Виктор Старовойтов.

Красный луг. Приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

А потом начались будни. Мила устроилась на работу преподавателем начальной школы, а Галя стала посудомойкой в столовой-забегаловке при заводе. И только по вечерам начиналась для девчат настоящая жизнь. Шла война с Германией, кроме того внутри самой России всё сильнее разгоралась волна противостояния самодержавию. РСДРП Красноуфимска была старейшей организацией на Урале. Организовалась она ещё до событий 1905 года и новые соратники, проводники идей Ленина, были ей нужны позарез. Галя и Мила с первых дней появления в городе стали активно работать в организации. Вскоре, не смотря на молодость, Галю приняли в ряды партии. Она была в курсе всех событий в стране, ни одно собрание или митинг не обходились без её участия. Агитировала за большевистскую власть, читала статьи Ленина по памяти из газеты «Правда», объясняла суть, доказывала правоту идей. Наступил 1917 год. Отречение царя от престола, Временное правительство Керенского, Октябрьский правительственный переворот, расстрел царской семьи, Гражданская война… События чередуются с быстротой калейдоскопа! После подтверждения из Питера, что власть перешла в руки большевиков, в Красноуфимске начинает формироваться новая власть. Собрания и митинги не прекращаются. Проводятся Выборы депутатов в Советы, организуются рабочие и земельные комитеты. Происходит захват помещичьих земель и передача их в собственность земельных комитетов. Фабрики и заводы переходят в собственность рабочих комитетов. Из заводских рабочих Артинского завода создаётся отряд красногвардейцев под командованием большевика Шевалдина П. И. Отряд получает из Екатеринбурга (Свердловск) более 300 единиц винтовок, револьверы и боеприпасы. 28 ноября 1917 года состоялся съезд представителей рабоче-крестьянских депутатов. Я не буду подробно останавливаться на подробностях тех событий, о них не мало написано в других книгах, как «Край родной» Л. Змеевой,2005 г. Издания в г. Екатеринбурге.,серии «Города нашего края-Красноуфимск», издания 1986г., «Красноуфимские тайны» Рындина Р.-1999г. И другие. К весне 1918 года по Красноуфимскому уезду прокатилась волна контрреволюционных мятежей кулаков и эсеров. Все они подавлялись силами местных красногвардейских отрядов и силами добровольческих отрядов. Мила и её друг Артём поженились и уехали в Екатеринбург, выполнять новое партийное поручение. След их затерялся на просторах России, по крайней мере Галя их больше в городе не видела и от них не было никаких вестей, даже отцу. Впрочем, переживать за подругу Галине было абсолютно некогда, события в стране и уезде развивались с бешеной скоростью, а она всегда находилась в самой гуще революционных событий. Отец Артёма записался в Красногвардейский отряд и погиб в одной из стычек с мятежниками. Теперь хозяйский дом находился в полной Галкиной власти. К осени 1918 года в отрядах числилось более 300 бойцов, позднее они вошли в состав Красноуфимских полков и участвовали в освобождении Урала и Сибири от Колчака. В августе 1918 года прошли по уезду бои с воинскими подразделениями белогвардейцев.

Крупные бои прошли около горы Сурунта, что находится между Русской Таврой и Сарсами, а так же в районе Усть-Маша. Были и другие бои, но мне о них не ведомо. В сентябре 1918 года город Красноуфимск частями Красной армии был оставлен. Почти год хозяйничали белогвардейцы в городе. Галя с товарищами получила приказ о ликвидации или надёжном сохранении партийных и советских документов. Уйти с последним отрядом они не успели и вынуждены были укрыться в катакомбах под городом. Туда же перенесли и все архивы. Конечно, и тут они не сидели сложа руки, а вели активную борьбу против врага. Из катакомб имелись во многих местах города выходы на поверхность, для белогвардейцев вылазки подпольщиков всегда были внезапны и наносили большой ущерб. Подпольщиками расклеивались по городу листовки с воззваниями Ленина и партии ВКП/б, расклеивались также и вырезки из газеты «Правда». Помимо этого по наводке жителей города производились нападения с целью завладения оружием и продовольствием, уничтожались штабные помещения, выкрадывались медикаменты. Не смотря на облавы и частые расстрелы сочувствующих, жители города не выдавали мест появления подпольщиков и даже помогали им, указывая места скопления оружия, боеприпасов и продовольствия. Откуда появились катакомбы под городом, не известно, да и так ли это важно? Катакомбы эти существовали ещё задолго до появления Красноуфимской крепости и простираются они далеко за пределы города, но охраняются полчищами змей-гадюк, поэтому никто не отваживается туда лезть. Катакомбы носят в основе своей жилой характер, до появления в урочище Красный Яр полковника Тевкелева, на поверхности жили хвостатые люди, ходившие без одежды и обладавшие небесной красотой. При опасности они прятались под землю. А когда стали конфликтовать с жителями города, то и вовсе переселились под землю, ушли в глубь земли. Катакомбы перестраивались, переделывались под нужды города, а перед началом Отечественной 1941—45 годов частично были переоборудованы под бомбоубежище, попасть в него можно и до сих пор, в частности через лаз на улице Мизерова. В конце июня 1919 года части Красной армии освободили Пермь и Кунгур. 4 и 5 июля войска Второй армии и 35 дивизии 5 армии освободили Красноуфимск. И снова Галина Ивановна в строю. Восстановление работы партийных и Советских органов, создание уездной комсомольской организации. Кстати, День рождения Красноуфимского комсомола празднуется 25 августа «1919»года. К 1920 году в уезде насчитывалось около 50 коллективных хозяйств, в том числе 10 коммун, 16 сельскохозяйственных артелей, помощь которым оказывалась за счёт помещиков и кулаков инвентарём, семенами и скотом. А Галина Ивановна, коль партия сказала «надо», бралась и за оружие, надо было раскулачивать, шла и делала, без раздумий… Тогда некогда было задумываться о правильности или неправильности того или иного решения партии, нужно было беспрекословно, быстро и качественно исполнить указание. С партийными поручениями Русских побывала не только по Уралу и Сибири, но и в других местах, всегда была в первых рядах строителей новой жизни, свято веря в счастливое светлое будущее. И когда партия поставила вопрос о возможности охвата Советской власти в отдалённых уголках и организации там коммун, одной из первых вызвалась поехать на село. Направили её в Усть-Машский Сельский Совет, там она и узнала о посёлке Лягаево на берегу реки Уфы и то не многое, что могли ей рассказать сотрудники Сельсовета о жителях и самоуправлении в посёлке. Местный пацан проводил её до тропинки на Лягаево через Прямушку, вырезал ножичком ивовый длинный прутик, подал ей; -Возьмите. Хлопайте по тропинке перед собой, у вас обувь не таёжная, а тут змей много, покусать могут, а так боятся всё-таки… Тропа одна тут, не заблудитесь, в тайгу только не заходите. Около села на Прямушке посты стоят, встретят.– Галя змей не боялась, за свой короткий век повидала в своей жизни всякого, прошла сквозь огонь и воду… Она лишь ответно вздохнула, поблагодарила парня за проявленную заботу о ней, поправила сбившуюся кобуру нагана и зашагала в новую неизвестность. Вещмешок с небольшим запасом продовольствия и немудрёной одежонкой болтался за плечом. В вещмешок положила солдатскую гимнастёрку, пару юбок, нижнее бельё, пуховую шаль, единственное богатство, подаренное незнакомой цыганкой за спасение её сына во время половодья, да ещё телогрейку с армейской шапкой и кирзовые сапоги. Теперь же была одета в лёгкую летнюю гимнастёрку и юбку, тоже армейского покроя. На голове лёгкая прозрачная косынка, волосы подрезаны по комсомольской моде до плеч, на ногах лёгкие плетёнки без каблучков. Шагнула вот на тропинку, ведущую в неизвестность, а память вернула её в прошлое, заставив забыть о настоящем. По приказу партии где только не довелось побывать! А что довелось пережить! Доводилось коротать ночи у костра и без него, часто без сна. В лютые пятидесятиградусные морозы приходилось спать в сугробах и стогах сена, неделями обходиться без еды, влачить жалкое существование в катакомбах и при этом ещё и не давать покоя врагу. Хорошо, что не одна, а плечо к плечу с товарищами среди множества крыс и ядовитых змей. Впрочем, змеиное мясо нисколько не хуже куриного. Галя невольно улыбнулась, вспомнив, как сначала нос воротила от змеиного супчика… Однако ж голод не тётка! И всё же страшнее всяких земных и подземных тварей является сам человек, этот всеяден и злу и подлости его нет предела. Невольно вспомнила, как проводила в Екатеринбурге арест семьи людоедов в одну из революционных зим. Голые, покрытые инеем трупы замороженых в чулане парней и девчонок, а в печи суп из человечины… Невольно поёжилась от пробежавшего меж лопаток холодка по спине, сильнее стиснула лямку вещмешка. Да, голодно было, но ведь это не оправдание! Другие люди жили не лучше, но ведь людоедами не становились… Вывела тогда этих нелюдей на улицу и, терпения не хватило, расстреляла их во дворе. За то получила свой первый выговор по партийной линии, но не раскаялась. Подумаешь, одной мразью на земле меньше стало! А вот ихних деток, двоих, лет двух и трёх от роду, не убила. пожалела, сдала в приют, может, хоть из них вырастут хорошие люди. Так Галя и шла по тропинке, механически передвигая ноги, забыв про вицу в руке, уйдя целиком в прошлую свою жизнь. За нею увязалась синичка. Перелетая с дерева на дерево, залетая вперёд, щебетала, крутила головкой, разглядывая человека на тропе. словно порывалась что-то сказать, предупредить о чём-то, но Галя не слышала и ничего вокруг не видела, занятая собой. А над лесной поляной крутился жаворонок, предсказывая погоду, шумела ровным гулом тайга, откуда-то издалека доносился слабый звон кузнечного молота. Память уводила Галину всё дальше и дальше в прошлое и не хотела радовать настоящим. В катакомбах под городом Галя познакомилась с человеком-змеёй, и это знакомство не давало ей покою всю её долгую жизнь. Уже после Отечественной войны перерыла все городские архивы и музейные закрома, но ответа на мучающие вопросы так и не нашла. Поделиться же своею тайной она ни с кем не могла, её попросту объявили бы сумасшедшей и отправили в психбольницу пожизненно. А произошло тогда вот что: В поисках надёжного выхода на поверхность, чтобы не нарваться на засаду, Галя зашла слишком далеко по подземным ходам. Городские ходы в катакомбы, ставшие известными белогвардейцам, были взорваны или засыпаны речным гравием. На некоторых были выставлены солдатские посты. Керосиновый фонарь тускло освещал дорогу под ногами и отбрасывал причудливые тени по сторонам, с известковых наростов монотонно капала вода, слышался змеиный пересвист, предупреждавший о появлении в подземелье чужака. Неожиданно всё вокруг осветилось ярким светом. Галя невольно зажмурилась и схватилась за наган. Тихий женский спокойный голос вывел её из ступора, заставил открыть глаза. – Не бойся, я не причиню тебе зла. Миллионы светлячков освещали пещёру, было светло как днём. Впереди, одного роста с Галей, стояла совершенно голая девушка и, улыбаясь, смотрела на неё. Черты лица и всего тела её привораживали, заставляли рассматривать и любоваться совершенными женскими формами. Девушка стояла на двух человеческих ногах, руки свисали вдоль тела, и при этом она опиралась на свой хвост такого же телесного цвета. Внешне она была спокойна, и лишь самый кончик хвоста выдавал некоторое волнение, подрагивал и то сгибался причудливо, то снова выпрямлялся. – Я знаю, зачем ты пришла сюда, но ты пришла немного не по адресу. Тебе нужно двигаться к Атаманской горке, там, неподалёку от часовни есть выход на поверхность. Наверху для непосвящённых он не заметен, сильно зарос ельником, да и сам вход немного обвалился, но, если немного расчистить, то можно спокойно пролезть. Я проведу тебя до этого места.

Девушка плыла по воздуху, не касаясь ногами земли впереди Гали, взяв её за руку. – Ты не бойся меня. Когда-то мы тоже жили на поверхности земли, но затем начались преследования и убийства и мы вынуждены были уйти на постоянное жительство под землю. Надеюсь, когда-нибудь и мы вернёмся на поверхность и будем как когда-то раньше жить наравне со всеми в мире и гармонии. А звать меня Лидой… – Лида, тебе известно наше будущее? Да, но сейчас не время об этом. Мы ещё встретимся и я расскажу тебе о многом. А лично тебе скажу, что вопреки всем смертям ты будешь жить. Ну вот и выход, ваши враги не догадываются о нём, хотя он почти у них под носом. Немного дальше, вон там, я приготовила для вас запас еды, примерно на месяц, пользуйтесь. Всё у вас будет хорошо! А мне пора возвращаться… Ты узнаешь, когда я приду для встречи с тобой.

Девушка бесшумно уплыла по воздуху в глубь пещёры, за нею исчезли и светлячки. Снова тускло светил фонарь… Сон, явь ли? Галя дошла до поворота пещёры и увидела сложенные у стены мешки с консервами и сухарями…

Галина Ивановна отбросила ненужную вицу и только тут заметила на тропе впереди себя молодого мужчину с охотничьим ружьём в руках. Он с некоторым удивлением и интересом разглядывал её, затем спросил: – Кто вы, куда идёте и почему без сопровождения? Галя ответила. Тотчас из-за кустов можжевельника появились ещё несколько человек, окружили, проверили документы. Кто-то сказал: – Илья, проводи девушку до посёлка к старейшинам.

Встретивший Галю парень закинул ружьё на плечо и, улыбнувшись ей, зашагал по тропе впереди неё. Другие моментально исчезли в кустах, ни шороха, ни звука…

– Вы из города? По одёжке видно… Я бывал там, в отряде самообороны. С беляками воевали, с колчаковцами и с бандами пришлось повозиться… Теперь вот свой Клочок земли охраняем, свою малую Родину, много в лесах всякой нечисти поукрывалось, пакостят. К нам-то как, насовсем или погостить?..

Спустились к реке с горы. Илья кивнул в сторону воды головой; – Красавица и гордость наша река Уфа. Вода ключевая, прозрачнее стекла и прогрелась уже. Хотите искупаться? Я подглядывать не буду, купайтесь, дорожную пыль смоете. Чуть подальше ключик есть, вода там очень холодная, но вкусная, не то, что городская.

– Вечером искупаюсь, сейчас в первую очередь дела надо уладить неотложные. Лучше к ключику сходим…

Зачерпнула сложенными в ковшичек ладонями ледяной водички, плеснула в разгорячённое лицо, попила.

– Ух ты, зубки ломит! Хороша водичка, я такую только в Сибири пила…

– И там ключи есть?

– Не знаю, не встречала… Но в деревенских колодцах вода не хуже этой, даже лёд держится всё лето.

Илья помог девушке выйти на тропинку, придерживая за руку, затем, словно обжёгшись, выдернул свою руку из её, отстранился и снова зашагал впереди неё размеренно и быстро, словно стараясь убежать от своей судьбы, позабыв о спутнице. Галине же о многом хотелось расспросить его, но он словно убегал от неё и, глядя в его спину, она почему-то не решалась задать ему свои очень нужные и важные для неё самой вопросы, мучилась этим и ничего не могла поделать. Дома посёлка показались внезапно. Лес как-то неожиданно расступился и перед Галиным удивлённым взором возникли сказочные домики-теремки, добротные и вместе с тем какие-то воздушные, даже на короткий миг показалось, что они приготовились к полёту… Друг от друга они отличались и по строению и по обличию, даже резные наличники на окнах были разные. Единственный ряд домиков тянулся по высокому берегу реки. Заметно было, что хозяева домиков любят свой посёлок, кругом было очень чисто, ни бумажки, ни коровьих лепёшек… По берегу реки растут тополя, под ними скамеечки сделаны, присаживайся и любуйся красотами природы. Под окнами домов сирень, черёмуха, даже цветы растут.

Илья подметил удивление девушки, не преминул похвалиться: – Наши умельцы на всю страну славятся!

Посёлок встретил гостью лаем собак, которые были совсем-совсем не злые, свирепые только на вид. Подбежав, ласкались и тыкались влажными носами в ладони. Обнюхав и повиляв хвостами в знак особой признательности, собаки отходили и начинали заниматься своими неотложными собачьими делами. Шипели гуси, кудахтали куры, гомонили под берегом у воды ребятишки, с недалёкого пастбища доносилось мычание коров. От самих домов разносился по всей округе такой родной и уже полузабытый запах парного молока и свежеиспечённого подового хлеба. Галя от неожиданности потуже затянула армейский ремень, сглотнула голодную слюнку, вспомнила, что уже более суток не прикасалась к своим съестным припасам. От деревенских запахов и звуков закружилась голова и, чтобы не свалиться в обморок, Галя вынуждена была присесть на скамеечку. Илья присел рядом, делая вид, что не понимает состояния девушки, стал рассматривать купающихся в реке голых ребятишек. Сам же изредка участливо поглядывал на девушку, готовый в любой момент прийти ей на помощь. А она жадно разглядывала посёлок, не замечая взглядов Ильи, и не могла понять, то ли всё происходящее происходит с нею наяву, то ли она во сне оказалась в некоей сказочной стране. За красивыми домиками были огороды, разделённые между соседей не забором, а всего лишь узкими межами, а дальше шёл лес и горы.

Когда Галя немного пришла в себя и поднялась со скамьи, Илья взял её под руку и повёл по селу. Встречных людей было не много, но все они с поклоном и улыбкой здоровались с нею, желали ей здоровья, но ни о чём не спрашивали. Словом-другим перекидывались с Ильёй…

Илья завёл её в самый большой дом, передал хозяйке.

– Баб Мань, примай гостя, а я к старикам схожу, пусть на вечер сход собирают, гостья говорить будет. После на свой пост к ребятам пойду.

Хозяйка сняла рушник со стоявшего на столе железного листа с аппетитными пирожками.

– Илюша, возьми-ка пирожков с собой, поди ребята проголодались, а ещё и ночь впереди…

Илья, взяв несколько пирожков, ушёл. Хозяйка, пока Галя полоскалась около рукомойника, собрала на стол, угощала гостью молоком и отварной рассыпчатой картошкой, таявшей во рту. Затем уложила гостью на кровать, заметив, как та после сытного обеда украдкой скрывает зевоту. Галя моментально заснула и проснулась уже под вечер от осторожного прикосновения руки бабки, на берегу под тополями собирались на сход жители села. Красная картонка-мандат с изображением вождя мирового пролетариата В. И. Ленина, ходила по рукам. Люди разглядывали мандат со всех сторон с некоторым страхом и любопытством детей. Все чего-то как будто ждали, и было видно, что чего-то боятся и оттого оттягивали начало разговора, лишь с любопытством поглядывали на Галину Ивановну.

Когда же мандат вернулся к Гале, она встала в круг. Все тотчас притихли, повернулись к ней. Она заговорила о событиях в стране и за рубежом, начиная с самого начала событий 1917 года. Отречение царя Николая-2 Романова от престола, приход к власти Временного правительства Керенского, Октябрьский вооружённый правительственный переворот, приход к власти коммунистов-большевиков, Гражданская война, расстрел ночью царской семьи в Ипатьевском доме города Екатеринбурга и последующее захоронение останков в Ганиной яме на 17 июля 1918 года, борьба с итервенцией, становление повсеместно Советской власти, организация колхозов и коммун, отделение церкви от государства, борьба с воровством и бандитизмом, беспризорниками, школьном Всеобуче, ликвидация массовой безграмотности населения, охрана здоровья и многое другое. Люди задавали вопросы, Галя чётко и исчерпывающе понятно отвечала на них. При этом была уверена и спокойна в своей правоте, которая теперь передавалась и окружившим её людям. Много вопросов было о новой экономической перестройке, привлечении иностранных инвесторов, оказании возможной помощи нуждающимся. И только далеко за полночь Галина Ивановна смогла расслабиться и остаться наедине с собой. Она не могла не отметить, с каким уважением и любовью люди села относятся друг к другу. При этом даже с грудными детьми не сюсюкают, а разговаривают на равных, как со взрослыми. И как же доверчиво слушали её, затаив дыхание, боясь пропустить хоть слово! Галине вдруг остро, до щемящей сердечной боли захотелось остаться в этом селе, с этими такими открытыми, сердечными людьми, постигнуть суть и смысл их жизни, понять и разделить с ними свою судьбу. Она понимала, что от каждого сказанного ею слова зависит судьба этих людей, их дальнейшая жизнь, да и её жизнь тоже, поэтому взвешивала каждое слово. Ещё до её появления в селе стариками были направлены ходоки к новой власти на разведку с тем, чтобы разобраться, что происходит в стране и как жить селу дальше, по пути ли ему с новой властью… Ходоки задерживались. И поэтому Галино появление в селе было своевременно, она сумела дать исчерпывающие ответы на все вопросы. Давно уже жителям села хотелось знать, какой правды нужно придерживаться. Хозяйка позвала сидевшую на скамье под тополем на берегу в полном одиночестве Галину в дом, накормила её. После ночной трапезы Галя снова вышла на улицу, не спалось. Спустилась к воде. Посёлок спал, даже петухи и собаки молчали. Лишь однотонно шумела тайга за рекою да сиротливо поглядывал с неба серпик месяца. Скинула Галя одежонку, зашла в парную водичку, прогревшуюся за день от жаркого летнего солнышка и долго плавала, смывая с себя все тяготы сегодняшнего такого долгого дня. А во сне приснился ей Илья. Стояли они под тополем, держались за руки, Илья что-то говорил ей, она не понимала, только видела его шевелящиеся губы. Время от времени он склонялся над нею и целовал в губы… Может, так вот и зарождается любовь? Кто знает? Ухажёры у Гали были, не могла не нравиться чёрноволосая, кареглазая красавица, статная и умная, с хорошо подвешенным, порой острым, как бритва, язычком. К тому же мастерица на все руки; могла и с любым оружием обращаться не хуже любого кадрового вояки, могла и топором, и молотком владеть не хуже столяра, отлично играла на гитаре, пела частушки и песни, зачастую сочинённые ею же. Вот только до сей поры не пробуждались в ней её девичьи чувства, спала её душа. Для неё все парни прежде всего были соратниками и друзьями и для более интимных чувств места не находилось в её сердечке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное