Виктор Ревякин.

Земля и люди. Каждый при своем



скачать книгу бесплатно

Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.

Экклесиаст Гл. 1.4.

Введение

Алтайский край в его современных границах в составе Сибирского федерального округа перешагнул рубеж 400-летия, оставаясь, как и в прежние времена, аграрно-индустриальным регионом России. Основой его экономики является многопрофильное сельское хозяйство (20.8 % ВРП) и промышленное производство (20.7 % ВРП). Среди субъектов федерации в Сибири край имеет наилучшие условия для развития сельского хозяйства. Это крупнейший зернопроизводящий и зерноперерабатывающий район страны. Здесь выращиваются сахарная свекла, подсолнечник, соя. Сильные и твердые сорта пшеницы по содержанию клейковины соответствуют мировым стандартам.

В основе впечатляющих успехов алтайских земледельцев разных лет лежат два главных фактора: земля как средство и орудие производства и нравственная и глубоко философская суть отношения их к труду и земле по-хозяйски, с любовью и бережно.

Правительством России одобрена и принята программа комплексного развития аграрной составляющей экономики края «Алтайское Приобье» [1], реализация которой должна существенно усилить продовольственную безопасность государства, фундаментальная основа которой – земля, земельные ресурсы.

В словаре живого великорусского языка В.И. Даля земле и ее производным отведено почти две страницы: земля родная, земля – кормилица, средство и орудие производства, мать – сыра земля, клин, надел, межа, рубеж, граница и многое, многое другое.

Понятие о границах восходит к началам жизни, к представлениям о собственной территории каждого живого существа (растения или животного) или живого сообщества, как бы мы его не называли – экосистемой, синузией, стаей и т. п. Не является исключением и человек как биологическая и, в особенности, социальная ипостась. Об этом пословицы: «Из земли вышли и в землю уйдем, все в землю ляжем, все прахом будем. Рыбам вода, птицам небо, а человеку вся земля. С родной земли (родительской) умри, но не сходи. Межи да грани, ссоры да брани. Без хозяина земля круглая сирота».

Отсюда рукой подать до сути и роли в судьбах человека земельных отношений, в основе которых лежит представление о количестве (площадь) и качестве (плодородие) земли и ее обладателе, собственнике.

С развитием цивилизаций, появлением сословных и классовых различий в обществе естественно возникла потребность числом и мерой обозначить и закрепить переход от собирательства и скотоводства к пашенному земледелию. А далее следуют земледелие, межевание, землеустроительство, узаконенные земельные отношения и разной строгости учет земель. Последний всегда был основой получения средств для функционирования государства.

Египетский царь Сесотрис четыре тысячи лет назад повелел разделить землю на квадратные участки для получения за каждый подати и тем самым положил начало землемерному искусству.

Позднее, в Риме при Сервии Тулии (IV в.

до н. э.) было проведено описание земель, внесенных в специальный реестр с указанием размера, способа обработки, доходности. Продвижение дел тех далеких времен нашло отражение в поземельных планах, кадастровых ведомостях и в «Пространной Русской Правде» Владимира Мономаха, когда в конце IX в. вполне отчетливо обособились границы Русского государства в составе Новгорода, Белоозера, Изборска и, наконец, Киева.

Земельные отношения во все времена бытия русского государства составляли важную часть его внутренней и внешней политики: завоевание и присоединение новых территорий, формирование структуры внутригосударственного землевладения, постепенное оформление частной собственности на землю, сбор налогов. Все это было сопряжено с подготовкой нормативных документов, с организацией и проведением специальных землемерных, топо– и картографических работ. Для этого были нужны специалисты-землемеры.

Неразрывное сочетание двух слов «земля и воля» на Руси с давних пор оборачивалось для крестьянства не волей, а закрепощением и порождало сложные социальные противоречия в русском обществе, на острие которых оказывались люди, занятые землемерием и землеустройством [8].

С земельными делами в России тесно переплетаются вопросы колонизации сибирских, в т. ч. алтайских земель, с их особым «коронным» статусом, формирование русского сибирского этноса из переселенческого контингента разных территорий и лет, становление и развитие систем земледелия.

Дважды, во время столыпинских реформ и освоения целинных и залежных земель, заметно увеличивалась численность населения края и изменялась структура хозяйственного комплекса.

Изучению истории освоения сибирских земель, развитию системы расселения на новых землях, вопросам землепользования посвящены работы историков, философов, политологов [6, 7, 14, 16, 17, 21 и др.].

За всеми делами и событиями, связанными с изучением, оценкой, учетом, распределением земель и т. д. стоят судьбы многих тружеников землеустроительного ведомства, ныне находящегося под эгидой Министерства экономики и регионального развития – Росреестр, в составе которого находится Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости. О них написано совсем мало, все больше о земле, собственности и собственниках. А зря. Среди землемеров очень много интересных людей, истинных патриотов своего дела, знатоков родной земли.

Об истории службы и о людях, связавших судьбу свою с землемерным делом, с изучением и картографированием земельных ресурсов России поведали читательскому миру авторы монографии «Вехи российского землеустройства: время, события, люди» [8]. Много интересных сведений содержится в аналогичной книге на алтайскую тему, написанной И.Г. Капустиным и Л.М. Татаринцевым [18]. В предлагаемой монографии, продолжающей начатое нашими предшественниками, приведены новые факты и сведения, собранные в последнее время, охарактеризованы события последних лет. Это необходимо сделать и потому, что Указом президента России от 17 августа 2000 г. № 867 была упразднена важнейшая для нашей страны государственная земельная служба. Случилось это в год, когда службе исполнилось 450 лет.

Исходной информацией для написания нашей работы послужили, помимо современных нормативно-правовых документов, материалы, хранящиеся в Архивном фонде Алтайского края, краевом краеведческом музее, архиве ОАО «АлтайНИИГипрозем», публикации историков, краеведов [4, 5, 6–8, 13, 14,16, 17,20], отчеты землеустроительных служб и ведомств края.

Алтайский край в его современных границах входил в состав Томского разряда (1629), Томского воеводства (1637), Сибирской губернии (1708), Колыванской области (1779), Тобольской губернии (1796), Томской губернии (1804), Алтайской губернии (1917), Сибирского края (1925), Западно-Сибирского края (1930). Из состава Алтайского края, образованного в 1937 г., в 1991 г. выведена в статусе Республики Алтай, Горно-Алтайская автономная область. С той поры границы края остаются неизменными.

Земельные ресурсы Алтайского края по данным учёта [13] на начало 2010 г. составляли (тыс. га): земли сельскохозяйственного назначения – 11672,7; населенных пунктов – 381,4; промышленности, транспорта и энергетики – 125; особо охраняемых природных территорий – 44,5; лесного фонда – 4295,1; водного фонда – 195,3; земли запаса – 85,6 из общей площади края в 16799,6 тыс. га.

В последние годы площадь сельхозугодий сократилась за счет отвода их для несельскохозяйственных нужд, зарастания кустарником и лесом, исключения из пользования части склоновых эродированных земель.

Сложность земледелия в крае создается не только климатом, но и процессами разрушения земель водой, ветром или их совместным действием. В последние годы усилились процессы деградации земель и их опустынивание, сопровождающиеся уменьшением запасов гумуса, снижением плодородия. Площадь нарушенных земель составляла на 01.01.2010 г. – 3396 га.

В крае под пашней почти 300 тыс. га засоленных земель и 327.7 тыс. га солонцовых комплексов. Кислых почв – 1989.6 тыс. га, в т. ч. 1312.6 тыс. га – пашни. Избыточно увлажненных пахотных земель – 55.6 тыс. га, в т. ч. 11.4 тыс. – заболоченных.

За годы реформ ухудшилось состояние орошаемых земель (их 150.5 тыс. га), впрочем, как и техническое состояние мелиорированных земель [12].

Все это заставляет искать новые подходы к дальнейшему использованию земель, и внедрению в повседневную практику адаптивно-ландшафтных систем земледелия, нормативных положений и идей территориального и ландшафтного планирования, потому, что без грамотного учета всех свойств земельного участка (морфологии, состава почв, условий увлажнения и т. д.) в полной мере реализовать качество обработки почвы, семян, удобрений, как показывает опыт передовых хозяйств края, не удается. Не последнюю роль в этом играет наука и искусство землеустройства и землепользования.

При обсуждении аграрной реформы второй половины XIX в. Ф.М. Достоевский, касаясь частной собственности на землю, писал: «Это уж какой-то закон природы, не только в России, но и во всем свете: кто в стране владеет землей, те и хозяева той страны во всех отношениях… И порядок, и законы, и нравственность, и даже самый ум нации, и все, наконец, всякое отправление национального организма организуется лишь тогда, когда в стране утвердилось прочное землевладение…. Если землевладение и хозяйство раскидисто, беспорядочно, – то нет ни государства, ни гражданственности, ни нравственности, ни любви в Боге» (по [39]).

При сборе и анализе материалов, рассмотренных далее, помощь авторам оказали сотрудники ОАО «АлтайНИИГипрозем»

A. П. Левин, Г.И. Попков, С.М. Русанов, Ю.Г. Койнов, Г.Б. Лукьянова, зав. архивом М.И. Киселева. Ценные замечания сделаны при просмотре рукописи Е.В. Клюшниковой, Н.Д. Кориновой, С.Н. Менынагиной и научным редактором профессором

B. А. Рассыпновым. Мы пользовались постоянной поддержкой сотрудников краевого архива, краевого креведческого музея, краевой научной библиотеки им. В.М. Шишкова, за что искренне всем благодарны. Особая признательность всем близким и родственникам Заслуженных землеустроителей России, предоставившим фотографии и материалы из семейных архивов.

Глава I
Предтечи сибирских земельных дел

«Первый, кто огородив участок земли придумал заявить: Это мое! И нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества.

От скольких преступлений, войн, убийств уберег бы род человеческий тот, кто выдернув колья и засыпав ров, крикнул бы себе подобным: Остерегайтесь слушать этого обманщика: вы погибли, если забудете, что плоды земли – для всех, а сама она – ничья!»

(Жан-Жак Руссо. Трактаты. М.,1969, с.72)

Становление русского государства восходит к далеким временам, когда вдоль торговых путей «из варяг в греки» возникли и развивались первые поселения, превратившиеся позднее в города – княжества – Киев, Чернигов, Смоленск и др. Торговые города, заменив бывшие родовые владения, распространили свое влияние на ближайшие окрестности. Южная часть будущего государства занимала переходную полосу от Леса к Степи, где основную ценность представляли плодородные земли.

Пашенное земледелие на свободных от леса черноземах (ополья) постепенно сменилось подсечно-огневым земледелием в лесной зоне, где урожайность была выше и неурожайные годы случались редко. Земледелие постепенно продвинулось в таежную зону. Освоение северо-восточных земель междуречья Оки и Волги стало началом продвижения великороссов на восток, в Азию, с ее безграничными, без особых природных препятствий, просторами.

Оседлые земледельцы и скотоводы делили эти земли, решали спорные вопросы относительно их принадлежности чаще мирно, иногда с боем.

К неприятностям, междоусобицам добавлялись набеги орд кочевников, главным способом бытия которых были грабеж и разбой на новых землях.

Защита от набегов грабителей, развитие торговли и межплеменных и межгосударственных отношений постепенно привели к централизации власти и становлению государства.

В 879 г. власть после смерти Рюрика перешла к Олегу, который, захватив Киев, объявил его столицей государства («И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег – «Да будет это мать городам русским»).

Государственный аппарат того времени включал кроме самого великого князя подчиненных ему великих и светлых князей, а также дружинников, которым со времен Владимира стали давать в кормление города с присвоением боярского титула. Города и села с их населением становились боярскими вотчинами с безусловным владением, поместьями с условным владением. Крестьяне, жители сел рассматривались принадлежностью вотчины, хотя и могли поменять себе хозяина. После Ярослава Мудрого утвердился лествичный принцип наследования земель в роде Рюриковичей. Новым членам рода давался в удел обычно город с землей (волость).

Ко времени принятия христианства народом Руси в городах-центрах государства существовала письменность, велось обучение грамоте и постепенно развивалось земледелие. Много земли впоследствии сосредоточилось во владении монастырей.

Земельные отношения того времени были отражены в 1-м своде законов – «Русская правда», позднее дополненной «Правдами» Ярослава и Ярославовичей, Уставом Владимира Мономаха.

Получение земельных наделов и определение права собственности естественно были связаны с границами земель, с обозначением этих границ в натуре. Так появились межевые знаки «тамги» – каменные туры. У земледельцев границы стали называть межами.

Межевание носило не только технический, но и юридический, правовой характер, позволяя в любой момент восстанавливать границы. За самовольное нарушение межевых границ было предусмотрено наказание – «иже межу переорет, либо перетес, то за обиду 12 гривен (по [8]).

Поскольку специально подготовленных землемеров в те времена не было, практические навыки в межевом деле передавались по наследству.

В XII–XV вв. Московское государство оказалось под властью монголо-татарских завоевателей, обложивших русский народ данью, для сбора которой агенты Орды проводили перепись населения, земель и доходов. Позднее этим занимались служилые люди русских князей.

Переписи населения использовались для определения размеров не только дани, но и других поборов – «поплужной» подати, различных пошлин.

Княжеские служители по сути выполняли обязанности землемеров и должны были хорошо знать земельное законодательство и уметь грамотно разрешать возникавшие вопросы.

К этому времени подсечно-огневое земледелие стало изживать себя, на смену ему пришла трехпольная система.

После освобождения от татаро-монгольского ига объединение русских земель и укрепление Московского государства шло очень быстро и, естественно, сопровождалось усложнением дел управления земельными ресурсами. Переписи населения и земель для определения размеров податей проводили «численники», «подлинники» или писцы. Одной из форм владения землей была вотчина – территория, владелец которой мог продавать ее, дарить, завещать. Вотчины были трех видов: наследственные князей и бояр, выслужные и купленные [8].

С XV в. на Руси единицей измерения площади была десятина (хозяйственная – 3200 кв. сажен; сотенная – 10 000 кв. сажен; и просто десятина – 2400 кв. сажен). «Подобает ведати, яко в Московском государстве дается писцам вервь мерная в длину 80 сажен, а поперек 30, т. е. тоже вервь. И в тех обоих вервях по 2400 четвероугольных сажен, т. е. добрые земли севу в одно поле две четверти, а называется то десятина» ([8], с. 16). Во времена Ивана III (1462–1505 гг.) вотчинное землевладение постепенно заменяется поместной системой. Поместья вместе с крестьянами служили основой получения ратными людьми ренты. Земельный участок помещика носил название «дачи». При Иване IV, принявшем в 1547 г. титул царя, раздача поместий проводилась сообразно трем категориям служивых людей. Размер поместных окладов составлял 200, 150 и 100 четвертей пахотной земли (четверть «0.55 га).

До конца XVI в. крестьяне не были закрепощены, свободно владели своими землями, выплачивая положенную посошную подать (соха – мера обложения). Черносошные крестьяне совместно владели землями, пашня и сенокосы периодически перераспределялись, а пастбища использовались сообща.

В XIV–XV вв. крестьяне свободно могли переходить от хозяина к хозяину, в течение года, однако с 1497 г. в соответствии с «Судебником» переход стал возможен только осенью за неделю до и после Юрьева дня (26 ноября ст. ст. – Осенний Георгий). Однако со временем Юрьев день был предан забвению. В 1581–1592 гг. велась перепись земель, в целях выявления состояния земельного фонда, в писцовые книги были внесены имена крестьян, проживавших на этих землях. Эти земли служили доказательством «старожильства» крестьянина, терявшего право перехода к другому хозяину («Вот тебе бабушка и Юрьев день»).

Помимо поместий в перечне земель Московского государства были дворцовые, монастырские и церковные, вотчинные черные (государственные), царские.

Учет и управление землями, в т. ч. и вновь присоединенными, определили необходимость межевания земель, которое получило название «Писцовых межеваний». 20.09.1556 г. Иван Грозный подписал указ о создании Поместного приказа (вначале была Поместная изба), по сути первого в истории России специального земельного учреждения.

Опираясь на Писцовый наказ (прообраз кадастровой книги «Правил к исчислению плоскостей»), писцы стали измерять землевладения в единой мере – «соха». Появилась и первая «Книга, именуемая Геометрия, или землемерие радиксом и циркулем, глубокомудрая, дающая легкий способ измерять места самые недоступные, плоскости, дебри (по [8]).

Во времена Писцовых межеваний характеристики земель стали сопровождаться схематическими графическими изображениями участков.

Порядок описания включал:

– запись о категории и землепользователях (поместье, вотчина, деревня, село и др.) поименно население, количество дворов, в т. ч. заброшенных;

– виды угодий, качество, характер использования, доходность;

– спорность границ, их утверждение.

Ст. 29 Писцового наказа определяла:

«А которые бортные леса и деревни, и починки, и пустоши, и селища, и займища сошлись с поместными землями, с пашнями и с покосами и со всякими угодьями, хотя будет в которых ныне и спору нет, те бортные земли с поместными и вотчинными землями размежевать и межу чинить и на межах велет ямы накопати и грани потесати и в книге имянно межи их велеть писать по межам, чтоб впредь меж их в землях споров не было» [8].

В царствование Ивана IV границы русского государства стремительно расширялись, русские казаки после ермаковских походов в сибирскую землицу бесстрашно двинулось на восток, «встреч солнцу». Учет и межевание земель, картографирование новых территорий становится первейшим государственным делом.

Враждебное окружение русских земель (Крымское, Астраханское, Казанское ханства) обусловило частые столкновения с немирными соседями и определило необходимость расширения границ России, освоения новых земель. За Каменный пояс русские люди прошли задолго до известной эпопеи с походом Ермака в 1581 – 85 гг., однако 90-е годы XVI в. стали переломными. Земли Сибирского ханства простирались от Урала до среднего течения Оби. Земли будущего Алтайского края были за его пределами. О тюркских племенах, кочевавших здесь, летописных сведений не сохранилось [5, 17]. Освоение Сибири русскими людьми совпало с похолоданием климата, т. н. «малым ледниковым веком», ядро холода которого пришлось на 1550–1600 гг., когда русские познакомились с землями в бассейне Верхней Оби. Обживание новых мест в 1600–1800 гг. проходило в условиях далеко не столь комфортных, как в наше время глобального потепления. Часто случались голод и массовый мор людей. Тем не менее, опыт, накопленный ранее, пригодился и при освоении сибирских необъятных просторов.

Народная форма русской колонизации Сибири в первые годы осуществлялась жителями северных русских губерний, где не было боярского и дворянского землевладения. На пути в сибирские земли русские люди столкнулись с воинственными племенами хантов, манси, ненцев, татар, якутов, чукчей, юкагиров и т. д. Сибирь к этому времени была редко, но населена и по-своему обжита. Понадобилось немало времени и сил на русский этап ее освоения, когда шло возведение крепостей для защиты первопоселков, организации пашенного хозяйства, сбора ясака и т. д.

Постепенно, шаг за шагом, преодолевая сопротивление аборигенов, русское крестьянство осваивало сибирские земли. По мере собирания русских земель в XV–XVI веках и усиления власти московских князей, а затем царя Ивана Грозного все большую роль начинает играть дворянское служилое сословие, ставшее прочной опорой самодержавной власти. За службу государь жаловал дворян землями. Разовые «дачи» поместий с течением времени превратились в систему распределения государевых земель – первоначально на правах условного владения. Затем Соборное уложение 1649 г. узаконило право наследования поместных земель потомками служилых дворян (при сохранении условия служения государю), уравняв в правах новоявленных помещиков с родовыми княжеско-боярскими вотчинниками. Уложение 1649 г. считается законодательным актом окончательного закрепощения крестьянства. Теперь помещики получили право не только на труд крестьянина, но и на его имущество и личность, причем навсегда. Отменялись прежние «урочные лета», в течение которых мог проводиться сыск беглых крестьян для возвращения старым владельцам. Крепостное право, по мнению Б.В. Пояркова, способствовало преодолению первого экологического кризиса в России [31].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11