Виктория Галяшкина.

Защитница



скачать книгу бесплатно

Глава 3


Я стояла посреди тронного зала. На мне опять были наручники, выкованные гномами. Значит, не снять. Ну и ладно. Если меня осудят, что вероятнее всего, то не все ли равно, в чем умирать. А если оправдают, что вряд ли, то снимут сами. И я спокойно стояла и смотрела на старейшин, не выдавая своего страха. Их было десять. Пять мужчин и пять женщин. Каждому из них было очень много лет, хотя выглядели они чуть старше моего брата. И вот я стою перед ними и ожидаю приговора, от их решения зависит, жить мне или умереть.

Прошла неделя с того времени, как меня обвинили в убийстве отца. Всю неделю я провела в своей комнате, ни с кем не общаясь. Мне было разрешено ходить по комнате, есть и спать. От нечего делать я даже начала рисовать, но быстро разобралась, что рисование не мой конек. Пару раз ко мне пыталась прорваться какая-то девица, но стража не пропускала никого. Меня эта же стража не выпускала из комнаты. Брат навещал меня каждый день. МЫ подолгу разговаривали, он рассказывал мне истории из детства. При нем я еще раз попыталась вспомнить прошлое, но опять был приступ боли, напугавший его до чертиков, и я поняла и приняла простую истину: "больше я о прошлом не вспоминаю". Только с братом я могла выйти из комнаты и спуститься в сад. Прислуга с ненавистью смотрела на меня, и эти обвиняющие взгляды разъедали душу не хуже кислоты. И я решила не выходить из комнаты.

И вот я стою перед старейшинами. Они рассматривают меня внимательно и строго.

– Итак, Дэзидриэлль – отцеубийца. Ты признаешь свою вину, готова ли ты ответить за свои злодеяния, – ко мне обратился самый старый из старейшин.

– Естественно я не признаю свою вину. Я не убивала отца. Я этого не помню. Я вообще ничего не помню. Но думаю, что я не могла убить отца.

– Очень удобно, что ты ничего не помнишь. Ты не помнишь, как убила, но ведь ты не помнишь, что не убивала. И у тебя нет доказательств, твоей невиновности. А вот у нас, напротив, масса доказательств, твоей вины. Я вызываю Коренэлля – начальника стражи короля.

Коренэлль, мой враг, мой потенциальный возлюбленный, мой насильник, от этой мысли меня передернуло, встал напротив меня. В его глазах кроме ненависти, я прочла свой смертный приговор.

– Коренэлль, расскажи, что ты видел?

– Мы стояли на посту, возле дверей в покои короля. Дочь короля подошла и попросила об аудиенции. Ей было разрешено войти. Спустя тридцать минут мы услышали крики и звуки борьбы. Мы ворвались в покои и увидели принцессу Дэзидриэлль с ножом в руке, и короля лежащего, у ее ног. Увидев нас, она улыбнулась и, отбросив нож, упала в обморок. Мои слова могут подтвердить два охранника, которые были вместе со мной. Она убийца, – его рука, обвиняя, поднялась в мою сторону, и я наконец-то поняла причину его ненависти. Он не смог уберечь своего короля и покрыл себя позором. И все из-за меня. Такой позор принято смывать кровью.

Я старалась не думать о прошлом, не вспоминать, потому что любое воспоминание несло невыносимую боль.

Меня уже подташнивало, и небольшая боль уже накатывала волнами. Я смогла ее оттолкнуть и погасить, подумав о цветах, лесе. И боль отступила. Аккуратнее Дэзи, не вспоминай, иначе… Я твердо усвоила урок и старалась отогнать воспоминания. Потом были вызваны те два охранника, что стояли караулом возле дверей и видели меня. Улик против меня было предостаточно, а вот доводов защиты вовсе не было. Я поняла, какое решение примут старейшины и не ошиблась. Все десять старейшин встали и смотрели на меня с высоты помоста.

– Принцесса Дэзидриэлль, вот наше решение. Ты будешь изгнана из королевства, твое имя будет вычеркнуто из нашей истории и забыто. В нашем королевстве никогда не существовало принцессы Дэзидриэлль. И если кто-то из эльфов, увидит тебя в пределах Вечного леса, то он с полным правом может и должен убить тебя, – старейшины повернулись и вышли из зала. Я стояла оглушенная и подавленная. Мне оставили жизнь, но какую. Лучше бы убили, так было бы гуманнее. Ведь без помощи и поддержки своего народа я погибну во враждебном мне мире.

– Тебе недолго осталось. Я убью тебя сам, никому, не доверяя столь важную миссию. Я буду сдирать с тебя кожу сантиметр за сантиметром. Ты будешь молить о быстрой смерти, но даже не надейся на мое сострадание. Ты сполна ответишь мне за унижение, – тихий шепот достиг моих ушек. Ненависть этого эльфа перехлестывала через край. Сколько же ее в нем?

Ко мне подошел брат и обнял меня. И он, и я, мы оба понимали, что приговор не отменить. Раз, приняв решение, старейшины никогда его не меняли. А значит меня, как эльфы больше нет. Принцессы Дэзидриэлль больше нет. Но тогда кто я теперь?

– Тебя отведут к святому дубу, и ты войдешь в него в первый и последний раз. Он изменит тебя навсегда. Ты перестанешь быть альфой. Ох, сестренка, что же ты наделала? Зачем ты…, – договорить мой брат не успел. Я в бешенстве оттолкнула его.

– Как ты мог поверить, что я убила нашего отца. Ты, мой брат, моя вторая половинка души. Если ты веришь в мою виновность, то убей сам, – я не хотела плакать, но предательские слезы сами начали капать из глаз.

Подошли охранники, и надели кроме наручников еще и цепи. Я безропотно позволила опутать себя цепями. Мне уже было все равно. Мой брат предал меня, допустив мысль, что я могла убить отца. Да я не помнила ничего, но я точно знала, что отца я не убивала. Знала и все тут.

Меня привели к священному дубу. Он был самым старым древом и по праву считался прародителем всего леса. И именно он станет моим палачом. Я стояла перед дубом и молила Великую мать о помощи. Старейшины встали вокруг и стали нараспев читать заклинание. И дуб раскрылся. Я вошла внутрь дерева, и оно закрылось за моей спиной, отрезая меня ото всех и не пропуская ни лучика солнечного света. Стало страшно, я не знала, что должно произойти, но понимала, что ничего хорошего меня не ждет. Боль пришла изнутри, сначала мучительно – тягучая, а затем острая, режущая, сводящая с ума. Одна вспышка, две, сто… больно, больно, больно. Я кричала, но меня никто не слышал, а потом мой голос сорвался в хрип. Я не могла двигаться, дерево окружало меня со всех сторон, плотно прилегая к коже. Я чувствовала, что что-то меняется во мне, принося мне боль и страдания. В груди поселилась страшная боль, словно что-то инородное вгрызалось в мое тело, разламывая и перемалывая в мелкую кашу кости, мышцы, сухожилия, разрывая сердце и легкие. Мой разум мутился от этой безостановочной боли. Я была готова умереть… И вдруг все кончилось. Дуб снова раскрылся, и я вывалилась без сил на траву. Ноги отказывались меня держать. Желая получить утешение и поддержку, я потянулась рукой к подарку матери, но нашла только искореженный, спаянный, оплывший кусочек золота. Клык волка пропал. Я непонимающе смотрела на амулет, затем тихонько дотронулась до груди и тут же почувствовала сердцем, что клык вошел в меня, растворился в костях, венах, мышцах, переполняя меня необычной, страшной, огромной силой, природу которой я еще не понимала, но которая одновременно и пугала и дарила какое-то стойкое чувство уверенности и спокойствия. Я с трудом села, затем поднялась на ноги и стала ощупывать себя. Все вроде на месте: руки, ноги, голова, глаза, нос, уши. УШИ? Они были не такие острые, как у эльфов. Маленькие, округлые, человеческие. Я что же стала человеком? Я с ужасом оглядывала своих сородичей, но встречала либо жалостливые, либо снисходительно – высокомерные взгляды.

– Уходи человек, в Вечном лесу нет места людям. Дайте ей все необходимое и выведите из леса, – сказав это, старейшины отвернулись от меня.

Я стояла перед ними, жалкая и слабая. Мне принесли лук и стрелы. Я их узнала сразу. Это были мои лук и стрелы. Брат подошел и обнял меня. Я почувствовала, как в карман моих штанов скользнуло что-то тяжелое. Он протянул мне свой роскошный плащ, а потом закутал меня в него. Мне принесли еды и какие-то вещи. Потом два рослых эльфа встали с двух сторон от меня, и мы вместе пошли к кромке леса. Я была изгнана навсегда и больше не принадлежала к своему народу.

Глава 4


Прошло пять долгих лет…

Дверь трактира открылась с громким стуком, впуская в теплое помещение холодный морозный воздух и что-то, завернутое по самую макушку в дорогой и теплый плащ. Трактирщик сразу оценил материал и качество плаща, а также выглядывающую из-под плаща рукоять тяжелого меча. Эта самая рукоять была усыпана драгоценными камнями и стоила невероятных денег. В центре перекрестья клинка и рукояти умостился огромный изумруд. Просто колоссальных размеров. На такой камешек можно не только трактир купить, а и весь этот город, да еще столько же останется, если не больше. Да и сам меч был не простым оружием. Лунное серебро, которое никогда не тупится, не становится хрупким от старости. Бесценный меч. Такой меч, в пору королю носить, а не этому безродному. Все это трактирщик увидел и оценил мгновенно.

– Лучшую комнату, ужин, и ванну с горячей водой. И чтобы вода была именно горячей, а не, чуть теплой. Мое тело заледенело до костей, ненавижу холод, – голос говорившего мужчины, был чуть слышен, но трактирщик понял, что говорит с молодым господином, уж слишком нежным был голос. По столу прокатилась золотая монета и мгновенно исчезла в большой и пухлой ладони трактирщика.

– Для вас все самое лучшее, господин. Не желает ли молодой господин, чтобы ему помогли выкупаться. Моя дочь с удовольствием окажет такую услугу, – трактирщик уже мысленно потирал руки, предвкушая. А вдруг его дочь понравится господину, и он захочет щедро отблагодарить ее. А если не захочет, так ведь и заставить недолго.

– Приготовьте ванну, а помыться я смогу и сам. Помощь мне не нужна, а компания для помывки тем более.

Жена трактирщика взяла свечу и пошла вперед, показывая дорогу. Тяжелой поступью смертельно уставшего человека, вновь прибывший, пошел за ней. Он не заметил, как в углу шевельнулись две тени, а возможно просто не обратил на них внимания. Они же пристально следили за его перемещением. Они тоже заметили и дорогую одежду, и рукоять меча, а еще, что мужчина был очень уставшим. Короче он был легкой добычей. Двое громил решили, что господин просто обязан поделиться со страждущими. Ведь господь велел делиться.

– Вот ваша комната, господин. Надеюсь, вам будет здесь удобно, и вы захотите остаться подольше. Вам точно не нужна помощь?

– Я уже сказал, мне просто нужна ванна, ужин и отдых. Завтра я уеду. Да, и будить меня не надо, я встану сам. И принесите ужин в комнату и побыстрее, – с этими словами мужчина вошел в комнату и закрыл дверь перед носом трактирщицы. Она спустилась в зал, прошла на кухню и закричала:

– Чак, быстро натаскай воды в дальнюю комнату. Господин хочет помыться. А ты Герти, переодень платье, повяжи новый фартук и отнеси ужин этому мужчине. А вдруг, увидев тебя, ему понадобиться помощь в принятии ванны, – и она со смехом подтолкнула свою дочь к выходу.

Герти задрожала, но покорно пошла, выполнять требования матери. Она знала, как служанки помогают "мыться" господам. А потом бегают, к старой Гретхен, на опушку леса за настойками, чтобы избавиться от ненужного греховного плода. Она не хотела так, она ждала своего принца. Но знала, что этот день придет. Она и так оттягивала этот момент до последнего. Герти видела молодого человека, и он не показался ей очень опасным. Скорее измученным и уставшим, но не опасным. А вдруг он опять откажется, ведь вроде четко дал понять, что помощь не нужна. Но ослушаться мать, значит потом быть избитой так, что пару дней она не сможет ходить, а может и двигаться. Герти с подносом подошла к двери комнаты. За дверью было тихо, и Герти постучала.

– Войдите, – раздался тихий уставший и неожиданно мелодичный голос. Герти вошла и сразу подошла к столу, чтобы поставить на него поднос с едой. Она старалась не смотреть в сторону ванны. Когда же она повернулась к господину, то обомлела. В ванне лежала девушка, и не просто девушка, а очень красивая девушка. А та, прикусив нижнюю губу, с насмешкой во взгляде смотрела на Герти. Она заметила и убранные под высокий, новый чепец волосы и новый фартук.

– Так, понятно. Новое платье, свежий передник. Милая и нежная овечка, отданная на заклание суровому проезжему молодцу. Но как видишь я не господин, а скорее госпожа. И что мне с тобой делать?

Герти молча, теребила в руках передник. Ее поразила красота и грация девушки. А между тем, девица рассматривала ее.

– Ладно, помоги мне вымыться, а потом уходи. Я дам тебе несколько монет, и ты сможешь сказать, что господину не понравилась твоя помощь.

– Леди, позвольте остаться у вас до утра. Я лягу на полу, и не буду мешать вам. Честное слово. А утром вы уедете.

Девушка молча, рассматривала Герти. Ей стало жаль эту юную крошку.

– Хорошо, оставайся. Утром перед отъездом я дам тебе немного денег. Как тебя зовут?

– Герти, добрая госпожа.

– Так Герти. Давай договоримся. Я не леди и уж тем более не добрая госпожа. Мое имя Дэзи. Просто Дэзи. И если хочешь остаться, то называй меня так.

– Хорошо госпожа, – увидев гневный взгляд девушки, Герти покраснела и быстро поправилась. – Простите, Дэзи.

– Ну, вот и отлично. А теперь давай помогай, раз уж ты решила здесь остаться, – и Дэзи полностью погрузилась в воду. Герти помогла ей вымыться и когда девушка чистая, согревшаяся и благоухающая села за стол, от усталости не осталось и следа. Дэзи поела, не забыв оставить половину Герти, а потом развалилась на кровати. Служанка хотела вынести ванну с грязной водой, но не смогла ее поднять.

– Герти оставь все как есть до утра. Иди, поешь, там остался хлеб, сыр, мясо. Вот вина нет. Я его все выпила.

Герти между тем подошла к столу, но к еде почти не прикоснулась. Только взяла маленькую корочку хлеба и стала обгрызать ее своими мелкими зубами.

– Открой окно и ложись, – голос девушки прозвучал совсем, с другой стороны, от кровати. Герти смотрела, как Дэзи сняла одеяло с кровати, затем расправив и свернув его вдвое, расстелила в темном углу. Туда же полетела подушка. Затем девушка легла на это импровизированное ложе и укрылась с головой своим плащом.

– Госпожа, позвольте мне лечь на полу. Вы заплатили такие большие деньги за отдых, а сами …, – договорить ей не удалось. Дэзи, не поднимая головы, тихо ответила:

– Герти ложись уже. Я спокойно посплю на полу. И давай побыстрее. До утра не так много времени, а мне очень хотелось бы отдохнуть и выспаться. Не так часто удаётся поспать в тепле, – с этими словами Дэзи отвернулась от девушки. Герти тихо, чтобы не побеспокоить спящую девушку, прилегла, не раздеваясь на кровать. Из угла, где лежала Дэзи, уже слышалось мерное дыхание. Девушка спала и Герти, успокоившись, тоже смежила веки. Ей казалось, что прошло всего мгновение, прежде чем рот Герти накрыла чья-то сильная и уверенная рука. Она хотела закричать, но тут же вторая рука присоединилась к первой, удерживая девушку в неподвижности и молчании. В слабом свете луны, Герти заметила Дэзи, и поняла, что это она просит ее молчать и не двигаться. Но взглянув в глаза девушки, Герти от ужаса округлила глаза. В глазах Дэзи мерцали перламутровые и бриллиантовые всполохи, а зрачок был не человеческий, а волчий. Дэзи улыбнулась и, убрав руку с груди девушки, тихонько приложила палец к губам, призывая Герти к тишине. Герти медленно кивнула, показывая, что поняла, и тут услышала непонятный шорох и возню за дверью. Кто-то пытался открыть дверь, и этот кто-то явно не собирался шуметь. Дэзи еще раз улыбнулась, успокаивая испуганную девушку, и Герти снова пробрал озноб. В улыбке, хотя нет, скорее оскале, было что-то жуткое, волчье. Дэзи скользнула в кровать, накрывая их обеих, покрывалом. И сразу же девушка почувствовала холод меча и стилета, который прижался к её боку.

– Если ты с ними, то умрешь первой, – шепот был тихим, но тон от этого не становился менее зловещим.

– Поверьте, госпожа, я не знаю кто это. Я не с ними, – Герти задрожала, и Дэзи пришлось убрать стилет, чтобы не пугать девушку еще больше.

– Тогда лежи тихо и желательно беззвучно. Пусть думают, что господин спит без задних ног после кувыркания с хорошенькой служанкой, – и Дэзи замерла под покрывалом. Герти казалось, что рядом с ней лежит дикий зверь, а не красивая молодая девушка. Было в этой незнакомке, что-то дикое, необузданное и от этого страшное.

Дверь тихо, почти без скрипа отворилась, пропуская в комнату тонкий луч света от свечи. Заметив, что окно открыто, и свет от луны дает достаточно света, один из мужчин пальцем затушил фитиль.

– Давай быстрее. Бери сумки, одежду, оружие. Потом все посмотрим и поделим, – хриплый шепот высокого мужчины разносился по комнате. Даже если бы Дэзи спала, то от такого топота и шума, который устроили эти двое, не проснулся бы только мертвый. Упал стул, сбитый одним из грабителей, и мужчины замерли. Но все было тихо. Когда грабители уже повернулись к двери, за их спиной раздался издевательский голос:

– А может, все-таки, обойдемся без грабежа? Ну, типа вас тут не было. Я даже готова закрыть глаза на ваше вторжение, – грабители повернулись на голос. Девушка сидела на постели, свесив ноги в сапогах, вниз. Взгляд зеленых, холодных, словно драгоценные смарагды, глаз, поверг мужчин в ступор.

– Баба? – верзила с удивлением рассматривал девушку. – Мик, это баба, баба, а не мужик.

– Том, а где же господин? – коротышка никак не мог взять в толк, что вместо господина он видит перед собой девушку, да еще и в компании с другой девушкой.

– Мик, идиот. Она и есть господин. Мы приняли бабу за мужика. Не зря он показался мне каким-то дохлым. Что же оно и к лучшему, меньше возни будет, – и, уже повернувшись к Дэзи, и отвесив ей шутовской поклон, Том с издевательством сказал:

– Госпожа, для вашего же блага будет лучше, если вы будете сидеть тихо, как мышка. Мы заберем ваши вещи и исчезнем из вашей жизни, словно нас и не было. А вы останетесь здесь живая и здоровая. Если же вы, не дай вам бог, вознамерились кричать и звать на помощь, то предупреждаю сразу. Я вас ударю, свяжу и засуну в рот кляп. А потом все равно заберу ваши вещи. Так по какому пути мы пойдем? – и снова шутовской поклон.

Абсурдность ситуации взбесила Дэзи. Она просто хотела отдохнуть и нормально вымыться. А эти грабители испоганили ей весь отдых. За одно это их следовало бы убить. Дэзи незаметно передвинула меч на край, чтобы в любой момент схватить его. Потом с ленивой грацией встала с постели.

– Кричать я не буду, это не в моих интересах. Никто не знает, что я остановилась в этом трактире. Здесь меня тоже никто не знает и мне хотелось остаться неузнанной подольше. Но вы своим совершенно идиотским вторжением, полностью спутали мне все карты и сломали мои планы на нормальный отдых. Поэтому у меня только одно условие. Сможете выйти из этой комнаты живыми, что же, значит, мне не повезло…, – с этими словами меч, как по волшебству оказался в руке. В другой тут же оказался тонкий, словно солнечный луч стилет. Дэзи стояла совершенно спокойно и ждала нападения.

Грабитель вытащил устрашающего вида нож и бросился в атаку, но там, где мгновение назад была девушка, уже никого не было. Мужчина развернулся, ища Дэзи глазами, и неожиданно почувствовал холодное лезвие клинка возле шеи. Мик, видя такое развитие событий, стал потихоньку пятиться к двери, но стилет, пущенный сильной рукой, пригвоздил его за рукав к стене.

– Следующий нож ударит в сердце. Хочешь жить, стой смирно, – грабитель застыл. Тон, которым были сказаны эти слова, заставлял думать, что это была не пустая угроза. – Герти, солнышко. Встань и свяжи этих двух господ. Мне не нужно, чтобы они вышли отсюда раньше, чем я уеду, – Дэзи с тоской взглянула на кровать. Поспать снова не удастся, а ей отдых необходим, если она хочет выжить. Но такова жизнь, не всегда все получается так, как вам хочется. Хорошо, хоть удалось помыться и нормально поесть. Герти между тем быстро и сноровисто связала обоим грабителям руки и ноги, и засунула в рот кляп из разорванного полотенца.

– Госпожа, Дэзи. Вы не убьете их, почему? Они бы вас не помиловали, если что.

– Нет Герти, мне нет нужды их убивать. Я хотела спокойно отдохнуть, но придется уехать прямо сейчас. А ты выпустишь их завтра утром. Думаю, господа не будут распространяться, что их разоружили и связали две слабые девушки, – и уже Дэзи отвесила издевательский поклон мужчинам. Они оба сверлили ее глазами полными злобы. Дэзи совершенно не обращая внимания на двух грабителей, быстро и сноровисто собиралась. Герти молча, наблюдала за ней. Когда Дэзи уже собралась выйти за дверь и стояла, вся, закутавшись в плащ, она вспомнила про девушку. Повернувшись к Герти и порывшись в кармане штанов, она достала пару золотых монет и протянула девушке. Та в шоке от такой щедрости, молча, взяла деньги и, пройдя мимо Дэзи, стала спускаться со свечой вниз, освещая темный коридор и лестницу. Дэзи последовала за ней. Дойдя до двери и поставив свечу на пол, девушки вдвоем с трудом приподняли тяжелый брус, который заменял засов на двери. Выскользнув в открытую дверь, Дэзи услышала за спиной тихий скрип и удар, с которым брус встал в пазы. Девушка прошла на конюшню и быстро запрягла коня. Потом еще раз взглянула на теплый и уютный трактир и быстро выехала за ворота.

Герти задумчиво посмотрела на золотые монеты, которые ей дала девушка. За все время ее работы в этом ужасном трактире, да что уж говорить, за всю ее не долгую жизнь, никто и никогда не относился к ней так, как эта красивая и загадочная девушка. И Герти решила никому не рассказывать о незнакомке, а бандитов выпустить утром, когда отец откроет трактир. Она пригрозит им, что вызовет стражу, если они не уйдут по-тихому. Эти двое будут только рады, что отделались так легко и никому ничего не скажут. С этими мыслями, довольная служанка пошла в свою комнату и легла спать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8