Виктор Стройкин.

Три года странствий. Избранное 2014—2017



скачать книгу бесплатно

© Виктор Стройкин, 2017


ISBN 978-5-4485-5486-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Со мной

 
Как в один из дождливых цветных вечеров
В этом маленьком храме с названьем Любовь
Одной каплею крови и цепью одной
Тебя высшие силы связали со мной.
 
 
Обещали мы оба себя не терять,
Верить свято, друг друга в беде не бросать,
Чтобы ты не с другим, чтобы я не с другой,
Чтоб я только с тобой, чтоб ты только со мной.
 
 
Если вдруг сатана нам объявит войну,
И под песни хвалебные Судному дню
Богоматерь по маслу ударит слезой,
Ты всегда и везде оставайся со мной.
 
 
Мы начнём отступать, я прикрою тебя.
Мы в атаку пойдём, впереди буду я.
В один миг удивится и свой, и чужой,
Как сильны мы бываем, когда ты со мной.
 
 
Если вдруг мы погибнем в жестоком бою,
Люди добрые честь отдадут нам свою
И зароют нас, как в мавзолей, в шар земной.
Но тебе не видать там разлуки со мной.
 
 
То лишь тело гниёт, а в раю смерти нет.
Через пять, через сто, через тысячу лет
Из анналов истории град золотой
Не сотрёт, как в любви прожила ты со мной.
 
23 августа 2014

«Ну вот и всё, окончен бой…»

 
Ну вот и всё, окончен бой.
Лежу, прогнувшись под тобой,
Как зэк «опущенный» под шконкой.
Приказ твой принят замолчать.
Я должен молча наблюдать,
Как спит мой ангел на осколках.
 
 
Любви ажурный мой сосуд
Спешил представить я на суд
Тебе в тот тёплый летний вечер.
Ты промолчала, дав мне знак,
Что в том сосуде всё не так.
Я ждал до следующей встречи.
 
 
Сосуд сюрпризом наполнял,
Узор и цвет с утра менял.
Я вновь покой твой потревожил.
И снова гложет меня стыд,
Что все старания – лишь дым.
За что мне это всё, о Боже?!
 
 
И, как для Шеиной Желтков,
Я вознамерился флакон
Слезою собственной наполнить.
Не то как гной её давил,
Не то от сердца волком выл,
Терзаясь далеко за полночь.
 
 
Мой добрый ангел мне твердил,
Что не чета тебе я был,
Но мне азарт заткнул все уши.
Настало утро. Мой флакон
Встаёт торжественно на кон
Желанным миллиардным кушем.
 
 
Легко сказать, что был провал.
Свой куш я быстро проиграл.
Чего пожертвовать ещё бы?
Но ради лишь тебя одной
Стоять с протянутой рукой
Ещё пока я не готовый.
 
 
Сосуд разбит. Мой ангелок
Обиду выдержать не смог.
Ко мне спиной он повернулся,
Прилёг на битое стекло,
Головку поддержав рукой,
Да так, кажись, и не проснулся.
 
 
Кого же любишь ты, змея?
Наверное, одну себя!
Я это чётко понимаю.
Уйди же с глаз моих долой,
Ступай к себе своей тропой.
Тебя я видеть не желаю!
 
13 ноября 2014

Хиросимская история

 
Кто его на белый свет явил?
Кто его сюда в тот час позвал?
Как метеорит, как молонья
Он из бомболюка вниз упал.
 
 
Он сровнял с землёю всё, что смог,
Будто бы отпетый хулиган.
Сотни тысяч жизненных цветов
Вырвал с корнем чёрный ураган.
 
 
Жизнь её он тоже полюбил,
Ажно разлетелись лепестки,
В час, когда сидели, пили чай
И смеялись, словно дураки.
 
 
А теперь слабеет свет свечи
(А ей было только двадцать лет!).
Триста раз вглядись, и не поймёшь,
Девушка лежит или скелет.
 
 
Триста раз попробуй угадать,
Кто же эта дивная краса,
Что страдает нынче ни за что,
Что была ей три часа назад.
 
 
А ещё в кольцо её брала
Чёрная змея больших утрат.
Жениха замучили в плену,
Храбрым канул в вечность старший брат.
 
 
Будь он рядом, легче было бы!
Нет – он императору служил
И за честь империи родной
В Филиппинах голову сложил.
 
 
И теперь она совсем одна
На больничной койке возлегла.
У людей вокруг, как у неё,
Также прахом сдулись все дела.
 
 
Правда, можно силы не терять
И, пока жизнь бренная с собой,
Слабою рукою направлять
Эскадрильи птиц бумажных в бой.
 
 
Там, глядишь, до тысячи дойдёт.
Только вот потеряна семья.
Жизнь её, чего не предприми,
Не вернётся на круги своя.
 
 
Но, как видно, и тому не быть.
Птицы улетают в небеса,
А за ними девушки той дух
Мчится, и не смотрит он назад.
 
 
На том свете будет хорошо.
Через радиоактивный смрад
Ждёт её замученный жених,
Ждёт её, скучает старший брат.
 
6 апреля 2015

Юродивый

 
Берегись, честной народ!
Разбегайся по углам!
Величаво по дворам
Сам царь-батюшка идёт.
Взор орлиный у него,
Весь наполнен он грозой;
От того, кто слишком злой,
Не оставит ничего!
В обезлюдевший посад
Только нищий честь имел
Заступить.
Он, видно, смел;
Царь ему – не сущий ад.
Шуба порвана в пути,
Оттого и жалок вид.
Двухпудовый крест висит
На железной на цепи.
Государю он в глаза
Глянул огненной стрелой,
Со спокойною душой,
Как приятелю, сказал:
«О великий, не гневись,
Слово вымолвить позволь!
Пусть я уличная голь,
Разговора не стыдись!
Знаю, в городе моём
Многих хочешь ты казнить,
Бога хочешь разозлить!
Я молю лишь об одном:
Крови реки ты не лей,
А не то узнаешь сам,
Как бывают небеса
Злы, когда казнят людей!
Земляки мои всегда
Верно службу вам несли,
Против власти не пошли
В эти смутные года!
Пожалей их, просит Бог.
А взамен получишь ты
Много денег золотых
И здоровье рук и ног!
И достанется тебе
Много мудрости, любви,
Не взращённых на крови,
Коль отдашься ты судьбе!
А судьба, коль знаешь ты,
Там, вверху, а я ничто,
Я посол её».
«Ну что ж,
Мне до неба высоты
Не добраться никогда,
Сколько я бы ни мечтал.
Я и сам, кажись, устал,
Двигать царство в никуда.
Знаю, многих я убил,
Но любовью да не сыт.
Пусть сожрёт с костями стыд,
Что сжигал я и топил!
А твой город я хочу
Милостию одарить.
Вы извольте долго жить,
Я вам много заплачу!
Я вам жалую права
Без налогов торговать,
Без препятствий промышлять;
Я в ответе за слова!
Да храни вас всех Господь
От разбойников лихих
И кочевников чужих!».
И под леденящий дождь
Царь отправился туда,
Где в подарочек хлеб-соль
Передаст ему та голь,
Что не сведала едва
Мук невинных от царя.
А над старым городком
Раскалённым угольком
Поднималася заря.
 
9 ноября 2015

Бриз

 
Гонялся бриз за первой волной.
Метался бриз, по жизни шальной.
Хотел он солнце к себе в карман,
Чтоб без напряга да задарма
Уйти в нирвану.
 
 
А наверху оно под рукой.
Возьмёт его и будет таков.
Ещё немного, и он король!
Он подберёт к небесам пароль
И брызнет солью.
 
 
Но мог ли он до солнца достать?
Об этом мог он только мечтать.
Он лишь камней накидал чуть-чуть,
Когда собрался в обратный путь,
Чтоб вновь вернуться.
 
 
Гонялся бриз за первой волной.
Метался бриз, по жизни шальной.
Хотел он солнце к себе в карман,
Чтоб без напряга да задарма
Уйти в нирвану.
 
1 марта 2016

Пиши, поэт…

 
Пиши, поэт, пока ты музою любим.
Пиши, поэт, пока запоем не гоним.
Пиши, поэт, пока не сломано перо,
Пока хранит любовь к искусству твой народ.
 
 
Пиши, поэт, не трать себя на пустоту,
Не выпускай из рук заветную мечту.
Пиши, поэт, своим врагам наперекор —
От строк твоих погаснет их надменный взор.
 
 
Пиши, поэт, да не торгуй своей душой —
За душу редко платят ломаным грошом.
Пиши, поэт, да не топись в реке утех —
Когда-нибудь твой позабудется успех.
 
22 мая 2016

Кино

 
На мосту ты со скуки
Разгулялась давно.
Чьи-то сильные руки
Начинали кино.
 
 
Фильм как будто бездарен,
Как и вся жизнь моя.
Незатейлив сценарий,
И эффекты – фигня.
 
 
Ты – звезда кинофильма
На дорожке моста.
Ну а я – простофиля,
Кто от жизни устал.
 
 
Здесь не просят билеты
И попкорн не дают.
У кого любви нету,
Те толпою идут.
 
 
И с таким горем-чудом
Я со школы знаком.
Всё до капли прочуял
Без трёхмерных очков.
 
 
Ты – высокая марка,
Тихий трепет и шок.
А я просто зевака,
Посмотрел да ушёл…
 
7 июля 2016

«Солнце спать ложится…»

 
Солнце спать ложится.
Плещется море.
Над водою кружат птицы.
Нет на сердце горя.
Только ты моё сердце
Взглядом приковала,
Как в моей, в моей жизни
Раньше не бывало.
 
 
Ты глядишь на потолок всё время,
Пьёшь вино из рюмки.
Видно, ты не знаешь, чем заняться,
Чем развеять скуку.
Только я всё так же очарован,
Взглядом зацепился.
Только сразу подойти поближе
Так и не решился.
 
 
Вдруг огни кафе погасли.
Ты уже уходишь.
Камни в воду летят с пирса.
По берегу ты бродишь.
На меня случайно ты взглянула,
Я будто тебе нужен.
Ну почему встать ближе не решаюсь,
Ну почему же?
 
февраль 2014

Природы сын

 
А я встану на холме,
Отдохну от суеты
В сумеречной тьме,
Средь речной воды.
 
 
Разрезают облака
Скатерть неба на куски.
Плавятся слегка
Звёзды-огоньки.
 
 
Разум чист, и я один.
Только ветра шум со мной,
Мириады звёзд
Да над головой.
 
 
И вернуться в суету
Не поможет мне никто.
Я природы сын,
Я уже не тот.
 
март 2014

«Над рыночной площадью солнце заходит…»

 
Над рыночной площадью солнце заходит.
Часы непрерывно на башне гремят.
Глашатай надрывно прохожих заводит.
И старый, и малый на праздник спешат.
 
 
Гитара и бубен всё ждут не дождутся,
Когда ото сна их заставят восстать.
Вот-вот фонари тёплым светом нальются,
И вряд ли кому-то захочется спать.
 
 
Вдруг сзади гитара мажором взорвалась,
И клоун всем по-тарабарски запел.
В магическом танце, как будто в астрале,
Застряли с тобой мы, забыв про предел.
 
 
В обнимку со мною круги нарезаешь
И в губы целуешь, как будто любя.
Неведомо людям, что ты совершаешь
Двойное убийство – меня и себя!
 
 
В потоке возгласов восторженных тонет
Рассудок, и сердце бежит вслед за ним.
Давай же, души меня в жарких объятьях,
Коль в дьявола выродился херувим!
 
 
И времени нет на раздумья, конечно.
Мы остановили его навсегда.
И музыка пусть поиграет подольше,
И пусть же нам дышит в затылки беда.
 
 
Народ разошелся, а мы остаёмся,
Беснуясь у добрых людей на виду.
Люблю твои жаркие цепкие руки,
Я в них хоть в геенну отсюда уйду!
 
5 мая 2014

Депутат

 
На горячем морском побережье
Возвышался большой особняк.
В нём, в деньгах и вине утопая,
Жил когда-то один депутат.
 
 
Был он типа избранник народный.
Весь народ представлял депутат.
И берёг депутат как зеницу
От других драгоценный мандат.
 
 
А в подвале его резиденции
Завалялся большой чемодан.
В нём он совесть свою запечатал
И забыл про него навсегда.
 
 
Но пропал депутат наш бесследно,
И теперь в его дом не войти.
Вот и думай, как вытащить совесть,
Чтоб владельцу потом принести!
 
 
Ну а далее, если захочешь,
Можешь ты депутата искать.
Только может быть так, что в финале
Совесть некому будет отдать.
 
11 мая 2014

В поезде

 
Малиновый закат.
Дорога прямо в ад.
И нечего сказать —
Ты слишком долго ждал конца игры.
Теперь пришла пора
Прощаться навсегда,
И словно целый мир
Проваливается в тартарары.
 
 
Зелёные луга,
Высокие леса.
Но, как ты ни крути,
Туда уже не едут поезда.
Глаза свои протри,
Поближе посмотри
И честно мне ответь:
Не жизнь свою ли ты оставил там?
 
 
Уютный тёплый дом.
Друзей так много в нём.
И мама ждёт всегда.
Но где теперь ты это потерял?
Одна на жизнь любовь,
Что грела твою кровь.
Но вот и ты исчез.
Кому же ты любовь свою продал?
 
 
Пересекает склон
Обшарпанный вагон.
Известны лишь ему
Твоя печаль и мысли все твои.
И некому помочь.
Пусть будет в эту ночь
Твоим проводником
Звезда, что возвышается вдали…
 
30 июля 2014

Богиня

 
Как в один прекрасный день
Из куска заморской глины
И из собственной любви
Я слепил себе богиню.
 
 
Я её как мог любил
И тогда не знал печали.
Мне улыбкою она
Постоянно отвечала.
 
 
Но однажды за окном
Злая молния взбесилась,
И любимая моя
Тут же вдребезги разбилась!
 
 
Хоть все руки обмарал,
Не сумел её я склеить.
И тогда я сгоряча
На ветру её развеял.
 
 
Только всё же нету слёз,
Ведь её в безумном беге
В мир фантазии своей
Я успел забрать навеки.
 
14 августа 2014

Опять двойка…

 
Снова и мне не до игр и смеха.
Снова дневник мой украсила двойка.
С улицы по лабиринту подъезда
Топаю я, словно нищий с помойки.
 
 
Вот показалась знакомая дверь.
Дрожащей рукой оживляю звонок.
Здравствуй, маманя! Здравствуй, сестра!
Будет мне снова тяжелый урок.
 
 
Я не учил ничего? Это ложь!
Всё тебе сразу же вынь да положь.
Я по дворам в этот день не ходил,
Только и знал, что сидел да зубрил.
 
 
Много в одной голове не уместишь.
Это пустяк, что я что-то не помню.
А шесть уроков – это не шутка!
Как же мне силы ума сэкономить?
 
 
Но, как и в прошлый раз, мне не поверят.
Счёт лишь веду я нещадным ударам.
Тихое, жалкое слово «простите»
Тонет, как раньше, в жестоком угаре.
 
 
В спальне своей одиноко сижу,
На потолок безнадёжно гляжу.
Есть не хочу, не зовите меня.
Вкусная каша – зачем мне она?
 
 
И, не найдя подходящего слова,
Стану сейчас, как японский чиновник,
Жёстко лупить по столу кулаками,
Громко кричать, заливаться слезами.
 
 
Нет! То не Родине я изменяю.
Вряд ли за двойку меня расстреляют.
Лучше я Богу сейчас помолюсь,
Сяду за стол да в книги уткнусь.
 
20 сентября 2014

Пустынник

 
Лежу один в большой пустыне,
Гляжу на ясный небосвод.
Как стёкла битые песчинки,
И солнца луч как огнемёт.
 
 
Гляжу я вверх, ворон считаю,
Сбиваясь с толку всякий раз,
Неспешно пылью зарастаю
Так, что почти не видит глаз.
 
 
Но мне плевать на неудобства,
На боль в суставах и ожог.
Не допускаю даже в мыслях,
Чтоб кто-то мне сейчас помог.
 
 
Смотри, как перекати-поле
Роняет семя мне на грудь.
Мне всё равно, пройди ты мимо
И про меня вообще забудь!
 
 
Но вот в каких-то миллиметрах,
Листвою весело шумя,
Одна спасительная ветка
Склонилась низко до меня.
 
 
Лишь только радостно я крикну
И вверх поднимется рука,
Как всё летит в одно мгновенье
Да в оправданий океан.
 
 
А ветка тут же разогнулась,
Смотря непримиримо вверх.
Куда мне там, все кости ноют.
Коль встану, то увижу смерть.
 
 
А как всё было интересно,
Захватывающе, легко!
Наверно, в тухлое болото
Упал я слишком глубоко.
 
 
Я человек не из дешёвых —
Я это знаю по себе.
Так чья ж вина в том, что всё это
Как дождь ножей в моей судьбе?
 
25 сентября 2014

Осень

 
Дождь плачется в окна так нежно и тихо.
Стихами натоплен камин.
И так целый день. В полутёмной квартире
Сижу я один.
 
 
Без дела скучают гусиные перья
На жёсткой перине стола.
Но муза, которой я мог бы поверить,
Ещё не пришла.
 
 
Видать, не на шутку взбесилася осень
И громко стучится в окно!
Я чувствую сердцем: она ко мне в гости
Просилась давно.
 
 
Не знаю, смогу ли я выступить против.
Тебя приглашаю на чай.
Гуляй, сколько хочешь, меня лишь отсюда,
Прошу, не сдувай!
 
30 сентября 2014

«Треплет тёплый ветер белые одежды…»

 
Треплет тёплый ветер белые одежды.
Ярким светом полдень землю осенил.
На лице улыбка, а в глазах надежда.
Нынче светлый ангел радость возвестил.
 
 
Видимо, не зря ты выбрана богами.
Красотой природной ты одарена.
Свет ты проливаешь синими глазами,
И душа как солнцем твоя озарена.
 
 
Небо очень скоро все заплаты сбросит.
Белые фигурки виднеются вдали.
Самый светлый ангел девушку уносит
В самый дивный город на краю земли.
 
 
Холодно там, жарко – вряд ли мы узнаем.
Знаем лишь немного из священных книг.
Но побудь там в мыслях – сердце вмиг растает.
Жаль, мне нет там места – я простой мужик.
 
 
Говорят, там правит мудрый император.
Редкому счастливцу крупно повезёт:
Там не разделяют бедных и богатых.
Даже без работы ты имеешь всё.
 
 
Мудрый император обошёл всю Землю,
Пережил все бури, голод и мороз.
Как средь миллиардов он тебя заметил —
Даже для учёных непростой вопрос.
 
 
Он ещё так молод, но уже сегодня
Мудрость разделил бы сразу на троих.
В роскоши глубокой силы не теряет
И живым примером служит для других.
 
 
По небу со светлым ангелом на пару
Ты летишь, не глядя на толпу зевак.
Вот же эта сцена, словно с неба кара —
За тобой помчаться я хочу, но как?
 
 
И слеза скупая просится на волю.
За звездой ушедшей я иду, как тень.
Только выбор сделан, ты – я знаю точно —
Вряд ли воротишься в город серых стен.
 
 
Я остановился, тяжело дыханье.
Дальше за тобою не могу бежать.
Мне осталось только до старости глубокой
Счастья и здоровья, мира пожелать!
 
1 октября 2014

«Объясни мне, дураку…»

 
Объясни мне, дураку:
Как так вышло, что дав?ча
Тёмной ночью пред другим
Ты держала сладки речи?
Что тебе я недодал,
Раз ты выбрала другого?
Как так вышло-то, скажи!
Что я натворил такого?
 
 
Не хочу себя терзать
И молчанием питаться.
В ожиданьи первых слов
Я готов навек остаться.
Пара жгучих чёрных слёз
По щекам твоим струится.
Говоришь, мол, мне с тобой
В монастырь бы удалиться!
 
 
Сколько раз за целый год
Целовал меня ты в губы?
Сапоги хоть раз дарил,
Осчастливил куньей шубой?
Я как в Арктике была,
Когда шла с тобою рядом.
Тот, кого теперь люблю —
Моя новая отрада!
 
 
Я как молнией сражён.
Ветер слёзы мои сушит.
Знал бы раньше, что глядеть
Первым делом надо в душу!
Шубы, деньги, серебро
Ничего здесь решают.
Внутренняя красота
Этим миром управляет.
 
 
Полегчало. Встань с колен.
И чего ещё ты плачешь?
Синева твоих волос
Ничего уже не значит.
Ты иди в свой новый дом,
Пусть богач тебя милует.
Ну а я лишь помолюсь
Да пойду искать другую.
 
7 октября 2014

Серверное сияние

 
Поздней ночью пришёл домой,
От усталости сам не свой.
Думал выспаться, чтобы встать,
Чтобы утром вновь не устать.
 
 
Я зубами ужин хватал.
Вдруг знакомый с детства портал,
Словно другу, мне прошептал:
«Открывай скорей воротА!
 
 
А не то опять пропадёшь
Да безрадостным ты уйдёшь!».
Ну а я, не имея дел,
Отказать ему не посмел.
 
 
Хоть обычный я человек
И таким останусь навек,
Я горжусь, что в жизни моей
Есть два солнца, что светят в ней.
 
 
Первым солнцем мы все живём,
Да под ним же мы все умрём.
А второе, пусть и не в срок,
Тот портал для меня зажёг.
 
 
Я под ним хоть куда пойду
И в дороге не пропаду.
И пока оно есть, путь мой
Осеняет свет голубой.
 
 
Есть и солнце, есть и стрела,
Что в реале, что здесь – одна.
С ней на север идёт турист,
С ней наткнулся я на плейлист.
 
 
Как турист тот, опять на север,
Я оттуда сгонял на сервер.
Весть приятная для меня:
Начинается там резня!
 
 
Нож, патроны для «калаша» —
Пой запоем, гуляй, душа!
Наконец на меня не бот,
А игрок настоящий прёт!
 
 
Мёртвым трупом к земле прильну
Да по новой опять начну.
Как рубли, сосчитаю фраги
Да опять поднимусь в атаку.
 
 
Я живу здесь один средь всех.
Так прошу тебя: без помех
Синим солнцем гори, сияй,
Жизнь другая в режиме онлайн!
 
10 октября 2014

Селфи (акростих)

 
Смотрел я, как девчонка себя фоткает сама.
Едрить твою налево, что за новая чума?!
Ложатся все под моду, от себя все без ума.
Фигня всё это! Я пойду туда, где «уток» нет,
И там же закажу я у художника портрет.
 
15 октября 2014

Куколка

 
Не правда ли, крут у тебя наряд?
Смотреть до бесконечности я рад.
И у меня такой к тебе вопрос:
Не из другого века ты здесь гость?
 
 
Пускай четыре ночи на часах,
Но белу розу в синих волосах
С тебя я до рассвета не сниму
И не отдам тебя я никому.
 
 
В прикол ты губы мажешь чернотой,
Платок на шею вяжешь голубой.
Стихи польются из тебя ручьём.
И так всю ночь мы проведём вдвоём.
 
 
Всегда так будет, Господом клянусь!
Я никаких напастей не боюсь.
И даже если пустят нас ко дну,
Любить я буду лишь тебя одну.
 
15 октября 2014

Куклы городские

 
Идут по городу фигуры человечьи.
То дремлют на ходу, то в никуда спешат,
В пути заботы перекрашивая речью.
А среди них хожу и трачу время я.
 
 
Казалось бы, подобна чудному Эдему
Жизнь быстротечная в городе большом.
Карьерный рост, удобства и большие деньги —
Что ещё может здесь быть так же хорошо?
 
 
Но в душу, видимо, смотреть мы разучились.
Что выше писано – возведено в закон.
И я – всего лишь механическая кукла,
Я на всю жизнь тому закону подчинён.
 
 
Хоть я из плоти и костей природой создан,
Но по мышлению я роботу под стать.
Быть может, исправляться мне ещё не поздно,
Но это всё-таки непросто признавать!
 
 
И на все случаи вплоть до плиты могильной
Две-три программы эта жизнь мне отвела.
«Так проще жить» – она как будто говорила.
И вместе с трудностью покой отобрала.
 
 
Таких, как я, везде на улице ты встретишь.
Умели б души, как хирурги, мы вскрывать —
Ты б удивился, мол, откуда всех нас взяли,
Что друг от друга нас так трудно отличать?
 
 
На то, наверное, и создан мегаполис,
Чтоб молотилкой душ людских до веку быть.
Пусть говорят, что я с ума сошёл от боли,
Да не могу я тут иначе говорить.
 
 
Вокруг меня другие куклы городские,
В толпе безликой не помечены ничем.
Идут, идут по всем проспектам, переулкам,
Идут куда-то. А куда, да и зачем?
 
 
Огонь в глазах у них давно уже не дышит.
Глаза – пустышки и почти не знают слёз.
Кто тот волшебник, что превратил нас в кукол?
А может, сами виноваты? Вот вопрос.
 
 
Ну а пока иду я дальше по проспекту,
Железкой кожаною продолжаю быть.
Лишь дождь слезинки нам на головы роняет,
И мегаполис продолжает дальше жить…
 
25 октября 2014

Вирус

 
Открыла ты двери, и снова я рад
Увидеть богатый восточный наряд.
У дивы беспечной
В походке и речи,
В глазах отражается лесть.
Немного картавя,
Ты ноткой слащавой
Зовёшь на циновку присесть.
 
 
В отказ уходить я не вижу причин.
К циновке почти что лечу я в ночи.
Чего я волнуюсь?
Ты в чашку цветную
Для храбрости чаю налей.
А после покажешь
Для радости нашей
Одну из милейших затей.
 
 
Я вижу теперь, как на персях твоих
Драконы готовы огонь подарить.
Свела ты в улыбку
Ряды по старинке
Окрашенных чёрным зубов.
Со мною играя,
Спросить ты желаешь:
«Ну что, к испытанью готов?».
 
 
Струной распрямилась ты. Вдруг из-за стен
Задорно и громко запел сямисэн.*
Глаза – пятаками.
Похоже, навечно
Меня взял божественный стан.
Ещё три минуты —
Забуду про дрему,
И штиль перейдёт в ураган.
 
 
Зовёт сякухати** в неведомый край
Меня и тебя, как в потерянный рай.
Кажись, так и будет —
На белых обоях
Луна не оставила след.
И мало что значат
Горячий источник
И сакуры девственный цвет.
 
 
И кажется мне, что я пьян не тобой,
Что это включился компьютер больной,
Что магию злую
В цветном урагане
Я вижу без лишних прикрас.
Ну, честное слово,
На дьявольский вирус***
Ты очень похожа сейчас!
 
 
Не думаю больше о жалкой судьбе,
Ведь я своё сердце доверил тебе.
Ах, что же такое
В мозгу сотворилось?
Весь мир раздвоился в глазах.
Колючий осколок
Невидимой сферы
В твоих загорелся руках…
 
 
Из транса не выйдя, я еле дышу
И лишь остановки по-рабски прошу.
Ты тоже устала,
И в складках наряда
Читается сладкая дрожь.
Стоишь на коленях
И жар поцелуя
В меня, бездыханного, шлёшь.
 

* Японский щипковый трёхструнный музыкальный инструмент.

** Японская флейта.

*** Существует легенда о таком компьютерном вирусе под названием 666 (назван так не по числу дьявола, а по количеству байтов).

31 октября 2014


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное