Виктор Сиротин.

Цепи свободы. Опыт философского осмысления истории



скачать книгу бесплатно

Здесь, наступив на лакированный «башмак» политкорректности, придётся сказать, что не всё то, что ярко блистает и гремит в исторической жизни, заслуживает развития. И в прошлом не всё было исторически мотивировано и бытийно целесообразно.

Не всё случившееся оправдано фактом, и, тем более, находит поддержку с позиций морали. Не всё, что творится в мире, обязывает смиряться с «фактом» жизни, как с закономерностью, в этом случае и оправдывая и утверждая будущие драмы.

Словом, не всё произошедшее следует признать полноправно эволюционным и исторически оправданным. Ибо, того, что произошло, могло не быть, но имело (и будет ещё иметь) место по произволу морально несовершенного и необузданного в своей агрессивности homo sapiens.

Несомненно и то, что «молнии истории», даже оставляя после себя «пепел», не всегда несут с собой гибель. Выжигая из исторической жизни «сухую траву» и издержки старого, они порой создают новые цивилизационные парадигмы, дают рост новой культуре, формируют целесообразные экономические устои. Это, не оправдывая огульный слом старого, лишь настаивает на снесении ветхого и нежизнеспособного, не дающего жизнь новому. Вместе с тем, освещая историческую жизнь, а когда и обжигая тело человечества, «молнии» эти не редко оставляют глубокие клейма в теле народов, которые порой не стираются и в веках, ибо мощные разряды их поражают народы, страны и государства…

Иное происходило на Руси, в которой христианство греческого обряда, споря с язычеством, всё активнее проникало в жизнь народа. Снятие зависимости от тюркских ханов обусловило политическое усиление княжеств. Смена исторических вех побудила Великих Московских Князей объявить себя наследниками мистического «Первого» (Древнего) и «Второго Рима» (Византии). При таковом раскладе Московская Русь, считая себя единственной (и истинной!) хранительницей христианской веры, ставила под сомнение претензии западноевропейских монархов на «римское» религиозно-мистическое наследие. «Иван IV был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, Помазанника Божиего», – пишет В. Ключевский[6]. Изучив исторический опыт прошлого (и вспомнив «свою родословную», которая вела, ни много ни мало, к римскому императору Августу), Иван Грозный пришёл к убеждению, что подчинение царской власти церковной во все времена приводило к распаду великие империи. В то же время царь верил в божественную миссию христианской Руси (Третьего Рима), призванную нести свет всему миру. Стерпеть подобную «наглость» западный мир не мог и… не хотел. Именно «христианский» раздор, «увенчанный» короной, стал одной из главных причин многовекового противостояния России и Запада[7].

Надо сказать, последний и в условно-государственный период (т. е. период становления государств) средневековой Европы провидел свои политические ориентиры и экономические выгоды. Приоритеты в ведении внешних дел появились позднее, когда в европейских странах развилось политическое сознание. Тогда и пришлись ко двору идеи в духе милитаризированного Ордена Иезуитов.

Именно тогда – и не без усилий Ордена Игнатия Лойолы – Церковь превратилась в инструмент политической власти. С новыми реалиями пришли и никогда уже не ослабевали интересы Запада к России. Начало XX в. озарили мегаисторические, по-своему масштабу, события, центр которых в результате «атлантических» игр сместился в Россию. Именно там, на алтаре поместной ненависти принесены были чудовищные жертвы, рядом с которыми меркнут религиозные войны Европы и, тем более, одиночные «огни» Священной инквизиции.

Рубеж XIX–XX вв. подвёл своеобразную черту под развитием всей европейской цивилизации – великой и вдохновенной в творчестве, разумной в государственном и социальном устроении, рациональной в технических достижениях и дерзновенной в научных изысканиях, отважной в географических открытиях. Но, проявляя замечательную активность во многих областях человеческой деятельности, «европейский мир» добивался своих целей волюнтаристскими методами, а потому его историческое развитие закономерно венчали противоречия, среди которых в конечном итоге возобладали наиболее жёсткие. Став следствием многовариантного смещения духовных и моральных критериев, характерного непримиримостью в мировоззренческом отношении, материалистичностью в тенденциях мироустроения и алчной расчётливостью в достижении поставленных целей, – эти противоречия привели к двум потрясшим основы мира войнам XX в.

Что касается конкретно России, то задолго до этого в Стране заявили о себе события, в цепи которых «великий октябрь» был лишь одним из звеньев. Потому чрезмерно фокусировать внимание на «октябре» не верно, не продуктивно и даже вредно. Крушение жизнеустройства России пошло по трещинам, которые обозначили себя во времена весьма давние.

На них и следует обращать самое пристальное внимание. Поскольку, лишь войдя в поле «старой» информации, можно осознать последующие явления отечественной жизни. Словом, стратегия исторического анализа, исходящая лишь только от «злобы» Новейшего времени, не вполне достаточна и без специальных пояснений способна ввести в заблуждение. Поэтому нам никуда не деться от анализа эпохи формирования политического пространства России. Никуда не деться от того факта, что две Мировые войны были походом Запада на Восток, коим первый видел прежде всего Россию. Потерпев поражение в битвах не на жизнь, а на смерть, Запад откатился на свои рубежи, зализывая раны и латая прорехи в геополитике и военной стратегии.

Сделаем первые выводы.

Результаты I Мировой войны предсказуемо усилили противоречия и связали их в мёртвый узел, «развязанный» катастрофой в середине 1930 гг. Результаты II Мировой, не разрешив старую «злобу дня», лишь ускорили пересмотр политической, экономической и финансовой карты мира. С учётом промахов в преддверии, ходе и итогах войны, отредактированный Запад приступил к созданию новых идеологических конструкций и политических стратегий. Тогда же вновь обозначили себя, были «окончательно» сформированы и политически заявлены давние амбиции «давних учителей» России. Ибо, как раньше, так и сейчас, Страна остаётся предметом политической оккупации и «сырьевых (в давние времена – «меховых» и «пеньковых», а нынче – газо-нефтяных) воздыханий» пресловутого Запада. Между тем обе Мировые войны, являя собой единый политический силуэт, в причинно-следственной связи раскрыты далеко не во всём. Поэтому – не установленные и не проявленные в полной мере – эти следствия продолжают заявлять о себе и по настоящее время… Словом, рассматривая современные реалии и прослеживая причудливые изломы бытия, никак не обойтись без изучения исторического опыта прошлого. Ибо всякая траектория, не возникая из ничего, не существует вне прежних парадигм, включающих в себя основы духовной, политической, социальной и культурной жизни страны. Сумма этих свойств и создаёт историческое содержание народа, которое, формируя судьбу, определяет его место в мире и мировой истории. Прошлое важно знать уже потому, что оно реализует себя в своих последствиях. В этой связи особое значение имеет внутренняя жизнь народа, мировоззрение которого, талант и вера в себя определяют бытие страны. Если говорить о России, то, достигнув высокого уровня, а значит, социально защищённое и высококультурное, – её бытие способно увеличить авторитет Страны в мире и придать народу уверенность в себе. Итак, – Россия и мир.

Глава вторая
Россия в современном мире

«Живём мы в ужасно сложное время, в истории человечества таких периодов не было. Сейчас для судьбы страны, для судьбы мира решаются очень важные вещи, глобальные вопросы решаются… В будущей туманности нас ждут катаклизмы, поверьте… Рушится дом. Слышите, как трещат швы в нашем общем доме? Повторяю, никогда в истории, в мире не было такого исторически ответственного периода, как сейчас»

Л. Леонов. На встрече с писателями. 1976 г.

I

XXI в. открыл собой новое тысячелетие и, наверное, как всякий другой, заронил в душах людей веру в то, что опыт его преобразуется наконец в некое позитивное качество; когда, говоря устами чеховских героев, – «жизнь станет невыразимо прекрасней» и «мы увидим небо в алмазах»…

Однако иллюзии литературных персонажей – живых отображений вечно мечущихся между реальным и придуманным миром интеллигентов – не оправдали себя. Прозревший после «великого октября» Максимилиан Волошин в ужасе писал о том, что духовные ценности и саму российскую быль «замызгали на грязных площадях», «распродали на улицах», идеалы заболтали в напыщенных и безжизненных «эстетиках», «пролузгали, пропили» и выплюнули на гноище общественной жизни.

Гноище это никуда не делось, не исчезло и «пропивание» России. Остался тяжким и груз нерешённых проблем.

Но и в остальном мире, сила, как и встарь, оставалась одним из главных способов решения спорных вопросов, которые множатся ввиду иллюзорности силы. И это естественно. Закон причинно-следственной связи действует и будет действовать до тех пор, пока человек, реализуясь в рамках своей природы, остаётся собственно человеком. Однако ущербность благих намерений, коренясь в несовершенстве его природы, зависит не только от невозможности изменить её сущность. «Ущербность» эта находит своё объяснение в малой осведомлённости о внутренних движущих силах человеческой натуры и неумении владеть лучшими её свойствами. Именно поэтому некогда расковыренные неверной клюкой разума иллюзии «свободы», «равенства» и «братства» обернулись политическим беснованием. Так и должно было произойти. Лишённая моральных скреп, освобождённая сумма пороков всегда реализовывает себя в стремлении к свободе через устранение прежнего уклада и критериев нравственности.

Дефектные составляющие в своём историческом продолжении закономерно ведут к ещё большим погрешностям. Требование равенства перед законом – справедливое, но в реальности труднодостижимое – свелось к упрощению качеств и категорий в их высоком значении. Это привело к прогрессирующей деформации наиболее «простых» из них и в конечном итоге обусловило диктатуру тотального равенства, через «разруху в голове» неизбежно ведущую к духовному и нравственному хаосу. Ибо ум уравнивается с глупостью, талант с бездарностью, а доблесть, оказавшись беспризорной, разрушает этические пределы мужества и становится сродни беспределу. Яд видится лекарством, а болезнь воспринимается нормальным состоянием. Не имеющие аналога в живой природе, процессы отчуждения от эволюционной жизни размыли моральные критерии и нравственные мерила, ограничив бытие человека потребительскими интересами. Некогда актуальные вопросы: свобода от чего? и свобода для чего? – позабылись. Путаница в мозгах стала нормой, а поводыри общества, сами плетясь на ощупь, возомнили себя ясновидцами. Общество не только загнало себя в клетку материализма, но и намертво приковало себя к ней. И то, что клеть эта, как и цепи, подчас невидимы, не должно никого обманывать. Виртуальное могущество «цепей» таково, что не чувствовать их тяжесть могут лишь теряющие в себе человека. Именно это и происходит. Становится всё меньше оснований внешнюю цивилизацию считать, собственно, человеческой. Ибо из неё активно вычитается непосредственно людское – то, что отличает человека от животного, а именно, – духовные ценности. Их место в «продвинутом» обществе занимает этика инновационно-массового культурного суррогата, а социальная обходительность лишь маскирует формы продуманного маркетинга. Некогда провозглашённая «свобода без берегов» на поверку оказалась рабством без берегов, что стало возможным вследствие подмены свободы – несвободой. Из печатной краски перекочевав в Сеть, она всё активнее запутывает человека в своих тенетах. Для уяснения механики этих процессов необходимо, заново взглянув на как будто хорошо известные события, понятия и категории, осмыслить их нравственным умом. Ибо выбор возможен лишь, когда руководствуешься ясными моральными критериями, в этом случае зная, что делать и куда идти.

Исследования мыслителей и политологов (из «старой школы» отмечу лишь И. Я. Данилевского, вскрывшего причины «этнокультурного» неприятия России Западом), а более всего политические реалии показали однотипность политики Запада, олицетворённого промышленно развитыми странами Европы и США. Меняя формы идеологического и пропагандистского влияния, варьируя средства экономического и политического воздействия, эта политика в своей принципиальной направленности остаётся на удивление неизменной. Мировой вклад России в науку и культуру по факту давно признан и оценён Западом, но степень и формы признания, оценка и пропорциональность этого вклада не выдерживают критики. Создавшийся контраст духовных ценностей особенно режет глаз в эпоху техногенной цивилизации, в которой личность, как совокупность человеческих свойств, – становится нежелательной… В целях «социальной безопасности» она нивелируется, отчего общество превращается в массу духовно малосвязных и обезличенных человеко-единиц. Таковой оказалась плата цивилизованного обывателя за приятие норм потребительского существования. Но властными кланами индустриально развитых государств эти потери таковыми не считаются, ибо на повестку дня поставлено «спасительное» упразднение «исторического хаоса» в пользу искусственно создаваемой истории (Д. Оруэлл назвал это движением «от хаоса к новому миру»). Пример «нового мировоззрения» показали США, изначально стремясь уйти от проблем, которыми изобиловала политически и культурно насыщенная жизнь Европы. Проще говоря, США сочли за благо отказаться от какого бы то ни было культурного своеобразия, традиций и национальности. На основе золотомечтаний создав в умах потребителей «американскую мечту» и особенно не заморачивая мечтателей духовными потребностями, – идеи отцов-основателей США в этом смысле во многом перекликались с идеями Французской революции, начавшейся, что любопытно, в одно время с «американской» (1789).

Впрочем, создание потребительского рая для жителей Нового Света не было самоцелью. Цель колонизаторов Дикого Запада, явленных могущественными политическими и финансовыми кланами, состояла в том, чтобы создать давно лелеемое «исторически стабильное» общество, как образец для всего мира. Стабильность, как и образец, достигнуты не были. Зато щедро разбрасываемые в Штатах зёрна беспочвенности не замедлили дать свои «дикие» ростки. Именно они в следующий исторический период повсеместно разрослись в пышные побеги, помпезно названные глобализацией. Однако существо дела не было тайной для наиболее вдумчивых аналитиков как России, так и не дикого Запада.

Отечественные мыслители, среди которых в наши дни наиболее проницательными оказались философ А. С. Панарин и выдающийся логик А. А. Зиновьев, распознали на рабских плантациях глобализма (пасынка «дикого капитализма») элементы социал-дарвинизма, стадная сущность которого взращена была пороками «рыночного» американоцентризма. Отмечая разницу и формы мировосприятий, они дали точные политические прогнозы обществу, исповедующему идеологию глобального потребления.

Александр Зиновьев писал в последние годы своей жизни: «Люди вторглись в механизм социальной эволюции человечества. Разрушительные последствия этого вторжения стали привычными буднями нашей жизни», – добавляя, что всё это сопровождается «колоссальной деградацией в менталитетном аспекте человечества». В системе глобального подчинения мира наиболее сильным противником Западу виделась Россия, народы которой искони опирались подчас на принципиально иные духовные и мировоззренческие категории. Потому ослабление или устранение её с политической арены, а «ещё лучше» из исторического бытия, по прежнему остаётся для «дикого» Запада приоритетным. В свете Глобального Проекта культурно-историческая миссия России с её системой духовных, государственных и социальных связей признаётся негодной, а потому недостойной существования. Представляется бесспорным, что вслед за этим должно последовать изъятие из исторической жизни мира цивилизационной модели России. Вконец одичавшим западным «могильщикам» это видится важным потому, что Россия в своей духовно-исторической основе содержит некий «код» – всечеловеческую систему ценностей, способных объединить на нравственных приоритетах культурно развитые народы мира. Именно Россия в своих «дочерних» ипостасях способна остановить беспредельное обездушивание, обезличивание и, по факту, обесчеловечивание некогда величественного homo sapiens. Тем более, что низложение человека заявляет о себе всё более интенсивно.

Как известно, СССР приказал долго жить ввиду издавна готовившейся и изощрённо проведённой политически и экономически диверсионной акции, под открытым «кодом» Перестройка. Провозглашённая в интересах народа, на деле она обернулась против него. «Громадная территория, внушительная экономика, военная мощь и даже ядерное оружие, как показало недавнее унижение России, мало чего стоят само по себе, ибо материя без духа не способна творить историю», – говорит историк и политолог Н. Нарочницкая («Россия и русские в мировой истории»). «Крах русского коммунизма – это капитуляция идеи перед реальностью», – подводит итог А. Зиновьев многоаспектной слабости «советского» бытия и управленческого состава СССР, в очередной раз предавшего народ. О целях и средствах войны против России Зиновьев пишет: «Фундаментальной задачей Запада в борьбе с Россией было лишить её статуса производительной державы, превратить её в поставщика сырья для Запада (причём не только природного, но и человеческого сырья в виде проституток, программистов и т. и.), сделать производительную деятельность бессмысленной для русских, превратить самую жизнеспособную часть русских в торгашей, в прислугу, в развлекателей, в охранников, в мошенников и вообще в людей таких категорий, какие характерны для колониальных стран».

Говоря о профессионально проведённом развале СССР, Зиновьев уточняет: «То, что стало происходить в России, начиная с 1985 г., есть растянувшаяся во времени гибель России как целостного социального организма и гибель русского народа, проявившаяся в его деградации и вымирании». Но, неумолимо продолжает философ: «Русская трагедия ещё не завершилась. Успешно осуществляется второй этап антирусского проекта. Впереди предстоит третий этап, пожалуй, самый страшный: он касается присутствия русских в истории человечества. Сущность этого проекта – постепенно искажая и занижая вклад русских в историю человечества, в конце концов исключить из памяти человечества все следы пребывания их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на Земле не было. Это «вычёркивание» русских из истории уже практически делается. Причём делается педантично, планомерно, со стопроцентной уверенностью в том, что это делается на благо человечества». Обозначив мысль, Зиновьев вновь возвращается к ней: «Подчёркиваю: вполне сознательно запланировано полное вычёркивание русских как особого великого народа в истории. Вся история человечества будет сфальсифицирована так, чтобы от нас и следа не осталось»! [8] Эту идею одной фразой выразил Начальник внешней разведки СССР Л. В. Шебаршин: «Западу от России нужно одно – чтобы её не было».

Что и говорить, – мрачные перспективы…

Перестроечная «революция» оказалась гигантским мыльным пузырём, который, лопнув, ослепил своей ядовитой пеной подавляющее большинство людей, дезорганизовал, отравил ядами их сознание. В результате либерально-демократических «реформ» были разрушены армия и флот. Та же участь постигла и силовые структуры. Власть, понимая, чем это ей грозит, провела «реформы» внутренних войск, приспособив их для защиты себя от разгневанного народа. В короткое время были подорваны экономика, финансовая система, здравоохранение и образование России, а главное – дух народа! Расставшись с заводами-гигантами и лишившись производственной сферы в принципе, государство в одночасье стало ресурсо-добывающим, при этом прибыль нелимитированной добычи большей частью оседает в зарубежных банках и «процеживается» в офшорных зонах по всему миру – Швейцарии, Кипре, Багамах, Виргинских островах, Гибралтаре, Сингапуре, Гонконге, Панаме, Либерии; то есть везде, где готовы «свято» хранить валютные тайны [9]. В результате преступных манипуляций субъектов власти, за которые в цивилизованных государствах дают пожизненные сроки и даже казнят, – жизнь народов России была отброшена назад на десятилетия, а совокупный урон от «реформ» стал равен поражению в великой войне. Так, гигантской Стране была объявлена глобальная война, которая ещё не закончилась…

В 2010 г. поставив мировой рекорд по числу долларовых миллиардеров и «улучшая» его в последующие годы, Россия «записалась» в рекордсмены и по числу нищих, ибо за чертой бедности оказалось около 90 % населения. Если в СССР имела место «этика безжалостного идеализма» (С. А. Левицкий), то данное Р. Рейганом определение СССР как «империи зла» (1983) более всего подходит к неимперским 90-м годам. С той лишь поправкой, что «империей» такого рода Россия стала не без помощи заокеанских разработчиков «перестройки» и «советников» при ней (в частности, профессора экономики Колумбийского университета Джеффри Сакса), планы которых, сбиваясь с ног, принялась реализовывать номенклатура России, выпестованная в застойные годы СССР. Это, однако, не извиняет повсеместную инертность и вялое участие в социальной жизни государствосоздавшего народа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34