Виктор Сидорченко.

Морские пираты: от Средневековья к современности



скачать книгу бесплатно

Из положений Устава Кафы видно, что владеть пиратским кораблем и совершать грабежи хотелось многим, но клясться в том, что они не будут грабить своих, а также вносить залог хотели не все. Поскольку консул Кафы отвечал за разрешения иметь корабли, в случае незаконного разрешения он платил штраф в размере от 200 до 500 сонмов по усмотрению синдиков[21]21
  Там же. С. 63–65.


[Закрыть]
.

B 1453 г. турки захватили Константинополь. Помощь Византии со стороны итальянских колонистов была минимальной, поскольку они выжидали, кто победит, чтобы затем договориться о своих привилегиях. Они просчитались, ибо турки ни с кем делить свою власть не собирались. Турки продолжили захват других владений бывшей империи.

Для генуэзцев наступили тяжелые времена, хотя известен случай прорыва в Черное море через проливы Босфор и Дарданеллы двух генуэзских кораблей в 1455 г., на которых в Кафу добирался новый консул с небольшим вооруженным отрядом. По пути в Кафу этим кораблям удалось даже захватить корабль с ценным грузом, подаренным императором Трапезунда турецкому султану, т. е. они действовали как обыкновенные пираты. Однако в самой Кафе положение было отчаянное. Консул доносил в Геную, что в колониях царит полнейшая анархия, на военных кораблях беспрерывно восстают экипажи, после чего эти корабли становятся пиратскими.

Турки на первых порах после падения Константинополя генуэзцев не трогали, поскольку занимались захватом всех других территорий в Причерноморье. Но затем пришла очередь и генуэзских колоний. Для начала турки надежно блокировали проливы, ведущие в Черное море из Средиземного, чтобы лишить генуэзцев подкреплений из Генуи. Затем основные турецкие города на Черном море были превращены в базы для нападения на итальянцев. Так, эмир Синопы превратил свою удобную гавань в пиратскую базу, грабил прибрежные города, захватывал торговые суда и считал себя региональным властителем, независимым от турецкого султана. Между тем султан направил в Синопу мощную эскадру, и эмиру, чтобы откупиться от своих единоверцев, пришлось пожертвовать большей частью награбленных сокровищ, а также сдать город и флот. B обмен ему был дан в управление город Филипполь (совр. Пловдив) в Болгарии.

Вскоре турки захватили Трапезунд, затем генуэзские колонии, Кафу и другие города и крепости на побережье и в Крыму. При этом большая часть населения была обращена в рабов и отправлена на кораблях в Турцию. Ha одном из турецких кораблей с добычей был особый товар – 500 мальчиков, которых, как и юных девушек, особенно ценили в Турции. Находившиеся на том же корабле плененные генуэзцы напали на турецкий экипаж, когда судно было в открытом море, и перебили его. Захватив корабль, они направили его в Аккерман, что было явной ошибкой, так как там генуэзцев не любили.

Ha первых порах, пока генуэзцы держались в Аккермане настороженно и сплоченно, никто не смел на них нападать, хотя вид богатой добычи, особенно 500 мальчиков, разжег аппетит местного правителя. Вскоре в среде генуэзцев начались распри, и тогда местные пираты напали на них, захватили корабль, генуэзцев выдали туркам, ценности присвоили, а мальчиков подарили князю Стефану. B конце XV в. господство генуэзцев в Черном море было окончательно ликвидировано турками.

Разгром генуэзских колоний на Черном море усилил позиции их соперников – венецианцев. За плату в 10 тыс. дукатов в год они приобрели право мореплавания и торговли в Черном море. Для конвоя своих торговых судов и их охраны от турецких пиратов венецианцы держали в Черном море флот из 24 военных галер. Однако уже в 1510 г. турецкие пираты все-таки сумели захватить одно из венецианских торговых судов. B ответ на это венецианцы в 1511 г. захватили турецкое торговое судно. Союзнические отношения венецианцев с турками на этом закончились, как закончилось их плавание по Черному морю. Турция стала считать Черное море «турецким озером», поскольку все его берега принадлежали или туркам, или народам, находившимся в вассальной зависимости от них[22]22
  Там же. С. 67–72.


[Закрыть]
. Одновременно кончилась и эпоха итальянского пиратства и иного средиземноморского пиратства в Черном море, так как Турция надежно перекрыла проливы Босфор и Дарданеллы и не пропускала в Черное море никакие вооруженные суда и корабли, включая пиратские.

3. Пираты и рыцари

B эпоху Средневековья, когда между королями и более мелкими феодалами почти непрерывно велись самые разные войны, в которых участвовали и пираты, звание рыцаря было распространено весьма широко. Рыцарями были практически все феодалы, т. е. собственники земли и крепостных, проживавших на ней. Если в мирное время посвящение в рыцари происходило в торжественной обстановке и осуществлялось лично королем, то в военное время эта процедура была менее сложной: собирая войско для очередного похода, король посвящал в рыцари весь офицерский корпус. Крестовые походы еще более упростили предоставление права называться рыцарем: нужно было быть свободным человеком, иметь какое-то имущество и участвовать в крестовом походе. B рыцари мог посвятить предводитель похода, имевший титул короля или герцога.

Учитывая, что к крестовым походам примыкали самые разные люди, включая пиратов, не удивительно, что среди рыцарей были и бывшие пираты, сумевшие доказать свою преданность коронованной особе или общему делу, тем более, что крестовые походы в чем-то весьма походили на походы за добычей, хотя провозглашенная цель («освобождение Гроба Господня») была сугубо религиозной. B связи с этим Фридрих Ницше заметил: «Крестовые походы – то же пиратство, чуть повыше классом, а больше ничего!»[23]23
  Цит. по: Бурмистрова Л., Мороз В. Пираты, флибустьеры. M., 2000. С. 86.


[Закрыть]
. Вряд ли, конечно, все было так просто, ибо огромные массы верующих шли в походы с верой в святость их целей, а вовсе не за добычей. Многие из них погибли в боях, умерли от болезней, голода и пр., до конца сохраняя свою веру и не думая ни о каких богатствах. B то же время в крестовых походах участвовали различные авантюристы, потенциальные грабители, бывшие нищие, пираты и многие другие, кто думал в основном о добыче, и именно из-за них, оценивая действия крестоносцев, последних нередко называют пиратами.

Одним из пиратов, которому удалось стать рыцарем и участвовать в Первом крестовом походе (1096–1099 гг.), был пират Гинимер, имя которого (оно же и прозвище) означало: тот, кто выжидает в море добычу, как морская чайка. Когда один из руководителей Первого крестового похода[24]24
  Инициатором Первого крестового похода на Восток был Петр Амьенский (Петр Пустынник), подхвативший призыв папы (подробнее см.: Всемирная история в датах и событиях («Ларусс») / пер. с фр. В. Румянцева. М., 2002. С. 161).


[Закрыть]
Годфрид Бульонский[25]25
  Годфрид Бульонский (1060–1100) – герцог Нижней Лотарингии, один из руководителей Первого крестового похода 1096–1099 гг., первый правитель (с 1099 г.) Иерусалимского королевства (подробнее см.: Всемирный биографический энциклопедический словарь. C. 203).


[Закрыть]
решил взять на службу Гинимера, поскольку тот к этому времени уже более восьми лет пиратствовал на Средиземном море и мог обеспечить безопасное плавание кораблей с крестоносцами на борту, он предложил Гинимеру звание архипирата (пиратского адмирала), а затем и посвятил его в рыцари.

Как пират Гинимер прославился еще раньше – тем, что грабил не только торговые суда, но и суда своих собратьев по морскому промыслу пиратов, если узнавал, что тем удалось кого-то ограбить и взять добычу. He раздумывая, «как морская чайка, он отбирал ее силой и расправлялся с побежденным врагом по своим законам»[26]26
  Подробнее см.: Мерьен Ж. Энциклопедия пиратства / пер. с фр. Е. Печерской. M., 1999. С. 68.


[Закрыть]
. Естественно, что лучшего защитника для кораблей крестоносцев найти было трудно.

Гинимер собрал целую флотилию пиратских судов, на которых крестоносцы сумели пересечь Средиземное море. Bo главе этой пиратской флотилии рыцарь Гинимер участвовал в морском сражении при взятии города Tapca в Киликии в 1097 г., а также поддержал крестоносцев при взятии города Лаодикеи.

О том, к каким порядкам на морских судах был приучен рыцарь Гинимер, можно судить по своду морских обычаев, действовавших в его время, которые в начале XII в. были кодифицированы в так называемые Олеронские свитки, или Морское право, отражавшие решения судов по морским делам и введенные в силу повсеместно в Западной Европе от Средиземного моря до Балтики. Морское право включало в себя 24 статьи, в том числе следующего содержания: «Хозяин судна имеет право выбирать свою команду по своему усмотрению; никто не может его заставить взять моряка, который ему не нравится. Матросы должны спать одетыми. Te, кто ночует в порту, а не на судне, считаются вероломными и способными на клятвопреступление. Хозяин должен держать правонарушителей под арестом и передать их в руки правосудия по прибытии на берег. Он не должен вымещать свой гнев на матросе, а должен выждать момент, когда снова обретет хладнокровие. Моряк должен сносить пощечину или удар кулаком от своего хозяина, но если хозяин его преследует, то он может укрыться за какой-нибудь перегородкой и приготовиться защищаться, призывая в свидетели своих товарищей». Если он ударит своего хозяина или поднимет на него оружие, то «он прикрепляется за руку к мачте с помощью остро заточенного ножа». «За брань полагается штраф. Вору остригают голову, а затем льют на нее кипящую смолу. Того, кто убил своего товарища на борту судна, привязывают к жертве и обоих бросают в море; если это происходит на суше, то убийцу и жертву вместе зарывают в землю»[27]27
  Там же. С. 69.


[Закрыть]
.

Естественно, что на пиратских судах нравы были еще более жестокими.

Что касается других рыцарей, в том числе крестоносцев, то они мало чем отличались от Гинимера. Так, в 1204 г. во время Четвертого крестового похода рыцари напали не на сарацинский Египет, как предполагалось, а на столицу Византии, христианский Константинополь, который они должны были защитить. Город был разграблен.

Начиная с XI в. создаются религиозно-светские организации рыцарей, называемые орденами. Так, в 1070 г. был образован римско-католический монашеский орден госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, существующий до нашего времени. Начало созданию ордена положил купец Мауро из Амальфи, который в 1070 г. основал в Палестине госпиталь для паломников по святым местам. B 1113 г. Папа Римский официально признал братство как духовно-рыцарский орден. Рыцари носили восьмиконечный крест и подчинялись Великому магистру, избиравшемуся пожизненно. Братья любого ранга принимали три обета: бедности, целомудрия и послушания. После потери Иерусалима крестоносцами орден создал свои форпосты в Сирии (1187 г.), на Кипре (1291 г.) и Родосе (1308 г.).

Завоевание Родоса турками вынудило рыцарей перебраться на Мальту, где они оставались с 1530 по 1798 гг. Несмотря на то, что формально великие магистры госпитальеров считались вассалами королей Сицилии, на самом деле они воспринимались практически всеми как независимые правители. B настоящее время штаб-квартира ордена находится в Риме. Протестантские ответвления находятся в Британии и Германии.

После основания ордена госпитальеры продолжали заниматься уходом за больными и ранеными, однако с течением времени превратились в серьезную военную силу (в XII в.). И на Родосе, и на Мальте в распоряжении рыцарей имелись эскадры галер. Кандидат в рыцари мог стать рыцарем только после четырех шестимесячных морских походов (так называемых «караванов»). С распространением парусного флота продолжительность «караванов» увеличилась до одного года (примерно с 1700 г.).

Находясь в состоянии постоянной войны с исламскими государствами, рыцари атаковали как мусульманские суда, так и христианские и еврейские, торговавшие с мусульманами. Госпитальеры создали невольничьи рынки на Родосе и Мальте, совершали грабежи на берегах Греции, Турции и (после 1530 г.) на побережье Северной Африки. B орден поступали богатства, добытые его собственными боевыми эскадрами. Кроме того, великие магистры нанимали частные корабли, капитанами которых могли быть как рыцари, так и пираты, и забирали себе определенный процент с награбленного.

По мере того как орден все больше эволюционировал в сторону военной организации, ужесточались и критерии принятия в рыцари. B XIII в. его члены делились на братьев-рыцарей и служащую братию. Все высшие посты могли занимать только рыцари. B XVI в. кандидаты в рыцари должны были доказать, что все члены их родов принадлежали к аристократии на протяжении нескольких поколений. Исключения делались только с разрешения Папы Римского и касались обычно пиратов, ставших рыцарями.

Обширные владения госпитальевров по всей Европе управлялись монастырями, во главе которых стояли кавалеры. Группы из нескольких монастырей образовывали более крупное структурное звено, которое возглавлял приор. Для вступления в орден кандидат должен был доказать свое благородное происхождение и римско-католическое вероисповедание. После службы в положенном количестве караванов большая часть рыцарей становилась кавалерами или приорами и переходила к жизни обычных сельских дворян[28]28
  Подробнее см.: Рыцари-госпитальеры // Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов / пер. с англ. М. А. Корженевский. M., 1998. С. 500–501.


[Закрыть]
.

Однако были и весьма яркие исключения. Например, Жан Паризо де Ла Валетт, представитель графского рода Тулуэ, стал рыцарем-госпитальером в 1515 г. Беззаветно преданный своему ордену, он навсегда остался на Востоке и не вернулся во Францию. После активного участия в обороне острова Родос от турок в 1522 г. Ла Валетт последовал за Великим магистром на остров Мальту. Ла Валетт был высоким и красивым, обладал спокойными манерами, проявил себя незаурядным военным организатором, владел несколькими языками, включая арабский и турецкий.

B 1534–1536 гг. Ла Валетт командовал галерой во время рейдов на берберское побережье в ходе испанского вторжения в Тунис. B 1540 г. он приобрел свой собственный галиот (пиратский корабль), который использовался в Средиземном море в XVI–XVIII вв. Это была небольшая быстроходная галера, имевшая длинную обтекаемую форму с утопленной палубой, одним треугольным парусом и вооружение из 2–10 небольших пушек. Команда состояла из 30–50 человек. Корабль был снабжен 12–25 веслами в 1–3 яруса, на которых обычно сидели свободные воины (пираты), а не рабы[29]29
  Галиот/Галлиот // Там же. С. 106.


[Закрыть]
. После одной неудачной атаки на торговое судно рыцарь попал в плен к Абдул-Рахману Кастальи (фамилия происходит от арабского слова, означающего «золотая цепь») захватил Ла Валетта около 1541 г. Всех правоверных корсаров сделали тогда галерными рабами на Мальте[30]30
  См.: Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов. C. 15.


[Закрыть]
. Галерным рабом стал и Ла Валлет[31]31
  Подробнее о нем см.: Галерные рабы // Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов / пер. с англ. М. А. Корженевский. М., 1998. С. 102–104.


[Закрыть]
. Знаменитый берберский корсар и пират Тургут Рейс узнал в одном из невольников рыцаря Ла Валетта и распорядился, чтобы к нему относились лучше, чем к другим рабам.

Тургут Рейс промышлял на Средиземном море, умер в 1565 г. Главной пиратско-корсарской базой Тургут сделал Триполи. Он родился в греческой семье в Малой Азии или на Родосе. Еще в молодости стал морским разбойником и скоро превратился в искусного штурмана и артиллериста. B конце 20-х годов XVI в. Тургут перебрался на север Африки и вступил в армию Хайраддина Барбароссы, действующую против торговых судов, которые совершали морские перевозки и опустошали итальянские и сицилийские берега[32]32
  Тургут Рейс // Там же. С. 565–566.


[Закрыть]
.

В 1541 г. рыцари обменяли Ла Валетта на высокопоставленного чиновника Османской империи. Он отомстил за свое унижение в 1554 г.: его галера одержала победу над фустой, пиратским кораблем Абдул-Рахмана. Некоторое время Ла Валетт был губернатором Триполи. После завоевания Триполи османами в 1551 г. он вновь стал капитаном одной из галер и принимал участие в «рейде возмездия», в ходе которого удалось захватить 1500 рабов в окрестностях города.

B 1554–1556 госпитальер служил капитан-генералом галерного флота ордена. Капитан-генарал галер – это мальтийский адмирал. Такое звание присваивалось рыцарям-госпитальерам на Средиземном море в период 1553–1797 гг. Карл V, король Испании и Италии, создавший на Мальте орден рыцарей-госпитальеров, часто воевал с Францией. Стремясь ее ослабить, он постановил, что адмирал на Мальте должен быть итальянцем; это должно было положить конец обычаю итальянских рыцарей выбирать своим главой человека пожилого[33]33
  Подробнее см.: Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов. С. 17, 257.


[Закрыть]
. Нуждаясь как в денежных средствах, так и в невольниках для строительства укреплений на Мальте, орден поощрял пиратские операции, в частности, Ла Валетт совершил несколько походов к берегам Северной Африки и доставил на Мальту богатую добычу.

B 1557 г. рыцарь был избран Великим магистром и оставался им до своей кончины в 1568 г. Под влиянием Ла Валетта пиратство стало гораздо более активным. Он поощрял также самостоятельные походы рыцарей с целью захвата боевых кораблей для последующего пиратства. Пример подал сам Великий магистр, завладевший двумя галерами и одним парусником, капитаном которого он сделал Ромегаса, одного из бывших пиратов, ставшего рыцарем-госпитальером.

Bo время осады Мальты в 1565 г. Ла Валетт проявил себя блестящим военным деятелем. Получив ранение в одном из боев, он приказал стоять насмерть. Сам стрелял из пушек во время сражений. После осады Ла Валетт заново отстроил укрепления острова. B частности, рыцари сравняли склоны Скиберраса и начали возводить город, получивший впоследствии название Валетта в честь Великого магистра[34]34
  Ла Валетт, брат де Жан Паризо // Там же. С. 217.


[Закрыть]
.

Орден госпитальеров за время своего существования претерпел значительные изменения и находился в постоянной борьбе с внешним миром. Когда мусульманские армии оккупировали Сирию в 1291 г., рыцари-госпитальеры были вынуждены бежать на Кипр, а в 1308 г. захватили Родос и несколько островов поменьше, превратив Родос в огромную крепость. Многие христианские и мусульманские государства признали Родос субъектом международного права.

Рыцари рассматривали Родос как форпост для возвращения Палестины. Они создали собственные военно-морские силы, поставив во главе флота адмирала, хотя рыцарский флот и не был большим. При этом далеко не все рыцари были готовы или способны заниматься морскими делами, поэтому капитанами на рыцарских судах были как сами рыцари, так и нанятые ими европейцы и пираты. Рыцари поощряли частную торговлю, а также финансировали пиратские рейды против мусульманских кораблей и судов. Все добытые средства шли на укрепление острова, что позволило рыцарям в 1480 г. относительно малыми силами отразить нападение оттоманского флота.

Еще в XIV в. рыцари помогали христианским странам в борьбе против турецких пиратов Айдина Рейса – берберийского пирата и корсара, действовавшего в Средиземном море в 1525–1530 гг., турка по национальности. Пиратской базой Айдина были порты Алжира. Он состоял на корсарской службе у Хайраддина Барбароссы.

B 1529 г. Айдин во главе 14 галеонов совершил рейс к берегам Испании, где на юге Валенсии ему удалось взять на борт 200 семей Мориско (испанских мусульман), спасавшихся от рабства. Ha обратном пути эскадру Айдина атаковала группа из восьми испанских военных галер, однако в морском сражении Айдину и его пиратам удалось овладеть семью галерами испанцев, освободить гребцов-мусульман и доставить их в Алжир. Bo время испанского нашествия в 1535 г. Айдин находился в Тунисе. Он безуспешно пытался склонить Хайраддина убить 6 тыс. христианских рабов, чтобы не дать им присоединиться к завоевателям. После падения Туниса пираты Айдина обосновались в Таджоре в нескольких милях от поселения мальтийских рыцарей в Триполи. Рыцари схватили Айдина и продали в рабство, но ему удалось бежать. Позже он принимал участие в походе Тургута Рейса на Мальту в 1551 г.[35]35
  Айдин Рейс – берберский пират и корсар // Там же. С. 20.


[Закрыть]

Османская империя (1288–1922) с самого начала своего существования была и покровительницей, и жертвой пиратов. Султаны династии Османов правили обширными землями в Азии, Африке и Европе. Это было многонациональное государство. B XVI в., стремясь властвовать на море, Османская империя создала военный флот, в котором капитанами служили наиболее удачливые пираты, контролировавшие целые моря. Одновременно с ними действовали и корсары, среди которых известны Хайраддин Барбаросса, Тургут Рейс, Улудж Али и др. Османские военно-морские силы сотрудничали с пиратами Алжира, Туниса, Триполи. Пиратство на море в течение веков рассматривалось османами как составная часть «священной войны». B свою очередь христианские пираты и корсары с неменьшим энтузиазмом грабили мусульманские суда и корабли, не пренебрегая одновременно и торговыми судами христиан. Немаловажную роль в пиратстве Средневековья и после него сыграли и мальтийские рыцари, которые промышляли на морях сами и продавали лицензии сотням пиратских капитанов. Перестав в XVII в. грабить венецианские суда, рыцари продолжали нападать на суда христианских греков – вплоть до 1798 г.[36]36
  Османы // Всемирный биографический энциклопедический словарь / гл. ред. А. П. Горкин. М., 2000. C. 564; Османская империя // Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов / пер. с англ. М. А. Корженевский. М., 1998. C. 406–407.


[Закрыть]

B течение всего времени, проведенного орденом на Родосе, рыцари пытались проводить две стратегические линии, противоречившие одна другой. По мере того, как европейцы сдавали свои позиции в Леванте, Родос приобретал все большее значение в качестве базы для купцов, торговавших с Египтом и Сирией. При этом с самого начала порты острова служили убежищами для пиратов и корсаров. Орден выдавал корсарские лицензии на индивидуальные походы рыцарей, но забирал при этом 3/4 добычи. Кроме того, он позволял базироваться в гаванях Родоса греческим, итальянским, французским и каталонским пиратам. Даже во время перемирий пираты не переставали грабить мусульманские и даже христианские торговые суда, плывущие с Кипра или из Италии.

Через два года после неудачной попытки захватить Родос мусульмане заключили мир с родосскими рыцарями (1482 г.), но обе стороны закрывали глаза на обоюдные пиратские действия. Вражда усилилась только после того, как закончилась война между Венецией и османами в 1502 г. Галеры рыцарей грабили торговые суда турок, а также венецианцев и генуэзцев, торговавших с мусульманами. Кроме того, многие родосцы вооружали частные корабли или присоединялись к пиратам и корсарам и участвовали в морских грабежах, набивая себе карманы.

Османские правители не могли больше выносить налеты пиратов с острова Родос, что стало особенно чувствительно после завоевания турками Сирии и Египта в 1516–1517 гг. Постоянная угроза со стороны родосцев мешала налаживанию торговых связей между Константинополем и новыми владениями Османской империи. B 1522 г. султан Сулейман I лично возглавил армию почти в 200 тыс. человек, осадивших остров Родос, который защищали всего 600 рыцарей и 7 тыс. солдат. B течение шести месяцев осады турки потеряли почти половину своей армии. Султан предложил защитникам весьма почетные условия сдачи, и 18 декабря 1522 г. Великий магистр решил принять их. Оставшиеся в живых рыцари (родосцы потеряли 240 кавалеров и почти 5 тыс. солдат) отплыли в Италию, а в 1530 г. испанский король Карл V предложил им поселиться на Мальте[37]37
  Подробнее см.: Родосские рыцари // Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов / пер. с англ. М. А. Корженевский. М., 1998. С. 495–496.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное