Виктор Серов.

Шайба



скачать книгу бесплатно

От автора: История разведчика маршевого типа Тор 8 достоверна и воспроизведена на основе информации, любезно предоставленной капитаном корабля Элом эфином Седьмым.

События и персонажи, связанные с жителями планеты Земля, вымышлены. Любые совпадения с реальными фактами и личностями случайны.



Сектор 8203. Район входа в спиралевидную галактику. Разведчик маршевого типа «Тор 8». 702 световых периода от Эфы

– Этого еще не хватало! – воскликнул Эл, добавив выражение, за которое дома последовала бы немедленная дисквалификация.

Спохватившись, он обвел взглядом рубку и пришел к выводу, что помощники его не слышали. Или сделали вид, что не слышали. С другой стороны, если показания датчиков соответствовали действительности, то призрачная дисквалификация представлялась как легкое недоразумение. Уровень топлива находился на критической отметке. Но это было еще не все – красная полоса медленно ползла вниз. За долгую службу капитан сталкивался с подобным явлением лишь однажды. Это случилось около двадцати периодов назад. Тогда при входе в атмосферу Эфы выяснилось, что остаток топлива не регенерируется. На орбиту возвращаться было поздно. Поэтому он принял решение использовать механические средства посадки. Это случилось впервые за всю историю астронавтики. Позже за эту операцию Эл удостоился звания лучшего капитана декады.

Однако в том случае просчитать последствия не составило труда – родная планета, как-никак. А вот в данной ситуации шансов на спасение практически не было.

– Что вы об этом думаете? – обратился он к помощникам, кивнув на экран.

– Командир, у нас безвыходное положение, – оценив ситуацию, изрек Кей. – Даже если мы и найдем троний, достать его будет нечем…

– Стоп! – перебил его Юн. – Нужно устранить неисправность, а уж потом рассуждать о неминуемой гибели.

– Какую неисправность? – с надеждой в голосе спросил Эл.

Юн по праву считался одним из лучших технарей среди астронавтов Эфы. В свое время пришлось за него бороться со многими другими известными капитанами.

– Смотри, командир, – кивнул он на датчик. – Ускоритель не дотягивает до средних показателей, а расход трония сравним с форсажным.

– Что предлагаешь?

– Остановить двигатель и провести диагностику в секторе управления регенерацией. Мне нужен Кей…

– Хорошо, ступайте в технический блок, а я на всякий случай проинформирую десантников. Пусть приведут в полную готовность челноки, да и… самих себя.

На решение озвученных проблем ушел один цикл. Другое дело, что утечку топлива удалось устранить почти мгновенно. Это произошло в первую долю после того, как помощники вошли из капитанской рубки. Уровень топлива застыл на фиксированной отметке. Эл тут же связался с Лоном и обрисовал обстановку. Тот обещал экипировать десантников и на всякий случай подготовить челноки.

И вот, наконец, настал момент, от которого зависела судьба четырнадцати эфинов и одного не самого плохого корабля-разведчика.

За командирским столом расположились Эл со своими помощниками и главный десантник Лон.

– Юн, тебе слово, – хмуро проговорил капитан.

– Ситуация критическая, но не смертельная. Произошло то, что и должно было произойти с кораблями подобного типа. Если мы спасемся, а мы обязательно спасемся, нужно провести глубокую модернизацию разведчиков маршевого типа. По неизвестной причине в какой-то момент подключился резервный контур, и регенерация трония пошла в два раза быстрее. Что мы сейчас имеем? Отключенный неисправный контур и весьма ограниченный запас топлива. Если вынуть троний из всех челноков и загрузить в основной бак, то его количества хватит на сто тридцать световых периодов. Плюс-минус одна сотая. Уверен, мы сможем выйти из положения…

– Я понял тебя, друг, – остановил его командир. – Спасибо. Нужно искать троний в пределах наших возможностей. Необходимо запустить спектральный сканер и по результатам принять конкретное решение.

Спустя две доли на экране возникли несколько объектов с графическими комментариями. Первый из них находился всего в двух световых периодах. Эта была мертвая планета с элементами трония, залегающими глубоко в ее недрах. Возникала необходимость интенсивного бурения, а затем и синтеза топлива. Кей тут же сделал элементарные расчеты, в результате чего выяснилось, что на данный процесс оставшейся мощности не хватит. Вторым был астероид с огромным содержанием трония. Проблема заключалась в том, что оба компонента присутствовали в сложных образованиях, то есть с большим количеством примесей. Их выделение также требовало колоссальных энергетических затрат. Следующий вариант даже не рассматривался. Это была газовая планета со всеми сопутствующими ей недостатками.

И, наконец, четвертый объект представлял собой идеальную структуру в плане наличия сырья трония. Там оно присутствовало в готовом виде и даже в нужной пропорции элементов. Однако имели место два недостатка. Оно находилось в твердом виде, но эта проблема решалась. Регенерация могла проходить и с подобной субстанцией, но значительно медленней. Просто нужно было время, чтобы накопить энергию, а уж потом преобразовать топливо в жидкое состояние. Второй недостаток был существенней – огромное расстояние до планеты. Юн просчитал его в различных координатах и пришел к выводу, что речь идет о ста тридцати одном световом периоде.

– Вот такой, черт побери, у нас выбор, – с горечью рубанул Эл.

Лон при этом стал испуганно озираться, а помощники капитана засмеялись.

– Здесь больше никого нет, а текущая связь с Эфой отключена, – успокоил командира Кей.

Эл сделал вывод, что его первое более жесткое выражение тоже не было пропущено мимо ушей. Однако он не сомневался, что решение нужно было принимать немедленно.

– Юн, что ты скажешь о четвертом объекте?

– Это средняя планета второго рода в устойчивой системе, находящейся в одном из плотных ответвлений спиралевидной галактики. Система состоит из одиночной молодой звезды и восьми планет. Интересующий нас объект является третьим от светила. На полевой схеме планета квалифицирована и имеет нумерацию. Я не буду озвучивать ее код, потому что это займет много времени. Она имеет стабильную атмосферу, в которой преобладают три элемента. Благодаря плотной газовой оболочке, имеет синеватый оттенок. А теперь внимание – планета обитаема! Там есть жизнь, в том числе и разумная. Несмотря на то, что по размеру Синева – предлагаю именно так ее называть, почти такая же, как Эфа, там преобладают гигантские существа. Разумеется, лишь один вид из них является носителем Разума. Вот представитель этой популяции, – кивнул помощник на экран.

– Боже, какой кошмар! – прикрыл глаза Кей.

– В жизни не видел такого уродства, – с отвращением проговорил Лон.

– Я завершу живописную картину, если скажу, что представленный здесь монстр в миллион раз крупней среднего эфина, – добавил Юн.

– И, тем не менее, мы летим к ним! – тоном, не терпящим возражения, распорядился Эл.

– Это верная гибель, – тут же отреагировал старший десантник.

– И все же командир прав, – подал голос Кей. – Безусловно, все четыре объекта имеют свои преимущества и недостатки. Если их проанализировать, то оптимальным для нас как раз и будет четвертый вариант.

– Согласен, – поддержал коллег Юн.

– Ну, что ж, – подвел черту Эл. – Не будем терять ни одной доли. Кей, немедленно перегружай топливо в основной бак и выводи двигатель в крайний режим. Идем к Синеве.

– Ладно, – согласился Лон. – Пойду к своим бойцам и буду ждать команды. Кстати, какое у нас расчетное время?

– То есть?

– Когда ждать посадки?

– Если все пройдет в штатном режиме, то примерно через тридцать долей. Шесть – разгон. Он уже, кстати, начался. Восемнадцать – режим. Шесть – торможение. Как-то так.

Так и случилось. Корабль начал замедляться в ста миллионах мер от Синевы. Собственно выход из режима произошел вблизи самой крупной планеты звездной системы. Опасаясь, что гравитация газового гиганта существенно повлияет на корабль, Эл приказал включить фронтальные двигатели. Юн не разделял подобного решения, но подчинился командиру. После короткой корректировки Тор успешно достиг орбиты Синевы. Но не более того. Троний закончился, и войти в атмосферу уже не представлялось возможным.

Необходимо было искать выход, и он был найден. Лон признался, что из челнока, находящегося в шлюзовой камере, не было изъято топливо.

– Мне почему-то казалось, – выдавил из себя командир десантников, – что вы будете меня благодарить.

– Ты ошибаешься, Лон! – радостно воскликнул Кей. – Тебя нужно не благодарить, а боготворить. За наше спасение.

– Молодец! – подтвердил Юн.

Эл не был согласен с коллегами, но говорить об этом не стал. Он просто отдал приказ о перегрузке трония. Мощности хватило на то, чтобы войти в атмосферу планеты, а далее – далее началось свободное падение.

Атмосфера Синевы оказалась достаточно плотной. Корабль падал гораздо медленнее, чем тогда, десять периодов назад. Даже учитывая то, что «Тор 8» был в полтора раза тяжелее прежнего «Тор 6». Эл знал, что делать и сделал это. До того момента, как корпус стал накаляться, были выпущены все лопасти механического устройства посадки. Корабль начал вращаться, после чего Эл убрал зацепы и стабилизировал внутреннюю платформу. Таким образом, экипаж даже не почувствовал бешеного вращения основного корпуса.

Тор, как и ожидалось, медленно снижался. На двадцати тысячах стадий от поверхности капитан включил сканер по поиску топлива. Его было много, то есть очень много. Это что касалось готового топлива. Отдельными же компонентами, особенно одним из них, планета была покрыта почти на треть. «По возвращении домой, – удовлетворенно подумал Эл, – надо отметить Синеву как наиболее перспективную в плане запасов трония. С аборигенами в принципе можно разобраться».

Меняя угол наклона, он уверенно направил «Тор» в сторону наибольшей плотности. До поверхности оставалось совсем немного. Отчетливо просматривались искусственные сооружения аборигенов. Эстетически они мало чем отличались от самих существ. Это были угловатые и неказистые строения с квадратными и прямоугольными крышами. Глазницы повторяли ту же форму. Несмотря на то, что площадь позволяла свободную застройку, они почему-то щемились вплотную, а некоторые даже поглощали соседние.

Когда крыши приблизились, раздался крик Кея:

– Командир, смотри!

Эл поднял глаза и обомлел – к кораблю стремительно приближались два странных объекта. Ими оказались гигантские крылатые существа с отвратительным мерзким видом. Подобные твари не встречались даже на Рее – планете, сплошь заселенной летающими монстрами.

Их уже можно было разглядеть. Тела, как и крылья, покрытые торчащими во все стороны перьевыми отростками, сверкали в лучах местного светила. Такими же были и продолговатые головы с черными выпуклыми глазами, заканчивающиеся длинными костистыми ртами. «Голыми» частями тела являлись лишь лапы. Каждая из них заканчивалась четырьмя щупальцами с длинными когтями на концах.

– Осторожно! – крикнул Юн.

Один из монстров раскрыл пасть и атаковал корабль. Эл не успел среагировать, но и тот, к счастью, промахнулся. Другому повезло больше. Ему удалось захватить Тор и протащить его на расстояние нескольких стадий.

– Капитан, я пальну по ним из аннигилятора! – показался из своего отсека Лон.

– Не вздумай! Очень плотная атмосфера. Неизвестно, как она себя поведет при взаимодействии с антивеществом. Может возникнуть цепная реакция, за которой последует уничтожение всей планеты. Я сам попробую от них оторваться.

Это не составило особого труда. После манипуляций c лопастями корабль сорвался в крутое пике. Чудовища ринулись за ним, но не успели – на пути возникло какое-то строение. Удар был сильным, но противоперегрузочная система его отработала. Вертикальный полет вдоль стены закончился падением. Густая зеленая растительность Синевы поглотила «Тор» со всем его содержимым.

Россия. Брянск. Гаражное общество «У самолета». Бокс № 51. 370 километров от Москвы

– Здорово, Петрович. Смотрю – гараж открыт.

– А-а, Игорь, привет. Заходи! Давненько тебя не видел. Где пропадал?

– Да, я и сейчас пропадаю. Устроился на новую работу… охранником…

– Ух, ты… и что охраняешь?

– Что прикажут, то и охраняю. По крайней мере, так в контракте прописано. Все наши объекты находятся в Москве…

– Как это?

– Так. Работаем вахтовым способом – месяц там, две недели здесь. Вот, первый месяц отбарабанил, и третий день уже отдыхаю.

– Да, ты, Игорек, не стесняйся – присаживайся. Ты вообще-то куда шел?

– Ну, домой. С утра взял машину – съездил с женой на рынок, а сейчас поставил…

– Не спешишь?

– Нет.

– Как насчет?…

– А есть?

– Обижаешь…

Петрович открыл шкафчик и извлек двухлитровую банку, доверху наполненную прозрачной жидкостью.

– Это что? – резонно полюбопытствовал гость.

– Это «дядя Сэм», Игорюш, но высшей пробы – доложу я тебе. В прошлом году рискнул приобрести белорусский аппарат и ни разу об этом не пожалел. Теперь, по крайней мере, знаю, что пью. Ну, а за отчетный период, то есть за год, достиг, считаю, высшего мастерства в этом благодарном деле. Особенно в части компонентов и ингредиентов чудного напитка. Чего говорить – давай пробовать…

Тут же на верстаке появились два граненых стакана, шмат сала, полбуханки хлеба и целое ведро крупных краснобоких яблок.

– Извини, с закусью не очень, – виновато буркнул хозяин, разливая содержимое банки.

– Да, ты что? Тут жратвы на целую свадьбу, – успокоил его гость. – Это ты извини, что я с пустыми руками…

– Ладно, что-то мы разговорились. Давай, за встречу!

– Уф-ф, Николай Петрович! Молодец! Градусов пятьдесят – минимум!

– А вкус?

– Великолепный! И никакого сивушного запаха.

– То-то. Знай наших! Твой покойный отец тоже делал достойный продукт… дедовским еще способом. Давай за него… не чокаясь.

– Вы же были друзьями…, – вгрызаясь в яблоко, вспомнил Игорь.

– О, да. Вижу, что помнишь, хоть и пацаном был. Помнишь же?

– Конечно. Вы вместе работали на заводе, вместе строили гаражи, вместе покупали «Запорожцы».

– Было время, – Петрович скосил глаза на сиротливо придвинутый к стене старинный автомобиль. – А у тебя сейчас какая машина?

– У меня? Рено «Сандеро». Эту я уже сам покупал, – гордо провозгласил Игорь. – После того «Запорожца» у нас был «Москвич». После него – Шестерка. Потом Девятка, на которой батя в аварию попал, ну, и вот – «Сандеро».

– Помню, помню…

– Петрович, хотел у тебя спросить, да как-то неудобно было…

– Спрашивай, не стесняйся.

– Почему ты не избавился от своего «Запорожца»? Он же, наверное, уже лет десять колом стоит.

– Давай махнем по одной – расскажу.

– Ну, за удачу…

– Когда мы с твоим отцом купили, точнее, выбили эти, по тем временам, автомобили, то были несказанно счастливы. На весь Брянск прислали, помню, всего десять «Запорожцев». Но каких! ЗАЗ 968АЭ, то есть экспортный вариант. Это был семьдесят восьмой год. Машин тогда не было…, то есть, конечно, были, но не то, что сейчас. Едешь, бывало, по проспекту Ленина и… никого. Когда твой батя свою продал, я тоже задумался, но мне стало по-человечески ее жалко. Столько эта «ласточка» принесла мне пользы! Ну, и продолжал ездить. Потом, в девяностых, было не до того, да и с ногой проблемы начались. Сына у меня, как известно, нет, а дочки выросли и разъехались. Одна в Москву, а другая еще дальше – в Ижевск.

– Стало быть, этому «Запорожцу», – Игорь кивнул в сторону раритета, – скоро сорок лет стукнет?

– Да, а мне – семьдесят.

– Ты хотя бы на металлолом его сдал. А, Петрович?

– Какой еще металлолом?! Года три назад Генка, сосед через два гаража, просил продать за двадцать тысяч. Так я не продал. Знаешь, почему?

– Почему?

– Потому что он не собирался на нем ездить, а хотел сдать в счет покупки новой машины.

– Ну и зря.

– Жалко мне машину, – повторил «мантру» Петрович и похлопал любимца по кузову. – Она же практически на ходу. Ездить еще и ездить.

– И что? Прямо сейчас можно завести?

– Ну, не прямо сейчас, а через… час.

– То есть?

– Там в третьем цилиндре штанга разбита. Давным-давно купил новую, но так и не поставил. Ты ведь помнишь – полчаса дел всего. Ну, и аккумулятор не мешало бы подзарядить. Остальное все тип-топ.

– Конечно, помню. Эти штанги – больное место «Запорожцев». Я несколько раз, можно сказать, ассистировал отцу при этой операции. Ну, что, Петрович, тряхнем стариной?

– Шутишь?

– Нисколько. Ты же никуда не спешишь?

– Нет. Спасибо, Игорек, за инициативу. Я просто в шоке. Давай, тогда накатим еще по одной – для храбрости.

Крякнув после очередных ста граммов, Петрович достал из верстака продолговатый стержень, который и оказался пресловутой штангой. Гость же в это время открыл капот и спросил:

– А где мотор?

– Ну, Игорюш, ты даешь! А говорил, что знаешь «Запорожец», как своих пять пальцев.

– А-а, – хлопнул себя по лбу Игорь. – Как я мог забыть?! Это же уникальная машина – у нее двигатель в багажнике!

С этими словами он открыл «багажник», отсоединил аккумулятор и поставил его на зарядку.

Затем оба с удовольствием принялись откручивать головку блока цилиндров.

– Вот видишь, руки помнят, – с удовлетворением произнес хозяин, когда обнажилась поврежденная штанга.

– А это что? – ткнул пальцем в ее основание Игорь.

– Похоже, шайба. Дай-ка очки посильней надену… да, точно – лопнувшая шайба. Теперь ясно, из-за чего разбилась штанга. Значит, надо искать точно такую же – и по толщине, и по диаметру. Это важно. Иначе новый привод тоже выйдет из строя.

Поиски шайбы успехом не увенчались. Было изучено содержимое всех гаражных шкафчиков и коробочек, а все похожие детали измерены глазом и даже штангенциркулем. Похожих было много, но таких же – ни одной.

– Что будем делать, Игорюш? – упавшим голосом спросил Петрович.

– Будем искать, шеф. Давай образец, пойду, пошарю у себя. Может быть, с тех пор что-то осталось.

Спустя полчаса послышался шум, громкие матерные крики, а затем показался и сам Игорь:

– Петрович, ты в бога веришь?!

– В основном – да, – загадочно произнес тот, прикурив сигарету.

– Вот и я также, а, оказывается, он точно есть.

– Нашел, что ли шайбу? А бог тут причем?

– Дело в том, что в гараже я ничего не нашел. Перевернул все, что можно. Даже заглянул в «Сандеро». Результат – ноль. Шайб разных много, но той, что надо – увы. Короче, как и здесь.

– А что у тебя в руках?

– Вот и я об этом. Иду я, значит, назад – ни одного открытого гаража! И думаю – с неба, что ли, упала бы эта шайба… вдруг, вижу – летит… серьезно, что-то ударилось о крышу соседнего гаража и упало в траву. Правда, следом спикировали две вороны. Я тоже туда – из чистого любопытства. Смотрю – птицы за что-то дерутся, подбегаю, а они… выкинули на дорогу… шайбу. Вот эту. Один в один. Представляешь?

– Ну, скажем, бог тут точно не причем. Просто вороны стащили блестящую железку и волокли в свое гнездо, а потом уронили… дай, посмотрю.

– Держи. Вот трофей, а вот образец.

Петрович долго крутил в руках детали, сравнивал их, а потом взял в руки штангенциркуль:

– Да, Игорек, ты прав – не подкопаешься. По форме они абсолютно одинаковые, а вот по содержанию… эта твоя шайба – обыкновенная пластмасса. Она хоть и тяжелая, но точно не железная. Хочешь, я сломаю ее пальцами?

При этом он отложил инструмент и принялся обеими руками гнуть предполагаемую пластмассу. Лицо его покраснело, а в глазах появились слезы.

– Вот сука, – выплюнув окурок, огорчился старик. – Ну, я тебе сейчас покажу!

Поместив деталь в тиски, старик приступил к ее окончательному и бесповоротному разрушению. С помощью метровой трубы, одетой на вороток, он зажал несчастную шайбу, взял молоток и обрушил на нее серию нешуточных ударов. Спустя минуту, вандал удовлетворенно хмыкнул:

– Посмотри на свою хрень. От нее и мокрого места не осталось.

Игорь разжал тиски и тут же поделился радостью:

– А вот и нет, Николай Петрович! Даже ни одной царапины! Никакая это не пластмасса, а какой-то хитрый сплав.

– Ну, ладно. Тогда, как сказал великий вождь, пойдем другим путем. Я докажу тебе, что это не железка.

Вновь зажав деталь, Петрович зажег газовую горелку. Нагревание продолжалось минут пять, после чего прозвучал вердикт:

– … твою мать! Что же это за х…ня такая! Даже не покраснела. В жизни такого б…ва не встречал! Какой-то полный п…ц. Сдаюсь, Игорек – твоя взяла. Короче, в мою машину это ставить можно.

Выговорившись, он прекратил издевательские эксперименты и бережно поместил шайбу на ее законное место. Игорь тут же принялся закручивать гайки.

– Аккуратней, парень, – предостерег его Петрович. – Может быть, ты забыл, а я тебе напомню – блок цилиндров в этой машине сделан из силумина, как и некоторые другие детали. Поэтому не перетяни, а то сорвешь резьбу.

– А что такое силумин? Это какой-то сплав, что ли?

– Да – алюминий с кремнием в пропорции, по-моему, шесть к одному.

– Ясно. Ну, вот и все. Осталось поставить аккумулятор, проверить масло и залить бензин.

– И, самое главное, залить для храбрости…

– Я понял. И за удачу тоже!

Когда последний пункт программы переместился в желудки, Петрович, перекрестившись, сел за руль, а гость занял позицию у двигателя. И вот, наконец, настал торжественный момент. Мотор вздрогнул, затрясся и…

– Петрович! – благим матом заорал Игорь. – Глуши! Глуши, Петрович!

Хозяин выскочил из кабины, обнаружив гостя в крайне возбужденном состоянии. Тот, словно проглотив язык, испуганно кивал в сторону мотора. Петрович заглянул под капот и обомлел – в том месте, где находились новые запчасти, блок вздулся и покрылся каплями, похожими на ртуть. Кроме того, появился запах жженой резины. Однако это было не все – задние колеса «Запорожца» начали медленно отрываться от пола!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное