Виктор Тимченко.

Модерный национализм. Глобальные катастрофы и как от них защититься



скачать книгу бесплатно

– до 1850 г. всё население планеты составляло 1 млрд. 265 млн. человек, при этом более трети – чуть меньше половины всего населения – составляли представители Европейской расы;

– за пределами глобализационных процессов остались только внутренние районы Китая, Внешняя Монголия, Корея и Япония».

Мы излагаем ход и результаты глобализации, совсем ничего не говоря о её причинах. Те, что лежат на поверхности и которыми заполнены школьные учебники истории, нам не понадобятся, – они вряд ли соответствуют действительности. Пока объяснений «глобализационному рывку» нет. Страны-завоеватели обеих Америк и Австралии на них не разбогатели, а такие, как Португалия, покорившая в десятки раз большую Бразилию, и Испания, вскоре пережили тяжёлый системный кризис, начали прозябать в бедности и превратились во второстепенные государства.

Объяснение, возможно, лежит в геополитическом «законе территориальной экспансии» немецкого географа Фридриха Ратцеля (Friedrich Ratzel, 1844 – 1904), по которому, захват чужих территорий, расширение собственных земель, экспансия – естественное влечение всех государств. Попытку толкования этого феномена делает в «теории пассионарности» (в несколько иррациональной плоскости) и российский историк-этнолог Лев Гумилёв, сын известного поэта Николая Гумилёва и ещё более известной поэтессы Анны Ахматовой. «Пассионарностью» он назвал духовную силу человека или нации, способность лица или нации на сверхусилия, сверхнапряжение, стремление человека или этноса изменить свою жизнь к лучшему, способность жертвовать ради высоких целей, идеалов, даже если эти цели призрачны, а идеалы не выдерживают испытания временем. Он доказывает, что каждый этнос (или такие супер-этносы, как европейский или арабский) имеет в тот или иной момент своего развития ту или иную «энергетическую силу», происхождение которой он связывает с космическими процессами. По его мнению, во время европейских завоеваний белая раса находилась на пике пассионарности (и на оборот, на минимуме пассионарности были завоёванные ею народы), и именно эта пассионарность заставляла авантюристов («пассионариев») искать в завоеваниях выход энергии. Таким же пассионарным был тогда и Арабский (Исламский) супер-этнос. Поэтому причиной первого этапа глобализации был не экономический, а демографический фактор.

Итак, численность «пассионарных» европейцев стремительно растёт. На втором этапе глобализации белая раса колонизирует Африку.

Демографический взрыв на «небелом» поле

Все законы демографии ещё не раскрыты. До сих пор не удалось, например, объяснить, почему происходит демографический взрыв (т.е. резкий рост рождаемости), а затем, так же внезапно, демографический подъём прекращается. Тот же Гумилёв считает, что население увеличивается только тогда и только там, где этнос находится в высокой стадии пассионарности, – поверим ему на слово. Как бы там ни было, но белое население планеты с 150 миллионов в начале ХVIII века возрастает до умопомрачительной цифры в 850 миллионов к 1925 году.

Тогда это была почти половина всего населения земного шара. Благодаря глобализации Европейская раса получила в своё распоряжение 80% территории планеты и смогла усилить своё влияние по сравнению с другими расово-этническими группами. Считается, что именно тогда Европейская раса и христианская цивилизация достигли пика своей политической и экономической мощи, установив «белую» монополию на решение всех политических и экономических вопросов на планете.

После пика есть только одно направление дальнейшего развития – вниз. Мы не рассматриваем причины упадка (тем более что немало из них, приведённых в тех или иных демографических работах, вызывает сомнение); отметим лишь, что процент белого населения на планете с тех пор постоянно снижался. Демографический взрыв произошёл на другом – «небелом» – игровом поле.

Его результаты мы будем анализировать на протяжении всей книги, но один вывод сделаем сразу – словами известного американского политолога Збигнева Бжезинского, сказанными им после вывода советских войск из Афганистана: это «не просто выход иностранной армии с территории чужой страны, это даже не крах коммунистической интервенции… Это прежде всего выход Белого Человека с непокорённого Юга обратно к себе на Север. Это такой выход Белого Человека с Юга, после которого он уже туда никогда не вернётся».

Он вернулся американской и натовской армадой в 2001 году – чтобы бесславно и безрезультатно уйти из Афганистана в 2014!

Более мощной военной организации, чем НАТО, сегодня в мире нет. Её проигрыш в афганской войне наводит на мысль, что дело не в военном таланте афганцев и не в их боевой выучке, а в том, что у него несколько другие, более фундаментальные причины.

Откуда берётся демографическое преимущество одних над другими? Из всего огромного ареала демографических теорий, постулатов, тезисов и «законов» пока несомненно статистически подтверждается только один: уровень рождаемости падает при восхождении по социальной лестнице. Люди материально обеспеченные и хорошо образованные не хотят иметь столько же детей, как те, кто прозябает в нищете. Ведь бедный – не значит импотентный.

Лавинообразный рост народонаселения в бедных (африканских) странах не может оставлять равнодушным ни одного человека. Поскольку тема взрывоопасная, то вокруг цифр рождаемости, смертности, прироста населения ведутся ожесточённые споры. Тем более что часто речь идёт не о знакомой европейцам более-менее точной переписи населения, а об оценках. Поэтому обратимся к глубокому и беспристрастному источнику: ниже список стран с наибольшим приростом населения (рождаемость минус смертность) по данным ЦРУ за 2010 год:


Таблица 1


При таком приросте, как в Нигере, население этой страны удвоится за 19 лет, через 50 там будет в шесть раз больше жителей, чем сегодня. ООН обнародовала цифры по всей Африке – в 2050 году там будут жить два миллиарда человек, в 2,5 раза больше, чем сегодня. Можно соглашаться с английским пастором Томасом Мальтусом (по поводу роста населения в геометрической прогрессии: 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128…, а производства продуктов питания – только в арифметической: 2, 4, 6, 8, 10, 12…), можно с ним спорить и приводить пример нынешних европейских стран, но пока вывод такой: демографическое (прирост населения) и социальное (голод от недостатка продовольствия и воды) давление в африканском (шире – исламском) котле в ближайшие десятилетия поднимется невероятно.

Для полноты картины приведём цифры из вымирающих стран – у них «прирост» отрицательный. Так выглядит конец списка:


Таблица 2


Список довольно показателен географически. Государство Гаити попало в него случайно – из-за гигантской, самой высокой на планете, смертности населения.

Критики Мальтуса говорят о том, что старик опубликовал свой «Очерк о законе народонаселения» (Essay on the Principle of Population) в 1798 году, и ему не были известны нынешние контрацептивы. Действительно, Мальтус призывает (учитывая катастрофу, которая, по его мнению, была неизбежной) к «моральному воздержанию». Но современные индустриальные страны уже потратили немало миллионов на раздачу в Африке презервативов. Результат – см. таблицу 1.

Настоящими тормозами высокой рождаемости (им Мальтус посвящает десятки страниц) являются войны, болезни, эпидемии. ООН считает, что если бы СПИДа не было, то в Африке в 2050 году жило бы не 2 миллиарда, а 2,26 миллиарда человек, на 260 млн. или на 13% больше.

То есть ещё больше. Но в таблице, которую мы привели выше, уже учтена смертность от нынешних войн, болезней, голода и жажды. Если кто-то хочет получить в перспективе другие, более низкие и более приятные для него цифры, то он должен объяснить, какие войны и какие болезни, ДОПОЛНИТЕЛЬНО к существующим, должны упасть на головы африканцев в последующие десятилетия. Тем более что европейско-американская политика на сдерживание рождаемости (презервативы) нарывается в Африке на сопротивление не только традиционной семьи, но и политических элит44
  Мы употребляем слово «элита» не в смысле «превосходства» или «лучшести» этих граждан, а лишь как знак их – по тем или иным причинам – более активной роли в обществе; известно ведь, что обществом, даже так называемым «демократическим», правит не весь народ, не «демос», а именно элита, верхние «десять тысяч». Эта элита – довольно замкнутая структура, смены элит происходят только во времена социальных потрясений. В «будни» границы элиты достаточно непрозрачны, сравнительно мало выходов из элиты, добровольных – просто ничтожно мало. А войти в неё ещё труднее, чем из неё выйти. Это утверждение универсальное, оно распространяется на все существующие общества. Чтобы в этом убедиться, стоит просто проанализировать фамилии депутатов, членов правительства и миллионеров за последние сто лет в любой стране мира. Но это так, к слову…
  Слово «элита» означает, как известно, «лучшее, избранное». Там, где мы пишем о правящем классе, об экономической и политической элите, представителей которой мы не считаем ни «лучшими», ни «избранными», мы и в дальнейшем в тексте будем употреблять слово «элита» без кавычек, но постоянно иметь их в виду.


[Закрыть]
: они заинтересованы в высокой рождаемости, которая поставляет рабочие руки и пушечное мясо, а также добавляет «авторитет» на международной арене. Ведь многочисленное население имеет огромное влияние как на экономику, так и на военную мощь, является определённой гарантией политического суверенитета. Разумеется, эта формула далеко не абсолютна. Но именно она отражает господствующие в слаборазвитых государствах умонастроения. Президент Ботсваны Кветт Кетумиле Масире (Quett Ketumile Masire, род. 1925) выразил их так: «Сейчас нас 1,3 миллиона. И с нами никто не считается. Когда нас будет шесть миллионов, с нами будут иногда считаться. Если нас будет 12 миллионов, с нами будут считаться все».

Конечно, так называемое «планирование семьи» началось давно и не в Африке. Каковы же его результаты?

Что даёт «планирование семьи»

Первой из развивающихся стран к осуществлению национальной программы планирования семьи в качестве официальной государственной политики ещё в 1951 году приступила Индия. Эта политика предусматривает самые разнообразные пропагандистские, медицинские, административно-правовые и другие меры. По всей стране созданы тысячи центров семейного планирования, занимающиеся распространением новых методов контрацепции, применения внутриматочных противозачаточных средств, стерилизации мужчин и женщин. Лозунг этой политики: «Погоди заводить второго ребёнка, а после третьего остановись!». При этом средства контроля за рождаемостью остались традиционными: стерилизация или предупреждение беременности.

Стерилизация сначала хоть и не была принудительной, но активно поощрялась властями: согласившийся на неё мужчина мог получить денежную премию или транзисторный радиоприёмник. В середине 70-х годов, при премьерстве известной Индиры Ганди, в стране была принята новая, намного более жёсткая программа планирования семьи, в которой основную роль играла принудительная стерилизация мужчин, уже имевших двух и более детей. Женщин, беременных четвёртым ребёнком, заставляли делать аборт. Премии платили не только мужчинам, которые добровольно шли на стерилизацию, но и «информаторам», сообщавшим властям о беременности той или иной женщины. В некоторых штатах были приняты законы, которые предусматривали лишение прав на льготное жильё, бесплатное медицинское обслуживание, банковские займы и даже увольнение с работы мужчин, уже имевших двух детей и не желавших стерилизоваться. Правительство расписывало по штатам квоты по стерилизации мужчин и требовало их выполнения.

Правительство предприняло несколько попыток юридически поднять возрастной порог вступления в брак. В 50-е годы этот возраст для мужчин составлял 22, а для женщин 15 лет, но уже в 60-е годы он был поднят соответственно до 23 и 17 лет, а в 1978 году для женщин – до 18 лет. После того как перепись 1981 года показала больший прирост населения, чем это ожидалось, активность программ планирования семьи возросла. В 1986 году правительством Индии была разработана новая схема сдерживания роста населения, которая предусматривала охват различными средствами контрацепции до 60% супружеских пар. Была установлена жёсткая норма – два ребёнка на семью. Программа демографической политики с 2000 года имела целью достичь к 2010 году рождаемости (точнее – фертильности) на уровне простого воспроизводства населения. Простое воспроизводство – значит, чуть больше двух детей на одну женщину и остановка в росте населения.

Результаты? По переписи 2011 года население Индии выросло за десять лет на 181 млн., почти на 18%, и достигло 1,21 миллиарда.

Мы не пытаемся оценивать нравственность или преступность индийской (и не только индийской) политики «планирования семьи». Принудительную стерилизацию проводили и проводят несколько стран. В частности, США, которые были в этом деле первыми. Там стерилизовали душевнобольных, умственно отсталых, а в некоторых штатах – глухих, слепых, эпилептиков и людей с физическими уродствами. Просвещённые шведы отменили закон, разрешающий принудительную стерилизацию, лишь в 1976 году. Римский устав Международного уголовного суда считает принудительную стерилизацию преступлением против человечества; равно как преступлением считается принудительная стерилизация психически больных в нацистской Германии…

Приведённый выше индийский пример призван доказать лишь один тезис: прилагая огромные организационные и финансовые усилия, идя на преступление, Индия не достигла желаемого.

Почему борьба с высокой рождаемостью в Африке должна дать другие результаты?

Единственный пример успешной программы «планирования семьи» есть в Китае. Там действительно политика «одного ребёнка» снизила рождаемость (2010, оценка) до 1,4 -1,6 ребёнка на одну женщину. Это ниже показателя в развитых странах, где на одну женщину приходится в среднем 1,7 ребёнка.

Вопрос, почему Китай смог осуществить то, что Индии не удалось, риторический. Китай в своё время истребил воробьев, которые якобы поедали урожай риса – потом их пришлось импортировать. Китай выплавлял чугун в домашних доменных печах. Китай отправлял профессоров на перевоспитание в совхозы. Это Китай. А в Китае есть воспитанная Мао Цзэдуном Коммунистическая партия. И слово партии – закон более высокий, чем закон уголовного кодекса. Пусть кто-то осмелится не выполнить! В Индии такой партии нет и не было – отсюда разница в результатах.

Но железные законы китайской компартии на Африку не распространяются – вот в чём проблема.

Да и Китай не стоит на месте, меняется. В последние годы китайское правительство несколько раз заявляло о намерениях позволить людям иметь двух детей. Съезд КПК 2012 года, который избрал новое партийное руководство, тоже высказался за пересмотр демографической политики. Среди причин: старение общества, недостаток в недалёком будущем рабочих рук. Доля пенсионеров растёт, трудоспособное население сокращается. К 2030 году более четверти китайцев будет старше 60. В период между 2010 и 2020 годами число китайцев в возрасте от 20 до 24 лет упадёт на 20%. Кто будет обеспечивать благосостояние и одновременно платить пенсии? Китайский фонд исследований проблем развития при Госсовете КНР опубликовал в начале ноября 2012 доклад, в котором настоятельно рекомендовал властям пересмотреть политику планирования семьи, подчёркивая, что старение населения и исчерпание Китаем своих «демографических дивидендов» станут серьёзной угрозой для будущего развития страны.55
  В октябре 2015 года в Китае официально провозглашена новая демографическая политика. На пленуме ЦК КПК объявлено, что китайцам будет позволено заводить двух детей.


[Закрыть]

В Индии тоже о сдерживании рождаемости в последнее время практически не слышно. Она делает ставку на молодёжь, которая позволит, по прогнозам, увеличить долю страны в глобальной экономике с двух процентов в 2009 году до 13% в 2050.

Поэтому остановить демографический взрыв ни презервативами, ни чем-то другим не удастся. По прогнозу ООН, в 2050 году население Земли составит 9,3 миллиарда человек. Из них только 1,3 миллиарда будут европейцами, относительное сокращение доли европейцев на планете ожидается в 1,8 раза. При этом будет происходить дальнейшая «де-европеизация Европы» и других, когда-то «белых» стран – США, Австралии, Новой Зеландии, Канады, где население будет прирастать только за счёт небелой иммиграции и высокого уровня рождаемости небелого населения. «Демографический котёл» может взорваться, но наверняка не в Китае или Индии, которые, опять же по прогнозам, выйдут в мировые экономические лидеры. Прорвётся там, где «демография» сначала выйдет на улицы, а затем, пересекая границы, захватит те территории, которые станут в то время относительно свободными. Состоится конвертирование демографического потенциала в геополитический.

Экспансия небелого населения на некогда «белые» территории понятна демографически и легитимна этически. Она является лишь ответом через 500 лет на экспансию белых в ходе первых двух этапов глобализации – на кровавый захват Америки и не менее кровавую колонизацию Африки.

Почему происходит и будет происходить «цветное» нашествие? Причины две. Первая из них: демографический взрыв в развивающихся странах и так называемый «демографический переход» (проще, снижение рождаемости, уменьшение количества населения, вымирание) в «белых» странах. Вторым фактором является доминирование белых в мировой экономике и политике, а также исторически сложившееся, но объективно несправедливое – в пользу белых – распределение экономических, финансовых и природных ресурсов на планете. «Цветное нашествие» эту несправедливость выравнивает.

Повторю: сейчас с западным миром, с так называемой «фаустовской цивилизацией», происходит то, что произошло на других континентах, с другими людьми несколько веков назад. Морально другие расы имеют право ответить сегодня белым такими же жёсткими методами, какие к ним когда-то применялись. Они пока этого не делают, и белая раса должна быть им за это искренне благодарна.

В начале ХХ века профессор Лейпцигского университета Фридрих Ратцель, о котором мы уже упоминали, вывел несколько так называемых «законов экспансии» (Gesetze des r?umlichen Wachstums der Staaten, законы пространственного роста государств – в двухтомнике Die Erde und das Leben, Leipzig, Wien, 1902). Он рассматривал государство как живой организм, который рождается, растёт и умирает, и считал, что расширение государств и их сжатие суть нормальные жизненные процессы. За то, что он обосновывал империалистические посягательства тогдашней Германии на чужие территории, отстаивал право «более культурных наций» на поглощение «политических единиц меньшей значимости», его законы в научных кругах не слишком почитались.

Но сегодня стоит перечитать Ратцеля ещё раз. В своей книге он говорит не о поглощении слабых СТРАН сильными, а об ассимиляции и абсорбции слабых НАЦИЙ более сильными. Как мы увидим далее, экономическая, финансовая, военная, политическая мощь государства не всегда адекватна силе нации. Учитывая современное развитие ситуации, можно без риска ошибиться сказать, что африканские и латиноамериканские нации сейчас активны, подвижны, с высокой потенцией или, как сказал бы Гумилёв, «более пассионарны», чем европейские, шире – белые нации, которые постепенно угасают. Прав Ратцель и в том, что экспансия государства направлена не на любые регионы (в Африке немало пустынь), а на важнейшие для её развития, в частности, богатые, регионы, которые не обязательно должны располагаться по соседству – когда-то Великобритания, Франция, Испания, Португалия, Германия захватывали колонии за тысячи километров от своих столиц. Кажется, Ратцель сегодня так же актуален, как и 100 лет назад.

На нынешнем этапе глобализации небелые нации идут в Европу, потому что им нечего есть, а в будущем – с ростом популяции – их рацион станет ещё ничтожнее. Белые (пока белые) государства защищаются, но делают это бессистемно, слабо, неуверенно, вяло, неискренне, так, как когда-то защищались от европейцев ацтеки, майя и инки.

Следовательно, если кратко сформулировать причины активизации национальных движений и партий, то одной из главных является убеждение, что ГОСУДАРСТВО защищает нацию слабо, вяло и неискренне. То есть – недостаточно. Они стремятся сделать эту защиту эффективнее. Поэтому они ставят на повестку дня национальный вопрос, считая его одной из основ для решения экономических, культурных и политических задач.

Удастся ли им достичь своих целей – вопрос открытый.

Голод – не тётка

Оставим Томаса Мальтуса с его стремлением арифметически проверить красоту человеческого будущего. Никто не может поставить под сомнение тот факт, что в Африке, Азии и Латинской Америке рождаемость растёт темпами, которые экономика дать не может. Поэтому трагедия сегодняшнего времени заключается в резком обнищании многих народов, которое несёт с собой голод, болезни, высокую смертность, уничтожение окружающей среды, «голодные» бунты, войны за ресурсы, и просто войны, и миграцию в те края, где отчаявшиеся люди могут элементарно выжить. В 90-х годах ХХ века от голода вымирали Сомали и Судан, в 2000 – Зимбабве, в 2003 – снова Судан, в 2005 – Нигер, 2006 – Эфиопия, Кения, Сомали и Джибути. 2011 – вновь Сомали и Эфиопия. К слову, вымирали, но давали за счёт высокой рождаемости наибольший прирост населения на планете (см. таблицу выше).

Понимание такого развития у международного сообщества есть. ООН, все 189 стран-членов, наметили в 2000 году так называемую Программу тысячелетия, восемь ведущих направлений борьбы с голодом и высокой смертностью. Была поставлена цель уменьшить число голодающих к 2015 году по сравнению с 1990 годом вдвое. За дело взялись специальное подразделение ООН, Международный валютный фонд, Всемирный банк и другие уважаемые организации. Бюджет на борьбу с голодом за этот период вырос вдвое.

Каковы же результаты? В 1990 году в мире было 822 млн голодающих, в 2009 году их количество достигло одного миллиарда. Сейчас называются цифры далеко за миллиард, каждый восьмой человек на планете не может удовлетворительно питаться. Почти 8,8 миллиона человек умирают ежегодно от голода, один человек – каждые три секунды. То есть в процессе выполнения поставленных ООН благородных целей за 22 года от голода умерло почти 200 миллионов человек, а число тех, кто остался на этом свете прозябать, выросло как минимум на 200 миллионов. После принятия ООН Программы снижения количества голодающих на 400 миллионов их число на такое же количество, то есть на 50%, возросло. От голода в мире сегодня умирает больше людей, чем от СПИДа, малярии и туберкулёза вместе взятых. Одним словом, мировое сообщество пока не нашло решения проблемы голода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16