Виктория Старкина.

Мириана



скачать книгу бесплатно

Посвящаю книгу всем тем,

Кто сумел так прожить свою жизнь, что стал легендой

Вы были и будете примером для меня

Вы живы в моем сердце и моей памяти



Часть 1. Город птиц

Глава 1. Жених

Мириана, принцесса королевства Туанг, вытерла слезы и взглянула на себя в зеркало: глаза опухли и покраснели, уже не скроешь, что она снова плакала.

Верная служанка Сун Ли, склонившись над своей госпожой, лежавшей в шелковом белом пеньюаре на узенькой изогнутой софе, заботливо положила кусок льда, завернутый в льняную ткань, на образовавшийся на правой щеке кровоподтек.

– Будет синяк? – тихо спросила Мириана. Сун Ли печально кивнула.

– Мы сможем его замаскировать, у нас есть отличный грим, – успокаивающе сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал бодро. Мириана вздохнула. Роскошные покои дворца, где все было сделано из дорогих сортов темного дерева, украшено резьбой и драгоценной мозаикой, затянуто тонкими гобеленами, каждый из которых мог с полным правом называться произведением искусства – все это давно не радовало девушку, ведь дворец превратился в храм грусти и печали, с тех пор, как она осталась здесь совсем одна.

В этот момент постучали, после чего тяжелая массивная дверь отворилась, и на пороге появился старик Каолам, придворный министр и советник ее отца. Хотя, возможно Каолам и не был стариком, просто принцесса привыкла к нему с детства, и он казался ей древним, как мир. А если приглядеться – седеющий, но еще вполне крепкий мужчина, наверное, ему за шестьдесят, но по виду и не скажешь, он выглядит куда моложе. Каолам как всегда был в темном коротком шелковом халате и просторных штанах, какие носили все мужчины Туанга. Он поклонился.

– Входи, Каолам, – кивнула Мириана. Советник подошел, печально покачал головой, взглянув на заплаканное лицо девушки, но ничего не сказал.

И Мириана с тоской поняла, что ей снова придется самой начинать неприятный разговор. Она жестом сделала служанке знак удалиться: самые важные вещи девушка привыкла обсуждать с советником наедине.

Когда Сун Ли бесшумно скрылась, Мириана, продолжая прижимать к щеке сверток со льдом, спросила:

– Ты осуждаешь меня, Каолам?

– Нисколько, принцесса, – он покачал головой.

Снова повисло молчание. Он смотрел на девушку с горечью и печалью. Участь женщины в Туанге всегда незавидна, участь королевы – вдвойне. Королева Туанга – наверное, самое бесправное существо на всем белом свете. Она полностью покорна воле своего мужа, какой бы суровой и даже безумной ни была та воля. И если другая бы выдержала, то эта девушка слишком добра, слаба и безропотна. Такая робкая, такая хрупкая. Что ее ждет? Не иначе, через пару лет Мириана прыгнет в море со скалы, чтобы свести счеты с жизнью, как сделала ее мать. И что тогда? Королевская династия прервется, а такого не случалось в Туанге от сотворения мира! Великая птица разгневается, горы обрушатся с небес, все поглотит мрак и хаос.

Хоть бы Мириана успела только родить наследника, прежде чем бросится в море!

Голос принцессы прервал его мрачные мысли.

– Как думаешь, Каолам, – с надеждой проговорила она, – А вдруг после свадьбы он изменится? Ведь может такое быть?

Советник покачал головой.

– Принцесса, после свадьбы он станет еще хуже, его свирепый нрав уже ничто не будет сдерживать. Обретя над страной абсолютную власть, Лай Вуонг зальет ее кровью. Это же очевидно. Да и вам не стоит рассчитывать на снисхождение. Он жесток и беспощаден. Сейчас он старается казаться лучше, чем есть, опасаясь, что вы предпочтете другого.

– У него не очень хорошо получается, – печально заметила девушка. – Но как я могу предпочесть другого? У меня нет выбора, Каолам.

– Да, Лай Вуонг богат, знатен и силен. Он великий воин и в стране его боятся и хорошо знают. Лучшего претендента на роль короля нам не найти.

– Дело не в этом! – перебила Мириана. – Лай Вуонг сражался бок о бок с моим отцом! В джунглях нижнего Туанга он спас отцу жизнь, вынес его на себе с поля боя, когда отец был ранен! Кто, как не он, достоин занять его место? К тому же, такова была последняя воля отца. Перед смертью он попросил меня стать женой Лай Вуонга и родить ему детей.

– Наверное, тогда Его Величество еще не знал, что Вуонгу нравится бить женщин, – скептически заметил Каолам, поджав сухие тонкие губы.

– А что если мне суждено выйти замуж по любви? Когда-нибудь… – вдруг мечтательно спросила Мириана. – По великой любви? Как моей матушке?

– Вам? – Каолам ласково улыбнулся и посмотрел ей в глаза. – Вам не суждено, принцесса. Простите. Но ваш отец запрещал мне лгать.

– Что же мне остается?

– Только терпеть, моя госпожа. Исполнить волю отца и родить наследника. Вы же не просто девушка. Вы – дочь великого короля и повелительницы кракена! Вы должны быть сильной!

Мириана слабо улыбнулась. И принцесса, и Каолам прекрасно знали, что все это ложь, что он говорит ей ободряющие слова, но сам нисколько не верит в них, как и она сама. Ей никогда не стать сильной.

– Спасибо, Каолам, ты можешь идти. Я немного отдохну.

Когда дверь за советником закрылась, Мириана поднялась с софы, подошла и распахнула плотно закрытую дверь, которая вела на балкон. Выйдя на широкую площадку, обрамленную низеньким парапетом, девушка задумчиво смотрела на плывущие внизу облака, на падающие хлопья снега, танцующие на ветру свой волшебный медленный танец, на парящие горы, суровые, острые, словно лезвия кинжала.

Этим горам нет никакого дела до страданий несчастной невесты, они незыблемы. Они были, есть и будут всегда. Даже когда ее, Мирианы, не станет, горы не шелохнутся.

Снова она подумала об отце с матерью. Ее мать, наяда Марина, некогда была королевой русалок Средиземноморья. Она плавала в теплых южных морях, не зная печали, веселилась с сестрами-наядами и повелевала кракеном – чудовищным морским спрутом, способным утопить даже крепкие корабли. И кракен, великий и ужасный, починялся Марине, потому что лишь та из русалок может повелевать чудовищем, чья душа сильнее, чем сам древний бездонный Океан. Такой была ее мать. Однажды она встретила принца Квана, его корабль затонул, а все матросы погибли. И сам принц непременно пошел бы на дно, если бы его не спасла наяда. Едва он очнулся на мокром песке, как они посмотрели в глаза друг другу, – и случилось великое чудо, к ним пришла любовь, которой прежде до них не знал никто – ведь благодаря силе их любви Марине удалось из русалки стать человеком.

Они трое были самой счастливой семьей: родители обожали свою дочь, а отец обещал выбрать ей лучшего жениха. Возможно, именно из-за их постоянной заботы принцесса и выросла такой изнеженной и слабой, а может, такова была ее природа. Кто теперь разберет.

Наверное, ее судьба могла бы стать безоблачной, но видимо Мириана родилась под несчастливой звездой. Несколько лет назад жители окраин, извечно недовольные политикой любого из правителей Туанга, подняли восстание. На этот раз причиной послужила женитьба принца на золотоволосой королеве, которая к тому же не желала служить Великой птице и поклонялась иноземным богам. Королева Марина верила в славянских богов и считала, что именно богиня Лада послала ей ту самую любовь, которая и превратила ее в человека. По просьбе жены влюбленный король возвел на одной из вершин капище, куда Марина приходила просить у богов наследника. Ведь мальчик-принц в Туанге куда счастливее и желаннее, чем девочка-принцесса. Но боги остались глухи к ее мольбам.

Мятежникам же казалось, что король слишком любит жену, слишком потакает ей, возможно, Марина даже принимает государственные решения! А разве можно допустить, чтобы в Туанге правила женщина! Да еще иноземка, да еще с чуждыми верованиями! Да еще морская ведьма!

Восстания сначала охватывали лишь маленькие деревни, потом битвы стали более кровопролитными и королю пришлось лично принять участие в боевых действиях. Так было заведено с древности – правитель обязан защищать честь династии и покой своих подданных.

В одной из битв король был ранен и его ждала неминуемая гибель, если бы не Лай Вуонг, могучий воин, известный как бесстрашием, так и жестокостью к побежденным. Однако Вуонг был предан своему королю, рискуя жизнью, вынес его с поля боя и доставил к целительницам, которые довольно быстро вернули монарха к жизни. Марина тогда проводила на капище дни и ночи, в неустанных молитвах о выздоровлении мужа. На некоторое время восстания стихли, а потом возобновились с новой силой.

В одном из них, ставшей легендарной, битве в Нижнем Туанге, у подножья высоких скал, и произошло решающее сражение. Подданные поддержали своего короля, а мятежники были разбиты окончательно. Но в этом последнем сражении король Кван был убит. Мириана потеряла отца.

По закону, выдержав траур, Марина должна была снова выйти замуж. Но она предпочла броситься со скалы в море, решив, что жизнь без любимого мужа не имеет смысла. На прощанье она тоже попросила дочь быть сильной.

И теперь – уже Мириана, как принцесса и единственная наследница, должна была носить годичный траур по погибшим родителям, а потом выбрать себе жениха и возвести на трон Туанга нового короля.

Народ и слышать не хотел о другом короле, кроме героя Лай Вуонга. Они думали, что тот силен, мудр и справедлив. К тому же история, о том как он спас жизнь короля, – с подачи самого Вуонга, честолюбца, с детства мечтавшего о власти, – стала в Туанге невероятно популярна.

Да и сама девушка понимала, что лучшего кандидата в женихи ей не сыскать. Об этом просил умирающий отец. И лишь ее сердце молчало. Каждый раз, когда жених уходил, Мириана пыталась уловить в своей душе хоть искорки той любви, о которой некогда рассказывала мать. Но сердце молчало. А потом он впервые ударил ее. Для девушки, на которую никогда никто не поднимал руку: отец запретил даже учителям наказывать ее, это было настоящим потрясением. И она списала происшествие на случайность. Но случайность повторилась снова. И снова.

И значит, ей остается только смириться и надеяться, что став ее мужем, Лай Вуонг усмирит свой суровый нрав, возможно, она сумеет понравиться ему, сумеет сделать так, что он полюбит ее!

Мириана вернулась в комнату, положила кулек со льдом на столик и позвонила в колокольчик. Почти тут же появилась Сун Ли, как если бы она поджидала под дверью и прислушивалась. Впрочем, так и было. Сун Ли беспокоилась о юной госпоже, порученной ее заботам.

– Принеси мою одежду, – попросила Мириана. – Я хочу немного полетать.

Сун Ли кивнула, неслышно скрылась, а потом появилась с ворохом белой ткани, оказавшимся просторным платьем, к которому прилагались такие же белые шелковые штаны.

Сун Ли помогла принцессе одеться, после чего та снова вышла на балкон, помедлила немного, а потом вскинув белые руки-крылья, бросилась в пропасть, навстречу острым камням парящих скал.

Надо заметить, что все жители Туанга носили одежду, в которую были вшиты крылья, позволявшие им парить над облаками, улавливая воздушные потоки, управлять своим движением, опускаться и подниматься. Без этого им было бы сложно добираться друг к другу – дома были отделены глубокими пропастями, у которых не было видно дна, а мостки между ними протянуть не удавалось.

По легенде коренное население Туанга – истинные потомки Великой птицы – могли летать и без этой специальной одежды, то есть без крыльев. Но на самом деле, все давно поняли, что это просто старая байка – никто не может летать без крыльев – и жители Туанга в том числе. По крайней мере, несколько смельчаков, которые делали подобные попытки, разбились насмерть, были похоронены с плачем и больше никто не совершал подобных безумств. Легенды остались легендами, а жрецы говорили: это случилось потому, что божественная Великая птица, из яйца которой произошел мир, отвернула от страны парящих гор свой сияющий лик.

Лишь в полете Мириана чувствовала себя по-настоящему счастливой. Она кружила в облаках, забывая о горестях, что поджидали ее, едва она вернется во дворец. Но отсюда, с высоты, все казалось таким простым и понятным. Небо – вечно и неизменно. Все что под ним – суетно и незначительно. И в этом не может быть никаких сомнений.

Девушка-птица смотрела на поражающий своей белизной снег на вершинах, на чернеющие уступы, на которых кое-где появлялись круторогие архары, на вытянутые вверх шпили домов, принадлежащих горожанам, на змеящуюся внизу черную ленту реки и на беспокойные волны бушующего вдали океана.

Глядя на эти волны, она не вспомнила мать, но с нежностью подумала о Каре, своей единственной подруге. Кара, русалка-наяда, новая подводная королева и новая повелительница кракена, любившая человека, простого рыбака. Около полугода назад, она пересекла три океана и приплыла сюда, чтобы встретиться с Мариной. Кара хотела узнать, как той удалось стать человеком. Но Марины уже не было в живых, и Кару приняла Мириана. За те недолгие дни, что они провели вместе, девушки стали подругами, и Мириана от души желала наяде, чтобы та обрела счастье со своим возлюбленным. Интересно, исполнили ли боги мечту Кары? Смогла ли она стать человеком? Достаточно ли сильной была ее любовь? Кара говорила, что Мириана помогла ей что-то понять. Сама принцесса не знала, чем именно помогла наяде. Но всегда вспоминала подругу в молитвах и надеялась, что у Кары и ее друга все сложилось. И русалки, некогда служившие ее матери, обрели вместо Кары новую, лучшую королеву, а кракен – новую повелительницу.

Девушка немного завидовала Каре, она мечтала о такой же любви. Но уж если сам Каолам, мудрейший из мудрых, говорит, что она родилась под несчастливой звездой и что любви ей не найти – значит, так тому и быть. Но так ли считают боги?

Мириана стремительно повернулась, сменила курс, а потом и вовсе спикировала вниз, туда, где на пологой вершине скалы находилось славянское капище. Девушка опустилась возле покрытых снегом истуканов, гигантов, взиравших на нее с высоты своего огромного роста, и сложила крылья. Все вокруг дышало спокойствием и безмолвием, а воздух казался хрустальным, до того прозрачным он был.

Она обошла по очереди всех богов, здороваясь с ними, точно с лучшими друзьями. Ведь других друзей у нее не было, кроме того, как и все жители Туанга, Мириана поклонялась Великой птице, а славянских богов держала именно за приятелей. Она постояла возле изваяния Лады, а потом протянула руку, взяла горсть снега, покрывшего складки одежды богини, сжала его, так что получился крепкий комок, и приложила к все еще пылающей щеке.

– Разве бывает такая любовь? – грустно спросила она у Лады. – Чем я провинилась перед тобой? Почему к моей матери ты была добрее? Или же, вся твоя щедрость досталась ей, а мне не осталось ничего?

Потом Мириана подошла к Перуну, потом постояла возле Сварога и Белобога. Здесь на капище она чувствовала себя удивительно хорошо, словно любовь незримо присутствующей матери защищала ее от любых бед.

Но настала пора возвращаться. Скоро должен прийти Лай Вуонг, и ей необходимо переодеться и привести себя в порядок к его визиту.

Девушка снова вскинула крылья, восходящий поток подхватил ее и стремительно понес вверх, туда, где вдалеке темнели башни дворца.

Она вернулась вовремя, осталось даже время, чтобы принять согревающую ванну, натереться благовониями и с помощью служанок расчесать волосы.

После чего Сун Ли протянула принцессе жемчужно-серое шелковое платье и от его отблесков ее серые глаза и светлые волосы стали казаться совсем серебряными. Сун Ли аккуратно замазала синяк пастой, использовавшейся в качестве грима, от чего он сделался совершенно незаметным. Теперь Мириана была готова к встрече с женихом.

Лай Вуонг не заставил себя ждать, довольно скоро слуги сообщили о его приходе, после чего в коридоре раздались громкие шаги: он всегда стучал железными каблуками. Дверь с грохотом распахнулась, и на пороге покоев принцессы появился будущий муж.

Ростом Лай Вуонг был значительно выше невысоких в целом жителей Туанга, кроме того он был шире в плечах, да и вообще мог считаться красивым мужчиной. Он обладал правильными чертами лица, сурово сжатыми губами и пронзительными ястребиными глазами, а также был обладателем густых черных волос, свободно спадавших ему на плечи. Аккуратно постриженная бородка завершала его образ. В отличие от других, он никогда не позволял себе появиться в халате и в штанах, только в военной форме, ведь Лай Вуонг чрезвычайно гордился своим званием непобедимого бойца.

Он с порога поклонился принцессе, девушка поднялась и ответила таким же вежливым поклоном.

– Я рада видеть тебя, дорогой избранник, – вежливо и немного испуганно приветствовала она своего жениха.

– И я рад видеть тебя, принцесса, – так же вежливо, но более холодно ответил Лай Вуонг, ибо голосу Мирианы была присуща природная теплота и мягкость.

– Сейчас время ужина, позволь пригласить тебя к столу!

Он кивнул, после чего появилась Сун Ли, которая открыла перед ними дверь и повела принцессу и ее жениха в парадную столовую, где уже был сервирован стол.

Молодая служанка почувствовала, как сжалось от ужаса ее сердце: она снова поймала на себе взгляд Лай Вуонга, заинтересованный, пожалуй, даже слишком. Значит, в прошлый раз ей не показалось! Да, почти все мужчины считают ее красивой, но ведь он – жених госпожи! Будущий король, как же можно! Хотя, сплошь и рядом короли засматривались на служанок. Вот у деда короля Квана была целая деревня внебрачных детей. Но все-таки прямо перед свадьбой… Это совсем странно. И Сун Ли еще больше опечалилась, подумав о той участи, что ждет Мириану. Ведь в Туанге, если муж не любит тебя – все, пиши пропало!

Сам же Лай Вуонг, глядя на Сун Ли, думал, что лишь только станет королем, как обязательно доберется до этой хорошенькой служанки. Темноволосая и темноглазая, живая и бойкая, похожая на всех девушек Туанга, Сун Ли нравилась ему куда больше невесты, этой бледной Мирианы, чьи светлые волосы и глаза так явно выдавали иноземную кровь. Лай Вуонг ненавидел иноземцев, считая их поголовно врагами. А Мириана не просто иноземка – она дочь морской ведьмы, которая с помощью чар похитила сердце короля. Но с ним подобное не пройдет, никакое колдовство не заставит его потерять голову и полюбить Мириану!

С каждым днем он ненавидел свою будущую жену все сильнее и иногда, не в силах сдержаться, поднимал на нее руку. Это неправильно. Нужно сдерживаться. Хотя бы пока. Вот когда она станет его женой и родит наследника, тогда можно позволить себе все, что угодно!

Мириана, разумеется, не знала о мыслях своего жениха, лишь ощущала смутную тревогу, ожидая свадьбы со страхом и волнением.

– Как твоя щека? – поинтересовался Лай Вуонг за ужином, когда они остались наедине.

– Уже лучше, спасибо.

– Прости, я не должен был этого делать. Я – солдат, не привык к обращению с женщинами.

– Я все понимаю, ты привык к войне, – кивнула Мириана. – Я не сержусь на тебя.

Он также кивком поблагодарил ее, после чего они продолжили трапезу в молчании.

– Если ты окончательно решила принять мое предложение, я бы хотел, чтобы мы поженились, когда придет новая луна, – нарушил тишину Вуонг. – Срок твоего траура подошел к концу, и я не вижу повода откладывать свадьбу. Ты осталась одна, Мириана. Тебе нужен защитник, а стране – король.

– Конечно, я решила, ты же знаешь. Стране нужен король. Если хочешь, мы поженимся в новолуние. Но тогда – уже пришло время объявить о свадьбе! Надо собирать народ и не тянуть, новолуние уже скоро!

– Ты сделаешь это в ближайшие дни? – он пристально посмотрел ей в глаза, и Мириана быстро кивнула.

А через несколько дней на главной площади страны, на широкой площадке у подножья дворца, собралась многолюдная толпа. Сам дворец располагался на вершине парящей скалы, уносившейся далеко ввысь, отчего подданные могли, задрав головы, видеть лишь силуэты, но не лица своих правителей. В толпе были знатные люди и простые крестьяне, и все они ждали того великого события, что случится сегодня – принцесса сделает объявление и их жизнь больше не будет прежней. Они неотрывно смотрели на балкон, где в сопровождении самых знатных мужчин Города птиц появилась Мириана. Здесь был и Чи-Тоан, главный жрец Великой птицы, и советник Каолам, и конечно, жених принцессы. Он стоял, суровый и сосредоточенный, выделяясь среди других своим высоким ростом и природным величием. Лай Воунг, казалось, был создан, чтобы взойти на трон.

В лучшем своем платье Мириана выглядела прелестной и очень юной. Она подошла к краю парапета, вскинула крылья, и толпа приветствовала принцессу аплодисментами. Потом она опустила руки, и воцарилась тишина.

– Жители Туанга, – девушка постаралась как можно громче произнести давно заученные слова, идущие из глубины веков, со времен основания королевства. – Я, Мириана, принцесса этой страны, дочь короля Квана и Марины, повелительницы кракена, собрала вас на этой площади, чтобы сообщить вам скорбную новость – ваш король умер! Мой отец пал на поле боя.

Девушка замолчала, после чего последовал долгий и горестный вой толпы. Разумеется, все знали, что король умер уже год назад, но ритуал требовал неукоснительного соблюдения.

– Но колесо жизни не стоит на месте, – продолжила Мириана. – И Туангу нужен новый правитель. И потому, я говорю вам: король умер! Да здравствует король!

С этими словами она повернулась и указала на Лай Вуонга, представляя толпе своего избранника и нового правителя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5