки под предводительством Дралкина. Более бесполезной траты вечера у меня еще не было никогда.

Бесконечно странный человек. Из рода: сам шутит, сам смеется. Докапывается до самой незначительной мелочи, разводит панику там, где и проблемы-то нет. Меня, конечно же, отчитал за несданную зоналку. Да и черт с ним. В этот момент я думала лишь о шефе. Ждала от него чего-нибудь…звонка, сообщения, но телефон уныло молчал.

Не знаю, как дожила до утра. Мне не терпелось его увидеть. Сердце не покидало ощущение какого-то события. Важного, сумеющего повернуть мою жизнь в совершенно новое русло.

Красоту наводила я несвойственно мне долго и тщательно. Безупречный макияж, сиящие от счастья глаза, распущенные волнистые волосы вместо привычного хвоста и губы непривычно яркого цвета. Из-за всех сборов опоздала я на работу на целых десять минут.

Поняв, что не успею к началу планерки, набрала шефа, но его телефон был вне зоны доступа. Дралкину звонить желания не было, поэтому я ограничилась сообщением Жорику с просьбой прикрыть мой нерасторопный зад от праведного гнева начальства.

Забежав в отдел, едва ли не налетела на Нину, несущуюся на меня словно скоростной электропоезд. Она-то и «осчастливила» меня новостью, что к нам в отдел вместе с шефом едет ревизор. Шутка. Не ревизор, конечно, а Кай. И не с ревизией, а на построение.

Я же, как всегда по утрам, была в гражданской одежде. Попросив Нину покараулить дверь, я забежала в архив переодеться.

И вот стою я в лифчике и трусиках, как внезапно сзади открывается дверь. Поворачиваюсь, готовая отругать Нинку за нетерпение, и вижу стоящего в проеме Кая. И снова эти мурашки по всему телу от пробирающего до костей взгляда.

– Может, вы отвернетесь? – не могу скрыть возмущения. Хватаю лежащую рядом форменную рубашку.

В ответ он ухмыляется и не спеша отворачивается лицом к двери. А выходить, как я поняла, никто не собирается.

– То есть вы решили из архива устроить раздевалку? – доносятся его слова.

– Приходится импровизировать, – как всегда, в спешке не могу никак застегнуть упрямые пуговицы на рубашке. – По такой жаре в общественном транспорте в форме только обморок заработать можно, – начинаю ворчать. Похоже, день обещает быть не таким радужным, как я его представляла.

– У вас нет машины? – удивляется он, поворачиваясь ко мне лицом. Даже разрешения не спросил. Но, к счастью, я уже успела натянуть юбку и занята застегиванием молнии.

– Временно, – отвечаю, не поднимая на него глаз. Обуваю туфельки и хватаю платье.

– Какая вы интересная девушка, – хмыкает он, проходясь ленивым взглядом по моей фигуре.

– Я хотела извиниться перед вами за тот инцидент, – нервно сжимаю в руках одежду. Не хочется, но понимаю, что нужно обговорить с ним тот неприятный момент.

Молчит, а губы слегка приподняты. Не в улыбке. В оскале. Зверином, хищном. Я стою, переминаясь с ноги на ногу в нерешительности. Похоже, с таким, как он, точки над «и» не поставишь. Любитель загнать в тупик, любитель насладиться чужим страхом. Нужно выходить из кабинета, но он стоит на проходе, и не думая отпускать меня. Не знаю почему, но боюсь приближаться. Каждая поджилка, каждый нерв буквально кричит об опасности. Хочется поскорее уйти. Только не быть с ним наедине. Делаю несколько шагов к заветному выходу. Кай не двигается. Только взгляд надменный, оценивающий.

– Не стоит извинений. Вы уже реабилитировались в моих глазах, – ухмыляется он, демонстративно глядя в область груди. Лишь спустя пару секунд, показавшимися вечностью для меня, он отходит в сторону, выпуская меня из плена.

Выбегаю в коридор. Что это было вообще? Холодный Кай заигрывает? Издевается? Ох, в дрожь от него бросает. Не найдя на рабочем месте дезертира – Нину, откладываю наказание и направляюсь в свой кабинет.

Построение проходит более или менее спокойно. Если не брать в расчет особо пристальное внимание к моей персоне со стороны ревизора. Я же глаз не спускала со стоящего рядом с Каем шефа. Он, поймав мое внимание и улучив подходящий момент, хитро подмигнул мне, отправив тем самым мое влюбленное сердце в полет. По окончании построения нас распустили по рабочим местам.

В кабинете все как всегда. У парней второй завтрак одновременно с непрерывающимся рабочим процессом, я же принимаюсь за срочные дела. По всей видимости, сегодня мне передадут новое производство, поэтому нужно успеть все сделать.

Звонит мой рабочий и, подняв трубку, слышу голос Нины на том конце провода.

– Ева, к шефу зайди.

Хватаю ежедневник и, посмотревшись в зеркальце, выбегаю в приемную. В кабинете у Егора – Кай. Сидит на привычном уже месте, не спеша попивая кофеек. Вид довольный, чего нельзя сказать о шефе.

– Ева Сергеевна, – обращается ко мне Кай, в то время как шеф сжимает перед собой кулаки, смотря на меня хмурым взглядом. Ничего не понимаю, но предчувствие нехорошее. – У меня сейчас вакантно место личного помощника. Вот, думаю забрать вас у Егора Анатольевича.

Что? Я в шоке. Перевожу взгляд на шефа. Он смотрит в сторону, паркер в его руке нервно отстукивает дробь по столу. Неужели он отдаст меня этому человеку?

– Но. но я не хочу, – мой голос – детский лепет. Я растеряна и понятия не имею, что от меня хочет этот пугающий мужчина. Кай молчит. Чего нельзя сказать о его взгляде. Подавляющем, проникающем под кожу.

– Ева Сергеевна, возвращайтесь в свой кабинет. Я думаю, не стоит тут цирк разыгрывать, да, Николай Германович? – не выдерживает Егор. Не желая находиться в обществе этого человека ни секундой больше, я киваю и выхожу за дверь.

Ситуация странная. Не понимаю ничего. Но в душе тревожно. Вскоре Кай уезжает в Управление. И в отделе сразу же дышать становится легче.

Весь оставшийся день Егор злой как черт. Из его кабинета все белее снега выходят. Постановления, отправленные на подпись, рвутся на мелкие кусочки. Меня же больше не зовет. И производство новое не передает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10