Виктория Данилова.

Екатеринбургский цирюльник



скачать книгу бесплатно

© Виктория Данилова, 2017


ISBN 978-5-4485-2100-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Максим Оршавин вышел из здания аэропорта. Надо бы сесть в такси и ехать в гостиницу, но он не спешил. Мужчина отошел в сторону от суетливо снующих пассажиров и закурил.

Прошло чуть больше двух недель после его первой поездки в Екатеринбург. И вот, он снова здесь, в этом городе, который мог бы стать его маленькой родиной, тем крохотным уголком нашей необъятной страны, про который, выходя из самолета или поезда, он мог бы сказать: «Я вернулся домой».

Но, жизнь распорядилась иначе. Максим родился и вырос в Москве. До недавнего времени Екатеринбург для него был всего лишь далеким уральским городом. До недавнего времени он даже не задумывался о том, что именно в нем зародилась его жизнь. До недавнего времени он особо не интересовался, кто те люди, что подарили ему жизнь. Почему они бросили его? Как так случилось, что он оказался на попечении государства? Конечно, такие вопросы возникали. Но, Максим не искал на них ответов. Зачем? Зачем они нужны эти ответы? Что они дадут? Ничего, что могло бы повлиять на жизнь взрослого человека. Человека, который без материнской ласки и отцовской заботы смог не просто выжить, а добиться успехов.

И вот сейчас, когда он должен бы почивать на лаврах своих достижений, судьба решила отмотать его жизнь назад, открыв тайну его происхождения. Теперь Максим знает, кто была его мать. Теперь он знает, кто его настоящий отец. Сегодня он приехал к нему. Казалось бы, все передумано и все решено.

«Когда это началось»? – думал мужчина, доставая из пачки вторую сигарету. Оршавин имел в виду головную боль, что наступала внезапно. Он не придавал этим приступам значения, считая их последствиями нервного перенапряжения. Сейчас, выкуривая сигарету за сигаретой, он ждал, что вот-вот наступит облегчение, и можно будет сесть в такси. Оршавин надеялся, что вместе с этим облегчением исчезнет и то волнение, что начинает перерастать в страх перед первым шагом в его новую, совершенно другую жизнь. «Ничего, ничего, осталось совсем чуть-чуть», – убеждал себя Максим, делая очередную затяжку.

– Ничего, ничего, – повторил он вслух, и, выбросив в урну окурок, зачем-то вернулся в здание аэропорта.

Глава первая

Игорь Збруев прохаживался по коридору пожарной части, и, заглянув в комнату отдыха, подошел к своим сослуживцам, играющим в карты.

– Пришел, все таки. А то – я не хочу, не буду, – сказал один из них.– Сейчас, пара сек. Смотри, как я его сделаю, – продолжал он.

Игорь присел на свободный стул и стал наблюдать, как Семен Ермаков, обыграв прапорщика Мазаева в дурака, навешивал тому погоны.

– Ну, что, кто следующий? – спросил довольный Ермаков, глядя на Збруева.– Давай, сдавай!

Игорь взял измусоленную колоду и стал тщательно перемешивать видавшие виды карты. Мобильник, вибрирующий в кармане, оторвал его от этого занятия.

– Да, – сказал Збруев, не глядя на монитор.

– Здравствуй, – послышалось в трубке.– Узнал?

– Да.

Конечно, – после минутной паузы ответил мужчина.

– Ты помнишь, что завтра годовщина у Владика?

– Помню, – Збруев положил колоду карт на стол и вышел в коридор.– Помню, конечно, помню, – продолжил он.

– Я хочу, чтоб мы вместе съездили к нему на могилку.

– Хорошо. Когда и где тебя забрать?

– Я сама заеду за тобой. Завтра, во второй половине дня, будешь дома?

– Да.

– Тогда жди, часика в три я подъеду. Если что, я перезвоню.

– Ты села за руль? – зачем-то спросил Збруев.

Но, его уже никто не слышал, в трубке раздались короткие гудки. Желание вернуться к игрокам пропало. Мужчина прошел в туалет, к единственному разрешенному месту курения, и, достав сигарету, жадно затянулся. В несколько затяжек он всосал одну, потом другую. Лишь третья сигарета, докуренная до половины, полетела в банку с водой. Мужчина какое-то время стоял и смотрел, как та, намокая, потухла, после чего быстро вышел в коридор. Там он столкнулся с начальником караула Кирсановым.

– Что, Збруев, скучаешь без работы? – спросил тот.

– Никак нет, справляю естественные нужды, – с нескрываемой иронией в голосе ответил Игорь.

– Ну-ну, – произнес Кирсанов, не замечая издевательского тона.

«Идиот. Какой же ты идиот», – подумал про начальника Збруев и направился в спальное помещение караула. В комнате, заставленной рядами двух ярусных кроватей, никого не было. Игорь упал на одну из них. Нет, он не собирался спать, хотя сегодняшнее спокойное дежурство вполне располагало ко сну. Мужчина просто хотел побыть один. Телефонный звонок выбил его из равновесия. Звонила его бывшая жена, Кира, которую он не видел несколько лет. Как она узнала номер мобильника? Как вообще нашла его? Збруев не искал ответов на эти «как». Уставившись в панцирную сетку верхней кровати, он вспоминал все, что связывало когда-то эту женщину и его.


***************


Игорь Збруев был поздним и единственным ребенком. Он появился на свет, когда его матери, Наталье Сергеевне, уже исполнилось сорок лет. Эта беременность была долгожданной. Рожать или не рожать, сомнений не было, не смотря на все советы врачей. Мальчик родился в срок и вполне здоровеньким. Семейное счастье Збруевых длилось чуть больше десяти лет. К пятидесяти годам Наталья Сергеевна стала часто болеть, сказались так и, поздние роды на ее и без того больном сердце. Игорю еще не исполнилось одиннадцати лет, когда мать умерла от сердечной недостаточности. Дом Збруевых осиротел. Отец, Алексей Николаевич, пережив такую потерю, продолжал воспитывать сына один. О втором браке мужчина даже не помышлял. Он заботился о сыне как мог, проводя большую часть времени на работе. Игорь, хоть и был предоставлен сам себе, особых проблем отцу не доставлял. Он рос самостоятельным, запросто мог сам приготовить поесть и себе и отцу. Мальчик хорошо учился и после окончания школы поступил в Горную академию. Именно там и началась его взрослая жизнь.

В начале первого курса Збруев познакомился с красавицей Кирой Ждановой. Высокая, стройная, с шикарными длинными волосами пепельного цвета, с очаровательной улыбкой, от которой на лице появлялись ямочки. Игорь долго вспоминал их первую встречу, когда он с сокурсниками выбегал на улицу и чуть не сбил девушку с ног. Долго извиняясь, молодой человек смотрел в ее серые глаза, которые показались ему тогда огромными и испуганными. Ему не составило труда выяснить, что это первокурсница, что зовут ее Кира и живет она в студенческом общежитии. С тех пор Збруев стал частым гостем этого общежития. Результатом их страстной любви стала беременность. Узнав о том, что скоро станет отцом, Игорь собрал вещи Киры и перевез ее на родительскую квартиру.

– Познакомься. Папа, это Кира, – сказал он отцу, когда тот вернулся с работы.– Она будет жить с нами. Я ее люблю. Мы любим друг друга. У нас будет ребенок, – вылепил молодой человек разом.

– Сколько тебе лет, девочка? – спросил Алексей Николаевич, придя в себя от такой новости.

– Восемнадцать, – ответила смущенная Кира.

– Ну, слава богу, слава богу, – мужчина с облегчением выдохнул.– Что ж, раз вы все решили, пусть живет. Только давайте все по-хорошему, как полагается. С родителями надо познакомиться. Они вообще в курсе? Отношения ваши надо узаконить.

– У меня только бабушка, – произнесла Кира.– Мы с ней вдвоем живем.

– Бабушка так бабушка. А где живет бабушка?

– В Поливаново, деревня такая в Челябинской области.

Беседа с Алексеем Николаевичем, которой так боялись влюбленные, продлилась долго и закончилась его отцовским благословлением

– Что ж, женитесь, живите, любите друг друга, берегите друг друга и будьте счастливы.

Возможно, отец, где-то в душе не приветствовал столь неожиданное и скороспелое бракосочетание, но другого варианта он тогда не видел. Через неделю на стареньком Жигуленке Збруевых все трое поехали к Кириной бабушке. Марина Васильевна была шокирована не меньше, чем Збруев старший. Придя в себя, женщина приняла своих будущих родственников по всем правилам гостеприимства. За два дня пребывания в ее доме было принято единодушное решение, обойтись без свадебного торжества. После регистрации в ЗАГСе они отметят бракосочетание тесным семейным кругом. Гулять на широкую ногу возможности не было ни у Збруевых, ни у Ждановых. Игорь и Кира отнеслись к этому нормально. Собственно, в тот момент для них это не имело никакого значения. Они были счастливы от того, что любят друг друга, что они вместе, от того, что у них скоро родится ребенок, их ребенок.

Кира быстро привыкла к роли жены и будущей матери. Она взяла академический отпуск и с удовольствием хозяйничала по дому. Девять месяцев пролетели, словно один день. В семье Збруевых родился сын Владислав. Игорь продолжал учебу, совмещая ее с работой сторожа в детском саду. Конечно, он уставал, но когда возвращался домой и видел свою кроху, забывал обо всем. В то время они с Кирой были счастливы, а все житейские трудности казались им временными. Глядя на жизнь сквозь розовые очки наивной юности, они не подозревали, какое испытание готовит им жизнь.

Через два года после рождения Владика умерла Кирина бабушка. Збруевы похоронили Марину Васильевну в родной деревне. Ее старенький домик в деревне достался девушке, как единственной наследнице. Он долго пустовал. Лишь спустя год Игорь с Кирой и подрастающим сынишкой приехали в Поливаново. Нужно было решать, что делать дальше с этим имуществом, которому требовались хозяйские руки. Осиротевшие деревенские дома не могут долго существовать без хозяев. Они начинают разрушаться на глазах. Когда-то Кире нравилось, что они с бабушкой живут на окраине, вблизи соснового бора и озера. Сейчас же, родной дом показался совсем чужим, каким-то отверженным и отодвинутым за территорию деревни, совсем не вписывающимся в общую массу деревенских построек. « Он лишний», – подумала девушка, когда все тот же старенький Жигуленок Збруевых остановился у калитки.

Владик спал на руках матери, а она, глядя сквозь лобовое стекло, безмолвно плакала. Игорь сначала растерялся, а потом стал успокаивать жену. Понимая причину ее слез.

– Кирочка, не плач. Все хорошо. Не плач, а то Владика разбудишь, и он испугается твоих слез. Давай, выйдем. Посмотри. Как красиво кругом, – говорил он.

Наверное, это были не те слова, которые хотела услышать девушка, но ничего другого в голову Збруева не приходило. Наконец, Кира успокоилась и открыла дверь машины. Проснулся Владик, и она, переключившись на него, казалось, тут же забыла про свои слезы. На улице стояла жара. Сидеть в машине было уже невозможно. Сын первый выбрался наружу и направился прямиком к калитке. Кира выскочила за ним. Игорь тоже не стал задерживаться. Он вышел, прошелся вдоль забора и стал доставать вещи из машины. Все это время он поглядывал на дом. Трудно было не заметить, как тот изменился с их последнего появления здесь. Стены дома посерели, на крыше были видны оторванные листы проржавевшего железа, калитка покосилась. Она с трудом поддалась, когда они все вместе пытались войти во двор. Скрипящие петли позволили сдвинуть ее только на половину, в которую протиснулись долгожданные хозяева.

– Тебе придется их смазать, слышишь, Игорь. Этот звук отвратителен, – крикнула Кира, проходя вместе с сыном к дверям.

– Хорошо. Конечно. Все сделаю, – ответил тот, и, подхватив сумки, поспешил за семьей.

– Папа, давай, я тебе помогу.

Владик убежал от матери, и, ухватившись за край сумки, шел рядом с отцом.

– Ну, помоги, а то без тебя я не донесу, – отвечал Збруев.

В тот день Кира больше не плакала, даже на кладбище у бабушки. Они вместе привели в порядок могилку, пристроили, привезенный с собой венок. Игорь возился с Владиком, контролируя, чтоб тот не убежал далеко. Он дал возможность Кире посидеть наедине с Мариной Васильевной. Вернувшись домой, все дружно стали обживать осиротевший дом. Кира помыла полы, протерла пыль и занялась приготовлением обеда. Игорь суетился по хозяйству. Он так и не нашел, чем смазать скрипящие петли калитки, и, оставив это занятие, стал ковыряться в электропроводке. У подключенного счетчика постоянно выбивало пробку, отчего плитка, на которой жена пыталась приготовить обед так и не успевала нагреться.

– Это кошмар. Тут все менять надо, – ворчал Збруев.– Надо привезти сюда отца. Он спец в этом и поменяет всю проводку и счетчик заодно.

Кое-как, но ему, все же, удалось подать электричество, и плитка заработала.

– Ты бы занялся окнами, – попросила Кира.

– А что с ними?

– Я бы хотела их помыть. Но, сначала нужно убрать рамы.

– Не понял. Зачем?

– Боже, ты, конечно, не знаешь, зачем. За тем, что в доме они двойные. Одни из них вставляют на зиму, а летом убирают. Иди сюда, я тебе покажу.

Игорь, живя в городских условиях, и не догадывался о таких устройствах. Его очень поразило, что в окно вставляется еще одно и крепится по краям. В доме Марины Васильевны этот крепеж представляли обыкновенные гвозди.

– Вот это чудеса! В мире прогресса и электроники видеть такое, – вслух поражался Збруев.

– Да, вот так вот живут люди в глухих российских деревнях. А ты хотел евро окна конечно. Извини, но их бабушка не могла себе позволить.

– Да ладно ты, не обижайся. Я же, и, правда, не знал и не видел таких чудес.

– Я и не обижаюсь, работай, давай.

Игорь справился только с одним окном на кухне.

– Хватит и одного пока, – заявил он, распахивая створки.– Ночью комаров налетит, а москитной сетки у нас с собой нет.

– Сетки нет, но я взяла фумигатор, включим его. Хотя, ты прав, давай оставим все на завтра. Что-то устала я уже. Не будем дверь закрывать, пусть проветривается.

День пролетел одним мигом. К вечеру Збруев понял, что жизнь в деревне, это не так-то просто. Наигравшийся на свежем деревенском воздухе Владик заснул, едва справившись с кашей. Уложив его в постель, родители с облегчением выдохнули. Теперь и они могли, наконец-то, расслабиться. Игорь и Кира вышли во двор. Жара спала с наступлением сумерек. Сидеть на улице под звенящий хор кузнечиков было одно удовольствие. Збруев достал бутылку вина и налил в стаканы.

– Давай уже выпьем за эту красоту, что нас окружает, за нас, за наш отдых.

– Давай, – согласилась девушка.

– Слушай, а пошли на озеро, искупаемся, – предложил Игорь, опустошив стакан.

– А Владик?

– Владик спит, как убитый. Пошли. Он и дома за всю ночь не просыпается ни разу, а здесь, тем более. Он так умаялся, что ты его и утром не поднимешь.

– А действительно, пошли. Я знаю одно классное место, там никого не бывает.

Родители вошли в дом и убедились, что сын крепко спит.

– Прикрой окно, мало ли, какой деревенский кот забредет и напугает Владика, – сказала девушка.

Збруев подошел к кухонному столу-тумбе, стоящему у распахнутого окна, и, перевалившись через него, закрыл створки. Нижний шпингалет он опустил вниз до упора.

– Светильник не выключай, пусть горит, – прошептала Кира.

Она вытащила из сумки, с еще неразобранными вещами, большое махровое полотенце. Окинув взглядом комнату, в которой спал Владик, девушка прислушалась. Ровное дыхание спящего сына и едва уловимое посапывание окончательно ее успокоили. Вместе с Игорем она пошла к выходу. Тот тихонечко прикрыл входную дверь. Оказавшись на улице, Збруев закрыл еще и двери сеней. Постояв минутку, он повернул торчащий в замочной скважине ключ, и суну его в карман бриджей. «Мало ли, кто бродит здесь ночью», – подумал молодой человек. Он догнал жену, и, подхватив ее под руку, вывел со двора.

– Идем, вон туда, – указала Кира на тропинку, ведущую к сосновому бору.

По ней они довольно быстро вышли к озеру и остановились у воды. Вдали, почти по всему берегу были видны палатки и суетящийся народ. Кто-то барахтался в воде, кто-то сидел у костра, кто-то вытанцовывал под музыку, которая была хорошо слышна в ночном пространстве. Скинув обувь, Игорь шагнул в воду.

– Водичка, класс! – произнес он.

Быстренько сбросив одежду, счастливая парочка вбежала в озеро. Отплыв от берега на приличное расстояние, они не спешили возвращаться.

– Как же здесь здорово, – произнес Збруев, переворачиваясь на спину.– Завтра берем Владика и сюда. На весь день, слышишь. Пусть ребенок почувствует лето.

– Угу, – согласилась Кира, и, опережая мужа, быстро поплыла к берегу.

– Ты бросаешь меня? – крикнул ей тот вдогонку.– Если я тебя сейчас догоню, знаешь, что я с тобой сделаю?

– Что?

– А вот, что, – Игорь уже был рядом и запрыгнул на жену сверху.

Они стали опускаться на дно, но вскоре вынырнули на поверхность.

– Ты меня хочешь утопить?

– Да, я хочу тебя, но не утопить. Я хочу тебя, слышишь, – шептал Игорь, обнимая жену.

Ее мокрое тело возбуждало так сильно, что Збруеву уже было плевать на то, что где-то рядом могут быть люди. Он первый раз занимался сексом в воде. Каждое движение жены, это плавное отдаление ее тела, сменяющееся глубоким проникновенным слиянием с ним, неописуемым блаженством отражалось в каждой клеточке. Неожиданно быстро наступивший финал не успокоил возбужденный организм. Збруев подхватил Киру на руки и вынес на берег. Уложив ее на полотенце, он продолжил начатые в воде ласки. В этот момент и Кира, и Игорь, словно провалились куда-то, и совсем забыли, что дома остался спящий Владик.

А мальчик спал, и спал крепко. Он не видел, как заискрилась розетка, в которой торчал тройник, с включенными в него светильником и фумигатором. От искры загорелся пересохший кусок обоев, наклеенных прямо на провод. Владик проснулся, когда огонь охватил почти весь дом. От испуга он даже не мог кричать, а лишь спрятался под кроватью и тихонько плакал, закрыв глаза. Старенький домишко вспыхнул, как факел.

В это время Игорь и Кира, уставшие от любовных утех, лежали на песке. Странный шум и крики людей раздались одновременно.

– Что это? Ты слышал? – испуганная девушка вскочила на ноги.

Сквозь ряды сосен она еще не видела огня, но запах дыма заставил ее побледнеть. Дым шел со стороны их дома. Ни слова не говоря, Кира бросилась бежать. Збруев тут же вскочил, и, подхватив одежду, помчался за ней.

– Нет! Нет! – заорала девушка, когда увидела, что бабушкин дом полностью объят огнем.

Не обращая внимания на собравшуюся толпу людей, она бросилась туда, где был ее сын.

– Стой, дура! – поймал ее за рукав футболки какой-то мужчина.– Ты куда? Совсем с ума сошла! Сгореть хочешь, дура!

– У меня там сын. У меня там сын, пусти, – орала обезумевшая Кира.

Подбежавший Игорь перехватил жену из рук незнакомца и крепко сжал ее, пытаясь удержать. Девушка вырывалась, колотила мужа кулаками, кусала его, повторяя: «Пусти, пусти меня к сыну»! Збруев, словно не слышал крика, он пятился назад, оттаскивая жену от огня. В его испуганном взгляде отражалось пламя и больше ничего.

Собравшийся народ не пытался тушить дом. Его уже нельзя было спасти. Люди делали все, чтоб огонь не перебросился на соседние строения. Благо, расстояние до них было приличное и совершенно не было ветра. Выстроившись в цепочку от ближайшего водопровода, мужчины и женщины передавали ведра с водой, которыми поливались стены ближайших домов. Пожарная машина из райцентра приехала, когда от жилища Кириной бабушки осталась рухнувшая крыша, подмявшая под себя обуглившиеся стены.

Для Игоря и Киры время остановилось. Все, что происходило после, Збруев не помнит. Как они с женой оказались в районной больнице, как приехал за ними отец, как проводилось расследование, все это, словно было не с ним. Все, как в тумане, отдельными отрывками мелькало в голове. Кира так и не смогла оправиться от пережитого кошмара, ее поместили в психиатрическую лечебницу. Сына уже без нее похоронили в деревне, рядом с Мариной Васильевной. Игорь запустил учебу. Он так и не сдал сессию и добровольно пришел в военкомат. Искал ли он в армии спасения, или, напротив, предстоящими трудностями армейской жизни хотел заглушить ту боль, которая не покидала его ни на минуту? Тогда он и сам этого не понимал, не мог понимать.

Отец остался один. Он писал сыну письма, в которых ни слова не было о Кире. Только перед самым возвращением Игоря Алексей Николаевич сообщил ему, что его жена выписалась из больницы. Она заходила попрощаться. Якобы, перед отъездом и просила ее не искать. Нельзя сказать, что эта новость обрадовала Збруева, но, прочитав письмо, он с облегчением выдохнул. Игорь боялся встречи, боялся смотреть в глаза жене, боялся воспоминаний, потому что виновником трагедии считал самого себя. Были моменты, когда он подумывал вообще не возвращаться в Екатеринбург, а остаться служить по контракту. Если бы не Алексей Николаевич, наверное, так все и было бы. В его письмах все чаще и чаще стали проскакивать слова: «Мне бы дождаться тебя, сынок». И он дождался. Збруев вернулся домой. Отец и сын встретили друг друга крепкими объятиями.

– Как ты изменился, Игорек. Я бы тебя на улице не сразу узнал. Ты еще подрос, что ли? Возмужал, – говорил счастливый Алексей Николаевич.– Проходи, чего тут стоять. Ты же дома, проходи, – суетился мужчина.

«И ты изменился, папа», – подумал Игорь, глядя на него. Ему стало жаль отца. За полтора года отсутствия сына, тот сильно постарел, исхудал, стал совсем седой. Не привычно и больно было смотреть, как Алексей Николаевич с трудом передвигал правую ногу, как сгорбилась его спина и как слегка подрагивали пальцы рук. В тот момент Збруев понял, что он не мог не вернуться домой, он не мог остаться в части и бросить отца. А тот, как будто, только и жил ожиданием сына. Через неделю после встречи Алексей Николаевич совсем слег. Он умер во сне. Наутро, когда Игорь зашел к нему в спальную, скорую помощь вызывать было уже поздно. Збруев остался совсем один. Что будет делать дальше, он еще не знал, но точно знал, что нужно жить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное