Виктор Зайцев.

Наследники стали



скачать книгу бесплатно

«Ведунская серия»


Цикл Виктора Зайцева

ПОВЕЛИТЕЛЬ


Повелитель стали

Сталь решает не все

Стальной ответ

Наследники стали



Оформление обложки Бориса Аджиева


Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону


© Виктор Зайцев, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Пролог

Нашему современнику, заброшенному в результате эксперимента в восьмой век, удалось за полтора десятилетия создать союз племён и родов, заселявших Приуралье. Используя неплохую домашнюю библиотеку и свои навыки, Белов постарался развить техническую базу, соответствующую девятнадцатому веку, с пароходами, казнозарядными ружьями и пушками, зачатками радиотехники и дизельными двигателями. С помощью этих новинок уральцы, как назвали себя объединённые роды угров и славян, захватили соседнее Булгарское царство и стали союзниками новгородцев и казар, объединив всех общей славянской религией. Сам Белов, ставший уральским царём, настолько тяготился приобретённой поневоле должностью, что ввязывался во всяческие авантюры, и в результате одной из них исчез в алтайских степях. Новообразованное царство без своего основателя не распалось, продолжая соблюдать «Уральскую доктрину», оставленную государем для потомков.

За полвека, прошедшие после исчезновения царя-основателя, уральские мастера соединили все крупные города царства железными дорогами, а население выросло в десятки раз. Самое молодое государство Евразии, Уральское царство, стало центром распространения славянской религии и технических новинок, единственной страной на континенте, не воевавшей полвека. Царь Максим твёрдо усвоил уроки своего отца, удержал царство в мире и прежних границах, приложив все силы для продолжения прогресса и роста благосостояния уральцев. Новгородская республика, вооружённая уральскими пушками, напротив, все эти годы воевала, захватив половину Скандинавского полуострова на севере, а на юге владения республики простирались до реки Лабы, будущей Эльбы. Киевское княжество – после захвата новгородцами – быстро вернуло себе независимость, сохранив дружественные отношения с республикой, при активном давлении на северян уральского царя. Киевляне за полвека, с помощью уральцев, завладели всем Крымом, добравшись на западе до Дуная. Казары после двух неудачных попыток оккупации Уральского царства, предпринятых сразу после таинственного исчезновения уральского царя Белова, оставались надёжными союзниками уральцев на юге многие годы. Казарский каган, раздвинув свои владения от Тмутаракани до Средней Азии, счёл честью породниться с уральским царём, выдав замуж за его сына любимую дочь.

Все четыре сильнейших государства Восточной Европы официально признали уральский вариант славянской веры единственной государственной религией, выдворили христианских и мусульманских миссионеров, вместе с адептами других религий, соответственно славянский язык стал государственным.

Мастера перенимали технические новинки уральцев, молодёжь ездила на обучение в Уральск. Уровень технического развития четырёх союзных стран Восточной Европы на порядок отличался от остальных известных государств. Образно говоря, уральцы вступили в двадцатый век, новгородцы и киевляне только входили в девятнадцатый, а Каганат не вылезал из семнадцатого. Хотя радиоприёмники, фотоаппараты, граммофоны и прочие блага цивилизации, производимые в Уральском царстве, можно было встретить далеко за пределами союзных уральцам государств.

Глава первая

– Не плачь, Оля, – обнял сестру за плечи Вадим, – мне тоже жаль дедушку. Подумай, теперь он отмучился и смотрит на нас из Ирия, давай вести себя так, чтобы он нами гордился.

– Да, – шмыгнула носом девушка и вытерла платком слёзы, – они там с бабушкой вместе. Наверное, им хорошо.

– Пошли, уйдём отсюда, – брат оглядел большой зал дворца, заполненный гостями, усердно поминавшими царя на тризне, – никто не заметит, что мы ушли.

Действительно, после нескольких чарок вина, осушённых за упокой души царя Максима, начались здравицы молодому царю Ладомиру, перешедшие в обсуждение перестановок в правительстве. Торговые и мастеровые бояре, традиционно сидевшие по правую руку от царя, вполголоса обсуждали производственные проблемы. Кряжистый рыжий боярин Сила Окунев убеждал молодого наследника половины торговой империи Тороповых Векшу и боярина в первом поколении Гудоту в необходимости создания уральских банков. Самому Силе эту идею подсказал внук Ракита, закончивший училище сразу по двум направлениям – экономическому и историческому, недавно открытым стараниями Ростислава Арняева, бессменного главы технического училища на протяжении последних тридцати лет. Говорят, Арняев идею банков почерпнул из библиотеки своего деда, легендарного Белова, основавшего Уральск. В библиотеку, давно ставшую бесценной, допускались только прямые потомки отца-основателя.

В старом доме Белова в Бражинске сейчас жила его вдова Лариса, крепкая старуха, не побоявшаяся на днях спустить с лестницы очередного мастера, просившего разрешения «порыться» в справочниках. Вообще-то, она многим мастерам разрешает читать справочники мужа, но этот парень оказался слишком настырным. Он, видите ли, придумал ружьё, стреляющее сорок раз подряд без перезарядки. И в библиотеке хотел посмотреть на подобные образцы, о которых ходили слухи среди старых мастеров. О том, что молодой парень вернулся из дома Беловых несолоно хлебавши, знали многие жители закрытого городка. Почти никто не знал, что Лариса после этого визита позвонила главе службы безопасности Бражинска, доживавшему в спокойствии графу Силе. Так вот, после её звонка, мастер-изобретатель через неделю получил от казны собственную мастерскую и все имеющиеся по автоматическому оружию материалы, скопированные с книг библиотеки. Причём копии были сделаны задолго до этого дня, на всякий пожарный случай.

Силя восемь лет назад передал свои дела назначенному царём Максимом преемнику на посту главы разведки и переселился подальше от шума, в тихий закрытый городок. Население Бражинска за полвека с трудом перевалило за тридцать тысяч жителей, в основном за счёт детей и внуков первых мастеров и ремесленников. Хоть и уезжали молодые парни и девушки в Уральск, на учёбу, затем дальше по распределению, во все края огромного Уральского царства, раскинувшегося от берегов Ледовитого океана до южных степей, но лучшие в царстве лекари знали своё дело. В результате бражинцы забыли, что такое детская смертность или гибель матери родами.

Горожане знали друг друга с юности, детей и внуков соседских помнили не хуже своих, гордились их достижениями и прослеживали судьбы с поистине провинциальной дотошностью. Зато и воспитывали детей профессионалами с большой буквы, термины «допуск», «посадка», «заусенец», «фаска», «гидролиз» и другие были знакомы всем бражинцам с малолетства. За полвека высочайшая квалификация бражинских мастеров вошла в поговорку, уроженцев города брали на работу нарасхват мастера во всех уральских селениях. Только за пределами царства называли бражинцы местом рождения Уральск, не афишируя свой тихий закрытый городок.

Силя, собиравшийся отдохнуть в тишине города, ставшего родным, организовал на свои средства копирование всех книг библиотеки, что и сделали местные школьники, обрадовавшиеся возможности заработать да редкие книги прочитать. Всё, что представляло хоть какой-нибудь интерес, старый безопасник спрятал в несгораемых шкафах кирпичного архива, навесив гриф «Хранить вечно». Беллетристику разрешил отдать на откуп печатникам, буквально вырывавшим из рук уральца копии романов и стихов. Учитывая, что разговорный язык уральцев сформировался под влиянием Белова, тексты обнаруженных произведений не нуждались в переводе.

Результатом таких исследований стала публикация произведений Пушкина, Лермонтова, Некрасова и других русских классиков, сборников сказок, двадцати книжек фэнтези, энциклопедий Сабанеева, Брэма, массы другой занимательной литературы. Строгий цензор Силя укрыл от печати все произведения, где встречалось хоть упоминание автоматического оружия, войн с применением пушек, церковных проблем и подобных тем. В результате уральцы не узнали о «Дубровском», «Капитанской дочке», «Сказке о попе и его работнике Балде», не говоря о «Войне и мире», «Трёх товарищах» и других сокровищах мировой литературы. Из тех же цензорных соображений не попали в печать уральские сказы Бажова, старик здраво рассудил, что суеверий на Урале и без них достаточно.

В любом случае, того обилия выходивших из печати книг хватило для резкого роста количества и качества читающей публики. Книги овладели умами уральцев, подобно отношению к литературе читающей публики в России девятнадцатого века. Молодёжь декламировала стихи на улицах, ухаживая за девушками. Взрослые спорили о моральных подтекстах поступков героев понравившихся произведений. Газеты пестрели статьями доморощенных критиков, книготорговцы не успевали заказывать дополнительные тиражи популярных изданий. Уже появились первые попытки подражания авторам детективов и приключенческой литературы. Случайно прошедшие сквозь частое цензорное сито Сили несколько рассказов Конан Дойля, Эдгара По, других авторов не могли не породить повальное увлечение детективами.

В прошлом году новгородские, казарские и болгарские купцы вывезли на продажу почти сто изданий уральской литературы, в основном, естественно, сказки и приключения. Хотя неплохо шли кулинарные рецепты, советы домашнему мастеру и подобная познавательная литература. Именно с подачи старого оперативника учёные и мастера обратили внимание на интереснейшие идеи, скрывавшиеся в закрытой библиотеке. Типографы за пару лет наладили печать цветных иллюстраций, сказки стали ещё более востребованными. Дело дошло до того, что византийский торговец Ефим заказал двадцать экземпляров сборника сказок в серебряных окладах с драгоценными камнями. То отношение, что в прежней истории было к иконам, сейчас обратилось на книги. Даже полуграмотные угры, по-уральски говорившие с трудом, покупали книжку, желательно с картинками и ставили в красный угол избы.

Так вот, пока Сила Окунев уговаривал торговцев создать первый банк, на другом конце пиршественного стола военные обсуждали преимущества нарезного оружия. Причём применительно к пушкам возражений не было, все понимали важность точного попадания снаряда в цель именно передней частью, чтобы сработал взрыватель, там находящийся. Многие наблюдали отскакивания снарядов и ядер от земли и обстреливаемых стен, поэтому необходимость нарезов в стволе для удержания снаряда в точном направлении не оспаривалась. Другое дело, ружья, где эффективная дальность стрельбы не превышала трёхсот-пятисот метров, или револьверы. Тут у военных бояр мнения расходились в зависимости от опыта каждого.

Поодаль тихо переговаривались новгородский и киевский посланники, обсуждая возможные изменения внешней политики царства. Ладомир не скрывал своего устремления на юг, к Каспийскому морю и дальше, в Персию, Среднюю Азию и Византию. В своё время именно он со своей женой много сделал для того, чтобы уральскую религию объявили в каганате государственной. Пятнадцать лет прошло с тех пор, как каган запретил строительство любых храмов, кроме уральских, на всей территории Казарии. Ещё в юности Ладомир побывал в Византии и Персии, до сих пор восхищался роскошью храмов и дворцов, скульптурами и фонтанами южных городов. Именно он, на свои средства, построил первые фонтаны в Уральске, учредил ежегодный конкурс на лучшую скульптуру, выстроил самый большой в Уральске храм, мозаику в котором выкладывали мастера из Персии.

Посланники не сомневались, что новый царь наверняка поддержит строительство жедэ до Усть-Итиля и устья Яика. В принципе, интересы Новгорода и Киева не сталкивались с персидскими. Зато вопросов к каганату и Византии за последние годы накопилось немало. Киевляне тридцать лет назад вышли на границу по Дунаю, два года назад рискнули начать новую войну, срезали выступ возле Чёрного моря и завязли в вялотекущем конфликте с Болгарским царством, вернее, его остатками. Византийцы, после поражения в войне с Персией, сделали ставку на пушки и отлили более двухсот орудий разного калибра. Часть их продали болгарам, успевшим оснастить свои крепости. Возле этих крепостей и застряли киевляне, причём надолго. Единственной возможностью изменить положение дел они считали переоснащение своих войск затворными пушками, стрелявшими в десять раз быстрее, значительно дальше, главное, имевшие на вооружении разрывные и фугасные снаряды.

Сейчас Путята, посол Киева, проклинал нерасторопность и жадность своего князя, затянувшего вопрос о покупке затворных орудий до последнего часа. Всё надеялся захватить болгарские города нахрапом, да воинской доблестью. Погубил сотни воинов и время потерял, посланник получил письмо о закупке за неделю до смерти Максима. Тот отложил вопрос на рассмотрение военных бояр, да в одночасье и умер. Странной казалась его смерть, не болел, ни на что не жаловался, крепкий мужчина, вдруг споткнулся на ходу и упал, уже мёртвым. Проводившие вскрытие врачи не нашли в желудке никаких следов яда, всё указывало на остановку сердца, на боли в левом боку незадолго до гибели царь несколько раз жаловался. Придворный лекарь несколько раз осматривал Максима, но никаких нарушений в сердцебиении не обнаружил. На том всё и закончилось, да, как видно, не совсем, царь всё-таки умер.

Новгородцы сами давно лили пушки и в оружии не нуждались, раздвинув границы республики до берегов Лабы на западе и реки Кеми на северных берегах Балтийского моря. В своё время новгородцы здорово сцепились на общей границе с киевскими князьями. Если бы не царь Максим, неизвестно, чья бы взяла. Тот настоял на заключении мира, где уговорами, а где и прямым подкупом да угрозами. В результате двадцать пять лет граница между самыми сильными и большими государствами Европы не менялась и отношения правителей перешли в мирное сотрудничество. Новгородцы продавали Киеву оружие, от пушек до булатных клинков, лучших после уральских. На востоке обе страны граничили с Уральским царством, поставляя туда большую часть своей продукции, в основном традиционные товары – мёд, воск, пушнину, рыбу, лён и много другого, выраставшего в лесах и на полях.

Канули в лету времена, когда мёд и пушнину, воск и лён славяне продавали ромеям, не имея других покупателей. Сейчас Уральское царство охотно закупало недорогой товар соседей, продавая взамен свои изделия. Не нуждалось царство лишь в зерне и мясе, своего было предостаточно, вне зависимости от погодных условий. Коли засуха в Поволжье, у Самары, хлеб уродится в пойме реки Белой. Если и там нет зерна, значит, богатый урожай будет севернее, на берегах Камы, либо южнее, на чернозёмах Златоуста. За полсотни лет правления царя Максима ни разу уральцы не закупали зерно и мясо в других краях. Лет пять назад они вышли на рынки Византии и Персии с новинкой, под названием «рожки» и «лапша». Пока производители скрывали рецепт лакомого блюда, но недолго им осталось – через пару лет и киевляне собирались заняться производством и продажей лакомого блюда.

За этими рожками в прошлом году три купца из Галлии приезжали, не считая чехов и полабов. Ох, уж эти полабы, сколько крови выпили у новгородцев, не успеют заключить мирный договор, как меняется князь, и опять полабские отряды пробираются воевать свои бывшие земли. Ладно бы, воевали только с саксами на западе, так переплывают Лабу на восточный берег и грабят новгородских данников. Собственно, уже и не данников, а новгородцев, жители восточного берега Лабы говорят на одном языке с новгородцами, молятся в таких же храмах, слушают по радио те же передачи.

– Да, – задумался Путята, вспомнив своё детство, – как мы раньше без радио жили? Помню ведь я, как первые приёмники привезли в Киев, как мы возле храма целыми днями сидели, слушали. Батя меня сколько бил за безделье, убегу с друзьями из школы, как раз к дневным новостям, да слушаю песни по заявкам, пока мама за ухо не ухватит.

– Я эти времена не застал, – новгородец Глузд, стройный тридцатилетний красавец, улыбнулся своим воспоминаниям, – у нас радио раньше появилось. В детстве мы уже сами собирали приёмники, подружкам дарили. Вот за это и драла меня мама, всё, что заработаю, на приёмники спускал, да как драла. Не поверишь, мою маму и сейчас вся родня боится.

– Вот и здесь, похоже, – помрачнел Путята, – всё будет решать царица, а не муж. Коли начнут строить жедэ в Усть-Итиль, на дорогу к Киеву средств не останется. Нам же в Уральск добираться одна головная боль, товар привезти из Киева чуть не вдвое дороже выходит, чем из Новгорода. И с болгарами неувязка вышла, их царь приходится дальней роднёй царице Кире, могут и ему пушки продать. Хотя болгары все крещёные, не должны им уральцы помогать против нас.

– Плюнь ты на эти пушки, – налил в серебряную братину вина Глузд, – наймите наших варягов, они недавно новое оружие закупили да гранат две лодьи. Они вои знатные, раскатают ваших болгар без всяких новинок.

– И то дело, – согласился Путята, допив половину кубка, – пойду завтра к радистам, поговорю с князем.

Спустя неделю после тризны ожидаемые изменения в правительстве произошли, но чисто формальные. Новый царь Ладомир к своим сорока трём годам полностью избавился от реформаторских иллюзий, свойственных молодости. На всех публичных выступлениях он подчёркнуто проводил политику прежнего государя, придерживаясь правила: «Семь раз отмерь, один отрежь». Несколько высланных за пределы страны византийских и болгарских торговцев, нарушивших закрытость христианских богослужений, как предписывал основной закон царства, только подтвердили приверженность традициям нового царя. Он и раньше славился почитателем уральской религии, что доказал своими деяниями, поэтому общество спокойно поддержало действия правительства в отношении к иноверцам.

Всего несколько человек в царстве знали другую ипостась религиозного государя, те, кто пришёл на тайное совещание по безопасности царства, организованное правителем через неделю после тризны. В кабинете собрались семеро, сыновья и внуки отцов-основателей, знавшие друг друга с детства и отрочества, графы и бароны молодого царства. За небольшим столом справа от государя расположился первый воевода, Мечеслав Жданов, достойный продолжатель славной когорты воинов семейства Ждановых. Со времён его легендарного деда Ждана, так и погибшего в сражении, в бытность свою военным советником у персов, три его сына и два внука выбрали военную стезю. Высокий тридцативосьмилетний Мечеслав был сторонником развития новых вооружений, именно он два года назад добился оборудования секретной мастерской под Златоустом, где вплотную занялись реактивными двигателями и ракетами. Сам воевода побывал советником во всех союзных странах, от новгородцев до персов, где посетил место гибели деда.

Кресло слева от царя традиционно занял священник Любим Силин, младший сын первого безопасника Уральска Сили, выбравший другую профессию. Верховный священник Сурон, ещё крепкий старик, три года назад приставил Любима к царскому двору, своим представителем. Старик не скрывал, что сорокалетний священник мыслит здраво, оригинально, в лучших традициях уральской религиозной идеи. Покойному Максиму и нынешнему Ладомиру Сурон так и ответил:

– Парень для нашей религии полезнее меня, ибо мыслит ярко, широко, но осторожно. Двенадцать лет он провёл миссионером в Сибири, привёл в наши храмы три племени. Побывал в Персии, Византии, у арабов и в Италии. При дворе нужен такой священник, ибо без роста дерево гибнет, а религия без развития загнивает. Он знает, как продвигать наши устои в другие страны, другим народам.

Министр вооружения граф Вадим Третьяков, подобно отцу худощавый, невысокий, ровесник Ладомира, продолжал просматривать свои записи, продумывая выступление на совете. Его детский приятель граф Сысоев Горазд, уютный толстячок, производил впечатление тугодума и рохли. Возможно, поэтому пять лет назад царь Максим назначил Горазда министром внешних сношений, убедившись в его грамотности, уме и прозорливости. Граф не только быстро и точно анализировал политическую и экономическую ситуацию в различных странах, княжествах и племенах. Будучи тонким психологом, он даже из молчания иностранных послов добывал массу информации, как правило, ценной и точной. Пока никто при дворе не догадывался о способностях Сысоева, а те, кто знал, благоразумно молчали, предупреждённые службой безопасности, глава которой сидел рядом с графом.

Единственный среди собравшихся ненаследственный боярин, барон Людмил Сойкин, русоволосый крепыш, был выходцем из большого булгарского рода соек, по которым и взял фамилию. Уроженец Сулара, самый старший из собравшихся, целых сорок пять лет, он начал службу при Силе, продвинулся исключительно работоспособностью и оперативным чутьём. Булгарин по роду и крови, он искренне считал себя уральцем, как и две трети булгар, в основном проживавших вблизи Уральска. В отношении любых диссидентов, как и всякий неофит, предпочитал самые жёсткие меры, не забывая испрашивать на них разрешение царя. Он и начал совещание.

– Государь, бояре, из Булгара и других пограничных городов больше года идут достоверные сведения о разжигании вражды по племенному признаку. То, что мы учили по учебникам, стало проявляться в царстве, впервые за всё время моей работы, – Людмил оглядел собравшихся, его слушали внимательно, даже Вадим Третьяков прекратил читать свои записи. – Нам удалось узнать, что идёт эта буча с подачи и при поддержке болгарских засылов. В основном, родичей нынешних бояр, те, понятно, выгнать их стесняются. Долго это продолжаться не может, наиболее горячие головы поговаривают о восстании и захвате Булгара. Сейчас, при смене власти, вполне могут решиться на бунт. Есть два варианта наших действий. Первый: на основании имеющихся данных всех бунтовщиков осудить на малые сроки. Второй: дождаться восстания и уничтожить организаторов, а остальных сослать на большие сроки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6