Виктория Павлова.

Пристанище для уходящих. Книга первая. Облик неизбежности



скачать книгу бесплатно

Навернулись злые слезы. Как обычно, Келли решила все за меня. Она собирается играть в кошки-мышки с таинственными преследователями, пока я прячусь в кустах. Келли не дала мне никакого выбора, кроме как убежать и бросить ее одну. Обожгло горячее возмущение.

– Я могу помочь! Если ты скажешь, что делать… Ты же ничего не объяснила…

И замолчала, понимая, что теряю контроль.

– Нет времени, Тереза, – сказала она мягче, – просто сделай то, о чем я прошу. Это очень важно.

Келли сосредоточилась на дороге.

Мир рассыпался на глазах. Келли обычно запрещала лезть к себе в душу, но коснусь ее и узнаю, что она чувствует. Может, пойму в чем дело. Даже последствия погружения в чужие эмоции сейчас не пугали. Я протянула руку и дотронулась до ее колена. Прикосновение обрушило на меня тревогу и страх. В первую секунду она возмутилась, что я без разрешения «проникла» в ее чувства, но потом сдалась и полностью открылась. На меня опрокинулся непривычный шквал эмоций, который на минуту выбил опору из-под ног. Закружилась голова, словно я не сидела, а крутилась в воздухе, как волчок. Келли сохраняла самообладание, это успокаивало. Еще я ощутила, что она хотела защитить меня, и не просто из чувства долга. Нет, чувство, которое ею овладело, было мне незнакомо. Оно как будто возникло из непостижимых глубин и обволакивало приятной негой, обещая защиту и безопасность, принятие и понимание. Келли словно говорила последнее «прости». У меня дрожали руки, когда я подняла на нее глаза.

– Я все сделаю, – решительно заявила я, – а ты обещай, что мы встретимся в Риплбруке.

– Я постараюсь, – серьезно кивнула Келли. – Меня гложет любопытство, что произойдет с этим миром, когда ты решишься нарушить его законы.

Ее слова прозвучали бессмыслицей. Я молчала, пытаясь вернуть на место сердце, которое неожиданно переместилось наверх и теперь мешало дышать.

Келли нервно мотнула головой, и я проследила за ее взглядом. «Не может быть. Почему?» – отрешенно думала я, наблюдая за черной машиной, следующей за нами примерно в полумиле. Машина ехала ровно, не нагоняя, но и не отставая. Нужно задать кучу вопросов, но у нас совсем не осталось времени. Келли вдавила педаль в пол, выжимая из грузовичка все его возможности. Придется подождать, пока мы снова встретимся.

– Пора! – скомандовала она. – И не оглядывайся. – Келли резко свернула на крутом повороте и почти прокричала: – Давай! – нажимая на тормоза.

Я выскочила из машины на ходу. Сила инерции толкнула на гравий и обожгла руки. Машина взвизгнула покрышками за спиной, срываясь с места. Не оглядываясь, я нырнула в густой подлесок.

На бегу я развернула в голове карту. Ярдов через шестьсот4 дорога, поворачивая еще раз, на юго-запад, делала петлю. И я как раз внутри нее. Не подумав, чего именно хочу добиться, я сломя голову понеслась к узкой стороне петли. Если побегу очень быстро, то успею увидеть, как Келли проезжает мимо. Может быть, даже смогу разглядеть, кто нас преследует.

Я так разогналась, что чуть не вылетела из леса, но вовремя опомнилась и юркнула обратно.

Ветви разлапистых елей отлично скрывали меня от посторонних глаз. С небольшого возвышения просматривалось футов триста дороги. Наш GMC вот-вот появится слева.

Я напряглась, прислушиваясь. С удивлением заметила кровь на руках. Ладони – сплошное месиво из крови и мелких пыльных камешков. Тихий звук шуршания покрышек по асфальту отвлек от боли. Машина появилась справа.

Точь-в-точь такой же черный «Джип Чироки», что преследовал нас, ехал с другой стороны. Мне понадобилась целая секунда, чтобы понять – Келли едет в засаду.

Я дернулась было вперед, но вспомнила ее слова, что у каждой из нас есть план действий. От этих незнакомцев следует держаться подальше, тут я с Келли была солидарна. Она сильная, она выберется из любой передряги. Я верила в нее. Тем более если дело во мне и моих способностях, трогать ее у них нет повода.

Она выехала из-за поворота; ее подрезали, почти отправив в кювет, вытащили из машины. Четверо незнакомцев устроили досмотр нашего старенького GMC. Неужели искали меня? Я сжимала кулаки от возмущения и злости пока не защипало ладони. Келли заговорила. Слов я не слышала, до меня доносились только ее гневные интонации. Что же делать? Мне оставалось сидеть в кустах и нервно кусать губы. Один из мужчин, рыжий, постоянно переспрашивал Келли, и она несколько раз отвечала отрицательно. Зачем она грубит? Может, не стоит распалять их еще больше? Они начинали злиться, и я испугалась, что Келли ввяжется в драку. Она умела драться, даже учила меня приемам самообороны. Келли была мастером, в отличие от меня. Но сейчас это было плохой идеей, их же четверо.

Рыжий и Келли орали друг на друга. От напряжения стало больно дышать. Я прикидывала варианты как помочь, с ужасом осознавая, что помочь я могу только одним способом – отвлечь их на себя. Рыжий совсем распалился – схватил Келли и начал запихивать в свою машину. Подручный Рыжего решил ему помочь, но она раскидала обоих. На нее накинулись еще двое. Я вскочила, пытаясь рассмотреть, что происходит. Ее хотят забрать. Зачем? Чтобы выманить меня? И у них получалось, потому что обнаружила, что спускаюсь с холма прямиком им навстречу. Но ведь план был не такой. Что делать? Я быстренько вскарабкалась обратно.

Келли угрожали пистолетом, но она сопротивлялась, и там творилась куча мала.

Раздался выстрел.

В растерянности я вскочила на ноги и попыталась рассмотреть, что происходит за машинами. Рыжий сначала застыл, а потом заорал на своих людей. Я поперхнулась горечью, когда до меня дошло, что случилось.

Он выстрелил в Келли!? Они же хотели ее забрать. Я неосознанно сделала несколько шагов вперед и остановилась, пытаясь перебороть ужас. Я видела только ноги Келли на земле у машины, и они не шевелились. Жгучая боль, взорвавшись в груди, скрутила меня, и я осела на землю. Заныли виски, и свело челюсти.

Огромным усилием воли я сдержалась, чтобы не броситься вниз, на Рыжего. Что я могу? Раз уж Келли с ними не справилась, разве у меня получится? Я отшатнулась обратно к дереву и вцепилась в него, пытаясь унять дрожь и вернуться в реальность, вдыхая терпкий запах ели и ощущая колючий ствол под ладонями. Мысли метались как сумасшедшие. Келли мертва? Как же так? За что? Что теперь делать? Как они могли ее убить? Пойти в полицию? А если они найдут меня?

Последняя мысль встряхнула. Келли говорила, что этого не должно случиться. Значит, я не дам им себя поймать. Я встала, преодолевая дрожь в коленях. Один из преследователей сел в нашу машину. Келли больше не лежала на дороге. Он забрал ее с собой? Оставшиеся двое слушали Рыжего и кивали. Он показывал им что-то на капоте, возможно, карту. Собираются искать меня? Ощущая соленый привкус на губах, я наблюдала, как вся моя жизнь скрывается за поворотом вместе с нашим стареньким GMC. Я осталась один на один с реальностью.

Не дожидаясь, пока они начнут шарить по зарослям, я развернулась и побежала на запад. До Портленда семьдесят миль5. Мне понадобится трое суток.

Глава 2. Слишком много тайн

«Северо-Восток-Нотт-Стрит двадцать девять девяносто четыре», – повторяла я трое последних суток, как волшебное заклинание. Только эти магические слова помогали не расклеиться и держать курс на Портленд. В каждом шорохе и треске веток чудилась погоня. Из-за дятла у меня чуть не случился сердечный приступ. Я почти не спала, пробираясь по лесу ночью, а днем прячась в зарослях или на деревьях. Искала ягоды, но был не сезон, пришлось перебиваться грибами и терпеть голод.

Карты Орегона остались в бардачке, но все улицы Портленда вставали перед внутренним взором, когда закрывала глаза. Благодаря фотографической памяти я знала, куда идти, но не знала, что меня там ждет. Если все это происходит из-за моих способностей, то не приведу ли я неприятности за собой?

Когда лес кончился, стало совсем плохо. Под открытым небом ощущение опасности усилилось – если Рыжий и его дружки найдут меня посреди поля, спрятаться будет негде. Строения пугали еще больше, и я обходила их за милю, но потом начался пригород Портленда, и деваться стало некуда. Окруженная домами, я задыхалась от страха, пот стекал градом и, казалось, в меня целятся из всех окошек и дверей. Заметив фермера, в первую секунду я приняла его за Рыжего и долго бежала, пока не кончились силы. Потом обнаружила, что сбилась с курса, и пришлось возвращаться вдоль поля. Поймала себя на том, что постоянно оглядываюсь, не только опасаясь погони, но и ожидая увидеть Келли. Словно мне приснился кошмар, а Келли сейчас нагонит меня и скомандует: «Не расслабляться! Марш заниматься английским!» И я бы послушалась, зная, что все идет своим чередом.

Но Келли не приходила.

Добравшись до Портленда, я растерялась. Мы никогда не заезжали в большие города. И как бы хорошо я не изучила карту, такое количество домов и улиц сбивало с толку. В лесу всегда привычно и понятно, а в городе постоянно возникали препятствия, которые приходилось обходить.

Порядочно поплутав, уже в сумерках, я добралась до цели. Пробравшись на задний двор, я притаилась за кустами и наблюдала за темными окнами дома Ника Эберта. Потом послышался шорох гравия на подъездной дорожке: хозяева вернулись. В окне зажглась лампа, осветив большую уютную кухню. К столу подошла женщина и остановилась, выкладывая продукты из сумок. Она повернулась, и я разглядела темную кожу. Неожиданно, но я ведь ничего не знаю о семье Ника и его жене.

Я выбралась из кустов. Обойду дом и постучусь в дверь. Главное, не задерживаться на открытых участках. Завернув за угол и чуть не угодив в открытую дверь подвала, я наткнулась на темнокожего мужчину. Увидев меня, он испуганно открыл рот. Я испугалась не меньше, и мы так и стояли, разинув рты и смотря друг на друга.

– Ты кто такая? – он опомнился первым. – Как ты тут оказалась?

– Я ищу Ника, – пискнула я, отступая. На лице мужчины все больше проступали недовольство и злость.

– Здесь нет никакого Ника, – возмутился он. – Ты что, через забор перелезла? – и помахал рукой в воздухе, словно очерчивая мой путь.

Неужели я ошиблась домом? Я сделала еще шаг назад. Глупо, чтобы выбраться нужно идти вперед, а лучше бежать.

– Кимми! – взревел мужчина. – Вызывай полицию! У нас взломщик!

Я подскочила от испуга и возмущения. В доме хлопнула дверь, послышался женский голос и в окне над нами зажегся свет. Я отвлеклась и пропустила как мужчина метнулся ко мне. Попыталась проскочить под его рукой, но он вцепился в мое запястье мертвой хваткой. Его возмущение усилило мое, горячая волна его злости пробежала по венам. Перехватило дыхание, перед глазами заплясали темные точки, я вспотела и зарычала, осознав, что эмоции разрывают на части – мои вперемешку с чужими. Голова чуть не взорвалась. Нельзя меня трогать!

Со всей силы я наступила ему на ногу. Он заорал, и я пнула его локтем в живот. Он схватил меня за шиворот, словно котенка, и встряхнул в воздухе. Я беспомощно забарахталась.

– Кимми, она хочет сбежать. Запру ее в подвале, – орал мужчина.

Он толкнул меня в открытую дверь. Я чуть не свалилась со ступенек, но в последний момент уцепилась за ручку. Одарив возмущенным взглядом, мужчина захлопнул дверь подвала, оставив в кромешной темноте.

– Кимми, ты вызвала полицию?

Я вслушивалась в звук удаляющихся шагов, сжимая виски и сдерживая ярость. Он не имел права меня запирать! Двери не поддавались, даже когда я налегла посильнее плечом. Я заорала от бессилия и несправедливости. Пихая и царапая дверь, ощутила момент, когда чужие эмоции рассеялись, и остался только мой страх.

Я влезла не в тот дом! Теперь я преступница? Меня посадят в тюрьму? Но я должна найти Ника, чтобы он отвез меня к отцу. А если не найду? Я больше никого не знаю в Портленде. Да и вообще больше никого не знаю. Ник знаком мне только по фотографии, а об отце известно только имя. У меня была Келли, но теперь я осталась одна. Одна в темном и холодном подвале. Я скорчилась на верхней ступеньке, остро ощущая одиночество и беспомощность, не представляя, что делать дальше.

Минут через пятнадцать послышались голоса. Я уставилась в темноту, готовая бежать, как только откроют дверь.

– Не пугайте ее, пожалуйста, – послышался женский голос.

– Она влезла в наш дом, Кимми! Что значит, не пугайте? – возмутился знакомый бас. Я вспомнила его злость и сжала кулаки.

– Во-первых, не факт, что она была в доме. Я все проверила, ничего не пропало. А во-вторых, Руфус, ты же сам сказал, что она ребенок.

Мне нравились ее интонации. Складывалось впечатление, что она хороший человек.

– Да нынче такие дети, – пробурчал Руфус.

– Позвольте, мы сами разберемся, – вклинился напряженный голос. – Открывайте.

Замок щелкнул, и фонарик осветил подвал.

– Мисс, пожалуйста, не делайте резких движений. Выйдите из подвала и поднимите руки, – говоривший держался подальше, не пытаясь меня схватить. Прикрываясь рукой от света, я выбралась наверх. Двое полицейских и хозяева дома не спускали с меня глаз, наверное, бежать сейчас плохая идея. Я почти ничего не видела, к тому же до сих пор находилась на чужой территории.

Пусть выведут за ограду.

– У вас есть оружие?

Я помотала головой и чуть не зарыдала, вспомнив свой арбалет и ремингтон Келли. Их забрали чужаки.

– Мы проверим, – один из полицейских держал меня на мушке. Он кивнул напарнику, и тот двинулся ко мне. Я оторопело наблюдала за его приближением.

– Да она же просто ребенок, – воскликнула женщина. – Откуда у нее оружие?

Меня собираются обыскать? Я отпрыгнула, боясь, что чужие эмоции снова вышибут из меня дух. С Келли такого никогда не было. Только в последний раз в машине. Я моргнула, сбрасывая тяжелые воспоминания.

– Мисс, пожалуйста, не двигайтесь и держите руки на виду, – нервно скомандовал полицейский с оружием. Второй застыл, опасливо поглядывая на меня. Глаза привыкли к полутьме, и я разглядела на его груди табличку: офицер Стивенсон. Складывалось впечатление, что полицейские чего-то боятся. Неужели в Портленде дети ходят с оружием, и взрослые опасаются, как бы они кого не пристрелили? Или сами готовы пристрелить ребенка? Что за безумный мир?

Я прикидывала, успею ли прошмыгнуть до калитки или они выстрелят в спину? Судя по всему, полицейский напротив готовился пустить оружие в ход. Он снова кивнул напарнику, и тот решительно шагнул ко мне. Я зажмурилась и перестала дышать, когда руки офицера Стивенсона похлопали по спине и животу, а потом спустились к лодыжкам. Все оказалось не так плохо: прикосновения были мимолетными и он держал себя в руках. Пока не дотронулся до задних карманов джинсов.

– Посмотрим, что тут у нас, – от его прикосновения меня затопило азартом, и я поймала руку офицера, когда он вытащил нож Келли.

Я попыталась отнять нож, но полицейский стряхнул мою руку.

– До выяснения побудет у нас, – он продемонстрировал нож напарнику и убрал в свой задний карман. Во мне поднимались злость и негодование. Я ведь не сделала ничего плохого, а со мной обращаются, будто с преступником.

Офицер Стивенсон достал наручники и, заведя мне руки за спину, защелкнул на запястьях. Они звякнули, охватывая руки холодом. От унижения запылали щеки и застучало в висках.

– Мисс, вы осознаете, что проникли на чужую территорию? – полицейские расслабились. – Что вы здесь делаете?

Я думала лишь о побеге, осматривала двор и искала пути отступления. Как только они хотя бы на пару секунд отвлекутся, рвану к калитке. Но как быть с наручниками? Я смогу бежать? К тому же они забрали нож.

– Она ищет какого-то Ника, – недовольно пробурчал Руфус. Полицейские снова напряглись.

– Ника? – переспросил у Руфуса офицер Стивенсон: – Что за Ник? Может это прежний владелец дома?

– Мне почем знать? – Руфус выказывал нетерпение, его жена печально качала головой. – Мы купили дом через агентство три года назад.

– Как тебя зовут? – спросил тот полицейский, который целился в меня две минуты назад. Я молчала. Мое имя – не его дело. – Сколько тебе лет?

Пристальное внимание нервировало. Я дергала цепочку, пытаясь понять, можно ли ее оторвать. Они ждали ответа, но я только плотнее сжала губы. Понятия не имею, что будет, когда они пробьют мое имя по базам. Всю жизнь я чувствовала себя призраком среди людей, избегая их и прячась в лесу да в кемпингах, где никому нет дела. Вдруг окажется, что официально я мертва?

– Ладно, заберем ее в участок, – вздохнул офицер Стивенсон. – Выясним, кто такая.

Он жестом пригласил на выход. Я только этого и ждала и ринулась к калитке. Второй полицейский подскочил и схватил за руку.

– Тише, тише, не так быстро, – я почувствовала его горячее рвение и запах чеснока. Попытка выдернуть руку ничего не дала, он схватил сильнее и потащил к выходу.

– Да она же просто ребенок, – воскликнула вслед хозяйка дома. – Осторожнее.

Ребенок? Сейчас я ощущала себя взрослым усталым мужчиной, полным раздражения. Хозяева дома сами полицию вызвали, нечего теперь возмущаться.

– Мэм, мы делаем свою работу, – офицер Стивенсон отправился за нами.

Руфус ворчал про истоптанный газон, а я пыталась сбросить чужие эмоции и делала вид, что послушна, как овечка. Пока не дергалась, полицейский был сдержан и невозмутим.

Вот и калитка. Как только мы шагнем на улицу, сбегу. С наручниками разберусь потом.

На пустынной улице стояла только полицейская машина, беззвучно мигая лампочками сирены. Полицейский потянул за собой, когда я застыла посреди тротуара.

У меня не будет второго шанса.

Я выдернула руку и рванула в сторону. И успела сделать всего два шага, прежде чем увидела его. Рыжего! Того, кто убил Келли. Он смотрел на меня из медленно проезжающей мимо машины и, казалось, только и ждал, когда я подойду ближе.

– Не делай глупостей, – подскочил офицер Стивенсон и, не дотрагиваясь, выставил вперед руку. – Не заставляй меня за тобой бегать. Никому из нас это не нужно. Просто сядь в машину.

В горле пересохло. Келли говорила бежать, но, убежав сейчас, я попаду прямо в лапы к убийцам. Удастся ли сбежать из полицейского участка? Я посмотрела на Рыжего и приняла решение.

Офицер Стивенсон отскочил в сторону, когда я нырнула в салон. Его напарник держал дверь. Он же сел за руль. Забираясь в машину, офицер Стивенсон бросил на меня укоризненный взгляд.

– Пост, это пятнадцатый. Код сорок три6. Возможно, четыреста восемьдесят четыре7, – сказал он в рацию. – Едем в участок.

Прозвучало как абракадабра. Но что бы это ни значило, в полицейском участке я надолго не задержусь. Буду молчать и сбегу при первой возможности.

Я вспомнила взгляд Рыжего: он спокойно смотрел мне вслед, словно знал, что я никуда не денусь. И как он меня нашел? Тоже шел по следу Ника? А если я приведу убийц к Нику и его семье? Тогда мне и про него следует молчать.

От ужаса я вспотела. В горле запершило, и я закашлялась. Офицер Стивенсон адресовал мне еще один укоризненный взгляд. Я демонстративно отвернулась к окну. В уши словно ваты напихали: звуки стали глуше и доносились, будто через бутылочное горлышко. Отзвуки чужих эмоций заворочались во мне, как медведь в тесной берлоге, ударяя по нервам и царапая кожу. Я испугалась, что упаду в обморок. Скорчилась на сиденье, больше всего желая, чтобы все стало как прежде. Чтобы вернулась Келли, отругала меня за побег и своеволие и засадила за учебу.

Провожая улицы Портленда взглядом, я осознала, что уже ничего не будет как прежде.

* * *

В полицейском участке меня опять обыскали. Я отпихнула одного офицера и наступила на ногу второму, но они все равно добрались до фотографии, денег и кулона. А потом пристегнули наручники к крюку в столе и оставили одну в безликой комнате с зеркалом. В гнетущей тишине мысль о том, как сильно я подвела Келли, нещадно сверлила черепную коробку. Она просила меня бежать, добраться до Ника, но я не справилась и попалась, как идиотка. Что они собираются со мной делать? А если спросят про отца? Я даже не знаю, можно ли признаваться в родстве.

Ощущение ваты в ушах немного отступило, и я услышала гудение ламп под потолком.

Открылась дверь. Офицер Стивенсон подошел к столу, поставил передо мной пластиковый стаканчик и бросил на стол папку. Я вздрогнула от порыва воздуха. Потом он достал из кармана ключи и отстегнул наручники. Запястья покраснели, отлично дополнив еще не до конца зажившие ладони. Только сейчас я рассмотрела Стивенсона как следует: выцветшие волосы и обветренное лицо, словно офицер очень любил солнце, но оно не отвечало взаимностью. Наверное, поэтому он переехал в дождливый Портленд.

Он сел напротив, с интересом разглядывая меня, словно незнакомое животное в зоопарке.

– У тебя целая куча неприятностей, – довольно сообщил он, откинувшись на стуле. – Хочешь услышать весь список?

Я отвернулась к стене.

– Кроме незаконного проникновения на частную территорию и нападения на офицера на тебе еще подозрение в краже и бродяжничестве. Если скажешь свое имя и дашь телефон родителей, будет проще. – Он подождал. – Надеюсь, капитан полиции девятого участка прольет свет на загадку. – Он открыл папку, там лежала фотография, которую они отняли, и ткнул в нее. – Один из моих людей узнал Ника Эберта. И он уже едет сюда.

Чем Ник так известен, что его узнают в лицо? И Рыжий неспроста был у того дома. Словно знал куда идти. Он тоже знает Ника? Даже если не знает, я приведу убийц прямо к нему. Тогда никакой капитан полиции девятого участка не поможет.

Офицер Стивенсон вопросительно поднял бровь, когда я на него посмотрела. Что же делать? Перевела взгляд на закрытую папку. Если в ней лежала фотография, то нож и кулон наверняка тоже там.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7