Виктория Падалица.

Мрак по наследству. 2 в 1



скачать книгу бесплатно

Часть первая. Мрак по наследству. Воскрешенная Дьяволом

Пролог

Огненно-кровавое зарево охватило маленький двухэтажный коттедж на улице Бейдж. Пожар нещадно пожирал маленький, ничем не примечательный домишко славной и честной семьи Фоллс, члены которой, объятые языками пламени, в эту ночь уснули навсегда.

Возле дома собралась толпа людей, приехали пожарные и полицейские машины. Соседи и проходящие мимо люди в панике охали и кричали, размахивая руками. Пожар быстро перекинулся по деревьям на соседние дома, но те практически не пострадали. Чего нельзя сказать о жилище Фоллс: их обитель полыхала и полыхала; огонь пожирал на своем пути все, до самой мельчайшей крупинки; стены и потолки обрушились, несмотря на активные старания пожарных остановить бедствие.

Пожар удалось потушить только спустя три часа непрерывных действий: огонь погас, как только превратилась в пепел последняя доска. Это было жутко странно, какая-то дьявольщина здесь творилась. Будто и впрямь все было именно так, что некая необъяснимая сила навлекла на дом и его жителей столь жестокую смерть. Сила пожелала полностью уничтожить этих людей и все, что с ними было связано, не оставив ничего, лишь пустое место и груду пепелища на нем. Некоторые соседи в испуге выкрикивали молитвы, другие плакали навзрыд. Никто не остался равнодушным к случившейся трагедии; гул паники и паранойи посреди глубокой ночи вперемешку с запахом смерти носился по всей улице. Люди боялись, что пожар перекинется на них дома. К счастью, этого не случилось, остальные здания и люди не пострадали, но атмосфера ужаса вместе с гарью и клубами плотного едкого дыма витала в воздухе. Казалось, что ад настал на этой, ничем неприметной, самой обычной улице, плохое предчувствие вследствие необъяснимости сего странного явления, окутало сознание людей, вызывая у них суеверную боязнь умереть следом за семьей Фоллс.


Эмма, местная сирота-голодранка, стояла с выпученными глазами и сквозь слезы смотрела на обожженные обломки, которые еще несколько минут назад были жилищем прекрасной, доброй и щедрой семьи; Фоллсы очень часто помогали ей выжить одной, никому не нужной сироте, давая еду, чтобы та не умерла с голоду, дарили одежду и даже пытались уговорить ее посетить врача. Хозяйка, миссис Фоллс, частенько приглашала Эмму в дом, учила многим премудростям жизни, потому что знала: не делай она этого – девочка пропадет. Семья Фоллс жила небогато и поэтому не могла взять Эмму к себе на воспитание, но мать семейства старалась помогать, насколько позволяли ее силы и возможности.

Эмма никогда не проявляла плохих качеств при ней, старалась вести себя скоромно. Мать самой Эммы умерла при родах, отца она никогда не видела и ничего о нем не знала. А теперь, вместе с кончиной семьи Фоллс, в Эмме умерло что-то человеческое, то, что привила его мать семейства.

Эти долгие и мучительные четырнадцать лет жалкой и ничтожной жизни пронеслись перед глазами Эммы бегущей строкой. «Лучше б я там оказалась, в этом огне, чем эта семья! Какой ужас! Ведь миссис Фоллс только что родила ребенка! Лучше бы я осталась с ней и не шла в магазин! Я бы смогла им помочь, если бы осталась.

Теперь малышка никогда не увидит свою маму! Прекрасную маму! – от боли вопила она в душе, но снаружи вела себя неприметно, лишь тихо всхлипывала, чтобы не привлекать внимание. – Они были мне как родные! За что? Неужели Бог, которому они молились, не помог им? Где он был, когда это началось? Почему он не противостоял злым силам? Почему не дал шанс? Как он допустил такое?! Может его не существует?»

Мысли Эммы оборвались внезапным появлением двух мужчин за ее спиной. Услышав, что один из них – полицейский, Эмма сжалась и затаила дыхание. Ей нельзя попадаться на глаза полиции, ведь ее разыскивают, причем давно.


– Позвольте представиться. – произнес мужчина неподалеку. – Шон Дирк, начальник пожарной службы.

– Шериф Стивен Коул к вашим услугам. – ответил ему другой, в форме полицейского.

Эмма осторожно повернулась на голоса и краем глаза покосилась на полицейского. Ей повезло, ведь мужчина стоял к Эмме спиной.

Чтобы не испытывать судьбу и не быть пойманной, Эмма отошла на несколько шагов от мужчин, но, подстегнутая непреодолимым любопытством, позволила себе сегодня рискнуть и дослушать разговор до конца. Она заняла удобную позицию в метре от трех женщин, глазевших на останки дома, якобы примкнула к ним, чтобы не вызвать ненужных подозрений.

– Шериф, за всю историю нашей практики я никогда не видел столь сильного пожара! Горело так, словно в доме неисправен газопровод, или дом был оборудован под бензиновый склад! Довольно подозрительный пожар, причины возникновения его неясны. Однако, очевидно, что самовозгорание придется исключить из возможных версий.

– Да, мистер Дирк, это все очень-очень подозрительно… – отвечал ему шериф, косясь на стоящих зевак. – Тут явно не обошлось без посторонней помощи. Либо кто-то из Фоллсов пожелал покончить с жизнью, ну и остальных под удар подставил. Но одно могу сказать точно – об этой семье никогда никто не говорил плохих вещей.

– Довольно странная история получается, мистер Коул… Может, мистер Фоллс слетел с катушек? Мы не нашли останков их детей. Соседи утверждают, что у миссис и мистера Фоллс была дочь. Тела родителей мы достали, а вот ребенка в доме не удалось отыскать.

– Ищите, ребенку слишком мало лет, чтобы он был способен уйти из дома. Он должен быть где-то здесь, под обломками. Что тут говорить, еще один труп ожидается… Вряд ли девочка выжила. Тяжело мне глядеть на мертвых детей…

Услыхав разговор о дочери семьи Фоллс, Эмма оживилась, ощутив прилив сил, посланный откуда-то свыше. Она, сильно разволновавшись, совсем забыла о двух маленьких дочках миссис Фоллс, Кэсси и Сэмми, и, вооружившись смелостью и надеждой, что те остались живы, прытко прошмыгнула мимо полицейских к обломкам сгоревшего дома. Она обязана им помочь. По-другому просто не может быть.

Обойдя дом со всех сторон и не найдя детей, Эмма судорожно припала к земле и еле слышно зарыдала. Она была очень признательна этой семье, и не знала, смогла бы она их отблагодарить когда-либо вообще. Если бы она нашла девочек, то забрала их с собой, хоть и не знала куда: у нее не было дома, и ей приходилось ночевать по подвалам и заброшенным домам; чтобы не протянуть ноги от голода и холода, она занималась воровством и иными преступными подработками. Но желание помочь и хоть как-то отблагодарить Фоллсов за их доброту переполняли храбрую, просторную для сердобольности и милосердия, и не погибшую в жестокости уличного выживания, душу Эммы.

Она продолжала лежать на обугленной земле, прислушивалась к каждому шороху. Что-то шевелилось под землей. «Подвал!» – смекнула Эмма и, подбежав к входу в пристройку, принялась судорожно отбрасывать в стороны доски и камни, обжигая и царапая худые руки. Наконец она нащупала железную ручку подвала, отворила ее и быстро пролезла вовнутрь.

Когда ее глаза привыкли к темноте, Эмма достала зажигалку и посветила перед собой. В углу подвала сидела, тихо шмыгая и поджимая под себя ножки, старшая дочка, Кассандра, или Кэсси, как ее называли родители. Четырехлетняя Кэсси испуганно глядела на огонь и прижимала к себе сверток, в котором, похоже была ее младшая сестренка Саманта.

Эмма неслышно придвинулась к Кэсси и осторожно протянула свою руку. Кэсси узнала Эмму сразу, и той показалось на секунду, что в глазах девочки промелькнула искорка радости от того, что ее отыскали. Эмма, ликуя в душе и думая, что поступает правильно, вытащила детей из подвала незаметно для остальных, и, схватив на руки и крепко прижав к себе, стремглав помчалась куда глаза глядели.

Ноги Эммы, обутые в потрепанные тряпочные кеды, были сплошь изрезаны осколками и щепками, и от того каждое движение причиняло ей немыслимую боль. Сил и терпения нести детей в обессиленных и расцарапанных руках, хватило лишь до угла соседнего дома. Главная задача заключалась в том, чтобы их не заметила полиция, и у Эммы это получилось.

Присев на траву, она, невзирая на физические страдания, мягко опустила Кэсси на землю и, взяв из ее рук холодный сверток с новорожденным ребенком, так же осторожно его развернула. Там лежала плотно запеленованная Саманта, девочка, которой и часу жизни не было. Она не шевелилась и не издавала ни единого звука. Казалось, что она и не дышала вовсе.

– Сэмми спит, Эмма? – спросила Кэсси, поглядев на лицо Эммы, на котором застыла гримаса ужаса. – Она так крепко спит?

– Да, Кэсси, дорогая, Сэмми крепко спит. – сквозь слезы прошептала Эмма, прижимая мертвого ребенка к своей груди и качая его.

Она умом понимала, что младенца уже не спасти и не оживить никоим образом, но как преподнести эту страшную новость четырёхлетнему ее сестре, не имела представления. Очень неловкая и страшная ситуация постигла ее в ту секунду. Не может сказать, что Сэмми умерла, потому и пришлось лгать, что она спит.

– А где мама и папа? – второй, казалось бы, очевидный вопрос, поверг Эмму в смятение.

– Их нет больше, Кэсси… – не задумываясь, отвечала Эмма.

– Они ушли? Мама бросила нас в то страшное место и сказала, чтоб мы сидели там и ждали, когда она придет. Но она не пришла. Она попросила тебя прийти за нами, да?

– Да, она попросила меня спуститься за вами. Теперь мы будем жить с вами в другом месте. Все будет хорошо, обещаю!

– Мама и папа не пойдут с нами?

– Нет. Они…

– Они умерли? Сэмми тоже умерла? Я даже поиграть с ней не успела.

– Нет, что ты… Сэмми не умерла!

– Я хочу кушать… – произнесла Кэсси спустя некоторое время молчания. Она наблюдала за тем, как Эмма, давясь слезами, гладит малыша в надежде, что тот не погиб и действительно крепко спит.

– Сейчас милая, немного подожди, люди разойдутся, и ты покушаешь! Обещаю! Никуда не убегай только, сиди тихо, я скоро вернусь. Если кого-нибудь увидишь, сразу прячься. Поняла?

Эмма, оставив младшую сестру на земле и убедившись, что детей никто не заметит, скрылась в толпе и принялась шарить по карманам жакетов и пальто ошарашенных зевак, все еще стоящих у места трагедии и глазеющих на останки дома.

Внезапно она испытала на себе ледяной пристальный взгляд, и, страшно испугавшись, что кто-то ее все равно заметил, поспешила скрыться в другом направлении от места, где оставила детей, к яблоневым садам, расположенных в нескольких кварталов, чтобы отвести след хотя бы от детей. Она знала, что обязательно вернется за ними, а пока что запутает след.

Опустившись на землю, когда убедилась, что никто ее не заметил и не пошел следом, Эмма, озираясь по сторонам, поднесла к лицу награбленные деньги и принялась боязливо пересчитывать. Денег оказалось совсем немного: едва бы хватило на булку хлеба. Эмма хотела было подняться и идти за детьми, как услышала шорох и шуршание листьев позади себя. Понимая, что она нужна детям и должна быть с ними в любом случае, а значит, ее ни под каким предлогом не должны поймать, Эмма в страхе обернулась, готовая снова бежать.

Перед ней стоял мужчина странной наружности, одетый по-старомодному, непривычно для современного человека. Он был очень высокий и грозный, в длинном черном плаще и длинными, слегка завитыми волосами, завязанными в тугой хвост. Из-под плаща выглядывала рубашка с довольно увесистым воротником. Мужчина напоминал вампира, что казалось и смешным, и пугающим до чертиков одновременно. Эмма никогда не верила в сказки про вампиров, поскольку узнала взрослую жизнь, в которой не было ни грамма сказочности, довольно рано, но сейчас она бы поверила, что перед ней действительно стоит вампир: слишком зловеще и неестественно он выглядел, будто выдранный из прошлых веков и нечаянно заброшенный сюда, в наше время.

Она уже видела его, когда воровала мелочь по карманам, но побоялась подойти; этот человек тоже стоял в толпе и наблюдал за исходом пожара. Но, в отличие от других людей, находящихся на эмоциях, он был абсолютно спокоен и непоколебим. Словно пришел посмотреть кино, а не на то, как сгорели люди, и это зрелище, судя по лицу мужчины, доставляло ему массу если не удовольствия, то умиротворения.

– Прошу вас, не выдавайте меня, я прямо сейчас пойду и все отдам, что взяла! – Эмма сложила руки в молитвенной позиции и встала перед ним на колени. – Умоляю, мне нельзя в тюрьму!

– Да-да, Эмма Хатсон, тюрьма давненько по тебе тоскует… – с издевкой завел мужчина, пытливо разглядывая Эмму. – Да и жизнь твоя тебе ненавистна, зачем тебе свобода? Сама не рада, что пришла на этот свет. Сама же его отравляешь своим присутствием. Глупая. – заявил он, оскалив зубы в кривой ухмылке.

– Простите, мистер, но я клянусь, что…

– Замолчи, бродяжка! Не говори того, чего не знаешь! Я знаю все о тебе, кстати, ты надолго оставила девочек в одиночестве. Не боишься, что их найдут, и тогда ты не сможешь отплатить Фоллсам за их добродетель?

– Я не отдам их! – испугавшись пуще прежнего, решительно воспроизвела Эмма, поднялась с колен и гордо запрокинула голову. – Можете бить меня, но я не отдам их никому!

– Знаю, эта твоя дань покойной семейке… Я не собираюсь тебя сдавать. У меня к тебе более важное дело.

– Что вам нужно от меня? – Эмма окинула мужчину с ног до головы, предполагая, что он потребует взамен нечто гадкое.

– Совсем не то, о чем подумала ты. Я по другому делу. У меня к тебе сделка. Давай ее заключим. – он подошел ближе и подал Эмме руку. – Пойдем к детям и там поговорим. Нехорошо оставлять их, таких крошечных, совсем одних-одинешенек. Они же могут исчезнуть. Раз, и нет их. Или вообще сбежать. Или, что еще хуже, их могут найти. Ты ведь не этого хочешь, Эмма Хатсон. Тебе необходимо искупление. Потому ты решила обременить себя очередными проблемами, даже представила, что сможешь зажить другой жизнью, обеспечить их. Хм, дура ты. Ничего у тебя не выйдет. Если не сделаешь так, как я скажу, они погибнут, а ты будешь винить в их смертях себя и сама сдохнешь через полгода…

Эмма внимательно смотрела на мужчину и не понимала, почему он так пугает ее и словами, и внешностью, что-то в нем было нечеловеческое, а, скорее, дьявольское, веяло от него неземным, холодным и неприятным. Она вглядывалась в черты лица мужчины, находя их достаточно привлекательными, но при этом мертвенно-бледными. Как и его взгляд, в котором не горел огонь жизни.

Отойдя назад на несколько шагов, она понеслась, что есть мочи, к детям. Незнакомец, хмыкнув, неторопливо шел позади нее. Он знал, что Эмма не сможет от него убежать. Она уже запугана и назад не сдаст, потому что не уверена в своих силах.


Эмма подбежала к Кэсси и крепко обняла ее и поцеловала в лоб, радуясь, что та никуда не ушла и слова незнакомца не сбылись. Кэсси, немного успокоившись, все еще продолжала сжимать в руках тело сестры.

Мужчина, тем временем, подошел к детям и, достав из кармана конфету в красивой обертке, протянул ее Кэсси. Та вздрогнула, но все-таки взяла подарок, неловко поблагодарив его и тут же съела. Не прошло и минуты, как Кэсси повеселела.

– А теперь перейдем к делу, Эмма Хатсон. – грозно посмотрел он на Эмму.

– Я слушаю вас… Но если вы хотите их забрать, то…

– Я могу сделать все, что ты пожелаешь, – не дослушав, отвечал он. – обеспечу девочек всем, что нужно и даже более. Я всегда буду рядом, и вам не придется ограничиваться в чем-то.

– Но ведь… – Эмма уставилась на незнакомца широко выпущенными глазищами, не веря правдивости его слов. Она была уверена, что в мире уже не осталось порядочных людей, готовых прийти на помощь детям, попавшим в беду.

– Ты абсолютно ни в чем не будешь нуждаться. – медленно, словно гипнотизируя ее разум, пояснял незнакомец, чувствуя, как меняются её умонастроения. – Неужели тебе нравится жить, где попало, воровать хлеб с прилавков и отдаваться всякому сброду за копейки? Я сделаю так, что ты станешь богатой, талантливой воровкой, знаменитой и уважаемой в высших кругах. Ты будешь купаться в роскоши, золоте и бриллиантах, вокруг тебя будут носиться повара с изысканными кушаньями на подносах…

– Это заманчиво, даже слишком, чтобы поверить, что это осуществится…

– Или ты можешь измениться навсегда и стать самой честной и гордой леди. Все, что бы ты ни пожелала, исполню я. – мужчина наклонил голову и раскинул руки по сторонам, показывая свое величие. – Я здесь именно для этого.

– Но вы… – Эмма махнула рукой, рассудком понимая, что мужчина зачем-то пытается ее надурить. Но в душе ей хотелось, чтобы все это оказалось правдой. Действительно, как она сможешь поставить на ноги Кэсси без помощи взрослых? – Вы говорите глупости. Я знаю мужчин, и они не настолько щедры, чтобы за просто так…

– Ты не знаешь меня, Эмма Хатсон. А раз не знаешь, не смей равнять меня с другими. Меня не интересуют людские слабости, потому что я не отношусь к числу тех, у кого бьется сердце.

– Вы не волшебник…

– А если я волшебник? – мужчина поднял брови, снова изобразив на лице оскал, отдаленно похожий на улыбку. – Испытай меня, девочка! Только пожелай! Все, что угодно! Давай же… Хочу размяться перед большими делами!

– Я вам не верю, конечно, но…Коли не шутите, то пусть заживут мои ноги.

– Это пустяки.

Незнакомец описал руками небольшой круг; тут же поднялся ветер, странный сильный вихрь; он исходил из его рук и надвигался прямиком к Эмме, обхватив ее всю и закружив в воздухе. Несколько секунд она парила над землей, а когда упала вниз, то обнаружила, что стала другой – прошла боль в ногах, руках, исчезло чувство голода и невыносимой боли в давно простуженных легких. Эмма будто заново родилась, целая и невредимая, без чувства вины и ненависти ко всему человечеству, а особенно, к мужчинам.

– Кто же ты? – спросила она незнакомца, удивившись, что он действительно обладает даром, который невозможно понять.

– Скрепим договор? – не ответив, поинтересовался мужчина на более интересующую его тему.

– В чем заключается его суть?

– Я делаю все, что ты пожелаешь, а ты отдаешь мне Саманту Фоллс, как только ей исполнится восемнадцать лет.

– Саманту? – Эмма мешкала, не зная, как сказать ему, что девочка мертва. – Но…

– По рукам? – снова перебил он, протягивая ладонь.

– Но она не дышит…

– Тем легче для тебя будет ее отпустить. Ну? Ты ничего не теряешь. Она ведь мертва. Значит, отдаешь?

Незнакомец опустился на корточки перед младенцем и развернул сверток, затем коснулся лба Саманты своей ладонью. Пару мгновений ничего не происходило, а затем девочка, хрипя и дыша рывками, словно выныривая из воды, заерзала в руках Кэсси и начала плакать.

– Да, моя милая Саманта! – громко воспроизвел мужчина, глядя на ребенка. – Ты станешь моей и будешь принадлежать мне навеки вечные! А пока я сделаю все, чтобы ты не знала горя.

Он достал из кармана увесистое украшение в виде изумрудного змея, и тот ожил: извиваясь в руке, змей-уроборос, сложившись кольцом, заглотил свой хвост и создал подобие браслета. Мужчина медленно и аккуратно надел его на руку Сэмми. Змея плотно сомкнулась на маленьком хрупком запястье ребенка и застыла, превратившись в изумруд, словно не шевелилась всего пару мгновений назад, а была всего лишь браслетом.

– Скрепим сделку? – спросил он Эмму, но заранее знал тот ответ, потому что читал ее мысли.

– Да. – уверенная в своем решении, ответила Эмма. – Как?

– Поцелуем. К сожалению, только так. Для меня это самая неприятная часть. – незнакомец легонько коснулся губ Эммы.

– Кто ты? Ответь мне?

– Я твой спаситель, разве мало этого?

– Нет, я благодарна тебе за то, что ты сделал, но… Ты Бог?

– Нет, что ты! – засмеялся мужчина совсем недобрым смехом.

Его низкий голос, будто раскат грома, пробежал сильной дрожью по ногам Эммы

– Тогда вы… я поняла, вы Дьявол!

– Эмма Хатсон, ты слишком высокого обо мне мнения! И о себе, кстати, тоже. Спасибо за столь лестный комплимент, но я не Дьявол. – незнакомец, подавив смешок, в миг стал серьезен, – Я всего лишь демон, повелитель трех легионов демонов и твой скромный слуга. Но для тебя я Бог, твой Бог. Мне не нужна твоя душа, Эмма Хатсон. – говорил он, читая ее мысли, которые явно действовали ему на нервы ввиду абсурдности и излишней наивности. – Мне ничего не нужно от тебя. Единственное, что я прошу взамен моих действий – безоговорочно отдать мне Саманту в день ее совершеннолетия. Я большего не прошу, и не попрошу. Мне можно доверять, иначе стал бы я разбрасываться своим могуществом, получив взамен лишь одну девчонку, которую сам же вытащил из того света?

– Зачем она вам?

– А вот этого знать тебе вовсе необязательно.

– Вы могли убить меня и забрать ее. Зачем вы пощадили меня? Какая моя миссия в том?

– Увидимся через час, Эмма Хатсон. Я сам тебя найду. – незнакомец медленно скрывался в ночи. – Пока, моя милая Саманта, до встречи. – пронеслось в ушах перепуганной Эммы как раз в тот момент, когда мужчина, прежде реальный, превратился в клуб черного дыма. И только тогда до нее дошло окончательно, что она и впрямь связалась не с человеком, а с существом из потустороннего мира. Она заключила сделку с демоном, и теперь назад пути не будет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9