Виктор Старицын.

Боевой 41 год. Если завтра война



скачать книгу бесплатно

Из ряда вон выходящее явление – три сна подряд за одну ночь, из которых два – жуткие кошмары, требовало логического объяснения. За всю его долгую жизнь такого не случалось ни разу. Кошмары ему снились всего несколько раз в жизни и всякий раз были вызваны болезнью.

Иосиф Джугашвили с подросткового возраста не верил ни в бога, ни в черта. Будучи закоренелым материалистом, он ни во что не ставил предсказания, гадания и всякие прочие «прозрения». Он верил только в свой собственный разум, в свою способность учесть все факторы, все рассчитать и сделать правильные выводы на будущее. Трезвая расчетливость до сих пор не подводила его. В интуицию он тоже не верил, по крайней мере считал, что сам ею не обладает. Во всяком случае, всегда предпочитал следовать расчету, а не предчувствию. Да и не бывало у него предчувствий.

Однако Иосиф Виссарионович считал себя хорошим психологом, знатоком ниточек, дергая за которые можно управлять человеком. В его личной библиотеке было несколько трудов по психологии, некоторые из них он с интересом проштудировал. Читал и Фрейда, правда, в популярном изложении. Теорию Фрейда в целом считал чепухой, но мысли Фрейда о роли подсознания показались ему интересными.

Поскольку никаких материальных предпосылок для трех кошмаров подряд выявить не удалось, осталось предположить, что это штучки подсознания. Очевидно, думал Иосиф Виссарионович, подсознание дает мне понять, что я очень крупно просчитываюсь, причем просчет явно связан с Германией.

Своим важнейшим достижением последних лет Сталин считал договор с Германией – пакт Молотова– Риббентропа, хотя это, конечно, был пакт Сталина – Гитлера. В самом деле, Германия из самого грозного врага СССР превратилась практически в союзника. Мало того, Гитлер оказался в состоянии войны с Англией и Францией, и теперь СССР имеет возможность как минимум два года модернизировать вооружения и реформировать армию. Имея в тылу Англию и Францию, Гитлер ни за что не рискнет напасть на СССР. Война на два фронта для Германии смертельна.

Благодаря пакту, СССР уже вернул исконные территории Российской империи и вскоре вернет их все. А перспективы вообще головокружительны: когда Гитлер на несколько лет увязнет в войне с Англией и Францией, Германия истощит свои силы, вот тогда СССР и вступит в войну, и сколько коммунистических стран окажется в Европе по окончании этой войны, даже трудно себе представить. Он еще раз мысленно похвалил себя: «Ай да Сталин, ай да молодец!» Все это уже много раз продумано и просчитано.

«Стоп!» – пронзила его мысль. А не в этом ли причина снов? А не рано ли он перестал опасаться Гитлера? А вдруг этот бесноватый все-таки нападет на нас? И не об этом ли предупреждает подсознание? Если нападет, все мои планы могут пойти прахом! Этого допустить нельзя ни в коем случае! Даже если есть одна тысячная доля вероятности нападения Гитлера, к ней надо быть полностью готовым. Нельзя позволить Гитлеру испортить столь блестящие перспективы.

Отсюда следует главный вывод на сегодня, подумал Иосиф Виссарионович: с возможностью нападения Германии нужно считаться, и к ней нужно готовиться.

Не нападет, ну и слава Марксу, все пойдет наилучшим образом. Как говорили древние, надейся на лучшее, готовься к худшему!

Решение созрело, а созревшие решения он никогда не откладывал. Сталин встал с дивана, подошел к столу и позвонил Поскребышеву[6]6
  Поскребышев А. Н. – заведующий канцелярией И. В. Сталина.


[Закрыть]
, поручив ему собрать на 18 часов Политбюро с приглашением наркома обороны и начальника Генштаба. Затем позвонил Шапошникову и поручил подготовить доклад о возможных вариантах нападения Германии на Советский Союз, особо отметив вероятную внезапность нападения.

Крутой поворот

30 сентября 1939 года. Заседание Политбюро Центрального Комитета Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)


Присутствуют:


Сталин И. В. – генеральный секретарь Центрально Комитета ВКП(б);

Берия Л. П. – нарком внутренних дел;

Молотов В. М. – председатель Совета народных комиссаров;

Маленков Г. М. – секретарь ЦК;

Микоян А. И. – заместитель председателя СНК, нарком торговли;

Каганович Л. М. – нарком путей сообщения;

Калинин М. И. – председатель Верховного Совета СССР;

Ворошилов К. Е. – нарком обороны;

Вознесенский Н. А. – председатель Госплана СССР;

Шапошников Б. М. – начальник Генерального штаба РККА.


Вопреки заведенному порядку, заседание было созвано неожиданно, без объявленной заранее повестки дня и без назначения докладчиков. Это было необычно. Поэтому большинство присутствующих ощущали некоторое беспокойство. Тем не менее внешний вид и повадки хозяина вроде бы не предвещали ничего плохого. Появившийся, когда все уже собрались, Вождь не спеша прошелся вдоль стола, раскурил трубку, затем уселся на свое место и оглядел присутствующих.

– Вчера мы с вами достойно отметили успешное завершение Польского похода и освобождение наших белорусских и украинских земель. Теперь пора подумать о будущем. Прежде всего, мне хотелось бы знать, каковы дальнейшие намерения нашего «друга Адольфа», – последние слова Сталин выделил иронической интонацией. – Товарищ Молотов, что вы нам можете сказать по этому поводу?

– Товарищ Сталин, – начал, поднявшись из-за стола, Молотов, – по моему мнению, как мы уже неоднократно обсуждали, Гитлер должен напасть на Францию. Другого выхода у него нет. Во-первых, он в состоянии войны с Англией и Францией. Во-вторых, Франция давний и заклятый враг Германии, а Гитлер обещал германскому народу взять реванш за поражение в мировой войне. Нападение Германии, скорее всего, состоится следующей весной. По результатам переговоров с Гитлером и его окружением у меня сложилось именно такое мнение. Франция и Англия сами нападать на Германию не будут, они все еще надеются натравить Гитлера на Советский Союз.

– А почему бы Гитлеру и в самом деле не напасть на нас? – спросил Сталин.

– Нападение Германии на нас считаю невозможным по ряду причин. Во-первых, это будет означать для Германии войну на два фронта, что для нее самоубийственно. Во-вторых, от нас Германия получает важнейшие виды сырья и продовольствие. В случае войны Германия всего этого лишается.

– Ну что же, спасибо, товарищ Молотов. А что нам известно от наших разведчиков? – Сталин остановил взгляд на Берии.

– По данным агентурной разведки, немцы начали вывод войск с территории Польши в сторону французской границы. На бывшей польской территории остаются только оккупационные части. Гитлер дал Генштабу директиву о подготовке вторжения во Францию. О планах нападения Германии на Советский Союз разведке ничего не известно, – закончил Берия, упреждая возможный вопрос вождя.

– Так, так, – покивал Иосиф Виссарионович. – А какие данные у армейской разведки? – обратился он к Ворошилову.

– Полностью подтверждаю слова товарища Берии. Большую часть авиации немцы уже вывели и перебросили на север и запад Германии.

Вождь несколько раз молча прошелся вдоль стены с картой Европы, затем вопросил:

– Кто-нибудь считает, что Германия может напасть на Советский Союз, а не на Францию? – и, остановившись, обвел взглядом присутствующих соратников.

Соратники отмолчались.

– Я тоже сильно надеюсь, что Гитлер нападет на Францию, а не на нас. Для этого мы с ним и заключили договор. Но полностью сбрасывать со счетов такую возможность я бы не стал. Борис Михайлович, расскажите нам вкратце, что думает Генштаб по поводу возможного нападения Германии.

Шапошников встал, подошел к карте, откашлялся и начал свое сообщение.

– Германия может выбрать для нападения на СССР три стратегических направления. Центральное направление – сходящиеся удары из районов Бреста и Сувалок на Минск с целью окружения наших войск в Белоруссии и с возможностью дальнейшего наступления через Смоленск на Москву, – он показал указкой на карте.

Северное направление – удар через Прибалтику на Ленинград с целью захвата Ленинграда, уничтожения Балтийского флота и соединения с финнами как с возможными союзниками. Южное направление – из района Люблина на Киев с последующим поворотом вдоль Днепра к Черному морю с целью окружения наших войск в правобережной Украине. Румыния, вероятно, будет союзником Германии[7]7
  В текущей реальности Генштаб правильно предугадал направления будущих ударов вермахта.


[Закрыть]
. В дальнейшем возможен удар вдоль побережья Черного моря в сторону Крыма и Кавказа.

Одно из этих трех направлений будет избрано главным, на нем будут сосредоточены основные силы. На двух других направлениях будут наноситься удары меньшими силами. Генштаб полагает, что главным направлением будет центральное – через Белоруссию на Москву.

Вероятными союзниками Германии будут Румыния, Финляндия и Венгрия. Прибалтийские страны немцы просто пройдут насквозь без сопротивления. Генштаб предполагает, что Германия, если решит напасть, будет нападать сразу всеми силами, внезапно, полностью отмобилизованной армией и, скорее всего, без объявления войны, как они проделали это в Польше[8]8
  1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу без объявления войны. Вермахт успешно реализовал идею «блицкрига» – молниеносной войны. В результате внезапного нападения всеми силами немецкой армии, польская армия, была разгромлена за две недели.
  В нашей реальности все планы Генштаба исходили из постепенного нарастания боевых действий и предполагали вступление в войну главных сил с обеих сторон не ранее двух недель после начала конфликта. Логически понять такую предпосылку планирования невозможно.


[Закрыть]
. Нападение будет преследовать решительную цель: разгром войск всех наших западных округов и захват территории западных округов. Иначе для Германии никакого смысла нападать нет. Вот вкратце все.

– А почему вы считаете, что не будет как в мировую войну: сначала объявление войны, затем ограниченные боевые действия, потом мобилизация и только затем полномасштабная война? – спросил Сталин.

– В этом случае война неизбежно станет затяжной, а Германия стоит перед жесткой необходимостью завершить войну быстро, иначе у Германии получится то же самое, что и в мировую войну, а им это совершенно не нужно. Нападение если состоится, то во второй половине мая, иначе не хватит времени до наступления осенней распутицы. Нападение если будет, то будет сразу всеми силами и с решительными целями. Иначе им нет смысла и огород городить.

– Ну, а как вы считаете, решится Гитлер на такое? – снова спросил Вождь.

– Определять, решится Гитлер или не решится, это дело политического руководства, а дело Генштаба – предусмотреть такую возможность и быть к ней готовыми, – четко ответил Шапошников.

– Да, невеселую картину нарисовал Борис Михайлович, – задумчиво произнес Иосиф Виссарионович.

– Я считаю, не будет этого, – с места возразил Молотов. – Гитлеру невыгодно нападать на нас, да и риск для него слишком велик!

– Ну, что же, я и сам считаю, что Гитлеру нет смысла нападать на нас, но исключить совсем такую возможность мы не можем. Гитлер известный авантюрист и наглец. Он может, по свойственной ему наглости, понадеяться разгромить наши войска в одной летней кампании, а затем заключить мир по типу Брестского[9]9
  Брестский мир – договор между Советской Россией, Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, который был заключен 3 марта 1918 года. По договору от России отторгались Прибалтика, Закавказье, часть Белоруссии, большая часть Украины. На Россию была наложена большая контрибуция.


[Закрыть]
. Следовательно, к такой возможности мы должны быть готовы. Не нападет, ну и хвала аллаху, а если все-таки рискнет напасть, мы должны встретить его во всеоружии. Правильно я думаю, товарищи? – Сталин снова обвел взглядом всех присутствующих.

Никто не возразил.

– В таком случае соберемся по этому вопросу ровно через неделю. Дополнительно прошу пригласить заместителей наркома обороны, наркома флота, наркомов тяжелой промышленности и вооружений, и вызовите из Монголии комкора Жукова[10]10
  Фактически Жуков был вызван из Монголии и назначен на должность командующего Киевским особым военным округом только в мае 1940 года, когда по итогам финской кампании Сталин осознал слабость высшего командного состава Красной Армии. Тогда же Тимошенко заменил Ворошилова в должности наркома обороны.


[Закрыть]
. Он у нас единственный из всех военачальников, кто получил опыт участия в крупном вооруженном конфликте[11]11
  Конфликт на Халхин-Голе. Вооруженный конфликт между СССР и Японией в Монголии в мае – августе 1939 года. С каждой стороны участвовало по армейской группе с большим количеством танков и авиации. Японская группировка была полностью разгромлена. В Японии конфликт именуют второй русско-японской войной.


[Закрыть]
. Причем, надо признать, весьма успешный опыт. Всех присутствующих и приглашенных товарищей прошу подготовить, каждого по своей зоне ответственности, предложения по отражению возможной агрессии Германии. На этом предлагаю закончить.


4 октября 1939 года. Совещание у наркома обороны


Присутствуют:


Ворошилов К. Е. – нарком обороны;

Тимошенко С. К. – зам. наркома обороны;

Шапошников Б. М. – начальник Генерального штаба;

Ванников Б. Л. – нарком вооружений и боеприпасов;

Жуков Г. К. – комкор.


– Ну, здравствуй, Георгий Константинович, – поднимаясь из-за стола, пожал руку вошедшему Жукову Ворошилов. – Как долетел?

– Ничего не поделаешь, отдыхать некогда. Потом подробно доложишь про свою битву с япошками, сейчас, жаль, времени нет. Ты теперь у Хозяина на заметке. Победитель японцев, герой и все прочее. Честно скажу, даже завидую.

– Чтобы ты был в курсе, Хозяин назначил на седьмое число заседание Политбюро по вопросу подготовки к отражению возможной агрессии Германии.

Ну и что, что договор, – Иосифу Виссарионовичу виднее. Мы и сами никак этого не ожидали, да вдруг он внезапно собрал Политбюро тридцатого числа и поручил к 7 октября представить предложения для подготовки решения Политбюро по этому вопросу. Тебя тоже приказал вызвать и тебе тоже быть готовым. Так что ты теперь на коне и с шашкой! Ну, теперь ты все знаешь. Приступим. Борис Михайлович, что надумал Генштаб за три дня?

– Почему же за три, мы этот вариант продумываем давным-давно. Сейчас мы его корректируем с учетом новых границ. Вот смотрите, карта на столе. Все как я доложил на Политбюро. План мы разработаем, это для нас рутинная работа. Вопрос в другом. Явно у Иосифа Виссарионовича произошел некий поворот в мыслях. Как мы помним, после подписания договора ни разу речи о нападении Германии не шло. Наоборот, речь была практически о союзничестве!

Если товарищ Сталин серьезно опасается германского нападения, а это, похоже, именно так, мы имеем возможность ускорить решение многих вопросов по новым видам вооружения, по реорганизации структуры войск и много еще чему! Я думаю, мы должны прямо сейчас сформулировать все важнейшие вопросы, которые необходимо утвердить на Политбюро, и распределить, кто по какому вопросу будет выступать.

Георгий Константинович, вы для него человек новый, и вас он будет слушать особенно внимательно. Эту ситуацию нужно использовать на все сто процентов, чтобы порешать как можно больше вопросов для армии. Германцев все мы знаем, получали от них в мировую войну по полной мерке! Поэтому готовиться к войне с ними надо с абсолютной серьезностью. Так я считаю.

– А ты как считаешь, Георгий? – с покровительственными нотками в голосе обратился Ворошилов к Жукову.

– Я считаю, Борис Михайлович абсолютно прав, направления ударов однозначно диктуются конфигурацией границы, – глядя на карту, сказал Жуков. – И еще более прав, что нужно именно сейчас ставить вопросы по реорганизации армии. Немцы, если нападут, то всеми силами и внезапно. На западе оставят только инвалидные команды да учебные части. Времени на раскачку у нас, как я понимаю, нет.

– И как думаешь строить оборону, Борис Михайлович? – спросил Ворошилов.

– Времени у нас и правда в обрез, так что надо опираться на то, что у нас уже имеется. По новой границе – только слабое пехотное прикрытие. Основной стратегический рубеж – по линии укрепленных районов на старой границе[12]12
  В предвоенный период в свою бытность начальником Генерального штаба Б. М. Шапошников на самом деле предлагал основные силы РККА держать в пределах старой госграницы за линией мощных укрепрайонов, а на новую границу выдвинуть лишь части прикрытия. К сожалению, это совершенно разумное предложение не нашло поддержки у И. В. Сталина.
  В текущей реальности укрепленные районы (УР) на старой границе были частично законсервированы, частично брошены, значительная часть вооружения с них снята и направлена в недостроенные УРы на новой границе. Личный состав гарнизонов УРов сокращен до уровня охранной службы.


[Закрыть]
. Его надо занять заранее полностью укомплектованными стрелковыми дивизиями. Всего, с учетом гарнизонов укрепрайонов, на линии должно быть около ста расчетных дивизий.

Тыловой стратегический рубеж по линии Николаев – Днепр – Псков – Луга. Вот он обозначен на карте. На нем формировать мобилизуемые войска после начала боевых действий. За зиму и весну нужно на этой линии сформировать костяк еще двухсот дивизий. Хотя бы по тысяче человек личного состава на дивизию. Там же разместить склады с имуществом и вооружением для новых дивизий.

Между главным и тыловым рубежом разместить все танковые и механизированные войска, всего около сорока дивизий. Естественно, все они должны быть полностью укомплектованы и обучены.

Уже сейчас видно, что главный вопрос – кадровый. Где взять столько квалифицированного комсостава? Даже с учетом командиров-запасников, дефицит комсостава составит более пятидесяти процентов[13]13
  В 1937–1938 годах из армии было уволено и в значительной части репрессировано более 40 000 человек командного состава – девяносто процентов командиров, начиная с уровня заместителя командира полка и выше. В сочетании с пятикратным количественным ростом армии в период с 1936-го по 1941 год это привело к острейшей нехватке квалифицированного комсостава.


[Закрыть]
. Ну, а качество запасного комсостава вы сами знаете. Сдается мне, сейчас самый удобный момент предложить товарищу Сталину потрясти ведомство Берии, слишком много командиров туда упекли. Вы, Георгий Константинович, как человек свежий, может, возьметесь за это деликатное дело?

– А почему нет? Я многих знаю, кого туда зря упекли! Если вы, Борис Михайлович, в своем выступлении эту проблему остро обозначите, то я, когда мне дадут слово, предложу решать кадровый вопрос за счет амнистии.

Только нужно еще много других вопросов ставить! Я не знаю, как было в Польше, а в Монголии выявилась масса недостатков в структуре танковых и механизированных частей, в организации связи – радиостанциями пользоваться штабы не умеют, в организации взаимодействия родов войск, особенно с авиацией.

Полностью согласен с Борисом Михайловичем в том, что механизированные и все другие технические виды войск должны быть еще в мирное время укомплектованы по штату личным составом, техникой и автотранспортом, обучены и слажены. Из мобрезерва можно доукомплектовывать только стрелковые соединения. И то, их желательно после укомплектования подучить, а не сразу бросать в бой. Кроме того, такие соединения крайне желательно сначала использовать в позиционной обороне на заранее подготовленных позициях. В позиционной обороне воевать значительно проще и командирам, и рядовым бойцам[14]14
  Виды боевых действий: наступление, оборона, встречный бой. Самым сложным видом боевых действий считается встречный бой, поскольку для него характерны минимальная информация о противнике, максимальная быстрота изменения обстановки и максимальная сложность организации связи и управления войсками. Оборона считается самым простым видом боевых действий, поскольку войска опираются на заранее подготовленную к обороне местность, налаженную систему разведки и наблюдения, подготовленную и продублированную систему связи, в том числе и проводную.


[Закрыть]
. Опыт Монголии показал, что во встречном бою такие соединения теряют управление из-за неопытности командиров и рассыпаются при серьезном столкновении с противником из-за неустойчивости необученных бойцов.

– Твоя правда, Георгий, – вступил в разговор Тимошенко, – в Польше серьезных боев не было, так даже маршем по дорогам и то войска с большими проблемами шли. Организации движения никакой. Маршруты не знают, графики движения не соблюдают – одни заторы и задержки. Техника ломается, ремонтно-эвакуационные службы не организованы, запчастей нет[15]15
  Почти дословная цитата из воспоминаний генерала армии А. В. Хрулева.


[Закрыть]
.

– Кстати, по поводу бронетехники, – снова вступил Жуков, – нужно срочно что-то делать для ее модернизации. У танков броня ни к черту не годится. У японцев противотанковая артиллерия в стрелковых частях, надо прямо сказать, слабая, так при атаке танковых и бронебригад на окопавшуюся стрелковую дивизию мы две трети танков и броневиков потеряли. Нужны самолеты-штурмовики, а то приходилось для штурмовки позиций применять истребители, которые несут потери даже от огня пехоты. Для наведения авиации нужно применять радио, а теперешние передатчики летчики не используют, качество связи – ни к черту! В ремонтных службах запчастей не хватает и в авиации, и в танковых войсках. В общем, с немцами так воевать будет трудно, у них-то, небось, везде орднунг!

– Борис Львович, что скажете нам по поводу техники и запчастей? – обратился Ворошилов к Ванникову.

– По запчастям все просто: заводы загружены производством новой техники на сто процентов. Чтобы делать запчасти, нужно снизить план по производству новой техники. Если вы такое решение на Политбюро проведете, то никаких проблем с запчастями не будет. И то сказать, зачем выпускать новую технику, если почти половина старой, насколько я в курсе, стоит из-за отсутствия запчастей?

О танках – мы ведем разработку новых танков с противоснарядным бронированием, они будут запущены в серию в следующем году. Модернизация существующих танков нам не поручалась, хотя кое-какие инициативные разработки на эту тему мне известны. Опять же, вбивайте нам это в план, будем делать, но на тех же заводах, за счет сокращения выпуска новой техники. Но вы, конечно, правы, зачем клепать еще танки, если они в бою горят? Надо существующие модернизировать! По авиации ситуация точно такая же.

– Я так думаю, товарищи командиры, – после возникшей паузы произнес Шапошников, – до Политбюро у нас есть еще трое суток. За это время мы должны: во-первых, сформулировать основные проблемы, которые стоят перед армией исходя из поставленной задачи; во-вторых, подготовить выступления для Политбюро, определиться, кто из нас по каким вопросам будет выступать; в-третьих, подготовить проект постановления Политбюро и направить его членам Политбюро накануне заседания для ознакомления. В сугубую конкретику, я думаю, вдаваться сейчас не следует. В постановлении нужно сформулировать поручения профильным наркоматам по решению важнейших проблем со сроками исполнения.

Далее, по каждой проблеме, которую мы обозначим, нужно сформировать небольшие рабочие группы из представителей наркомата обороны, Генштаба, профильных промышленных наркоматов и толковых командиров, получивших опыт боевых действий и реально отличившихся в Монголии и в Польше. Перед рабочими группами поставить задачу в короткий срок, недели за две, обобщить опыт боевых действий и выдать рекомендации. Эти рекомендации нам быстро рассмотреть и затем утвердить в виде решений ГВС, СНК или наркомата обороны во исполнение решения Политбюро.

– Ну, ты голова, Борис Михайлович! Сразу видно штабного работника, – одобрил Ворошилов.


7 октября 1939 года. Заседание Политбюро ЦК ВКП(б)


Присутствуют члены Политбюро и приглашенные товарищи:

Шапошников Б. М. – начальник ГШ;

Тимошенко С. К. – зам. наркома обороны;

Жуков Г. К. – комкор;

Смушкевич Я. В. – зам. наркома обороны;

Павлов Д. Г. – зам. наркома обороны;

Ванников Б. Л. – нарком вооружения и боеприпасов.


Выдержки из стенограммы заседания

Молотов В. М. Я по-прежнему считаю, что нападение Германии на Советский Союз в существующих условиях маловероятно по причинам, о которых я говорил в прошлый раз. Однако товарищ Сталин совершенно прав, полностью исключить такую возможность мы не имеем права. Как известно, Гитлер в своей программной книге «Майн кампф» прямо пишет, что его главные враги – мировой коммунизм и мировое еврейство. Причем он считает, не в обиду присутствующим будь сказано, что именно евреи выдвинули коммунистическую теорию, а руководство СССР он считает еврейской кликой.

Там же, в «Майн кампф», он обосновывает тезис, что германский народ для своего развития должен завоевать жизненное пространство на востоке за счет захвата славянских земель – польских, белорусских, украинских и русских. Да и вообще, он считает славян «недочеловеками», неспособными противостоять германским «сверхлюдям». Западные страны, несомненно, продолжают мечтать натравить Гитлера на нас и прилагают к этому все усилия. Кроме того, Гитлер по натуре авантюрист и психопат и может действовать по наитию, а не по трезвому расчету. Все это, вместе взятое, не позволяет исключить вероятность нападения Германии на СССР. Более того, нападение вполне возможно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6