Виктор Рeбрик.

Лекции по истории Древнего Востока: от ранней архаики до раннего средневековья



скачать книгу бесплатно

Наша история – не история Европы, а история всей цивилизации. Условные периоды более предпочтительны, чем традиционные «древность», «средние века» и «новое время», так как историки, относящиеся к этим понятиям серьезно и видящие в них отражения реальных формаций, обычно исходят из истории Европы, а Азия и Африка предлагают им немало сюрпризов. Когда начинается средневековье в Китае? Когда там победил феодализм? Согласно китайским историкам, чуть ли не во времена Конфуция, согласно советским – после падения Второй династии Хань в начале III в. Когда начинается средневековье в Индии, в Иране, на Ближнем Востоке? Было ли в этих странах Возрождение? Когда заканчивается средневековье в Азии и Африке? Согласно теоретикам феодализма, чуть ли не в начале XX в. Да и в России с этим не все ладно: крепостничество существует до 1861 г., а абсолютная монархия – до 1917 г.

Нашу классификацию можно согласовать и с другими историческими классификациями. I–IX периоды (1 цикл) мы назовем «архаикой» с подразделением на «протодревность» (I–IV периоды) и «протосредневековье» (V–IX периоды). Во 2 цикл войдут периоды с X по XVIII, которые мы вновь разделим на «древность» (X–XIII периоды) и «средневековье» (XIV–XVIII периоды). 3 цикл начнется с XIX периода и будет продолжаться по настоящее время. Согласно нашему принципу симметрии, он также должен включать в себя 9 периодов, из которых мы пока находимся лишь в третьем. Первые 4 (XIX–XXII) мы назовем «новым временем», 3 последующих (XXIII–XXVII) «новым средневековьем». XX период для удобства рассмотрения можно разделить на 2 подпериода по 123 лет каждый (1700–1823 и 1825–1930 гг.).

Пока что наша историческая схема относилась лишь к цивилизациям Старого Света. Что делать с доколумбовыми цивилизациями Нового Света, приносящими немало неприятностей традиционным историкам? К какому историческому периоду мх отнести? в школьных, а иногда и в вузовских учебниках они обычно рассматриваются вместе с открытиями Колумба, хотя назвать эти цивилизации феодальными вряд ли можно. Для них невозможно провести некую грань между «древностью» и «средневековьем» по V в. н. э. или вблизи него. По своему типу эти цивилизации больше всего напоминают ближневосточные цивилизации 3–2 тыс. до н. э. Именно этот неоспоримый факт и навел нас на мысль постулировать для цивилизаций Нового Света «временной сдвиг» в 3000 лет по сравнению со Старым Светом. Тогда начало цивилизации для Нового Света условно приходится на 50 г. до н. э., при этом почти совпадая с первыми достоверными письменными датами (36 и 31 гг. до н. э.), а история цивилизаций Нового Света относится к I–VII периодам, т. е. полностью к 1 циклу – «архаике».


I. 50 г. до н. э. – 200 г. н. э.

II. 200–450 гг.

III. 450–700 гг.

IV. 700–950 гг.

V. 950-1200 гг.

VI. 1200–1450 гг.

VII. 1450 г. – до испанского завоевания.


Временной сдвиг можно выразить формулой:


Tma+3000=Tmn


где

Tma=tempus mundi antiqui (время Старого Света),

Tmn=tempus mundi novi (время Нового Света).


Таким образом, нам удалось «втиснуть» в нашу классификацию все цивилизации Старого и Нового Света (первобытные общества всех континентов должны, как уже было сказано выше, рассматриваться в другом курсе).

Наша периодизация значительно модифицирует традиционное деление «древность» – «средневековье» – «новое время».

Можно ли придать этим понятиям некий реальный смысл? О нашем отношении к формациям уже было сказано выше. Аграрное общество существовало и в древности, и в средневековье. Однако цивилизация в I–XIV периодах все же отличается от цивилизации в XV–XIX и XX–XXI периодах. «Древность» все открывала впервые, «средневековье» уже осознает, что оно опирается на древность, но при этом относится к ней подозрительно, цензурируя ее и отбирая то, что ему подходит (и на Востоке тоже). Для средневековья существуют признанные авторитеты, жившие в древности – философы и религиозные деятели (Платон, Аристотель, Моисей, Христос, Заратуштра, Будда, Конфуций). Себя оно мыслит в качестве продолжателя этих традиций, вовсе не пытаясь превзойти гениев прошлого. Средневековье смиренно, его любимое занятие – комментаторство. В это время побеждают монотеистические религии, благодаря понятию внекосмического божества заметно изменяется картина мира по сравнению с древностью. Однако и картины мира ранней (архаики) и поздней древности уже отличаются довольно сильно: от первобытной концепции «трех миров» древность переходит к геоцентрической теории, согласно которой загробный мир находится на небесах.

Новое время мыслит себя в качестве возрожденной древности и действительно, кое-чем ее напоминает. У него снова появляется дерзость, оно как бы продолжает то, что не доделала древность. Снова появляются великие ученые и философы. Однако мышление человека нового времени уже не то, что у древнего, поэтому «возрожденные» древние институты и категории приобретают иное звучание. Новое время уповает на практику, его картина мира намного более сложна, чем древняя. Но мыслитель древности смог бы понять мыслителя Нового времени, они оба предполагают для мышления некоторые рациональные основания, в отличие от мистического средневековья, придающего разуму небольшое значение. При этом античный мыслитель удовлетворяется логичными теориями, а мыслитель Нового времени требует экспериментальной проверки.

Все же, если «древность» (точнее, «архаику») можно выделить для большинства цивилизаций, «средневековье» – лишь для цивилизаций Старого Света, то «Новое время» без оговорок можно выделить лишь для Европы, что ставит под удар всю эту трехчленную классификацию. Поэтому далее мы применяем эти термины чисто условно, в качестве замены предлагая нашу периодизацию.

§ 6. Неизбежна ли цивилизация? Что такое история – прогресс или регресс?

Уже древность начинает задумываться о своем соотношении с первобытностью и о происхождении цивилизации. Ее создание, как правило, приписывают богам, которые позднее рассматриваются как реально жившие в начале истории великие личности. Они вывели человечество из первобытной дикости, отучив его от людоедства, ввели возделывание злаков, изобрели письменность или даже сам язык, и мофологические, и рационалистические концепции рассматривают при этом первобытное состояние как дикость и несчастное существование, а цивилизацию как благо. Но в древности существует и другая тенденция – изображать современность как ужасную эпоху, а первобытность – как райское время. Постепенно, по мере продвижения к цивилизации, ухудшаются нравы и жизнь людей, уменьшается количество их лет (века Гесиода, юги индусов, Библия). Удивительно, но начало железного века индусов (3102 г. до н. э.) в общем соответствует современным представлениям о времени начала цивилизации (конец 4 тыс.) и почти совпадает с началом эры майя – 3113 г. дон. э. А рассуждения Гесиода о «железном веке» совпадают с началом археологического железного века в Греции.

В Библии мы также находим представления об изначальном рае, которого человечество лишилось из-за грехопадения. Однако в связи с провиденционалистской трактовкой истории историческая концепция монотеистических религий в целом прогрессивная, история имеет начало – сотворение мира и конец – Страшный суд и наступление Царства Божьего на земле. Ту же, хотя и секуляризированную идею прогресса мы находим и в историографии Нового времени, особенно марксистской. Первобытность постепенно прогрессирует, проходя через каменный, медный, бронзовый и железный века и уступает место рабовладельческому строю, тот феодальному и т. д. Прогрессируют не только средства производства, но и общественные отношения, и мораль, и научные знания. При этом прогресс для этих концепций по сути является синонимом усложнения. Раз история, согласно марксизму, имеет некоторые законы, то и возникновение цивилизации тоже совершенно закономерно. Однако здесь возникает недоумение: как же так, первобытная история продолжалась как минимум 1,3–2 млн. лет, изменения в ней происходили очень медленно, и вдруг, в течение последних 5 тысяч лет возникла и стала развиваться все более быстрыми темпами цивилизация? При этом цивилизации возникают вначале обособленно, а первобытные народы вовсе не спешат в лоно цивилизации, их по большей части загоняют туда силой завоеватели вплоть до XIX в., пока первобытность не исчезает окончательно. Не значит ли это, что первобытность имеет несколько отличающиеся от цивилизации законы, и развитие первой вовсе не приводит к ее перерастанию в цивилизацию (дикие народы, открытые в XVI–XVIII вв. – тому подтверждение)? Сторонники закона перехода количества в качество скажут нам, что мелкие количественные изменения накоплялись постепенно, а затем произошел скачок, приведший к возникновению цивилизации, однако сам этот закон не является таким уж бесспорным. Подобные «скачки» происходили и раньше – возникновение жизни, человека на земле да и многие «эволюционные» процессы можно объяснить и другими способами, в частности идеей мутации, возникшей по не совсем пока понятным причинам (древние увидели бы в этом волю богов, некоторые современные исследователи – влияние космоса).

Пессимист мог бы уподобить цивилизацию некой раковой клетке, постепенно пожирающей всю природу и грозящей уничтожить само человечество. Оптимист мог бы заметить, что «все беды человечества – от юности его» (Быт. 9), что цивилизация еще не достигла необходимой степени зрелости и гармонии с природой. Кто из них прав, покажет будущее. Тем не менее нам представляется, что первобытная эпоха вовсе не исчерпала всех своих возможностей к моменту появления цивилизации, которая действительно явилась некой «мутацией», возникшей благодаря стечению ряда обстоятельств, не все из которых нам понятны. В дальнейшем первобытность и цивилизация развивались параллельно и только благодаря силе, а не некоему «высшему уровню развития», цивилизация поглотила первобытность. Развитие цивилизации мы не стали бы считать ни прогрессом, ни регрессом, это именно некое «развитие», подобное развитию живого существа, которое можно считать и медленным умиранием (в случае с цивилизацией – постепенное уничтожение природы), и некоторым прогрессом в накоплении жизненного опыта (у цивилизации – прогресс в науке, культуре и т. д.). Мы не стали бы утверждать что-то в отношении развития морали, считая ее производной от существующих общественных отношений и идеологии. История человечества убедительно показывает: никакой «единой общечеловеческой морали» не было и не нет, в лучшем случае она разовьется в будущем, и то весьма маловероятно. Развивая нашу метафору, сравнивающую развитие цивилизации с развитием живого существа, представим, что 100 лет цивилизации равны 1 году человеческой жизни, тогда сейчас цивилизации чуть больше 50 лет. Следовательно, можно представить себе ее существование в течение как минимум ближайших одного-двух тысячелетий (допустим, до конца 3 цикла – 3700 г.), если она не погибнет в результате несчастного случая (ядерной войны, экологической катастрофы или столкновения Земли с метеоритом).

Цивилизация ныне находится на своем зрелом этапе, рефлектируя самое себя. Ее детство и зрелость приходятся, таким образом, на архаику и древность, а начало зрелости – на средневековье.

§ 7. Цивилизация и предцивилизация

«Предцивилизацию» мы не рассматриваем как некий промежуточный этап между первобытной эпохой и цивилизацией («эпоха распада первобытнообщинного строя»). Мы назвали ее так, чтобы обозначить некий фон, на котором развивается цивилизация. В наши задачи не входит подробная характеристика этой эпохи, место которой – в истории первобытного общества.


а) «Предцивизация» в Египте

Уже в 13–12 тыс. на территории Египта (Ком-Омбо, немного севернее Асуана) было известно собирательство злаков, о чем свидетельствуют многочисленные каменные зернотерки и ножи, исполняющие роль серпов. Климат в Египте тогда был более влажным, чем сейчас. Начиная с 10 тыс., подъем температуры привел к иссушению почв, стали высыхать озера и реки, образовались оазисы. В Дельте продолжало развиваться собирательство (культура Хелуан), Эль-Кабская культура на юге Египта в 6 тыс. приобрела черты земледельческой культуры. Самое древнее из известных до сих пор поселений Северного Египта находилось в Фаюме А, и датировано по радиуглеродному методу примерно 3910 (+ /-110) г. до н. э. Его жители были скотоводами и земледельцами. Здесь найдены самые древние на территории Египта образцы нерасписной керамики, выполненной вручную и обожженной.

В западной части Дельты, в районе нильского рукава Розетта существовало поселение Меримде (конец 3 – сер. 4 тыс.). На последнем этапе поселение составляли овальные хижины из дерева и ила, расположенные вдоль центральной улицы. В захоронениях найдены керамические женские фигурки, модели лодок и т. д.

В Верхнем Египте существовала бадарийская культура, в которой уровень ремесла был выше. Перед обжигом керамические изделия украшались несложным узором, появилась полихромная керамика. Изображение ткача и ткацкого станка на одной из ваз свидетельствует о том, что создатели станка владели техникой ткачества. Найдены и изделия из слоновой кости.

Преемницей бадарийской стала амратская культура, обнаруженная вблизи Нагады в Верхнем Египте (28 км севернее Луксора). Две ее фазы были названы Нагада I и II. Здесь появляются изделия из меди горячей и холодной ковки. О высокой технике обработки камня свидетельствуют изделия из обсидиана. Керамеческие сосуды полировали, расписывали и инкрустировали. Одним из наиболее распространенных мотивов рисунков была охота на гиппопотамов. Получил обыкновение обычай разрисовывать человеческое тело. О мастерстве художников свидетельствуют рельефы, некоторые из них напоминают позднейшие иероглифы.

Преемницей амратской культуры стала герзейская, распространившаяся на всей территории Египта. О ее датировке существуют разные мнения. Одни ученые считают ее концом XXIX в., другие – XXXI–XXX вв. до н. э. Сам период продолжался примерно 400 лет. В земледелии получила распространение деревянная мотыга с каменным острием. Обрабатывались диорит и базальт, возникла выплавка меди, был изобретен гончарный круг. В захоронениях появляются признаки имущественного расслоения, некоторые из них украшены настенными рисунками, гробницы построены по типу домов. Со времен культуры Меримде известны фигурки животных. Один из наиболее распространенных мотивов в керамике – изображение лодки с кабиной и мачтой с символом бога (вероятнее всего, Хора). В эту эпоху появляются первые храмы (Нехен, Дендера). Западная Дельта ведет оживленный торговый обмен с сирийскми портами, в особенности с Библом, о чем свидетельствуют египетские ремесленные изделия, обнаруженные во многих городах Сирии. Вероятно, что в это время в Дельте было всего два города (Саис и Буто).

В антрополигеческом плане население Древнего Египта было смешанным. Обнаружены черепа не только средиземноморской белой расы, но и негроидной и даже кавказоидной, по типу близкие к дравидам. Можно предположить несколько волн заселения Египта, начиная с 5 тыс. – негроидную с юга, средиземноморскую с северо-востока и кавказоидную (?) – морским путем через Бахрейн, Аравию, а затем по Востлочной пустыне, в которой находят немало изображений лодок с кабиной и мачтой, принадлежавших, может быть, легендарному племени Хора. Тем не менее, в культуре 5–4 тыс. не наблюдается резких скачков, которые можно было бы приписать появлению того или иного нового народа. Согласно египетской мифологии, это время было эпохой богов и полубогов, правивших на протяжении тысячелетий. Одна из возможных дат введения египетского календаря (начало цикла Сотис в 1460 юлианских лет = 1461 египетский год из 365 дней, соответствующее первому появлению Сириуса на горизонте после 70 дней отсутствия) – 4242 г. до н. э. примерно соответствует началу земледелия в

Египте (на несколько тысячелетий позднее, чем на Ближнем Востоке). Гарантий того, что календарь был введен именно в эту эпоху, конечно же, нет, но тем не менее очевидно, что он древнее, чем начало государственности в Египте, а следующая дата по циклу Сотис – 2782 г. до н. э. приходится слишком поздно для введения календаря. Возможно, впрочем, что изначально календарь не был связан с Сириусом (Сотис) и состоял лишь из 360 дней (12 месяцев по 30 дней).


б) «Предцивилизация» на Ближнем Востоке

В 10—9 тыс. до н. э. в Палестине и Сирии существовали стоянки натуфийской культуры (датировки в этом разделе весьма примерны и опираются в основном на данные радиоуглеродного анализа, они могут быть и более древними, даже тысячелетие не всегда можно установить с точностью). Наряду с охотой и рыболовством, их обитатели занимались собирательством, появилось новое орудие – жатвенный нож, обнаружены также каменные ступы для шелушения зерна и корзины для его хранения и сушки. В Курдистане в пещере Шанидар и рядом с ней найдены предметы мезолитической стоянки 11—9 тыс. Возможно, что ее обитатели впервые приручили овцу.

В Иерихоне в 8–7 тыс. существовало поселение докерамического неолита, окруженное стеной из бутового камня толщиной 1,7 м, сохранившейся в высоту до 4 м. Из того же материала была возведена и башня высотой 8 м. Само поселение имело не менее 2000 обитателей и занимало площадь 2,3 га. Жители Иерихона, по-видимому, собирали дикую пшеницу и ячмень, содержали коз, собак и кошек. Глиняной посуды еще не было, господствовали кремневые и костяные изделия труда. Сохранились глиняные маски, надевавшиеся на черепа согласно погребальному ритуалу. Поселение было разрушено пришельцами с севера.

