Виктор Вайпан.

Теория справедливости: право и экономика



скачать книгу бесплатно

Можно выделить и более низкий, детализированный уровень содержания требований принципа социальной справедливости в праве. Это определенные требования к формулировкам самих юридических конструкций норм, используемых в различных институтах. Например, И.С. Шиткина отмечает, что возложение на акционеров (участников), не полностью оплативших акции (доли), солидарной ответственности по обязательствам общества в пределах неоплаченной стоимости принадлежащих им акций (долей) «…мотивируют акционеров (участников) общества к своевременной оплате уставного капитала и обеспечивают как защиту интересов кредиторов общества, так и должную справедливость (курсив мой. – В.В.): положение не оплативших уставный капитал участников было бы более выгодным в сравнении с теми участниками, которые надлежащим образом выполнили свои обязанности».[130]130
  Шиткина И.С. Имущественная ответственность в корпоративных правоотношениях (на примере хозяйственных обществ): лекция в рамках учебного курса «Предпринимательское право» // Предпринимательское право. Приложение «Право и Бизнес». 2015. № 2 (СПС Консультант Плюс).


[Закрыть]
Противоположный пример касается положений статьи 165.1 ГК РФ. В.А. Белов обоснованно полагает, что бездействие физического лица в виде невыдачи доверенности на получение корреспонденции в случае его нахождения в командировке или в больнице «…не может быть расценено как принятие риска наступления негативных последствий, поскольку данный подход был бы противен принципу справедливости (курсив мой. – В.В.)», хотя это «может показаться необходимым исходя из прочтения статьи 165.1 ГК РФ»[131]131
  Белов В.А. Юридически значимые сообщения и их значение в потребительских правоотношениях // Вестник арбитражной практики. 2017. № 2. С. 58.


[Закрыть]
. М.А. Егорова замечает, что положение пункта 3 статьи 434.1 ГК РФ, предписывающее право на возмещение только реального ущерба в виде расходов, понесенных стороной переговоров, не соответствует требованиям принципа справедливости, поскольку перечень оснований для применения мер преддоговорной ответственности должен оставаться открытым[132]132
  См.: Егорова М.А. Переговоры о заключении договора (комментарий к ст.

434.1 ГК РФ) // Право и экономика. 2015. № 12. С. 25.


[Закрыть]. В приведенных примерах конкретные нормы закона обладают признаками социальной справедливости или несправедливости в силу определенных формулировок.

Встречаются и научные высказывания, касающиеся оценки содержания тех или иных юридических понятий исходя из требований принципа справедливости.

Например, К.И. Сколовский, воспользовавшись теорией естественного права, приходит к мысли о том, что «в сделке доброе и справедливое» выступает «как требование к каждому выполнять свои обещания, ведь сделка всегда, так или иначе, сводима к обещанию». И далее делается важный вывод: «…справедливость, состоящая в том, что каждый должен выполнить должное (так ее понимал Ф. Хайек), вполне совпадает с сущностью сделки»[133]133
  См.: Скловский К.И. Сделка и ее действие // Вестник гражданского права. 2012. № 3 (СПС Консультант Плюс. С. 7).


[Закрыть]
.

Наконец, в этом же ряду можно отметить и требования к отдельным юридическим принципам с позиций социальной справедливости. Например, Н.В. Козлова обратила внимание на то, что «цивилистическая теория не смогла доказать безусловную справедливость принципа причинения вреда в качестве общего основания ответственности для всех без исключения случаев. Последовательное проведение этого принципа на практике могло парализовать человеческую деятельность»[134]134
  См.: Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005 (СПС Консультант Плюс. С. 38). См., также: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 284–289.


[Закрыть]
. Ю.С. Харитонова, отмечая отсутствие в ГК РФ указания на прямое одобрение сделки, подчеркивает, что это соответствует принципу диспозитивности гражданско-правового регулирования. Законодатель допускает более широкое толкование последующего одобрения, которое может быть как прямым, так и косвенным. Адресатом одобрения, по мнению автора, должен быть контрагент по сделке. И в этом контексте Ю.С. Харитонова полагает справедливым предоставить правовое значение одобрению с момента восприятия его третьим лицом – контрагентом по сделке[135]135
  См.: Харитонова Ю.С. Заключение сделки неуполномоченным лицом: изменения в ГК РФ и судебная практика // Право и экономика. 2013. № 11. С. 35.


[Закрыть]
. По сути, речь идет о толковании принципа диспозитивности сквозь призму принципа социальной справедливости применительно к конкретной ситуации, прямо не отраженной в законе.

Вместе с тем в юридической литературе никто не рассматривает социальную справедливость как определенное состояние, реальное качество любых общественных отношений, в зависимости от которого непосредственно формируется не только система права в целом, но и отдельные юридические нормы. Поскольку в понятие социальной справедливости не заложена четкая связь правовых норм с изменяющимися отношениями, то набор юридических требований социальной справедливости зачастую выступает застывшим идеалом, догмой. Право, отраженное в действующих нормах, теоретически «подгоняется» под такой трафарет. Отсюда в советской юридической литературе появлялись утверждения о том, что «социалистическое право справедливо от начала и до конца»[136]136
  См.: Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право… С. 67.


[Закрыть]
, «в глобальном плане советское право справедливо, нормы всех отраслей права в целом соответствуют требованиям морали и предусматривают рациональные масштабы поведения»[137]137
  См.: Малеин Н.С. Указ. соч. С. 71.


[Закрыть]
, «социалистическое право во все периоды общественного развития призвано обеспечить действующую социальную справедливость и воспринимается всеми слоями населения, каждым отдельным членом общества как справедливое»[138]138
  См.: Степанян В. В. Указ. соч. С. 105.


[Закрыть]
.

В современной отечественной науке также можно встретить рассуждения о всеобщей справедливости права. Отмечается, что справедливость права предполагает справедливость отдельных норм права в их взаимосвязи[139]139
  См.: Тютин Д.В. Налоговое право: курс лекций (СПС Консультант Плюс. 2015. С. 43); Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 52.


[Закрыть]
, «справедливость права во всяком случае означает, что право не порождает массового протеста»[140]140
  См.: Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. С. 93.


[Закрыть]
, «справедливость права состоит именно в том, что оно применяет к притязаниям конкурирующих сторон один и тот же масштаб, что, оставаясь чуждым индивидуальным противоречиям, оно сохраняет нейтральное положение и оказывается одинаково близким ко всем заинтересованным и к тому, что для них имеет значение истины»[141]141
  Цит. из книги Новгородцев П.И. Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба: Опыт характеристики основ школы Савиньи в их последовательном развитии (СПб., 1999. С. 160) приведена и поддержана Субочевым В.В. в кн.: Законные интересы; под ред. А.В. Малько. М.: НОРМА, 2008 (СПС Консультант Плюс. С. 47).


[Закрыть]
.

В монографии предпринята попытка показать несоответствие некоторых категоричных суждений и постулатов многослойной и сложной действительности, увидеть понятие справедливости во всем многообразии пониманий, выработанных человечеством, попытаться разобраться в ее неуловимой сущности применительно к праву.

1.5.2 Справедливость как отраженный в праве интерес

Отметим, что справедливость зачастую связывается с интересами и рассматривается как своеобразная форма их отражения в праве[142]142
  См.: Экимов А.И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984.


[Закрыть]
. Поскольку нередко признается, что интерес, выражаясь в праве, становится его целью[143]143
  См.: Сабикенов С. Право и социальные интересы в период социализма. Алма-Ата, 1986. С. 164.


[Закрыть]
, то «…справедлива та норма, которая подчинена как конкретной, так и более отдаленной цели» социального развития[144]144
  См.: Попков В.Д. Гуманизм советского права. М., 1972. С. 59.


[Закрыть]
.

В этом контексте справедливость иногда рассматривается как «…оценка обществом баланса интересов сторон договора (распределение прав и обязанностей между участниками, эквивалентность имущественных предоставлений сторон по договору и т. д.)»[145]145
  См.: Богданова Е.Е. Эволюция принципов договорного права в условиях реформы гражданского законодательства. В кн.: Договорное право России: реформирование, проблемы и тенденции развития: монография / Е.Е. Богданова, Л.Ю. Василевская, Е.С. Гринь и др.; под общ. ред. Л.Ю. Василевской. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2016 (СПС Консультант Плюс. С. 19).


[Закрыть]
. Здесь социальная справедливость интерпретируется как сам по себе оптимальный баланс интересов сторон договорного правоотношения, устраивающий обе стороны, не вызывающий конфликта и воспринимаемый обществом как справедливый.

1.6 Теоретические подходы к соотношению справедливости, права и рыночных отношений

Третья грань проведенного нами исследования проблемы справедливости – рассмотрение соотношения справедливости, права и рыночных отношений, в частности предпринимательских. Дискуссии о справедливости в экономической сфере приобрели особую остроту, поскольку здесь обращаются значительные материальные ценности и решаются вопросы распределения экономических благ. Поэтому для юридической науки представляется актуальным анализ реализации принципа социальной справедливости в правовом регулировании предпринимательской деятельности, которая является основой рыночной экономики. В.Д. Зорькин подчеркивает, что «…правовые регуляторы должного и справедливого в экономической деятельности во все эпохи имели особое значение. И понятно почему: они наиболее прямо и непосредственно относились к главной, витальной сфере воспроизводства индивида и общества»[146]146
  Зорькин В.Д. Экономика и право: новый контекст // Российская газета. 2014. 22 мая.


[Закрыть]
.

В юридической литературе традиционно считается, что «…в реализации социальной справедливости центральное место принадлежит распределительным отношениям», которые «опосредуются правом»[147]147
  См.: Правовая система социализма. Понятие, структура, социальные связи. М., 1986. С. 288, 289; см. также: Гринберг Л.Г. Указ. соч. С. 56.


[Закрыть]
.

В советский период справедливость нередко рассматривалась как «принцип права в сфере социалистического распределения по труду»[148]148
  Герлах А. Указ. соч. С. 8.


[Закрыть]
. Конечно, индивидуальные подходы к анализу этого соотношения различались. Например, Н.С. Барабашева и А.Б. Венгеров полагали, что утверждение социальной справедливости – нравственная функция распределения, которая поддерживается правовыми средствами[149]149
  См.: Барабашева Н.С., Венгеров А.Б. Право и распределение. М., 1988. С. 20, 177.


[Закрыть]
. Г.В. Мальцев писал, что «…связь права и социальной справедливости… основана на том, что правовое отношение может быть всегда интерпретировано как особый тип отношения распределительного»[150]150
  Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 186.


[Закрыть]
. Вместе с тем во всех точках зрения можно проследить логическую линию, которая позволяет свести их к единству. В абстрактной форме справедливость означает «соразмерность (соответствие) между… трудом и вознаграждением»[151]151
  Малеин Н.С. О справедливости советского права//Сов. государство и право. 1983. № 10. С. 62.


[Закрыть]
, «…установление прямой функциональной зависимости между тем, что отдельный человек или иной социальный субъект (социальная группа, коллектив и т. д.) дает обществу и другим людям, и тем, что он от них получает»[152]152
  Мальцев Г. Социальная справедливость и правовые основы распределения по труду // Обществ, науки. 1985. № 1. С. 31.


[Закрыть]
. Ее конкретное содержание обусловливалось ведущим социалистическим принципом: «от каждого – по способностям, каждому – по труду». Поскольку право является регулятором меры труда и потребления, то оно закрепляет социалистический способ распределения, поэтому справедливо по своему содержанию. Словом, в социалистическом обществе традиционно предполагается адекватность действующей правовой системы одному из требований принципа социальной справедливости – распределению по труду. Если социальный факт не отвечает общепринятым распределительным критериям (по количеству и качеству труда), которые отражены в юридических нормах, он признается противоречащим принципу распределения по труду, а, соответственно, и несправедливым.

В современных исследованиях рыночного периода ракурс в анализе соотношения права и экономики, по сути, не изменился. Он также ориентирован на экономико-правовой подход к пониманию сущности и миссии права. Отличительной чертой «новой» дисциплины «право и экономическая теория», которая возникла около 1960 года, является применение экономического подхода к анализу всей правовой системы, на что указывает известный американский ученый Р. Познер[153]153
  Познер Р.А. Экономический анализ права. В 2-х т.; пер. с англ. А.А. Фофонова. СПб.: Экономическая школа, 2004. Т. 1. С. 30.


[Закрыть]
.

Неудивительно, что в западной литературе оценка соотношения права и экономики нередко основана на тезисе о том, что «экономическая норма… обеспечивает прочную основу для нормативной теории права»[154]154
  Posner Richard A. Utilitarianizm, Economics and Legal Theory//Journal of Legal Studies. 1979. Vol. 8. № 1. P. 103 (электронный ресурс: http://www. journals.uchicago.edu/doi/10.1086/467603).


[Закрыть]
, а поскольку «справедливость, конечно, включает в себя вопрос о распределении», постольку в основе правовых и социальных беспокойств лежат проблемы распределения[155]155
  Donald H.J. Hermann Review of “Economic Analysis of Law”, By Richard A. Posner//Washington University Law Review. 1974. V. 2. P. 360, 374.


[Закрыть]
. Экономико-правовой подход основан на тезисе о том, что «…право должно служить эффективным средством распределения ограниченных ресурсов, максимизации выгоды от их использования при минимальных транзакционных издержках»[156]156
  См.: БогдановД.Е. Эволюция гражданско-правовой ответственности с позиции справедливости: сравнительно-правовой аспект: монография. М.: Проспект, 2015. С. 12.


[Закрыть]
. В то же время анализ экономических отношений в целом признается необходимой предпосылкой для принятия законодательных решений в государстве[157]157
  См.: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. «Экономическое право» и система российского законодательства в современных условиях. В кн.: Право и экономическая деятельность: современные вызовы: монография; отв. ред. А.В. Габов. М.: Статут, 2015. С. 33.


[Закрыть]
. Т.Я. Хабриева отмечает, что «…право формирует нормативный эквивалент экономических отношений и является универсальным инструментом управления, способным обеспечить решения большинства поставленных задач, достижения требуемых целей, формирование необходимого баланса интересов»[158]158
  Хабриева Т.Я. Экономико-правовой анализ: Методологический подход//Журнал российского права. 2010. № 12. С. 5.


[Закрыть]
.

Российская юридическая литература в значительной степени ориентирована на экономический детерминизм права, а соотношение права, экономики и справедливости рассматривается, прежде всего, в плоскости распределительных отношений. Для гражданского права, например, экономический анализ права означает «… решение проблемы справедливости, понимаемой как та или иная форма выравнивания доходов, богатства»[159]159
  Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Обращаясь к историческим и социокультурным истокам «горячих» юридических проблем, В.Д. Зорькин отмечает, что «…массовое сознание считает главной причиной столь вопиющего неравенства доходов незаконность и несправедливость постсоветского "стартового" распределения общенародной собственности»[160]160
  Зорькин В.Д. Экономика и право: новый контекст // Российская газета. 2014. 22 мая.


[Закрыть]
. Такая реакция людей основана на одной из фундаментальных особенностей категории «справедливости», заключающейся в том, что, находясь в нравственном дискурсе, она зачастую употребляется лишь при возникновении потребности в легитимизации общественных структур[161]161
  Березина Е.М. Милосердие и справедливость: сопряженность смыслов//Вестник ЧелГУ. 2012. № 18 (272) С. 109.


[Закрыть]
. Поэтому о справедливости начинают говорить тогда, когда есть классы, слои, группы или люди, ощущающие себя неравными, маргинализованными, дискриминируемыми в рамках данного общественного устройства. В контексте данной монографии не случайно речь идет о соотношении понятий справедливости и предпринимательства, так как нередко именно предприниматели (особенно мелкие и индивидуальные) ощущают себя неравными, находящимися в дискриминационном положении. Неудивительно, что недавно Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б.Ю. Титов в эфире «Вестей» заявил о том, что «делать бизнес в России неудобно, опасно и… невыгодно»[162]162
  http://www.vestifinance.ru/videos/31644


[Закрыть]
.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5