Виктор Вержбицкий.

Страшные сказки от дядюшки Виктора. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Поднимаясь наверх, он нигде не увидел следов присутствия кота. Бредберри на всякий случай запер двери склепа на ключ, чтобы никто больше не смог туда забраться. Устало присев на скамейку, он достал из кармана чистый платок и вытер им стекающую с лица кровь.

Томас не знал, откуда здесь взялся противный кот, так жестоко ранивший его, но твёрдо решил выставить его за ворота, если снова найдёт. Пришлось зайти в дом и обработать рану. В номере репортёра лежала переносная аптечка, специально для таких целей.

Томас аккуратно раскрыл её на кровати, доставая оттуда пузырёк спирта и бинты, намереваясь тщательно обработать царапины.

Встав напротив овального зеркала, висевшего над столом, он зажёг свечу. Медленными плавными движениями Томас проводил ватой вокруг раны, вытирая следы крови с лица.

Внезапно, его слух зацепила навязчивая звонкая мелодия. Не было сомнений, это была та самая детская игрушка – шкатулка с танцующей балериной. Кучи мурашек по спине, нахлынувшие на него безудержным бурным потоком, заставили Бредберри обернуться и в панике осматривать всю комнату.

Музыка внезапно стихла, оставляя после себя лишь мёртвую тишину. Это на миг заставило Томаса усомниться в своей нормальности.

– Ничего! Всё опять стихло… Где же эта дурацкая игрушка?

Мужчина вытер рукой потную испарину со лба и развернулся обратно к зеркалу. И тут его застал врасплох ещё один неприятный сюрприз, как будто вылезший из детских кошмарных сновидений.

Тот старый овал зеркала не был пустым, в нём сидело нечто чуждое и враждебное. Из него смотрела зловещая, полупрозрачная, ухмыляющаяся рожа. Она явно имела женские черты лица, с сияющей кожей и длинными развивающимися волосами. Её глаза неотрывно уставились на Томаса, уголки рта скривились в жестокую гримасу насмешки, издеваясь над ним в немом выражении.

Все его ощущения будто провалились куда-то далеко вниз, душа закралась в самые пятки. Эта неведомая сущность словно бы парализовала Бредберри, не давая ему сдвинуться с места.

Полупрозрачный рот раскрылся, брови поползли вверх, и глаза угрожающе засверкали:

– С-с-с-ч-чё-ё-ё-т-т! – пронзительно завопила ему сущность.

Репортёр мгновенно отлетел на пол, упав с высоты собственного роста. Он в панике вскочил на ноги, быстро выбегая из номера «225», держа путь подальше от зеркала, всё дальше и дальше в коридорах гостиницы…

Весь взмыленный, с бешено колотящимся сердцем, Томас вломился в кухню и решительно достал из холодильника открытую им бутылку вина, скорее засовывая ледяное горлышко бутылки себе в рот.

Холодное красное вино обожгло его пищевод, но через полминуты принесло некоторую дозу успокоения. Ещё бы, ведь с ним случился его первый опыт контакта с нечто запредельным, существом из потустороннего мира, которое настигло Томаса прямо в его спальне. Образ мерзкой призрачной физиономии не выходил из его головы, и он твёрдо решил, что этого зеркала в его номере больше никогда не будет.

Мужчине уже давно следовало знать меру и остановиться, убрать бутылку подальше от губ, но Бредберри продолжал опустошать её, пока не завалился в беспамятстве за столом.

Через три часа вынужденного сна его голова вся трещала по швам.

Мужчина взглянул на часы, они показывали девять вечера. Теперь ему понадобится достать из аптечки обезболивающее, чтобы прекратить мучения от тупой, крепко засевшей в голове боли.

Но не сегодня… Сегодня он не под каким предлогом не вернётся в эту комнату. Руки и ноги журналиста сильно затекли от долгого пребывания без движения.

– Уфф… Моя голова. Видать я перебрал с выпивкой…

Констатировав этот печальный факт, Томас протёр слипшиеся глаза и достал из кармана записную книжку.

Он попытался сделать в ней очередную запись, но его почерк на страницах выделывал причудливые пируэты и мёртвые петли, упрямо отказываясь подчиняться руке. Он отложил ручку в сторону и посмотрел на свою ладонь – она вся тряслась нервными конвульсиями.

– Всё… На сегодня с меня достаточно… Лучше я лягу спать в одну из других спален в доме.

Томас Бредберри неуклюже шагал по извивающимся коридорам отеля, высматривая себе наименее страшную комнату на ночь. В одной руке он держал портативную масляную лампу, а другой он хватался за всё подряд, пытаясь сохранять равновесие. Всё вокруг казалось ему подозрительным: висящие на стенах картины, с изображёнными на них людьми, гипсовые человеческие бюсты, стоящие в коридорах, будто бы насмешливо косились на него, как на полного идиота.

Сорок минут блужданий по дому привели Томаса к одной из прилично обставленных спален отеля. Дверь комнаты он сразу же запер на ключ. Наконец-то он мог успокоиться и набраться сил. Бросив рядом на стуле свои пахнущие спиртным вещи, репортёр завалился на огромную кровать с балдахином, и наглухо зарылся под одеялом. Впереди ему предстояло крепко проспать всю ночь.

Так закончился его четвёртый день в «12 Сэйнтс Хилл»…

ГЛАВА 5: где ты

Лучи утреннего света лениво пробивались в широкое решетчатое окно спальни. Глаза Томаса Бредберри с испугом открылись, как и у любого растерянного человека – где он и как здесь очутился…

Репортёр огляделся в непривычной комнате, пытаясь осознать конец его вчерашнего дня. Непривычная мебель равнодушно смотрела на него, отказываясь давать ответ. Застарелый набор декадентских предметов интерьера отдавал чем-то испанским, а лица людей на картине, висевшей над небольшим письменным столиком: лодочников, спускающихся на гондоле по бурлящей и неспокойной реке, были полны насмешки.

– Ах, да… – вспомнил он. – Я же вчера сбежал из своей комнаты. Нужно сегодня убрать это проклятое зеркало.

Томас неуклюже поднялся с постели и открыл одну из полок высокого пузатого комода, разыскивая в нём как можно большую по размерам простынь. Через минуту тщательных поисков такая нашлась… С виду потрёпанная, белая постельная простынь была нужна ему для упаковки и отправки к чёрту его мистически опасного овального зеркала из номера «225».

Сегодня день выдался пасмурным, что было замечено из высоких окон коридора. Бредберри с опаской вернулся в свою комнату, чтобы первым делом решить его вчерашнюю проблему. Черпая у себя внутри скрытые резервы мужества, он набрался смелости вновь заглянуть в зловещее зеркало.

Оперативно включив ламповую люстру в комнате, Томас ещё и подсветил поверхность зеркала фонариком, внимательно всматриваясь в него, но не увидел на нём ничего подозрительного, за исключением следа от ладони, оставленного на зеркальной поверхности, по своим размерам меньше и тоньше, чем его собственная. Противный след чьих-то чужих пальцев не на шутку раздражал его, пробуждая в голове профессиональное репортёрское любопытство, смешанное с диким страхом простого обывателя, беспокоящегося за свою жизнь.

После внимательного осмотра, он осторожно снял зеркало со стены, беспощадно завернув его в старую простынь. Теперь осталось только выставить его за дверь, оставив его надёжно спрятанным под одним из угловых столов, декоративно стоящих в коридоре.

Томас вернулся обратно в номер «225» и уселся за стол, ловя себя на том, что давно уже не делал никаких записей себе в дневник.

Осмотрев свою правую руку, которая вчера тряслась, как у вонючего лондонского пропойцы, Бредберри слегка поиграл пальцами и, удовлетворённый, взял ручку:

– День пятый в адской богадельне «12 Сэйнтс Хилл». Время на часах: начало десятого. Вчера я потерял способность вести свои записи, из-за дикого испуга вчерашним призраком. Я почти твёрдо уверен в своей психической вменяемости и в доказуемости этого странного явления: она передала мне привет, оставив на зеркальной поверхности след от своих грязных лап…

Обезопасив себя от вчерашних козней, Томас ощутил отчаянное урчание у себя в животе – время было позавтракать. Он поспешил отправиться в кухню, но пока он спускался вниз по главной лестнице, проходя через холл, репортёр услышал доносящийся с тумбочки, дребезжащий звонок телефона. Бредберри взял трубку:

– Я слушаю вас.

– Доброе утро. Это говорит шеф-повар гостиницы, Стивен Моллис. Позовите мне к телефону управляющую.

(Нахальный боров).

– Мне очень неловко говорить вам, мистер, но её сейчас здесь нет. Четыре дня назад она уехала по делам в Вустершир, по каким, мне не сказала. А остальная прислуга отеля здесь не появится ещё несколько дней… Так что, ничем не могу вам помочь…

(Ха-ха-ха).

– Вот как? Это весьма неблагоприятное стечение событий, ведь я хотел обсудить с ней, какие продукты нужно привести в отель к прибытию семьи Кэбботов, которые должны приехать к вам уже со дня на день…

(О-о-о-о…)

– Мистер Моллис, я понимаю, что как-то неудобно вышло… Позвоните её секретарше, я могу вам оставить номер телефона.

– А кем вы здесь являетесь, в нашем отеле, если не секрет? Вы заместитель Сюзанны?

(Как же ты достал, олень).

– Нет, я нахожусь здесь в служебной командировке. Я корреспондент журнала «Необъяснимое и загадочное». Провожу здесь расследование по наличию проявлений потусторонних сил на территории «12 Сэйнтс Хилл».

– В самом деле? Вот это ужасная новость… Я вам скажу прямо, что по жизни терпеть не могу вездесущую прессу. Таким, как вы, надо вечно облазить все углы, устроить везде бардак и всё перелопатить, а потом после вас всё опять нужно будет убирать целую уйму времени. Ну и как, нашли уже что-нибудь?

(! -! -! -! -! -!)

– Да, нашёл, – ехидно ответил Томас. – И я думаю, что за месяц пребывания здесь, найду намного больше скелетов у вас в шкафах… Припасов здесь мне хватает, но у меня есть сомнения, что вы хорошо вычистили гостиницу от крыс, у вас здесь в доме происходит вопиющий свинарник, предметы падают со своих мест…

– Мистер Бредберри, я не уверен, что вы отдаёте себе отчёт в ваших словах… Я решительно заверяю вас, что в нашем отеле нет никаких крыс. Все крысы и грызуны, которых мы находили, когда начинали работать здесь, были уже мёртвыми, ещё тогда… – Моллис сделал небольшую паузу. – И, в дальнейшем, ни одной больше не появлялось, одни лишь лягушки в саду… А что касается падающих предметов… У нас в отеле коридоры длинные, и ветер может продувать их насквозь. Постарайтесь закрывать за собой все двери, не будьте безалаберны…

(Ах ты гнусный…)

– Ну вот, так всегда… Одни скептики вокруг… А может быть, грызунов здесь переловил ваш замечательный жирный кот? Ну, знаете, такой здоровенный чёрный котяра. Он свободно бродит по территории отеля и мне ещё исцарапал всё лицо…

– Какой ещё кот? А-а-а… Подождите, я кажется понимаю, о чём вы говорите… Это наверное был наш дружок – Ларси. У старого хозяина отеля был здесь ручной кот, чёрной расцветки. Но это было лет семь назад… Многие даже поговаривали, что кот умер, и его давно зарыли в саду. Время от времени, постояльцы иногда видят в отеле этого кота, но я лично с ним никогда не сталкивался…

(Ну, ещё бы…)

– Помните, как там говорилось: у кошек – девять жизней. Если у вас уже всё, то я пожалуй пойду… – Бредберри утомлённо вздохнул.

– Минутку! Вообще, если хотите моё мнение, такая работа вам уже вредит… Быть может, вы отправитесь уже обратно домой, чтобы не смущать новых гостей нашего курорта, напишите эту вашу статейку в журнале, пока вы здесь ещё не слетели с катушек?

(Ох, сказал бы я тебе…)

– Вообще-то я могу здесь находиться все тридцать дней, на вполне законных основаниях. Можете не пугать меня, мистер шеф-повар. Мне здесь даже нравится! Чистый горный воздух и прекрасное море рядом. Так что, я пока никуда не собираюсь… – В душе Томас победно усмехнулся.

В трубке некоторое время таилось угрюмое молчание.

– Ну что же… Дело конечно же ваше, мистер журнальщик, я просто хотел вам помочь. Продиктуйте мне другой номер управляющей, и я ей перезвоню…

Томас Бредберри сделал то, о чём его попросил повар и положил трубку на место, чувствуя при этом утомление неприятным разговором. Моллис не показался ему приятным человеком, а последние события немного вывели корреспондента из колеи…

– Вот бы здесь была возможность посмотреть новости или мелодраму? Мне срочно нужен телевизор…

Накатывающую тоску одиночества журналист решил разбавить поисками желанного телеящика. По здравой логике, в начале надо бы сфокусироваться на осмотре всех гостевых комнат. Он начал обходить их с первого этажа.

Впереди был тот самый коридор, где лежала так неприятная для него кукла клоуна. Подходя к нему медленными шагами, он наткнулся на знакомый красный пуфик, но тот был пуст, вернее сказать, не совсем пуст – клоун куда-то сбежал, но оставил вместо себя белый листок бумаги.

У Томаса появилось растущее навязчивое ощущение тревоги… Опять ему оставляют записку… Что в ней? Угроза или прощальное письмо, с сожалениями о том, что зубастый подонок не сможет больше составлять ему компанию и уехал на сафари в Австралию…

Взяв таинственную записку в дрожащие руки, Бредберри развернул её и принялся рассматривать, тот же корявый почерк, которым было сделано только одно слово: «П_О_И_Г_Р_А_Е_М?».

На мужчину внезапно нахлынула волна негодования:

– Храни меня, Боже! Что же здесь происходит?

Беспомощно свалившись на пуфик, Томас принялся выделывать штуки с холотропным дыханием. Это было его единственным способом привести свой рассудок в норму.

С усилием, он заставил себя двигаться дальше в следующие комнаты, пока внезапно не набрёл в одну широкую гостиную. Обычная гостиничная комната, с длинным диваном, цветочными горшками у окна, но одна деталь отличала её от остальных комнат отеля… В центре неё, у стены стоял заветный квадратный телеящик.

Не такой уж и старый агрегат на ножках мог показывать только чёрно-белое кино, давая желающим возможность переключать каналы боковой панелью-колесом.

Это было спасительным вдохом для Бредберри, его маленькой возможностью отвлечься от давящих на нервы событий.

Расслабленно развалившись на диване, Томас постепенно забывался в комедийных шоу-программах, бессмысленном бормотании голосов в чёрно-белом экране, пролежав так, беспечно, до вечера…

С наступлением сумерек, он заканчивал этот день в кухне, насыщаясь вечерним ужином. Мирно вымывая в раковине грязные тарелки, Томас услышал в ушах внезапно раздавшийся, оглушительный дверной звонок, прозвеневший из холла отеля. Мурашки и сомнения бодро побежали по его спине, но любопытство заставило мужчину закрыть кран раковины и на цыпочках пробраться в прихожую гостиницы.

Через некоторое время звонок раздался вновь.

Дин-дон, дин-дон, к вам пришёл наш почтальон… – вспомнил он детскую песенку.

Всё внутри корреспондента сжалось, нарушаемое лишь оглушительным вопросом: Кто же может звонить сюда в такое время?

И в самом деле… Ведь он чётко помнил, что накрепко закрыл главные ворота, у управляющей наверняка должен быть ключ, да и у другого персонала тоже. Кто же там? За высокими, обличёнными в две длинные полоски рифлёного стекла, парадными дверьми.

Часы в холле показывали начало двенадцатого, что вызывало у Томаса только лишние подозрения. Репортёр тихонько приблизился к дверям, всмотревшись в стеклянный просвет. Звонки уже прекратились, заменив себя на осторожное постукивание: тук-тук-тук; тук-тук-тук…

– Сюзанна, это вы? – В ответ донеслось лишь холодное молчание.

Бредберри различил снаружи лишь высокий белый силуэт, с длинной висящей копной тёмных волос.

Рука странной фигуры потянулась вверх, оглушив холл гулом звонка.

Сердце Томаса бешено застучало, окуная его в чёрный омут паники.

– Убирайся отсюда! – крикнул он, истерично, на ужасную тень снаружи.

В ответ донеслось лишь нервирующее царапанье дверной поверхности. Теперь он был уверен – это было даже не человеческое существо…

– Нет, ни за что… Не дождётесь! Я сам, добровольно, вас сюда не впущу. Ни за какие коврижки не впущу…

Мужчина достал из кармана флакон со святой пресвитерианской водой и решительно окропил ею входные двери. Снаружи донеслось злобное шипение. Белая тень на мгновение раздулась и взорвалась бешеным карканьем разлетающегося воронья.

Зло отступило… После облегчённого, вымученного вздоха, он тихой рысью поднялся в свою комнату, надёжно заперев дверь на ключ. Долгие звонки в парадные двери неблагоприятно сказались на его слухе, что заставило его всунуть себе в уши ватные беруши.

Репортёр завершил свой пятый день отчаянно зарывшись под одеяло…

ГЛАВА 6: новички

Сегодня наступает особенный день. Утренний рассвет принёс с собой шум и скрежет со стороны главных ворот, ознаменовавший конец одинокого скитания репортёра по «12 Сэйнтс Хилл».

Во внутренний двор заехало что-то тяжёлое, вроде машины, разбудившее Томаса своим рёвом снаружи дома.

– Что происходит? – Он спешно отворил дверь своей комнаты и скорее подбежал к окну, где был лучший обзор.

В отель приехали люди…

Возле ворот творилась суета, но к приятному удивлению корреспондента, он увидел во дворе тот самый «бентли» Сюзанны, цвета тёмной маслины.

– Слава тебе, Господи! – воскликнул он, всё ещё не веря своим глазам. – Наконец-то я здесь больше не один.

Цвет лица Томаса Бредберри постепенно сменился от лилового на розовый, наполнившись тёплыми красками радости и надежды. Но, почему он всё ещё стоит здесь, как декоративная ваза, ему следует спуститься к ней и поприветствовать управляющую.

Бредберри зашёл обратно к себе в номер, порылся в шкафу, достав оттуда варёную каштановую куртку, надел её на себя и отправился вниз во двор…

Со ступенек парадного входа он увидел вдалеке Сюзанну Милтон, которая искала что-то в своём багажнике. Она была одета в тёплое шерстяное пальто (явно привезла сюда новые вещи), а на голове женщины был вишнёвый берет. На какой-то момент она перевела взгляд с багажника на возбуждённое лицо репортёра. Увидев его, бодро идущего к ней, женщина приветливо улыбнулась Томасу:

– Доброе утро, мистер Бредберри. Простите, что разбудила вас своим приездом. Ну, как вы тут поживаете? Не слишком одиноко в таком большом здании?

Лицо Томаса в ответ выражало лишь смущённую растерянность, смешанную с подавленным желанием рассказать ей что-то очень важное, но, между тем, настолько абсурдное, что ноги лишь нервно дрожали под ним.

– Пока держимся… Рад здесь снова вас видеть, миледи.

– Я тоже, Томас. Ну, так как здесь обстоят истории с призраками? Вы уже что-нибудь обнаружили?

– Честно говоря, после вашего отъезда мне здесь было немного отвратно, – он вздохнул. – Наверное, это всё потому, что ваш отель такой огромный, чувствовал себя Джонатаном Харкером, запертым в замковом плену. И за эти несколько дней мне всякое мерещилось…

– Что именно? – с живым любопытством спросила она.

– Хмм… Падающие вещи, бродячие животные, фантомы в зеркалах, странные взгляды, следящие с картин… Иногда, правда, звонят интересные люди, такие как ваш шеф-повар.

– Ах, вы о нём… Забавно. Я слышала от Стива, что вы уже познакомились. У него и правда непростой характер, он иногда бывает грубоват и нетактичен, но с работой справляется на ура. Но, вы же корреспондент газеты, а значит уже знакомы с подобным типом людей?

– Да, знаком. Всё в порядке, за меня не волнуйтесь. Я так полагаю, что вам было трудно завлечь кого-то другого работать в этом глухом месте, расположенном на отшибе от человечества. По крайней мере, голодная смерть нам грозит меньше всего…

Сюзанна добродушно рассмеялась:

– Хи-хи-хих! А вы всё-таки забавный человек, мистер Бредберри. У вас оказывается есть чувство юмора. Ну, сегодня вы сможете познакомиться с остальным моим персоналом, а пока, пройдёмте со мной.

В глазах управительницы внезапно проскочила мысль, и она резко остановилась, положив свою ладонь на грудь репортёра.

– Томас, постойте… Скажите, за время моего отсутствия здесь ничего экстремального не произошло? Если вам есть что мне сказать, то скажите это сейчас.

Бредберри со знанием долга задумался:

– Мда… Не знаю даже, с чего начать… У меня есть подозрения, что в вашем отеле завелись воры, которые повсюду оставляют свои следы, хотя и скрываются от людей. Если только это не грызуны, что очень яро отрицал ваш повар по телефону. Мне оставлялись записки с угрозами, они все собраны в моём дневнике. А в целом, моё расследование продвигается, и я почти убедился, что это место совсем ненормальное…

– Об этом вам следует поговорить с моим человеком по безопасности, он прибудет сюда сегодня, после полудня. По поводу отеля, тут я с вами согласна… Иногда я тоже думаю, что подолгу здесь оставаться не захотела бы. Но, это так, между нами. – Сюзанна натянуто улыбнулась. – У этого отеля весьма сложная история, но он пользуется популярностью среди приезжих туристов. Даже мой хороший друг – Ричард Кэббот, попросил меня дать ему въехать сюда вместе с семьёй. Скоро вы с ним познакомитесь…

– Вы не шутите? Ещё больше людей… Конечно, мне это будет в радость! Мисс Милтон, мне конечно неловко вас просить, но у меня имеется сильный интерес к документам, где описывается история вашего отеля, хотелось бы на них взглянуть…

Женщина снисходительно посмотрела на него.

– Ах да, я поняла, что вам нужно… У меня всё это есть. Исторические хроники «12 Сэйнтс Хилл» лежат толстой стопкой на чердаке, и я предоставлю вам к ним доступ, как только подготовлю отель к завтрашнему приезду семьи Кэбботов. Простите, но сегодня я очень занята, так что вы пока можете погулять вокруг или помочь мне…

Глаза Томаса загорелись решительным блеском.

– Да, без проблем! Я готов вам оказывать любую помощь. Но, что вы думаете насчёт наличия посторонних личностей у вас в гостинице?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10