Виктория Чуйкова.

Соблазны. Роман



скачать книгу бесплатно

– Не повторяй! – лишь улыбнулась, понимая и взвешивая его волнения и переживания. – Любимый! Я, честное слово, не знаю, как это получилось. Затянуло, как тогда, в пески.

– Не надо! Не оправдывайся. Чему суждено было свершиться – свершилось. А я, давно принял за аксиому, знать ровно столько, сколько ты мне хочешь сказать. Я попросил, а ты, будь к себе добрее и, – он сделал небольшую паузу, – помни о нас с девочками.

Вел прижалась к нему, уткнулась в его грудь носом и облегченно задышала.

****

С самого утра все покорилось серости. Мелкий дождик накрапывал, нудно и протяжно стуча по окну. Его заунывная песня просочилась сквозь стекло и забиралась в сознание. Ев сидела на подоконнике, уткнув подбородок в коленки, искоса наблюдая, как муж подробно изучает одну из глав медицинской энциклопедии. Вздохнула и отвернулась к стеклу. Дождь бросил очередную порцию воды, и она стекала тонкой струйкой. Ев пальчиками догнала ее и вернулась «выгуливать» следующую:

– Хорошо гуляем. – проговорила она каплям дождя, бросая взгляды в сторону мужа, но он был так занят, что не обращал на нее никакого внимания. Спустила ноги, облокотилась о стекло спиной и испепеляла его взглядом, не сводя глаз и не моргая. – Ты меня совсем разлюбил! – вдруг выпалила она и, спрыгнув, ушла в спальню. Улеглась в кровать, укуталась в одеяло и лежала, не включая свет, в полной тишине и сумраке. Открылась дверь, в пробившемся свете мелькнула тень, слегка наклонился матрац на кровати и Дэн прилег рядом:

– Что за хандра? С чего такие предположения? – Ев молчала, сильнее вжавшись в подушку и сильней зажав руками одеяло. – Нет, зайчонок, так не пойдет! Говори раз начала.

– Нечего говорить. Нам последнее время не о чем говорить, совсем. Вот отсюда и выводы.

– Значит, ты сделала заключение, что именно я тебя разлюбил? Вот значит как? Хочется хандрить – пожалуйста! Найдешь веские доказательства моей вины – буду рад услышать.

– Можно подумать ты мне много говоришь!

– Ев! Я, правда, не понимаю сейчас, твоих претензий.

– Еще бы, как можно меня понять?! Я же из другой галактики!

– А если серьезно?

– Дэн! – Ев села. – Мы сколько вместе? Вот! Много, скоро шесть лет! А мы никогда не ссоримся.

– Разве это плохо?

– Это ужасно! Значит мы – не интересны друг другу! Безразличны!

– Загнула! – Дэн развел руками, не переставая изучать ее настроение.

– А что, скажешь не так?! Вот и этот раз, из ряда вон выходящее произошло, а ты даже ничего не спросил!

– Дорогая, это не так! Я даю тебе время спокойно взглянуть на случившееся, осмыслить и сказать все, что сочтешь нужным.

– Вот, ты и признался – не любишь!

– Глупенькая! – наконец обнял и притянул к себе, прижимая к себе крепко, обхватив двумя руками и уткнувшись носом в ее голову: – Очень люблю! Мне многое не понятно, многое! Ни Эд, ни отец ничего не говорят, а я чувствую – знают! Да и ты отстраняешься…. А я не хотел навязываться.

Ты такое пережила. Я же понимаю, как это свежо и больно в воспоминаниях. Вот и ждал, когда ты сможешь рассказать.

– Знает он, понимает! – Ев всхлипнула. – Можно подумать сам такое пережил сто пять раз.

– Лучше бы я пережил, сто шесть раз, а не ты. – Многократно целуя ее голову, пытался унять свое волнение и ее дрожь. – А насчет того, что не ссоримся – значит, можем все решить полюбовно.

– Правда? – Ев подняла к нему лицо, осунувшееся, похудевшее, все еще с испуганными глазами.

– Истинная! – даже кивнул в подтверждение. – Ты мне очень дорога!

