Виктория Шилкина.

Краткое содержание «Книга пяти колец»



скачать книгу бесплатно

____________________________________________

ГЛАВНАЯ МЫСЛЬ:

Книги о бизнесе и власти в кратком изложении


Дорогой читатель, информируем Вас, что использование и распространение результата интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя является незаконным и влечет ответственность, установленную ст. 1301 ГК РФ, ст. 7.12 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Данное нарушение влечет за собой выплату штрафа в размере до 5млн рублей, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо лишение свободы на тот же срок.

Каждый экземпляр скачанной Вами книги имеет уникальный идентификационный код, закрепленный именно за Вами.

____________________________________________________


«Книга Пяти колец», Миямото Мусаси

Перевод с японского: А.Г. Фесюн


Любимая книга Соитиро Хонды, создателя Honda Motor


Эта книга об искусстве Стратегии с большой буквы. На примере различных школ владения мечом автор рассказывает, как победить противника не только в бою, но и в любой другой области человеческой деятельности. «Обрети способность изменять события так, как тебе хочется, двигать людьми противника свободно по своему усмотрению, как если бы ты был их командиром, а они твоими солдатами. В этом искусство моей стратегии», – пишет автор книги Миямото Мусаси.


Для создателя корпорации Honda Motor Соитиро Хонды эта книга стала поводырем по жизни. Он обращался к ней раз за разом в поисках ответов на вопросы, которые ставил перед ним бизнес. В жизни Хонда руководствовался именно секретной практикой Мусаси, в которой важна абсолютная точность и полное отсутствие гнева. Воин обязан обращаться с противником как с дорогим гостем. Он должен уметь отбросить страх и отрешиться от собственной жизни.


Соитиро Хонда был убежден, что «Книга пяти колец» может заменить любое руководство по деловой практике.


Введение от автора Миямото Мусаси


Я много лет изучал Путь закона воина (путь стратегии) Нитэн Итирю (два неба – один поток). И теперь впервые подумал о том, чтобы изложить его письменно в первую треть десятого месяца двадцатого года эры Канъэй (1643). Я поднялся на гору Ивато в уделе Хиго на Кюсю, восславил Небо, вознес молитвы Каннон и склонился перед Буддой. Я воин Синмэн Мусаси-но-ками Фудзивара-но Гэнсин, уроженец провинции Харима, шестидесяти лет.

Я отдал свое сердце хэйхо (методу (хо) воина (хэй), пути стратегии) давно, с юного возраста, и провел свой первый поединок в тринадцать лет. В том поединке моим противником был воин Арима Кихээ из школы Синторю, и я вышел победителем; в шестнадцать лет я выиграл у сильного воина по имени Акияма из удела Тадзима. В двадцать один я поехал в столицу, встречался там с воинами из всех краев, и, хотя и говорится, что случаются как победы, так и поражения, не было ни разу, чтобы я проиграл.

После я ходил по многим местам, был во многих провинциях, встречался на поединках с воинами всех школ более шестидесяти раз, но ни разу не был побежден. Вот что я делал в возрасте от тринадцати до двадцати девяти лет.

Когда мне исполнилось тридцать, я обернулся, посмотрел на прожитое и понял, что побеждал не оттого, что достиг высшего мастерства в хэйхо. Возможно, победами я был обязан своим естественным способностям, воле неба или тому, что стратегия других школ была заведомо слабее. После этого я решил глубже постичь принцип пути (дори), занимался днем и практиковал ночью, однако вышел на истинный путь хэйхо лишь где-то в пятьдесят лет. И с тех пор для меня не было пути, к которому следовало бы стремиться, – я сам излучал свет и отбрасывал тень. Положившись на основы хэйхо, я применял их ко всем искусствам и всем ремеслам и ни в каком деле не нуждался в учителях. Сейчас, составляя эту книгу, я не приводил слова ни из закона Будды, ни из пути Конфуция, не пользовался древними военными повествованиями и книгами по воинскому искусству; сделав заключение об одной школе, я решил полностью раскрыть сердце и, глядясь в зеркало небесного пути (тэндо) и богини Кандзэон, в час Тигра ночью на десятый день десятого месяца я взялся за кисть и принялся писать.


Свиток Земли


Стратегия хэйхо – учение воинского сословия. Предводители должны придерживаться этого учения, простые воины должны знать его. В этом мире, однако, нет такого самурая, который бы полностью постиг путь хэйхо. Есть много путей: закон Будды, спасающий людей, а также конфуцианство, раскрывающее путь умения; путь врачей, излечивающих различные болезни, или путь поэзии – вака, представляемый составителями песен либо людьми, занятыми в области всяческих развлечений, лучниками, представителями различных искусств и ремесел, – всех их практикуют в соответствии с различными образами мыслей, так как это по сердцу. Однако мало кто из людей склонен к пути хэйхо. Приверженность двум путям – меча и пера – и есть путь самурая. Хотя у самураев и различные способности, они должны настойчиво практиковать оба пути. Рассматривая в целом мировоззрение (сердце) самурая, видишь, что следует запомнить одно правило (ги): Путь воина – решительное принятие смерти. Путь смерти, однако, не предназначен лишь для одних самураев; оставившие семьи (монахи), женщины и представители низших сословий, зная долг (гири) и помня о стыде, могут избрать смерть. Я считаю, что Путь воина означает другое. Воин, изучая путь стратегии, стремится превзойти остальных. Побеждая в поединке один на один или в сражении со многими противниками, он упрочивает свое имя ради своего повелителя (сюкун) и себя самого. Все это – посредством доблести хэйхо, хотя есть люди, которые думают, что, даже изучая путь хэйхо, действительного толка не добиться. Относительно сути хейхо можно сказать, что практиковать его следует, как будто он пригодится в любую минуту, – в таком случае он пригодится десятки тысяч раз. Это и есть истинный путь хэйхо.


Путь стратегии – хэйхо


В земле Хань (Китае) и стране Ва (Японии) сторонники этого пути всегда назывались следующими хэйхо. Будучи самураем, нельзя не исследовать это учение. В последнее время появились люди, именующие себя знатоками хэйхо, однако они всего лишь знающие искусство фехтования на мечах. Монахи синтоистских храмов Касима и Катори из удела Хитати образовали многочисленные школы, заявляя, что они происходят от светлых божеств (мёдзин), ходят по всем уделам и обучают людей, – все это началось совсем недавно. С древних времен фехтование включалось в десять умений и семь искусств, именуясь «достойным занятием» (риката), и, хотя и говорили, что оно превосходит обычные искусства, чем именовать его «достойным занятием», следовало бы сказать, что оно не ограничивается простым умением владеть мечом. Трудно знать искусство фехтования единственно с помощью навыков владения мечом. Несомненно, таким не по силам тягаться с воинами, практикующими учение.

Взглянув на то, что происходит в этом мире, видим, что все искусства продаются; люди рассматривают себя как предмет торговли; изготавливают всевозможные приспособления и желают продать и их, а ведь это как единство цветка и зернышка, и получается, что зерен меньше, чем цветков. Они украшают уже красивое, торопят расцветание цветка, выставляют напоказ свое умение или говорят: мы из той школы или мы от двух школ; учат одному пути, объясняют другой и думают извлечь из этого выгоду; поистине как кто-то говорил: «Неполное (сырое) хэйхо – источник тяжких ран».

В целом для человека в этом мире есть четыре способа (пути) существования: быть воином, крестьянином, ремесленником или торговцем. Первый – Путь крестьянина. У него различный инвентарь, он трудится, не обращая внимания на изменения четырех времен года, равно провожая и весну, и осень, – таков Путь крестьянина. Второй – Путь торговца. Изготовителям сакэ требуются всевозможные приспособления; обретая выгоды и терпя убытки, ведут они свою жизнь. Таков путь торговли, со всеми преимуществами и недостатками. Третий – Путь воина. На этом пути самурай использует различное оружие и старается применять его достойным образом, – таков Путь воинов. Да и может ли именоваться самураем тот человек, кто не умеет пользоваться оружием и не понимает особенностей самого различного вооружения? Четвертый – Путь ремесленников. Плотник владеет самыми разными инструментами, знает назубок особенности всех предметов труда, употребляет каждый из них умело, получая за это деньги на жизнь, и, таким образом, существует в этом мире. Таковы четыре пути: воина, крестьянина, ремесленника и торговца. Уподоблю хэйхо пути умелого ремесленника («плотника»). Сравниваю с плотником, так как существует относящееся к ним обоим понятие «дом». Благородные дома, воинские дома, четыре дома клана Фудзивара – все они или разрушаются, или продолжают существовать, и, поскольку мы говорим о неких школах, неких стилях, неких профессиях как о «домах», я буду сравнивать военное дело с искусством плотника. Слово «плотник» записывается двумя иероглифами, означающими великое умение. Путь хэйхо также является великим умением, посему я буду излагать хэйхо в сопоставлении с плотницким искусством. Если кто желает заняться воинским учением, хорошенько поразмыслите над этой книгой; когда учитель – игла, ученик становится ниткой, посему следует непрестанно упражняться.


Сравнение пути стратегии с путем мастера плотников


Военачальник подобен мастеру плотников, знающему меры всех предметов в поднебесье, знакомому с обычаями данного удела, понимающему, что и как принято в данном клане («семействе, доме»); это – путь мастера. Мастер плотников изучает конструкции святилищ, башен и храмов, знает размеры дворцов и замков, строит дома, используемые людьми, и в этом смысле мастер плотников и мастер воинского сословия подобны друг другу.

Для сравнения стратегии с мастерством плотника рассмотрим строительство дома. При строительстве дома прежде всего сортируют дерево; прямое и без сучков, на которое приятно смотреть, используют для внешних столбов, а то, что с сучками, но все же крепкое и прямое, идет для внутренних столбов; то же, что несколько слабо, но без сучков и приятно на вид, используется для прихожей, перемычек окон и дверей или дверных сёдзи; то, где есть и сучки, и изгибы, но которое твердо, также используется для различных частей дома после тщательного его обследования, и такой дом крепок и стоит долго. Опять-таки среди древесного материала бывает такой, что и сучков много, и кривой, и слабый, – такой используется для строительных лесов, а потом как дрова. Когда мастер привлекает к работе плотников, он знает, у кого из них выдающиеся, средние или низкие способности и направляет их: кого – на постройку ниши (токомавари), кого – на дверные сёдзи, кого – на прихожую, кого – на перемычки, кого – на отделку потолка и пола, а тех, кто почти совсем ни к чему не способен, – на отскребание ржавчины; так расставив людей и умело их используя, он мастерски ведет работу. Добиваться результатов и умело использовать людей означает не позволять нарушаться равновесию вещей, знать главное, знать последовательность первоочередного и второстепенного, собирать силы на главном направлении, понимать границы возможного, – все это должно быть в сердце мастера. Правила хэйхо – те же.


Сравнение пути стратегии с путем рядового плотника


Солдат похож на плотника: тот сам точит свои ручные инструменты, сам подготавливает всевозможные орудия труда, носит их с собой в плотницком ящике, получает указания от бригадира, обтесывает столбы и бревна теслом, ровняет полы и полки, делает прорези, ажурную резку; точно делает замеры, исполняя все точно-точно, до последней мелочи и умело, – таково искусство (хо) плотника. Тщательно и хорошо учись плотницким приемам; после того как постигнешь искусство мер, станешь мастером. Необходимость для плотника – иметь острые орудия; как только выдается у него свободная минута, он принимается их точить. Главная задача плотника – этими орудиями делать маленькие поставцы (дзуси), книжные полки, столы, а также подставки для бумажных фонарей (андон), сковород и резательные доски. Навыки солдатов аналогичны. Им следует тщательно изучать свое искусство. Умение плотника в том, чтобы его работа была сделана аккуратно, сочленения точно подходили, изделие было тщательно отглажено и не было излишне покрыто лаком для скрытия дефектов, чтобы оно не коробилось и в дальнейшем, – вот, что существенно необходимо. Если кто думает о том, чтобы приняться за изучение этого пути, следует поочередно вводить все описанное здесь в свое сердце и тщательно постигать.


О пяти свитках, составляющих эту книгу хэйхо


Путь изложен мною в пяти книгах или свитках, касающихся различных аспектов стратегии. Пять свитков – это Земля, Вода, Огонь, Ветер и Пустота. В «Свитке Земли» дано общее изложение (дайтай) пути хэйхо и мировоззрение моей школы; занимаясь одним лишь искусством фехтования, действительного пути не обретешь. От большого переходят к познанию малого, после мелкого погружаются в глубокое. Чтобы проложить прямую дорогу к излагаемому пути, первая часть была названа «Свитком Земли», которая подобна карте.

Вторая книга – «Свиток Воды». В основе сущего лежит вода. И дух также подобен воде. Вода следует форме вмещающего ее сосуда; она может быть единой каплей, а может – океаном. В воде содержатся зеленый и голубой цвета; пользуясь ее прозрачностью, я разъясняю положения своей школы в этом свитке. Овладев принципами искусства фехтования, достигнув способности свободно побеждать одного противника, становишься способным победить любого человека в мире. Дух победы над одним противником тот же, что и над тысячью десятков тысяч врагов. Искусство военачальника состоит в том, чтобы превращать малое в большое, как если бы из небольшой фигурки размером в сяку воспроизвести статую Большого Будды. Нелегко писать о малых подробностях. Посредством одного знать десять тысяч – таков принцип хэйхо.

Третья книга – «Свиток Огня». В нем изложены записи о поединках. Огонь бывает большим и маленьким, и оттого, что сущность его крайне изменчива, здесь описываются решающие сражения. Путь решающего сражения один и тот же – будь то поединок одного с одним или десяти тысяч с десятью тысячами. Сталкивается ли дух с чем-то огромным или с чем-то малым – относиться с тщательностью и вниманием следует ко всему. Большое увидеть легко, малое – трудно. При большом скоплении людей трудно мгновенно заметить малое. Поскольку сердце одного человека подвержено быстрым переменам, трудно обрести постижение малого. Это требует тщательного изучения. Поскольку изложенное в этом «Свитке Огня» – то, что быстро изменяется, следует ежедневно упражняться, воспринимать все как обычную повседневность, дабы дух (сердце) оставался неизменным, – такова сущность хэйхо. По этой причине в «Свитке Огня» отражены моменты побед и поражений в поединках.

Четвертая книга – «Свиток Ветра». В данном свитке не говорится о моей школе, речь идет о хэйхо во всем мире, о самых разных направлениях. Иероглиф «ветер» («обычай», «стиль», «вид») употребляется в выражениях «древний способ», «теперешний обычай», «принятое в каком-либо клане», а также для хэйхо в повседневности, в самых разных школах, поэтому и использую его. Не имея хороших знаний о прочих вещах, трудно хорошо узнать себя. Следуя по пути, исполняя всевозможные дела, можно сбиться на внешний путь. Даже ежедневно трудясь на этом пути, если сердце ошибочно направлено, пойдешь по неверному пути, пусть даже будешь уверен, что этот путь истинный. Следует сразу же определяться с истинным путем, ибо, если сердце ошибется хоть немного, потом это обернется большой ошибкой. Необходимо быть крайне внимательным. Относительно других видов хэйхо все в этом мире представляют это прежде всего как искусство владения мечом. Однако смысл каждого их положения отличается от моего понимания хэйхо. Для ознакомления с прочими (сэкэн-но) системами хэйхо был составлен «Свиток Ветра», где раскрыты положения остальных школ.

Пятая книга – «Свиток Пустоты». Сказано – «пустота», так как в хэйхо нет ни тайной удаленности, ни секретного входа. Обретая принципы пути (дори), следует от этих принципов отстраняться; если ты свободен на пути хэйхо, ты обретешь поразительный эффект (кидоку); действуй по времени, и узнаешь последовательность (ритм) момента; естественным образом наносить удар и так же естественно защищаться, – все это путь пустоты. О естественном вступлении на путь изложено в «Свитке Пустоты».


Школа «Два меча»


Все воины Нито (школы двух мечей) носят по два меча на боку – как солдаты, так и военачальники. В древности их называли «большой меч» и «меч»; сейчас зовут «длинный меч» и «короткий меч». Я не буду детально объяснять, отчего самураи носят эти два клинка. В нашей стране такое ношение входит в Путь воина, как бы к этому ни относились. Моя школа именуется Нито, дабы разъяснять достоинства этих двух предметов. Копье, алебарда и прочее – другие орудия самурая (помимо мечей). В моей школе даже начинающие тренируются, держа в обеих руках длинный и короткий мечи, – это настоящее дело. Когда в схватке рискуешь жизнью, желательно не оставлять незадействованным ни один из видов оружия. Умереть, не использовав оружие, оставшееся на боку, поистине прискорбно; более того, держа оружие двумя руками, нелегко работать им свободно и справа, и слева, поэтому в моей школе длинный меч держат в одной руке. Копье и алебарда – большое оружие для двух рук, тогда как длинный и короткий мечи можно держать по одному в руке. Неудобно держать длинный меч двумя руками, сидя верхом, на бегу, в болотистой местности, на каменистом поле, в толпе людей. Держа в левой лук и копье или другое оружие, можно работать длинным мечом в правой; держать же его двумя руками не есть верный путь. Если трудно зарубить кого-то одной рукой – бей двумя. Не требуется паузы между использованием рук.

Прежде всего, чтобы уметь пользоваться длинным мечом в одной руке, обучаются приемам владения одновременно двумя мечами. Любой человек, впервые взяв меч в одну руку, скажет, что он тяжелый и непростой в обращении; любое дело сперва трудно: тяжело натягивать лук, нелегко размахивать алебардой. Однако, привыкнув к оружию, становится легко сгибать лук, а научившись обращаться с длинным мечом, обретаешь силу пути, и приемы с ним уже не тяжелы. Для пути меча совсем не главное – быстро им размахивать, – об этом говорится во втором разделе «Свитка Воды». Использование длинного меча там, где просторно, а короткого в тесном помещении – основное положение пути. В этой школе двух мечей побеждают и коротким, и длинным мечом. Поэтому я не вымеряю длины меча: дух должен быть настроен на победу любым видом оружия, – таков путь моей школы. Лучше использовать не один меч, а два, когда сражаешься один против нескольких или берешь в плен. Об этом нет нужды говорить здесь в подробностях, посредством одного следует узнавать десять тысяч вещей. Ступив на путь хэйхо, для тебя не будет ничего, чего невозможно было бы узнать. Этому следует учиться весьма тщательно.


Достоинства стратегии длинного меча


Относительно этого пути в мире часто говорят, что тот, кто умеет владеть длинным мечом, зовется последователем хэйхо (хэйхося). В области воинского искусства тех, кто умело посылает стрелы, зовут лучниками, тех, кто владеет ружьем, – стрелками, орудующих копьями – копьеносцами, умело управляющихся с алебардой – алебардистами. Раз так, то тех, кто хорошо выучил приемы с длинным мечом, следует звать мастерами длинного или короткого меча. Поскольку лук, ружье, копье и алебарда – виды оружия, использующиеся воинским сословием, все это тоже путь хэйхо. Помимо этого существуют отдельные причины называть путь меча хэйхо.

Поскольку овладеть искусством длинного меча означает познать мир и себя, тати («длинный меч») представляет собой сущностную основу хэйхо. Овладев этим мастерством, можно в одиночку побеждать десятерых. Если же один побеждает десятерых, то сто победят тысячу, а тысяча – десять тысяч. В соответствии с этим для стратегии моей школы все равно – что один, что десять тысяч; хэйхо зовутся все те положения, которые должен знать самурай. Среди следующих путям есть конфуцианцы, буддисты, люди других религий, поклонники церемоний, танцовщики театра но, однако все это не Путь самурая. Хотя, даже не вступая ни на один из этих путей, знание всего их широкого многообразия выводит на многое. Одним словом, каждый должен стремиться к совершенству на своем пути.


Преимущества различных видов оружия в стратегии


Узнав достоинства воинского оснащения, можно пользоваться любым оружием в соответствии с местом и временем. Коротким мечом пользуются в основном в тесных помещениях и на близком расстоянии с противником; длинный меч пускают в ход в любом месте и в большинстве случаев. Алебарда на поле сражения уступает копью. Копье – для наступления, алебарда – для обороны. При приблизительно одинаковой подготовке копье несколько сильнее алебарды. Оба вида употребляются по обстоятельствам, но в тесном месте проку от них мало. Пленных ими не возьмешь. Их следует применять лишь на поле битвы. В решительном же сражении они абсолютно необходимы.

Однако на тренировках увлекаются показными приемами, не запоминают мелочей и так забывают об истинном пути, – все это сказывается при настоящей встрече с противником. В решающем сражении лук чрезвычайно важен для тактического наступления и отхода; лучники ведут беглый огонь с флангов отрядов копейщиков и других подразделений. Однако они малоэффективны при осаде замков или когда противник находится на расстоянии более двадцати кэн1 (около 40 м). В последнее время, что бы ни говорили об искусстве владения луком, видно много пышного цвета, но мало плодов. Когда пытаешься овладеть подобным «искусством», толку не выходит никакого и пользы немного. Изнутри крепости нет лучше оружия для использования, чем огнестрельное. Даже на поле, перед тем как начались непосредственные поединки, им можно воспользоваться очень эффективно. Однако, как только начался бой, оно бесполезно. Одно из достоинств использования луков в том, что полет выпущенной стрелы может быть прослежен глазом. Ружейную же пулю глазом не увидишь – в этом ее недостаток. Надо хорошенько помнить эти особенности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное