Виктория Старкина.

Слезы наяды



скачать книгу бесплатно

– Почему море – соленое?

– Это от слез, что роняют наяды.

– О чем они плачут?

– Они плачут о своей несчастной судьбе…



Глава первая. Два хвоста

Поверхность Средиземного моря всегда изменчива. Она почти все время синяя, темная, волнистая, и, вглядываясь в эту непрозрачную, манящую глубину, невольно задумываешься: а что скрывается там, под белым кружевом водных гребешков, на самом-самом дне?

А там притаился таинственный мир, скрытый от глаз человека – ведь его обитатели избегают контакта с людьми. В глубине моря живут рыбы и акулы, киты и дельфины, осьминоги и скаты, крабы и раковины. А еще там живут русалки. Они похожи на людей, только вместо ног у них – рыбий хвост. Они также строят города, создают семьи, радуются и грустят, в их обществе есть законы и иерархия, которая немного отличается от человеческой. Но мир людей притягивает их, словно магнитом, они стремятся к большим кораблям и к маленьким лодкам, к причалам и к городам, выросшим на берегу.

Иногда среди них встречаются наяды. Те же русалки, молодые девушки. Их отличает от прочих на первый взгляд только одно – у наяды два хвоста. Да, хвост раздваивается, словно ноги, увенчанные плавником. Но это только на первый взгляд. На самом деле они живут совсем другой жизнью. Наяда рождается, если женщина из племени русалок не смогла устоять перед страстью, которую внушил ей человек, мужчина, рожденный на берегу. Общение с людьми, дружба и любовь находятся здесь под строжайшим запретом, потому что русалки знают, как много горя могут принести люди. И все равно стремятся к ним, а так как обычно они хороши собой, то им легко удается увлечь понравившегося юношу. Обычно земные мужчины и не подозревают, что девушка, которая привлекла внимание, – русалка. Эти мужчины находятся почти в бессознательном состоянии в течение короткого свидания, никогда не переходящего в прочную связь. А потом рождается наяда.

В подводной стране законы к таким женщинам строги. Если найдется кто-то из своих, кто несмотря ни на что согласится взять оступившуюся русалку в жены, она и ее ребенок остаются с племенем. Более того, если наяда вступает в брак с представителем своего народа, у них в дальнейшем рождаются обычные дети – русалки с одним-единственным хвостом.

Но если такого не найдется… тогда горе несчастной! Русалка и ее ребенок должны быть преданы смерти. Их закрывают в гроте, куда приходят большие спруты, и наутро от нарушивших закон не остается даже следа.

Каждая девушка из племени русалок знает: чтобы тебя не постигла печальная судьба, надо оставаться верной своему племени, не смотреть в сторону берега, держаться подальше от больших кораблей и не обращать никакого внимания на земных мужчин, даже на самых красивых из них. Таков закон, и его нельзя нарушать.

***

Каре повезло и не повезло одновременно. Не повезло, потому что она родилась наядой.

У нее было два хвоста: ее мать влюбилась в молоденького моряка из прибрежного города. Хуже того, она умудрилась родить не одну, а сразу двух дочерей, с перерывом в два года. Кара была старшей. Луни, ее младшая сестра тоже родилась наядой и, за исключением наличия второго хвоста, внешностью напоминала мать.

А повезло, потому что ее дед, тритон Тирс, все еще оставался королем русалочьего племени. И потому желающий взять в жены его дочь, пусть и с крошкой-наядой, нашелся достаточно легко. Избежав страшной смерти в младенчестве, Кара справедливо полагала, что теперь ей бояться нечего. Она была спокойной, разумной и красивой. И к тому же принадлежала к высшему обществу. И пусть они смотрят свысока! Уже сейчас у нее много поклонников, а потому, рано или поздно, она выйдет замуж и исправит ошибку матери: ее дети родятся нормальными русалками и тритонами, и у них совершенно точно будет один хвост! И хотя Кара старалась делать вид, что все в порядке – уязвленная гордость мешала чувствовать себя счастливой, ей бы очень хотелось быть обычной, такой же, как другие русалки – полноправной жительницей подводной страны. Но, что случилось – уже не изменишь, остается лишь принять свою судьбу и постараться сносить все ее удары с высоко поднятой головой.

Единственное, что беспокоило Кару – это младшая сестра: Луни была ей полной противоположностью, и внешне, и в своем поведении. Безрассудная, бесстрашная, Луни подчинялась лишь эмоциям. И она похожа на мать – те же румяные щечки, длинные светлые волосы и большие глаза цвета моря…

Кара была совсем другой, говорят, она унаследовала внешность того самого моряка, в ней не было ничего русалочьего, кроме, если только темно-зеленых глаз, больших, немного кошачьих, сказали бы люди. В остальном с темными волосами и бледной кожей – она напоминала земных девушек, что иногда приходили на берег. Кара старалась даже не смотреть в их сторону. Но вот Луни! Того и гляди, она пойдет на поводу у собственного любопытства и захочет выйти на землю! И что тогда? Страшно даже подумать! Конечно, возможно, найдется поклонник и у ее ветреной сестры, который захочет спасти молоденькую наяду от ужасной гибели, но все равно Кара не хотела, чтобы их семья дважды проходила по этому пути, покрытому позором и страданиями.

В тот вечер, когда началась эта история, Кара уже расчесала волосы и собралась ложиться спать, как вдруг вспомнила, что хотела поговорить с сестрой о предстоящих праздниках. Намечался день рождения деда, а это означало серьезную подготовку для всего русалочьего племени! Кара прислушалась, но не услышала ни звонкого смеха сестры, ни разговоров, обычно доносившихся из ее подводных покоев. И тут она вспомнила, что уже полдня не видела Луни. Нехорошее предчувствие сжало сердце наяды, хотя в море им ничто не угрожало, если только рыболовные сети больших кораблей. Но вряд ли Луни настолько глупа, чтобы попасть в одну из них! Наяда покинула комнату и отправилась по лабиринтам гротов, представлявшим собой помещения подводного дворца, разыскивать сестру.

Она проплыла мимо подводных колонн, мимо скамей, сделанных в виде гигантских раковин, мимо колышущегося сада из зеленых водорослей, поклонилась проплывающим русалкам, отвечая на их приветствия, и не останавливалась, пока не встретила молоденького пажа-тритона, прислуживающего их семье.

– Ты не видел Луни? – поинтересовалась Кара, и в ее голосе прозвучало беспокойство.

– Во дворце принцессы нет, – с готовностью сообщил молоденький паж. Кара знала, что он неровно дышал к ее сестре, и потому не зря задала этот вопрос именно ему.

– Ты не знаешь, куда она пропала?

Он покачал головой.

– Она ушла до заката с госпожой Лоролеей и госпожой Элодеей, – ответил он. – Они смеялись, казались веселыми и взволнованными, как если бы шли на праздник или свидание!

Кара нахмурилась и ее темные тонкие брови сошлись на переносице, так умела среди всех русалок лишь только она одна. Если бы у Луни было свидание, несомненно, она бы узнала об этом первой! Они всегда делились сокровенным! Да и сестра еще слишком молода, никто не успел зацепить ее сердца. Что до праздников – вроде бы раньше дня рождения деда ничего не намечалось. Но компания двоюродных сестер – Элодеи и Лоролеи, не предвещала ничего хорошего!

Лоролея тоже была наядой, дочерью двоюродной сестры матери Кары. А вот Элодея родилась русалкой уже в законном браке, ее отец взял мать в жены с новорожденной наядой Лоролеей. Несмотря на это, сводные сестры были очень близки, более того – чрезвычайно похожи во всем. Обе взбалмошные, отчаянные, с огненно-рыжими волосами и совершенно без царя в голове. Кару не радовало то, что они неожиданно сдружились с Луни. Будь ее воля, она бы положила этой дружбе конец, но девушки были их троюродными сестрами, а с родственниками лучше не ссориться. Так куда же они могли направиться?

Кара кивнула молоденькому пажу, поблагодарив его, и задумчиво направилась дальше. У дальних колонн она остановилась, не зная, стоит ли ждать сестру, или же, напротив, отправиться спать. Тихий всплеск вывел ее из раздумий, и она оглянулась.

Молоденькая русалка, служанка, убиравшая дворец, выгонявшая случайно заплывших рыбок и заползших моллюсков, смотрела на нее из-за колонны призывно, словно хотела, чтобы Кара приблизилась. Она шевельнула обоими хвостами и подплыла к ней.

– Я слышала, вы ищете сестру, госпожа принцесса, – шепотом сказала худенькая русалка, и Кара согласно кивнула. – Я знаю, где она!

Наяда нетерпеливо ударила хвостом.

– Они с сестрами уплыли на занятия, – торопливо заговорила русалка.

– Какие еще занятия, что за глупости?

– Занятия по объявлению… это тайна, секретная школа для наяд…

– Что еще за школа для наяд? – Кара снова нахмурилась. – Луни никогда мне не говорила.

– Вот, посмотрите, – русалка протянула ей послание.

«Школа обучению ходьбе. Мы научим вас носить одежду, танцевать и поможем сойти за обычную девушку на большой земле! Приплывайте к нам! Только для наяд!»

Кара почувствовала, что похолодела, и у нее сжалось сердце: неужели, Луни могла заинтересоваться чем-то подобным! Она так пыталась оградить сестру от любого пагубного влияния!

– Кто же мог придумать такое! Кем же нужно быть! Этот человек посылает наяд на верную гибель! – взволнованно прошептала Кара. Она метнулась назад, в свою комнату, накинула на плечи палантин из водорослей, русалка следовала за ней.

– Плывем со мной, – попросила она, сжав холодные (у наяд они гораздо теплее, ведь в них течет и человеческая кровь) руки русалки. – Надо немедленно прекратить подобное безобразие!

– Конечно, принцесса-наяда, – и русалка поспешила за Карой. Наяды плавали куда быстрее, второй хвост давал хоть какие-то преимущества!

Они стремительно плыли, преодолевая толщи воды, удаляясь все дальше от города. Наконец позади остались его вершины, и началась горная цепь с острыми хребтами – сюда не разрешалось заплывать, считалось опасным, можно поранить хвосты о камни, да и не знаешь, кто может притаиться там, в темноте. Но Кара настолько сильно волновалась о сестре, что не замечала ничего на своем пути.

Наконец, они остановились у глубокого грота, вход в него чернел даже на фоне темнеющей уже ночной воды. Судя по всему, это было здесь, знаки указывали однозначно. У русалок не было широты и долготы, но было безошибочное чутье, свойственное всем морским жителям и позволяющее угадывать место назначения. Служанка опасливо остановилась.

– Поплыли же! – Кара нетерпеливо обернулась к ней, поторапливая, а потом, взмахнув хвостами, решительно направилась в чернеющий глаз пещеры.

Они плыли долго, становилось все темнее и холоднее, а коридор сужался и сужался, и в какой-то момент русалки испугались, а не ошиблись ли они? Вдруг заблудятся, вдруг не найдут малышку Луни и сестер!

Но в конце тоннеля появился свет, грот, словно ворота, распахнулся, и Кара вместе с ее спутницей оказались у входа в небольшую подводную пещеру, ярко освещенную фосфоресцирующими гроздьями планктона.

Прямо посредине возвышалось нечто, что в мире людей могло быть названо подиумом. Он был огорожен кристаллическими стенами, отчего напоминал аквариум, и да – там не было воды! В их подводном дворце тоже были комнаты, где вместо воды был воздух, ведь русалки могут дышать вне воды продолжительное время, а наяды – практически постоянно. Лишь их кожа требует увлажнения, легкие же вполне справляются с земным дыханием.

Но прибывших поразило другое – прямо по подиуму вышагивали взад-вперед три девушки! Да-да, самые настоящие земные девушки, в джинсах, майках и ботиночках с высоким каблуком! На их лицах даже был макияж, а на шее бусы! Волосы их были красиво причесаны, вот только походка подкачала – лишь одна из них шла легко и грациозно, другие все время оступались, словно подворачивая ноги, пошатывались при ходьбе и хватались за кристаллические стены, чтобы не упасть. Очевидно, та, что ходила хорошо, и была преподавателем этой странной подводной школы, а другие – ученицами.

И в одной из них Кара с ужасом узнала сестру. Луни, обернувшись, тоже заметила ее, на секунду в ее больших глазах вспыхнул страх, а потом она грациозно помахала рукой и радостно улыбнулась. У сестры были кукольные пухлые губки и широкая улыбка, в ответ на которую всем тоже хотелось улыбнуться. Но Кара лишь покачала головой и метнула на нее суровый взгляд.

– Смотрите, кто к нам пришел! – крикнула Луни, – Кара, иди сюда! Посмотри, я уже почти научилась ходить! И даже немного – танцевать!

Она сделала несколько неуклюжих па.

Кара, скрестив руки на груди, подплыла к подиуму и остановилась, от сестры ее отделяла хрустальная стена.

– Что это такое? – возмущенно произнесла она, обращаясь к преподавателю. – Вы хотя бы понимаете, что это незаконно? Я расскажу об этом деду, и тогда вы до конца своих дней останетесь в подводной тюрьме или будете изгнаны из племени!

Женщина-наяда лишь хитро улыбнулась, наклонив голову. Она совершенно не испугалась угрозы и смотрела на Кару спокойно и открыто, как если бы не сделала ничего плохого.

– Вы лучше попробуйте пройтись с нами, принцесса Кара, – весело сказала она. – Как знать, вдруг и вам понравится ходить?

– Я не собираюсь заниматься ничем подобным! Вы забиваете глупостями голову моим сестрам, это возмутительно! Элодея! – Кара повернулась к неизвестно откуда вынырнувшей рыжеволосой русалке, – Зачем ты их поощряешь? Ты знаешь, что тебе никогда не выйти на берег, но зачем подвергать опасности их жизни?

– Брось, Кара, это весело! – Элодея беззаботно махнула рукой. – Нельзя все время быть такой серьезной, как ты! Мы рождены, чтобы веселиться!

– Может быть, ты, но не мы. Ты не несешь наш крест, хотя, несешь на своем лице этот ужасный макияж, – Кара поморщилась, заметив помаду на губах троюродной сестры, – Умойся и помоги мне отвести Луни домой! Она еще совсем ребенок!

– Но занятие не окончено, – возразила преподавательница, все также лукаво.

– Окончено, – оборвала ее Кара. – И советую вам убираться отсюда, потому что если подобное повторится еще раз – клянусь, я скажу королю! Идем, Луни! Нам пора домой!

Вздохнув, Луни пошла переодеваться и вскоре выплыла из стеклянного куба, оказавшись рядом с сестрой. Она недовольно надула губы и демонстративно молчала. Лоролея следовала за ней с таким же недовольным видом, но она, напротив, что-то бормотала себе под нос.

– Это для вашего же блага, – наставительно заметила Кара. – Я старше и должна вас защищать.

– Неужели, тебе самой не интересно хоть раз выбраться на берег? – сестра подняла на нее глаза. – Ты не хочешь увидеть прекрасные города, построенные людьми, широкие улицы, залитые огнями? Зоа говорит, что там есть дома, которые поднимаются до самых облаков!

– Зоа? – Кара нахмурилась. – Это еще кто?

– Наша учительница.

– Вот что, Луни, никакая она не учительница. Она обычная аферистка, желающая подзаработать. Она знает, что вы – богатые девочки, что у вас есть изумруды и жемчуга. Только это ее и интересует. Пойми, выходить к людям опасно!

– Я знаю, о чем ты думаешь! Но я не собираюсь делать ничего плохого! Я помню, что не должна приближаться к земным мужчинам, но я хочу просто посмотреть на улицы города, попробовать их еду, прокатиться на машине, это такая штука, которая сама едет по земле, как корабль…

– Луни, ты можешь сломать себе жизнь. Другие русалки думали так же, а чем все закончилось? Запомни, все, что исходит от людей – плохо. Люди не принимают нас. Наш мир здесь. Здесь мы должны прожить свои дни. А теперь – поплыли назад, уже поздно, мама скоро начнет волноваться, куда мы пропали.

Луни все также обиженно следовала за сестрой. Каре захотелось обнять и подбодрить ее, но она понимала, что сейчас лучше проявить строгость.

Оказавшись в своей комнате, глядя на танцующих за окном золотистых медуз, она долго думала, стоит ли рассказать кому-нибудь о странной школе. С одной стороны, ее деятельность, несомненно, опасна. С другой – если сообщить деду, он, ненавидящий все, связанное с людьми, заставит Зоа понести суровое наказание, а Каре было жаль женщину, пусть и аферистку.

И вдруг, как это бывает, внезапным озарением, блестящая идея пришла ей в голову: ведь эту опасность можно использовать себе на пользу! Только зная врага, есть шансы его победить. И если Луни однажды решится на отчаянную выходку и поднимется на берег, кто сможет удержать и вернуть ее? Кто, как не старшая сестра! Луни такая беззащитная, в мире людей ей несомненно будет угрожать опасность, но Кара будет рядом, чтобы помочь, удержать от ложного шага и не позволит совершить ошибку!

Но как она сможет это сделать – если в прямом смысле не стоит на ногах? Ей нужно самой отправиться к Зоа и научиться ходить! Научится носить всю эту ужасную одежду и обувь, чтобы быть хоть немного похожей на человека! Конечно, она будет надеяться, что Луни проявит сдержанность, и подобное умение никогда не пригодится обеим, и все же – кто предупрежден, тот вооружен!

На следующий день, взяв с сестер клятву никогда больше не посещать школу Зоа, Кара тайком отправилась туда сама.

Преподавательница встретила наяду с усмешкой.

– Я знала, что вы вернетесь, принцесса Кара, – приветствовала она свою гостью.

– Почему же? – сурово спросила Кара, ответив кивком на ее приветствие.

– Потому что я вижу ваше сердце. В нем куда больше скрытой силы, горящего огня, чем в сердцах ваших сестер. Таким, как вы, мало моря. Мало и земли. Не удивлюсь, если вы научитесь не только ходить, но и летать! Иногда я вижу будущее, и таково мое предсказание!

– Я пришла не затем, чтобы слушать предсказания, – оборвала ее Кара. – Тем более, что вы ошибаетесь. Моря мне вполне достаточно, что до полетов – они меня не интересуют. Я пришла, потому что хочу научиться ходить. На случай, если мне придется ловить свою сестру на улицах города людей. Луни способна на любое безумие, особенно, под влиянием своих подруг. Поэтому я здесь.

– Как вам будет угодно, – усмехнулась Зоа. – Я готова вас обучать, за требуемую плату.

– Разумеется.

– Тогда прошу. Сначала нужно выбрать вам одежду. Земные женщины в основном надевают юбки и платья, но вам, как вы понимаете, они не подойдут. Только брюки и только закрытая обувь, даже в жару, иначе все увидят, что у вас вместо ног – рыбьи хвосты. Конечно, мы маскируем их по возможности, но это все равно слишком заметно…

– Я готова, – Кара кивнула.

– Предупреждаю, будет неудобно, – заметила Зоа, и Кара снова согласно кивнула. Ничего, она сможет и потерпеть.

Они проплыли границу стеклянного купола, и очутились в бассейне, наполовину заполненном водой. Прямо у его края высилась длинная вешалка с одеждой, а рядом находился низенький стульчик.

– Присаживайтесь, а я сейчас что-нибудь подберу, – пропела Зоа, и пока Кара пыталась уместить на маленьком сидении свои хвосты, она стремительно проплыла вдоль вешалки, выбрав длинный горчично-желтый комбинезон, с чуть плиссированными широкими штанинами и огромным бантом на талии.

– Горчичный сейчас в моде, там, наверху, – заметила Зоа. – Надевайте. Сейчас найду ботинки.

– Что значит «в моде»? – спросила Кара.

– Люди периодически носят одежду одного цвета, одного фасона, потом меняют ее на другую, чтобы не уставать. Хотят быть красивыми, меняться.

– Глупость какая, – Кара пожала плечами. – А если мне не нравится?

– Вы можете иметь свой индивидуальный стиль, этого вам никто не запретит, – Зоа бросила ей комбинезон. – Надевайте! Хвосты просовываете в дырки для ног, потом надеваете бретельки на плечи и завязываете бант.

Кара попыталась просунуть кончики хвоста в штанины, это получилось не с первой попытки, как и завязать бант. Когда она наконец справилась, Зоа вынырнула прямо у ее ног и нацепила на них нечто среднее между телесного цвета плотными носками и резиновыми протезами.

– Что это? – ужаснулась Кара.

– Это искусственные стопы. Они помогут вам ходить, и ноги будут выглядеть естественно. Кстати, наяды могут ходить только на каблуках, особенности плавников не позволяют носить кеды и другую обувь на плоской подошве. Это и чудесно! Шпильки так украшают!

– Что такое шпильки? – Кара поморщилась, предчувствуя недоброе. – Это что-то для волос, не так ли?

Но Зоа уже вытащила пару черных ботинок на очень тонком, почти как острие кинжала, каблуке.

– Это и есть шпилька, – радостно улыбнулась она, показывая Каре, как нужно надеть ботинок.

Она застегнула застежки, оглядела сидящую наяду, и удовлетворенно кивнула.

– Теперь я могу попробовать встать?

– Не совсем. Подождите. Я должна одеться сама.

Зоа исчезла, а через некоторое время появилась в таком же комбинезоне, только белоснежном, и в почти таких же, но красных, ботинках. В руках она держала синюю сумочку.

– Вот, возьмите. В современном мире сумка уже не должна быть под цвет обуви! – она надела сумку Каре на плечо. – Так… еще, пожалуй, бусы и клипсы… так я и знала – уши у вас не проколоты. И пару колец.

Кара терпеливо позволила все это надеть на себя.

– Теперь осталось чуть-чуть подкраситься…

– Ну, уж нет, – наяда возмущенно замотала головой, – Это уже слишком!

– Тогда только блеск для губ, стрелки на глазах и капля духов! – Зоа ослепительно улыбнулась. – Закройте глаза!

Она сделала взмах рукой с зажатым в пальцах черным карандашом, провела щеточкой с блеском по губам русалки и брызнула на ее запястья чем-то пахучим. Аромат показался Каре слишком сильным, но довольно приятным.

– Это только сначала такой яркий запах, – пояснила Зоа. – Скоро пройдет. Теперь посидите так немного, чтобы привыкнуть к новому образу. Вы должны чувствовать себя естественно. Могу принести вам чего-нибудь попить… Я купила лимонад в супермаркете в городе, хотите?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5