Виктория Свободина.

Лучшая академия магии. Попала по собственному желанию



скачать книгу бесплатно

Встав напротив меня, мой партнер буркнул, что его зовут Инград. Сила напарника, выпущенная в пространство, выглядит, как выяснилось, словно облако с красноватым отливом. Впрочем, у всех, как я заметила, получаются облака, но вот размер этих облаков разный, а оттенки пока я заметила только у своего партнера и златовласки – у нее золотой, словно цвет силы специально под шевелюру подстроился. У остальных сила оказалась серого цвета. Стоит ли говорить, что самые большие облака получились из красной и золотой силы?

– Так, теперь партнеры вбирают выпущенную силу.

Постаралась сделать как инструктировали. Представила себя эдаким пылесосом и поманила к себе красное облако. Увы, но сила моего партнера как-то ко мне не очень захотела тянуться. Впитать получилось только маленький кусочек облака.

– Плохо, очень плохо, – повторила мои мысли после первого занятия преподавательница, проходя мимо, развеяла красное облако и холодным тоном посоветовала мне: – Вам нужно много медитировать и укреплять резерв постоянными тренировками. Контроль силы никудышный, словно у пятилетнего ребенка.

Стоящие рядом однокурсники, услышав комментарий Эльвины, стали злорадно ухмыляться, бросая на меня победно-снисходительные взгляды. К чести моего партнера, тот не проявил никаких эмоций.

– Теперь меняемся!

За грустными мыслями я, как-то не особо напрягаясь и задумываясь над своими действиями, выпустила уже свою силу и обратила внимание на облако только тогда, когда вокруг стали раздаваться изумленные вздохи. Судя по виду, мое облако не меньше, чем у моего партнера, и выглядит действительно как облако, то есть белого цвета. Ура, похоже, рекрутеры не обманули, и как у мага у меня действительно неплохой потенциал.

– Замечательно! – радостно пропела над ухом Эльвина. – Силы много, осталось научиться ею управлять. – Белый цвет означает, что у вас пока нет предпочтения к определенному виду магии.

С занятия я уходила если не окрыленная, то точно приободренная.

Очередной обед. В этот раз я села неподалеку от компании своих одногруппниц, теперь смотрящих на меня более благосклонно. Видимо, тут ценят силу.

Прислушалась к тому, о чем щебечут девушки. Оказалось, сплетничали о моем партнере на прошлом занятии. Весьма любопытные сведения. Если верить словам моих однокурсниц, то род Гента проклят и вот уже семь поколений, как в семье этого демона все старшие сыновья рождаются вот такими уродами. Не знаю, чему я удивилась больше: тому, что парень, оказывается, как и Стефания, демон, или тому, что проклятием может стать какая-то, пусть и весьма качественная, иллюзия.

Взяла себе на заметку, что надо как-то научиться отличать демонов от обычных людей, и, закончив обед, отправилась на следующую лекцию. Поджилки трясутся, ведь следующее занятие как раз по проблемным для меня иллюзиям.

Не знаю, закон подлости это или нет, но когда прозвенел звонок, возвещающий начало урока, в аудиторию зашел хорошо знакомый мне преподаватель.

Пугающий своей строгостью и серьезностью старик стремительно приблизился к кафедре и внимательно нас всех оглядел.

Я поежилась от пронзительного, словно вынимающего душу взгляда страшных белесых глаз. Такое впечатление, что ни один студент не остался без внимания преподавателя в невыразительной серой мантии. Не выдержала и спустила очки на нос. Без иллюзии взгляд остался все таким же пугающим, но на молодого мужчину с синими глазами и в черном, явно дорогом костюме смотреть приятнее и уже не столько страшно, сколько волнующе.

В аудитории поднялся гул. Мои одногруппники, похоже, решили высказать друг другу свои впечатления по поводу необычного преподавателя.

– Тишина. – И вроде бы учитель не кричал, но произнесено было так, что замолкли все сразу. Аудитория погрузилась в вязкое тяжелое безмолвие. – Меня зовут Айаран Неш. В этом и следующем году мы будем знакомиться с основами создания иллюзий и их основными видами. Предмет весьма важен для вас, вашей будущей карьеры в любой выбранной области, а также для успешного дальнейшего пребывания в стенах этой академии. Поэтому советую не пропускать мои лекции и быть внимательными.

Ну, пока все стандартно. Каждый учитель в первую очередь постарается заинтересовать, рассказав о пользе своего предмета. Обратила взор на аудиторию. Не произвела речь впечатления на моих одногруппников. Кто-то зевает, кто-то с тоской смотрит в окно, кто-то из парней перемигивается с девушками.

Руку подняла златовласка.

– Да? Представьтесь для начала.

– Кирифе Глория Двига. Скажите, магистр Неш, а какая именно польза от иллюзий именно здесь, в академии?

– Иллюзии – неотъемлемая часть и основа нашего магического мира. Вы все удивитесь, когда узнаете, в скольких областях применяются иллюзии и как много их вокруг нас. С третьего курса начнется более углубленное изучение иллюзий, вы сможете выбрать себе факультатив. Иллюзии для массовых развлечений, иллюзии в косметологии, пси-иллюзии, боевые иллюзии, материальные постоянные иллюзии. Для пребывания в академии особо важны боевые иллюзии, их я преподаю только лучшим и хорошо зарекомендовавшим себя студентам. На итоговых отборочных сражениях боевые иллюзии могут дать неоспоримое преимущество, а часто и решить исход битвы.

– Ясно, спасибо. – Златовласка села на место и жадно уставилась на преподавателя, готовая внимать каждому его дальнейшему слову. Подружки Глории покривились – еще бы, учитель ведь красотой и обаянием не блещет, чем явно снижает популярность своего предмета, но тем не менее тоже изобразили заинтересованность по примеру своей предводительницы.

Да уж, в этом предмете мне точно не светит стать лучшей ученицей. Скорее наоборот. Хорошо, что зачетов тут сдавать не надо. Похожу еще несколько лекций, пока теория в основном идет, а потом стану злостной прогульщицей. Лучше освобожу себе время для тренировки контроля силы, с этим у меня хоть и катастрофически плохо, но все-таки небезнадежно. Кстати, наверное, можно найти и еще один плюс в сложившемся положении – ни одна боевая или пси-иллюзия мне точно не страшна.

Лекция шла своим чередом, я тщательно записывала всю ту тарабарщину, что нес преподаватель, когда, уже под самый конец, магистр Неш выписал на доске формулу простейшей визуальной иллюзии, показал, как использовать ее на практике, и предложил всем попробовать создать свою собственную иллюзию.

Что тут началось. Фейерверки, диковинные животные, цветы и много других объемных полупрозрачных иллюзий заполнили аудиторию. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, у кого-то даже не получалось. К тем, у кого были проблемы, преподаватель подходил лично. Настала и моя очередь получить ценные наставления.

Замерла, как мышь под веником, когда меня смерили тяжелым оценивающим взглядом. Твердо решила, что выдавать свою «инвалидность» при всех уж точно не буду. Глупо показывать своим, по сути, будущим конкурентам за право учиться свое слабое, а в чем-то, возможно, и сильное место.

– Почему вы не выполняете мое задание?

– Я попробовала, у меня не получилось. Я потом у себя потренируюсь.

На меня посмотрели как на идиотку.

– Попробуйте сейчас еще раз, я подскажу, где вы допускаете ошибку, и тогда не придется тратить свое свободное время.

Вздохнув, я без энтузиазма стала исполнять пассы руками, закрепляя их нужными словесными формулами. В принципе ничего сложного, я даже почувствовала отток энергии, который быстро развеялся, так и не влившись в полученную структуру заклинания, из-за чего та сразу развалилась.

– Странно. Попробуйте еще раз, но движения более плавные. И изменим вторую формулу, снизив долю энергии.

Выполнила требуемое, не получилось. Преподаватель стал требовать от меня выполнять чертово заклинание вновь и вновь, каждый раз что-то поправляя и корректируя. После шестого неудачного раза на нас стали оглядываться. Мужчина рядом со мной злился, я это буквально кожей чувствовала, но внешне плохое настроение преподавателя выражалось лишь во все более леденеющем взгляде.

– Да что за бездарность?! – наконец не выдержал синеглазый магистр и попытался схватить меня за руку, чтобы, наверное, самому выполнить пасс за меня. Я резко отшатнулась, не желая, чтобы с учителя слезла его стариковская иллюзия, и так неудачно, что стул, на котором я сидела, покачнулся и с грохотом упал, а я вместе с ним. Если кто-то до этого за мной не наблюдал, то теперь это исправилось. Установилась нереальная тишина. За представлением, навострив уши, теперь следили все.

Я больно ударилась спиной и головой. Потирая ушибленные места, встала и взглянула в лицо магистра. Лучше бы я этого не делала, поскольку стало откровенно страшно. Преподаватель сумел выразить одновременно целую гамму эмоций. Презрение, отвращение, злость, переходящая в ярость. Ну подумаешь, не получилось. Ему-то какая разница? Или это из-за моей реакции на его возможное прикосновение? Так с его иллюзией старикоподобное избегание касаний со стороны молодых девушек не должно показаться чем-то удивительным.

Вся сжалась, готовясь к худшему.

– Внимание, студенты, перед вами ярчайший пример тупости и ограниченности, – наконец разочарованно произнес магистр, повернувшись ко мне спиной, и стал спускаться к своей кафедре. Мужчина говорил что-то еще, давая мне нелестные характеристики, что-то про то, что я хорошо бегаю, про мою замечательную физическую подготовку, которая понадобится лишь для того, чтобы стать хорошей подстилкой, но не закончить академию, и что в моей голове лишь ветер гуляет. Все говорилось едко, с сарказмом. Эпитеты были сочными и оригинальными. В аудитории сначала раздавались тихие смешки, а потом и смех.

Это было ужасно. Разве так может вести себя преподаватель? Я краснела, но, снова сев на свое место, просто предпочла слиться с мебелью. Я помнила предупреждение Дифа о том, что с преподавателями в конфликт вступать нельзя ни в коем случае, а меня сейчас явно подводили к выплеску эмоций. Но я выдержу и даже убегать и громко хлопать дверью не стану. Мне нравился этот мужчина? Да Дифран в сто раз лучше в сравнении с этим синеглазым монстром, просто зайчик пушистый. Нет, магистра Неша лучше забыть как страшный сон и не вспоминать.

Через несколько минут, видимо, не дождавшись от меня реакции, преподаватель продолжил занятие, а еще где-то минут через десять раздался долгожданный звонок, оповещающий об окончании занятия. Вздохнула с облегчением. Уши, как и все лицо, до сих пор пылают от стыда. Идя по проходу на выход, ловлю на себе насмешливые взгляды. Самое странное, что, несмотря на свою страстную обличительную речь, магистр ни разу не упомянул, чтобы я больше не смела являться на его занятия. Значит, можно приходить, вот только… вряд ли у меня хватит для этого духа.

Следующая лекция по общей мировой истории показалась мне настоящим отдыхом. Рассказ преподавателя – красивого высокого эльфа с длинными белыми волосами и голубыми глазами – можно было слушать, словно сказку: так интересно подавать информацию с датами и сухими фактами – настоящий талант.

На последнее занятие по физической подготовке я плелась с огромной неохотой. Еще бы, ведь тело после вчерашней пробежки ощущается как один сплошной болезненный нерв, и то ли еще будет. Физрук наш тот еще зверь.

На занятии нас разделили на группы. Меня и еще тех, кто вчера прибежал в первой десятке, отправили вновь бегать по полю всего десять кругов, остальных же снова тридцать, и там продолжался отбор. Через какое-то время я и еще девять «счастливчиков» после пробежки и небольшой разминки стали ждать, когда учитель разберется с теми, кто побежал марафон. Я, кстати, несмотря на усталость, в этот раз улучшила результат и пришла шестой.

– Ай! – в голос воскликнули мы со златовлаской, что стояла около меня. Не знаю, из-за чего вскрикнула Глория, но я из-за боли. Кто-то очень сильно и больно схватил меня за мой потрепанный, наспех завязанный хвост волос.

– На моем занятии волосы убираете так, чтобы в случае атаки вас нельзя было за них схватить. Это вам и в академии пригодится в повседневной жизни. Напасть могут в любой момент. Не давайте вашему противнику преимущества. Красота – это последнее, что вам тогда поможет.

Меня, наконец, отпустили из болезненного захвата. Мы с Глорией, которой от учителя тоже досталось, как-то одновременно покосились на третью и последнюю девушку в нашей подгруппе, избежавшую болезненного урока, – у той волосы коротко подстрижены, словно у парня, да и вид такой, будто завтра девушка собирается в военный поход. Как же ее зовут? Я же слышала… Мариам, кажется. Эх, я погладила свою бедную головушку. Мои русые волосы достают мне сейчас примерно до лопаток, не хочется резать, интересно, пучок подойдет? Глории, которая на это занятие заплела себе простую косу длиной ниже попы, срезать такую красоту тем более будет обидно.

– Парней мое предупреждение тоже касается, – продолжил меж тем учитель. О да, у некоторых мальчиков шикарные длинные волосы, не хуже, чем у Глории. – Сейчас будем учиться простым приемам нападения и самообороны, пока это все, что вам понадобится на отборочных соревнованиях. Никаким оружием, кроме личной магии, все равно вам пользоваться на первых годах обучения не дадут, поэтому забываем благородные занятия с мечом и учим плебейские приемы.

Я вздрогнула. А что, будет и оружие? Да я себя с мечом вообще представить не могу. Смешно даже. И страшно.

Подняла руку наша любопытная златовласка.

– Что?

– А когда начнутся спортивные игры? Первокурсников для участия в троллинге принимают?

Я навострила уши. Троллинг? Какое забавное название. Кого троллить будем?

– Традиционно в середине года. Через два месяца команды проводят новый набор, попробовать туда попасть можно всем, от меня тут ничего не зависит, подлизывайтесь к капитанам.

Златовласка понятливо кивнула. Сегодня расспрошу Стефу, что там за игры такие.

Когда вопросы окончились, учитель расставил нас в пары, причем мне в пару досталась Глория, которая от такого соседства кривилась, но благоразумно молчала, не желая портить отношения с нашим физруком.

Далее физрук на ком-нибудь показывал прием, а мы отрабатывали. Златовласка – настоящая садистка, со злорадной ухмылкой она отрывалась на мне так, что у меня глаза на лоб лезли. Увы, борьба не бег, и Глории мне достойно ответить не удалось. Уходила я с занятия прихрамывая и потирая ушибленные части тела.

Глава 5

Честно, к нашим со Стефанией апартаментам подходила с опаской. Опасалась, что в любой момент наткнусь на Дифа, который со счастливой улыбкой заявит мне, что пора выселяться. Но нет, все тихо. А когда зашла в прихожую, меня чуть с ног не сшиб одуряющий аромат горячих пирожков. На угловом столике кто-то оставил объемную корзину, на которой лежал небольшой букетик нежных светло-голубых цветов, а под цветами, укрытые вафельным полотенцем, лежали они – пирожки, а вместе с ними записка: «Эти цветы напомнили мне тебя, такие же нежные, хрупкие и прекрасные. Прошу прощения за свое вчерашнее поведение».

Далее в записке шел непонятный символ, означающий, наверное, нечто вроде постскриптума, и приписка: «Пирожки из лучшей, по моему мнению, пекарни этого города. Приятного вечера. Дифран».

Как… мило. И главное, как предусмотрительно. У меня даже слезы на глаза навернулись. Цветами, несмотря на их красоту, сыт не будешь. Я теперь бедный, вечно голодный студент, вынужденный питаться по часам пресной столовской пищей, и Диф это, похоже, прекрасно понимает. Все, парень почти прощен. Если так и дальше пойдет, может, и приму его «покровительство».

Так хочется наброситься на пирожки, но боюсь, вдруг все-таки подстава и в угощении что-то намешано, потому иду в гостиную и стучу к Стефании, предлагая вместе попить чай. Если что, то в компании переживать последствия любой напасти приятнее.

Придирчиво осмотрев пирожки, моя соседка согласилась их опробовать. Я заварила ее волшебно-вкусный чай, и мы, обложив себя книгами и конспектами лекций, принялись за вкусно-полезное дело. Атмосфера у нас в гостиной установилась такая приятная, даже домашняя и уютная. Нет, не хочу отсюда переезжать и сделаю все возможное, чтобы остаться. Были бы только деньги, и жизнь стала бы значительно проще. А так… запасы привезенной из моего мира химии, косметики и прочих необходимых девушке полезных вещей подходят к концу, а купить новое не на что. Опять же гардероб неплохо бы сменить. Надоело ходить белой вороной. Хочу обтягивающие брючки из тонкой нежной кожи, как у местных модниц, сапоги на меху, ведь скоро начнет холодать, да что там, уже ночи становятся холоднее, и окно вечером открывать не тянет, и теплая верхняя одежда нужна. Да и пирожки такие хочу кушать тогда, когда захочу, а не тогда, когда кто-нибудь решит сделать подарок. Выпечка, кстати, оказалась просто божественной. Тесто мягкое, нежное и тает во рту. Начинка не повторилась ни разу. В основном с какими-то фруктами, но были пирожки и с овощными и мясными наполнениями. Наелась от пуза, еще и на завтра осталось. И никаких последствий даже на следующий день от съеденного не почувствовала, значит, яда или другой гадости Диф не подмешал.

Идя после завтрака на занятие по травоведению, я счастливо щурилась, жизнь вновь стала казаться мне прекрасной, настроение поднялось до планки «благодушное».

Вдруг кто-то схватил меня за руку и утянул в темный альков, скрытый портьерой. Увы, в коридоре на тот момент никого не было, вообще, коридоры в академии вещь довольно опасная, поскольку их столько, что большинство обычно пустынны.

Похитителем оказался не кто иной, как Дифран – наглый зеленоглазый завхоз, который тут же по-хозяйски расположил руки на моей талии и крепко притиснул к себе.

– Привет, я соскучился. Скажи, я прощен? – начал свою словесную и физическую атаку парень, жадно оглаживая мне спину, то проводя ладонями вверх, к шее, то вниз, едва не сжимая в итоге мне мои нижние девяносто.

Попыталась не то что выбраться, но хотя бы увеличить расстояние между собой и Дифом, но не преуспела. Меня не то что не отпустили, меня притиснули к себе еще крепче, так, что едва задыхаться не начала. Признаю, ощущения самые что ни на есть будоражащие, и тянет обнять парня в ответ, но так легко сдаваться я не намерена.

– Конечно, прощен. Ладно, мне на лекцию надо идти. Отпусти, пожалуйста.

Диф недовольно сощурился.

– Кажется, что не прощен.

– Почему?

– Ты пытаешься уйти.

– А что, должна таять в твоих объятиях и быть на все согласной?

– Да, – довольно ответил этот наглец. – Я же чувствую, что нравлюсь тебе. То, как ты на меня смотришь… чего ты сопротивляешься? Нам ведь будет хорошо вместе.

– Не хочу быть чьей-то игрушкой, которой попользуются, а потом, если захотят, просто выбросят за ненадобностью.

– Ника, не преувеличивай. У нас все на взаимовыгодных условиях будет. Тебе хорошо, мне хорошо, плюс готов тебя обеспечивать, пока ты тут.

– Мне не нравятся подобные рыночные отношения. Без чувств, без эмоций.

– Почему без чувств и эмоций? – Парень сверкнул глазами и в следующий момент наклонился к моим губам.

Поцелуй, сначала захватнический и жадный, быстро стал томным и страстным. Что уж там говорить, парень целоваться умеет. В какой-то момент поймала себя на том, что таю в объятиях Дифа, словно шоколадка, и не менее активно на поцелуй отвечаю.

Не знаю, чем все бы закончилось, если бы в коридоре кто-то громко не кашлянул. Мы с Дифраном одновременно вздрогнули и отстранились друг от друга. Парень оказался весьма возбужден и смотрел на меня каким-то шальным удивленным взглядом, я же просто старалась унять дикое сердцебиение и успокоить дыхание.

Мы молча подождали, пока тот случайный прохожий пройдет, все это время сверля друг друга изучающими взглядами. Когда я посчитала, что путь чист, воспользовалась эффектом неожиданности и со всей силы саданула ногой под колено парню. Диф вскрикнул, а потом вроде бы ругнулся.

– Это за то, что трогаешь без разрешения, – быстро произнесла и со всех ног побежала на занятие, не став дожидаться ответной реакции парня.

Запыхалась, но на лекцию успела вовремя, а вот один мой одногруппник опоздал, причем на каких-то полминуты, ввалившись в аудиторию после звонка. Старушенция, что скрывалась за образом молодой дриады, окинула опоздавшего недовольным и в то же время оценивающим взглядом, но молча кивнула, чтобы парень проходил и садился.

Лекция прошла спокойно и размеренно, но когда прозвенел звонок с урока и все направились к выходу, учительница остановила того опоздавшего парня, приказала задержаться для получения наказания и посмотрела на него таким хищно-голодным взглядом, что, по-моему, у всех сложилось однозначное мнение по поводу того, каким именно будет наказание. Опоздавший парень расплылся в довольной улыбке, а какой-то дурак или просто завистник, не скрывая похотливого блеска в глазах, предложил учительнице отработать наказание за провинившегося. Преподавательница, благосклонно осмотрев энтузиаста, заметила, что все возможно, лекций будет еще много, и если окажется, что тот плохой мальчик, он тоже непременно подвергнется наказанию.

Да, ну и порядки тут. Причем никто из моих одногруппников не возмутился столь неэтичным поведением преподавательницы, открыто склоняющей учеников к разврату. Про себя похихикала над наказанным счастливым парнем. Не знает он, что за внешностью дриады скрывается старушка нимфоманка.

На следующей лекции по естествознанию, где преподаватель эдакой боевой наружности, весь в шрамах, очень увлекательно рассказывал для начала про флору и фауну этого мира, останавливаясь особо на самых опасных представителях, я узнала про многих диковинных животных, о которых раньше даже представления не имела, впрочем, откуда бы. На следующем занятии нам пообещали поведать про особые климатические зоны этого и других миров, а также про необычные места. Когда выходила из аудитории, слышала, как девчонки шептались, что наш преподаватель очень известный путешественник и нам повезло попасть на его курс.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21