– Дэн! Это случайно получилось.

– Знаю. Вы у нас не дурочки, чтобы специально искать приключения на мягкое место. Тут простым любопытством и не пахло, я бы знал.

– Обещаю, больше так не делать!

– Отлично.

– А ты только пообещай, что будешь со мной разговаривать.

– Я разговариваю. Сегодня, прости, зачитался.

– Ладно! Иди, зайка – всезнайка, читай дальше.

– Ну, уж нет, теперь не избавишься. Читальня на сегодня закрыта…

Глава 3

И опять понеслись чередой спокойные будни, постепенно переходящие в обыденную жизнь. Старшие Гаи посвящали все свое время воспитанию детей и только Ев, с каждым днем сильнее впадала в уныние, скучая вечерами. Ее тоскливость бросалась всем в глаза, даже когда она играла с племяшками. Постепенно уныние переросло в меланхолию и Вел обзывала ее ипохондриком, стараясь вывести из депрессии, но сестра и на это не реагировала. Дэн, видя ее, постоянно грустные глаза, измучился, предлагая развлечения.

– Любимая, моя! Может, хочешь уехать из города? – отбросив немаловажные дела, Дэн решил, что счастье любимой главнее и в очередной раз предложил покинуть их городской дом.

– Пока, нет! – замотала она головой, листая очередной номер журнала: – Здесь я хоть отвлекаюсь работой, а что там?

– Там?! – Дэн удивленно присел у ее ног. – Я тебя не узнаю, ты же так любишь путешествовать.

– Люблю! Но не хочется.

– Твоя грусть…., с ней надо что-то делать. – не унимался он. – Говори, исполню любое желание!

– Просто нет настроения. – вяло ответила она и даже не сдвинулась с места.

– А чувствуешь себя как? – Дэн настойчиво донимал ее вопросами.

– Да, нормально, я себя чувствую! – резко захлопнула журнал и отвернулась.

Дэн не сдержался, повысил голос:

– Не спрашиваю – плохо! Волнуюсь и интересуюсь – сердишься.

Ев пожала плечами, но не ушла от него, как делала часто, а лишь прикусила губу. Затем спросила:

– А если я захочу уехать, то куда?

– Как всегда, твои пожелания закон!

– Знаешь, – долго и внимательно смотрела на него, затем поднялась: – ты скучный. Но я тебя еще потерплю!

– Вот спасибо! – услышав подобное, Дэн не знал, как реагировать, открыл рот, собираясь возразить, но передумал, махнул рукой и оставил жену в покое.

****

Осень. Приближалась очередная годовщина их свадьбы и Вел немного отвлекла сестру от зеленой грусти, секретным заданием: придумать, что-то эдакое и наконец поздравить мужчин, неожиданным сюрпризом. И Ев, нехотя, скорее делая сестре одолжение, погрузилась в это дело полностью.

И вот, семейный обед собрал всю семью, но родители быстро ретировались, найдя массу отговорок, чем обрадовали девушек, имевших на вечер свои планы.

– Раз так получилось, – проводив гостей и уложив девчонок спать, произнес Эд, радуясь, что этот октябрь не подсунул им очередное испытание: – может, махнем в какой-нибудь ночной клуб? Так сказать, продолжить нашу, шестую годовщину семьи?

– Только не сегодня! – замахала руками Ев. – Нам с Вел не хочется. Да и надоедает, как праздник, так клуб! Придумайте лучше, десерт. – все с тем же, невеселым взглядом, попросила Ев. – Мы с Вел ждем вас на мансарде.

– Вот так, батя! – хлопнул Эда по плечу, Дэн открыл дверь, пропуская его вперед. – Кухня на нас.

– Предложения есть? – поинтересовался Эд, серьезно относясь к заданию. – Братишка, а Ев права. Мы как-то скромничаем последние годы, не радуем наших жен.

– Знаешь! – Дэн даже вздрогнул, мгновенно припомнив все, что случалось за последние годы. – Уж лучше скромно, чем опять какой-нибудь экстрим, в неожиданном испытании.

– Это ты правильно говоришь. Сам боюсь, ведь каждый год, что-либо случалось, и с каждым разом, все невероятней! – пошуршав по холодильникам, собрав на подносы все, что могло понадобиться, поднялись на мансарду.

Спокойный ужин плавно перетек в вечер воспоминаний, а так как приключений за эти годы было много, и теперь они вспоминались с улыбкой, то постепенно находили курьезные ситуации, которые в исполнении Ев становились комичными и уморительно смешными.

– Ев! – вытирая слезы, проговорил Эд. – В твоем исполнении многое переворачивается с ног на голову.

– А-то! Я такая! Нет, ну правда, все выглядит именно так!

– Уж, что-что, а рассмешить моя женушка может, даже в самый опасный момент. – смеясь добавил Дэн.

– Это точно, как и из ничего сделать бурю, только к Гении. – добавила Вел, поцеловав ее.

– И зачем ты это сейчас сказала? – неожиданно заявила та. – Хочешь все испортить?

– Сегодня – ни за что! А сказала, потому что это так!

– Знаешь что! – Ев поднялась и насупилась.

– Стоп! Любимые, не стоит. – обнял обоих Эд. – А то я вдвойне чувствую себя виноватым.

– В чем же это? – дуэтом налетели обе.

– В умеренности сегодняшнего вечера.

– Не переживай! – улыбнулась ему Вел. – У вас просто небольшая пауза, ну, что-то типа антракта, в полете фантазии. Это бывает.

– Думаете, истратили весь пыл? – Дэн именно так истолковал их слова.

– Вовсе нет. Надо же показать спокойную сторону, для разнообразия. – Ев взяла бутылку, покрутила ее в руках. – А у нас что, шампанское закончилось?

– С чего бы? – Дэн поднялся и достал из бара. – Открывать?

– Чуть позже, дорогой, мы на минутку. – Отсутствовали довольно долго, мужчины успели выпить не по одному стаканчику шотландского виски. Причем Дэн успел заметить, что Scotch изначально рекомендовался как лекарственный настой от колик живота. В связи с чем, у Эдгара родился тост: «За воду жизни!», затем: «За приятное продолжение жизни!», еще через время: «За древних кельтов, открывших «огненную» жидкость – «uisge beatha», наилучшую «воду жизни!» И, прославив достопочтенного монаха Джона Кору*, собрались идти за женами, как вдруг погас свет.

– Пробки, наверное, выбило. Пойду, гляну. – слегка «навеселе» произнес Эдгар, но подняться не успел, за их спиной загорелся экран и полетели слайды с их совместными фото. Еще минута, и заиграла музыка, что привело Дэна в полное недоумение, он почесал затылок, говоря вслух:

– Мы перешли на кантри?

– Ну, так и пьем не водочку! – усмехнулся Эд, допил стаканчик и потер глаза. – А это что-то меняет?

– Многое, брат! – совсем трезво заявил Дэн. – Неужели не понимаешь? Америка, нравы! Теннесси, Кентукки, Северная Каролина…. Еще больше свободы… Но, увы брат, не нам!

– Ты это чего конючишь? – Эд взял Дэна за плечо. – Уж не лишним ли был последний стакан?

– Да не ною я. Чувствую! Ох, как я это чувствую. – Дэн взялся за бутылку, но Эд забрал ее, хмуря брови. Он собрался было прочитать ему нотацию, но передумал, глянул на часы, прикидывая сколько же они одни. Музыка не смолкала, Дэн вздыхал, Эд махнул на него рукой. Братья Гаи, наследники главы рода бессмертных – высокие, крепкого телосложения, широкоплечие и совсем не похожи друг на друга. Эдгар – старше на три года, темноволосый, кареглазый, заучка-юрист, намного сдержанней и рассудительней своего младшего брата. Безумно любит жену, обожает своих дочек – двойняшек. Не устает читать и обладает феноменальной памятью. Его талант многогранен. Он видит людей насквозь, «проглатывает» книгу за считанные минуты и цитирует любое прочитанное произведение дословно; в совершенстве владеет оружием, дружит с техникой и не умеет спорить с женщинами. Дэниэль – светло-русый, голубоглазый шутник. Юрист, как и все мужчины семьи Гаи. Но в один из дней понял – в нем есть дар врачевания. С тех пор, а это без малого полвека, посвящает себя медицине. Единственный, кто после Ольги, основательницы рода, знает тайну эликсира бессмертия. Неброско, но всегда и во всем, старается обойти Эдгара, подшутить над ним, разыграть. По мнению всех, он неугомонный смутьян, ибо всегда найдет тему для спора. Боготворит свою ненаглядную и неповторимую жену, любит племяшек, но мечтает о собственных детях, заранее зная, что они обойдут во всем дочерей брата. Собственное «первенство» не мешает братьям жить дружно, плечом к плечу, помогать друг другу всегда и во всем и, по возможности, не расставаться надолго, уж такой уклад семьи Гаев и они к нему привыкли. Есть три вещи, в чем мужчины Гаи похожи друг на друга: преданность семье, любовь к женам и волевые подбородки.

Когда над бильярдным столом зажглись светильники, то парни увидели своих жен в новых прикидах: узкие джинсы, заправленные в сапоги, рубашки в клетку, завязанные узлом под грудью и ковбойских шляпках.

– Глазам не верю! – засмеялся Эд, моментально трезвея и светясь удовольствием. – Мы дождались!

– Танцы на столе! – обрадовался Дэн и залился хохотом. – На зеленом сукне! Да, такого даже я не ожидал!

– Отменить? – поинтересовалась Ев, лукаво поглядывая на него.

– О нет! Пожалуйста, не надо. Мы так долго этого ждали. – просил за двоих Эд. – Насколько помню, с самого появления Двойника! Девочки, а вы вдвоем, или нам ждать сюрприза? Евгеша, ты не вернула назад любимую копию Дэна?!…

Летели минуты, прибавляя положительного настроя. Оставаться в стороне парни не могли и, естественно подошли к ним, хлопая и одобряя скромный и приличный танец сестер, в ожидании чего-то поострей. И когда они были совсем близко, девчонки присели, как по команде. Взяли приготовленное заранее и спрятанное шампанское, развернулись и выбив пробки, окатили мужей с головы до ног:

– Все! – крикнули обе и спрыгнули.

– Действительно все. – согласился Эд. – После такого танца, мне любое общество лишнее! – И увлек ее из мансарды.

– Ну, вот! – надула губки Ев. – А нам убирай?!

– Хоть раз можно и нам уйти первыми. – крикнула Вел из-за двери, услышав сестру.

– Я так не дружу! – не унималась Ев, хотя уже таяла от страстных поцелуев мужа.

– Милая! Обо всем подумаем завтра! – Сбросив с себя мокрую и липкую рубашку, Дэн поставил не допитый стакан на мокрое сукно, припал к ней в пылком поцелуе, забыв даже погасить свет, направился вниз, в свои комнаты.

****

А на утро у Ев ужасно болела голова. Она почувствовала это еще во сне, старалась оттолкнуть давно забытую боль, но ничего не могла поделать. Пропустив свой ритуал просыпания, она схватилась за виски:

– По-моему, я перепила вчера. – жалобно застонала она, как только услышала Дэна.

– Держи, моя ковбойка. Разве можно столько смешивать!

– Я не шляпка! Но все равно, спасибо. – Ев выпила поданный Дэном напиток и опять улеглась, закрыв газа. – И не читай мне нотаций. Сама знаю.

– Злюка – бобер! – Дэн вышел, намочил полотенце и положил ей на лоб. Она вздрогнула, но сил отвечать не было, как и открыть глаза. – Пойду, – тихо сказал он, – заварю тебе кофе.

– Без молока, но сладкий и с лимоном. – выдавила она, держа голову руками.

– Еще что-нибудь?

– Нет! – И Ев опустила мокрое полотенце на глаза. Дэн усмехнулся и оставил ее в покое.

Серебряный кофейник выпускал пар через узенький носик, распространяя аромат задолго до его приближения. Две чашечки мелодично звякнули о блюдца на подносе, когда он поставил его на прикроватную тумбочку. Немного любимых ею печенюшек, кремовая розочка в вазончике.

– Как тут мой зайчонок?

– Лучше, но не совсем! – Она приподнялась, отбросила полотенце и потянулась к чашке. Дэн заметил, что глаза ее приобрели ясность, но были еще чуть красноватые.

– Горячее! – предупредил и переставил поднос на кровать, но кофе Ев уже не привлекало. Все ее внимание было приковано к нарезанному лимону, посыпанному сахаром. У нее потекла слюнка, и она бросила один кругляшек в чашку, второй отправила в рот и причмокнула от удовольствия.

– Что-то мне подсказывает, что надо убирать все спиртное подальше и под замок. – усмехался Дэн, глядя на ее довольное лицо.

– Ты это на что намекаешь?! Я пью исключительно в праздники! А вот голова болит…., всего второй раз, ну после спиртного.

– Радость моя, а ты уверена, что плохо от этого? – Он смотрел на нее глазами, полными надежды.

– Да нет! – Ев немного задумалась. – Конечно из-за вчерашнего.

– А я размечтался! – вздохнул и взял кофейник: – Еще чашечку? – она отрицательно замотала головой. – Тогда поспи. Я поработаю немного и буду исполнять твои желания.

– А можешь узнать, как там Вел? – попросила, зевая и укладываясь удобнее.

– Вот! – подал он ей трубку сотового. – Позвони сама, пожалуйста. Они так вчера исчезли, что мне не хочется напоминать о порядке, оставленном наверху. – Он поднял руку, Ев заскрипела и закрыла глаза.

Полежав немного, посопев на его напоминание, прислушалась к ровному гулу техники за дверью спальни и не выдержала, дала сестре звонок.

«Доброе утро! Я думала ты еще спишь.» – услышала она бодрый голос Вел.

– Доброе! Проснулась от ужасной головной боли.

«Тогда я заскочу к тебе, как только отправлю малышек гулять».

Зашла, примерно через полчаса:

– Притворяешься, или?

– Или! – Ев приоткрыла глаза и спрятала лицо под полотенце. – Наверх заглядывала?

– Нет еще. – честно ответила Вел. – Старалась даже не думать. Могу, конечно, послать Максимовну.

– Ты что! – Ев даже уселась. – Неудобно. Потом сами справимся.

– А ты уверена, что плохо от выпитого? – как-то странно спросила Вел.

– Вы с Дэном сговорились? – и опять задумалась. – Если честно, то я не могу пока сказать причину этого недуга.

– Давай-ка съездим в аптеку.

– Ты тоже так себя чувствовала? Ну, у тебя болела голова?

– Ев! Ты забыла мою ситуацию? Я вообще и думать не могла, что смогу…

– Да! – Ев попробовала встать, но тут же улеглась, от внезапного головокружения. – Сегодня отпадает. Отложим на завтра.

– Я съезжу сама, если ты мне, кое-что, пообещаешь.

– Убрать наверху? – застонала Ев.

– Дурындочка! – Вел ее поцеловала и поправила подушку. – Племяшку! Все, я ушла, а то собственного мужа еще не видела. – на пальчиках вышла и столкнулась с ним. – Упс! Ты оттуда? – кивнула на место их вечернего загула.

– Именно! Погуляли на славу… – Эд поднял пакеты с мусором. – Дэн сказал, что Ев плохо.

– Ага! Я от нее. Бледная поганка, в общем. А Дэн-то, где?

– Моет полы. – улыбнулся Эд. – Откуда-то фонтан сладости пролился, все накрыло, так что…

– Я помогу?

– Иди уже, помощница, займись чем-нибудь более приятным. Мы уж как-то сами.

– Какие вы у нас, все таки… Тогда я умчусь, на пол часика?

– В офис? – уточнил Эд, минув холл.

– Как бы. Я скоро.

Валери, в простонародье Вел и Евгения, для близких Ев – сестры. Шесть лет назад приехали отдохнуть на море, столкнулись с братьями Гай и…, больше не смогли расстаться, создав большую, крепкую семью. Вел старше своей сестры всего на три года, но, по словам мамы, вырастила и воспитала ее по своему собственному желанию, с большой любовью и привязанностью. Да они обе связаны друг с другом пуповиной родства и не собираются ее обрывать, живя мирно, дружно и весело, разделяя трудности и радости. Вел – зеленоглазый рыжик. Как и ее муж не может обходиться без книг. Постоянно учится и растет над собой. До замужества недолюбливала мужчин за меркантильность и слабость, за болтливость и не выполненные обещания. Став женой Эдгара, поняла, что лучшего мужчины, во всех смыслах, на земле просто нет, за что и жертвовала собой неоднократно, ради него, ну и родных, конечно же. Испив эликсир жизни, получила в дар телекинез и телепортацию. Обрадовалась и пользовалась ими во всех случаях жизни. Еще недавно, после горького знакомства со своей соперницей Татти, встретилась с собственным Фаустом, следствием чего был приговор – бездетность. Но Судьба решила по своему и у Вел с Эдгаром родились двойняшки, Славки. Эдгар и тут ее одарил любовью и заботой. Прожив девяносто лет, Эд поневоле накопил отцовские чувства. Вел немного по сопротивлялась и…, приняла его новый забобон, отдавшись любимой работе с новыми силами и не боясь за детей.

Ев – голубоглазая брюнетка, хохотушка и проказница. Росла как мальчишка: турники, драки с мальчишками, всевозможные проделки. Первое что она заявила в два года, было: «правильно выйти замуж, а потом можно и в школу». Однако взрослела и понимала, что мальчики, остаются мальчиками даже в тридцать, с новыми капризами, ленью и праздностью. Окончила школу, тот же университет, что и сестра. Открыли свое дело, занялись периодикой. Сначала две газеты, затем журнал, рекламное агентство, фирма по проведению праздников и…. пришло замужество. Дэн так влюбил ее в себя, что она уже не представляла жизни без него. Однако любовь к сестре и матери не угасла, а с новой силой сплотила их. Неудержимый оптимизм Ев толкает ее на постоянные шутки, незлобные насмешки. Так в ее жизни, из-за собственного языка, возникла копия, попытавшаяся стать на ее место. Закончилось все благополучно, а она, переродившись, открыла в себе талант ясновидения, прекогниции, суггестии и проскопии. Открывшимся возможностям сопротивлялась недолго. Отобрав то, что не приносило ей дискомфорта, приняла, сжилась и в удовольствие практиковала.

****

Дэн обдумывал состояние жены все утро. Приведя в порядок мансарду, не спускаясь, набрал родителей:

– Привет! Как вы там?

«Отлично! Чего так рано звонишь?»

– Ви! Скажи, ты, уходя от нас вчера, что-то конкретное имела ввиду?

«А у тебя есть новости?» – голос Вилены, жены отца и матери его жены, звучал радостно и загадочно.

– Что мы вечно вопросами разговариваем?! – вспылил Дэн, но тут же извинился.

«Наверное, потому, что все любим Одессу! – засмеявшись, ответила Виен. – Так как?»

– Нет! Новостей пока никаких. Думал, ты меня обрадуешь…

«Ну, допустим, радовать тебя будет Ев, а мне просто снятся хорошие сны. Вот думаю, к чему?»

– Уяснил. Передавай привет отцу, созвонимся. – и он сбежал вниз, заглянул к жене, улыбнулся ее беззаботно спящей мордашке и засел за бумаги, за последние дни их скопилось достаточно, а уезжать сегодня из дому не очень-то и хотелось. Промелькнула Вел, он понял это по аромату. Сквозь многословную латынь слышал их приглушенные голоса, но даже не старался прислушаться – не его конек. Опять повеяло Вел. Он поднял голову.

– Все коптишь? – спросила та, стоя перед ним: – Как крот над счетами!

– Ты живая?! Рад это видеть! – пошутил он, в отместку.

– А в лоб хочешь?

– Поговорили! – поднялся, обнял. – Я тебя тоже люблю, сестренка. Как там моя ненаглядная?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6