Около 7000 г. до н. э. появляются раннеземледельческие поселения. Одно из них – культура Чатал-Хююка второй половины 7 – первой половины 6 тыс. В Анатолии. Земледельцы выращивали 14 видов растений, в основном различные виды пшеницы, ячмень и горох. Возможно, что уже началось и приручение крупного рогатого скота. «Столицей» равнины, на которой находилось 22 поселка, было селение Чатал-Хююк, руины которого занимают территорию в 12 га. Оружие и орудия труда обитатели Чатал-Хююка изготовляли из камня и кости, в большом количестве использовался обсидиан, жители поселения были знакомы с медью и свинцом. Появляются костяные ложечки, украшения и даже обсидиановые зеркальца.

К 7 тыс. в горах Загроса, на территории Курдистана, складывается неолитическая культура типа Джармо. Земледелие и скотоводство были основным источником ее существования. Наряду с кремневыми и костяными орудиями, скребками для обработки шкур появляется уже изогнутый серп.

В 7 тыс. земледельческо-скотоводческие племена гор Загроса начинают расселяться на окраинах Месопотамской низменности. Первыми появляются поселения пастушеских племен (например, Али-Кош в предгорьях Загроса в юго-западном Иране). В долинах притоков Тигра, а затем в Верхней Месопотамии по Евфрату в 6 тыс. появляется рседлая культура земледельуев и скотоводов Хассуны (Телль ас-Савван и Ярым-Тепе). Здесь стали применяться ранние формы искусственного орошения. Основу хозяйства составляли развитое скотоводство и земледелие. Поля обрабатывались деревянными мотыгами с массивными каменными наконечниками, а урожай снимали с помощью серпов, у которых мелкие кремневые вкладыши образовывали зубчатый край. Медные изделия не получили еще широкого распространения. В погребениях найдены сосуды из желтовато-кремового слоистого алебастра и каменные женские статуэтки, глаза которых инкрустированы битумом и белой раковиной, на голове – высокий убор. Керамические изделия – плоскодонные сосуды типа шаровидной амфоры с короткой прямой шейкой или широкие амфоры. Они плохо обожжены и имеют бледно-розовую окраску, многие покрыты процарапанным узором «насечкой». Подобную керамику сменяют сосуды т. н. стандартной хассунекой керамики, покрытые ангобом (декоративным керамическим стекловидным покрытием) или лощеные, с простыми прямолинейными узорами.

Высшим этапом культуры Хассуны явилась ступень Самарры. Керамика из Самарры украшена «плетеным» орнаментом. Посуда разнообразна по форме, особенно много тарелок. Узор значительно более сложный, чем в Хассуне: по концентрическим кругам изображены птицы, козлы, женщины с развевающимися волосами. Племена Самаррской группы продвигаются на юг по Тигру и Евфрату в Южное Двуречье (Абу-Шахрайн).

В Северной Месопотамии, на севере Сирии и Армянском нагорье в 5 тыс. появляется халафская культура, в которой значительного развития достигают гончарное дело и металлургия. Полихромная керамика сменяет более древнюю монохромную, встречаются сосуды в форме животных, фигурки животных и женщин. Подобная по уровню развития культура формируется в Хузестане, на территории будущего Элама. Пастухи и земледельцы засвидетельствованы здесь уже с 7 тыс. (Али-Кош). Во второй половине 7 тыс. у них появляются бусы из кованой меди, в первой половине 6 тыс. – глиняная посуда, украшенная расписными узорами.

На основе культур Абу-Шахрайна и Хаджи-Мухаммеда (первая половина – середина 5 тыс. до н. э.) в Нижней Месопотамии в последней трети 5 тыс. складывается убайдская культура. Центрами ее поселений были монументальные храмы на платформах. Храм Эреду (Абу-Шахрайн) VI имел размеры 26,5 на 16 м. Жители занимались рыболовством и охотой, сеяли эммер (полбу), ячмень, лен, сезам (кунжут), сажали финиковую пальму, разводили овец, коз, свиней, ослов и крупный рогатый скот. Развивалось и ремесло. Превосходна убайдская керамика. В конце периода появляется ранняя форма гончарного круга – круг с медленным вращением. В ряде могил обнаружены глиняные модели лодочек. Статуэтки убайдской культуры изображают нагих стройных женщин (реже мужчин) с деформированным лицом. Широко распространяется в эту эпоху искусство глиптики, т. е. резьбы на каменных и других печатях. Металлические предметы сохранились в небольшом числе, терракотовые модели убайдских проушных топоров свидетельствуют о широком распространении техники литья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14