Виктор Рахманов.

Кубит или бит, Любить или не любить. Книга 1



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Простейшие символы Любви

 
Где души обретают очищенье
И к вечному восходят бытию
 

Данте (Божественная комедия)


Задумывался ли ты, дорогой читатель, когда-нибудь над тем, что близость противоположностей является одним из наиболее восхитительных законов Природы. Опустим на время рассмотрение очевидных примеров человеческих взаимоотношений под названием «любовь» и рассмотрим некоторые значимые примеры из условно «неживой» природы. Например, электричество приносит в дома людей столь желанный для всех уют (свет, тепло, телевидение и т. п.). Необходимыми условиями для реализации позитивных проявлений сил электрической природы здесь являются наличие противоположных электрических потенциалов, а также надёжный электрический контакт между ними. Если условно назвать один из этих потенциалов мужским, а другой женским, то именно их «близость», обеспечиваемая электрическим контактом выключателя, порождает «любовный» электрический ток – основу маленьких бытовых радостей. Чем контрастнее при этом будет проявляться отличие «полов», выражающееся в разнице электрических потенциалов, тем в большей мере будет присутствовать желанная энергия «любви» (по крайней мере так об этом говорит нам известный закон Ома из элементарной физики). Отметим, что электрический контакт выключателя, являющийся гарантом любовной близости сторон, на практике часто реализуется путём использования разъёмных парных соединителей, которые на профессиональном сленге электриков имеют трогательные названия – «папа» и «мама».

Аналогичным образом можно рассмотреть взаимодействие двух постоянных магнитов. Сила их взаимного притяжения («симпатии», «любви») здесь существенно зависит от расстояния между «разнополыми» полюсами магнитов (северным и южным) и их магнитного «потенциала». Здесь предельная «близость» противоположностей, проявляющая максимум взаимного влечения сторон, достигается минимизацией расстояния между противоположными полюсами магнитов, ориентированными в пространстве «лицом к лицу», «глаза в глаза». Общепринято окрашивать северные полюса таких магнитов в синие, а южные – в красные цвета, что хорошо известно ещё из курса школьной физики. В этом можно уловить любопытную аналогию, имеющую отношение к цветовой дифференциации родителями окружения своих малолетних детей по половому признаку, когда мальчиков обычно одевают в синие (голубые) одежды и сажают в детские коляски аналогичной расцветки, а девочек окружают красными или розовыми тонами цветовой гаммы. По крайней мере, так это наблюдается в нашей стране. Представляется, что во всём этом потенциально присутствует символический намёк на проявление в будущем у детей дифференцированного по половому признаку живого «магнетизма», способного порождать в отношениях взаимной близости известные любовные последствия непостижимого потенциала.

Пройдет всего несколько лет, и красные тона найдут своё привычное место на губах женских созданий. А какая мечтательница в годы своего расцвета не грезит как юная Ассоль о будущем принце с алыми парусами. Разве красные краски на губах, ногтях и щеках очаровательных русских красавиц, красных девиц кокетливо и маняще не интенсифицируют ауру напряжённости мужского магнетизма? (Интересно, имеет ли шансы подобный «красный» каламбур на удовлетворительный перевод на иностранные языки?) А разве мало о чём говорит нам универсальный (с точки зрения любых планетарных языков) символизм вечерних городских кварталов с красными фонарями. Сразу понятным становится очень многое, включая однозначное угадывание полярности конкретного полюса «магнитной» напряжённости, свойственного данным заведениям, а также предназначение их притягательной «ауры» для своеобразной категории потенциальных пользователей противоположного пола в контексте известной близости сторон. Этому гармонично вторит и сказочная романтика:

«Аленький цветочек», «Красная шапочка», «Василиса Прекрасная». Похоже, что «однополые» близкие отношения называются нетрадиционными именно по причине своего несоответствия логике естественного магнетизма. Нравится кому это или нет, но природный магнетизм безапелляционно отторгает «однополые» полюса. Такова его объективная и естественная природа. Во всяком случае, укоренившийся в нашей культуре термин «голубые», имеющий отношение к нетрадиционным мужским отношениям, органично вписывается в отмеченную здесь цветовую дифференциацию, также как и в само название данной ориентации – «нетрадиционная».

Отметим, что в случае естественных (традиционных) взаимоотношений полов магнитная аналогия любовной близости вполне правдоподобно отражает истину о преобладающей активности в них мужского начала (аспект асимметрии полов). В частности, это следует из общепринятого в физике соглашения, заключающегося в том, что силовые линии напряжённости магнитной «ауры любви» имеют на внешнем уровне стрелочную направленность вектора – индикатора напряжённости магнитного поля от синего («мужского», северного) полюса к красной («женской», южной) противоположности. В рамках исследования активно-пассивных проявлений в подобной близости на внешнем и внутреннем уровнях здесь можно даже обнаружить ряд тонких и далеко не очевидных соответствий этих физических явлений «живой» реальности. Поскольку магнитные явления имеют по своей глубинной природе замкнутый (безначальный) характер, то, как отметят физики, на внутреннем («тайном») уровне, который уже не проверишь опытами с рассыпанными вокруг магнита железными опилками, будет иметь место совершенно противоположная направленность этого вектора. Здесь он уже будет «тайным» образом ориентирован в обратную сторону – от южного (женского) полюса к своей северной (мужской) противоположности. Речь в данном случае идёт о поле внутри постоянного магнита (или железного сердечника, находящегося внутри катушки с токопроводящей обмоткой, через которую протекает постоянный ток). Во всём этом можно разглядеть символическую аналогию, имеющую отношение к относительной пассивности женского начала на внешнем уровне. Начинают приходить проблески понимания того, что уникальность внутреннего мира загадочной женской натуры естественным образом обусловлена наличием повышенной внутренней энергетической насыщенности. Не является ли данный момент причиной выбора непостижимым Существованием именно женского начала для участия в совместном жизнетворчестве, имеющем отношение к таинству материнства? Да и сами температурно-обусловленные названия полюсов магнита, похоже, также несут в себе символический потенциал магнетической симпатии сходного рода, связывающей относительно холодный мужской северный полюс со своей температурной противоположностью – южным теплом (согласитесь, что красный цвет всё же ближе по духу к стихии огня). Как известно из физики (термодинамики), температурные различия («полярности») оказываются явно неравнодушными к отношениям взаимной близости и при каждом удобном случае с удовольствием готовы потерять себя (свои преходящие «Я») в уравновешивающих «объятиях» подобного рода. А разве слова «температура» и «темперамент» не имеют никакого родства в нашем родном языке?

Заметим, что внешние аспекты живого «магнетизма» особенно контрастно проявляются у мужского начала в деликатной плоскости близких романтических отношений. Здесь на обнаженном телесном уровне наглядно и контрастно проявляет себя естественный природный феномен, имеющий отношение к изменению модуля (длины) и направленности (угла) мужского «вектора-индикатора» любовной активности, естественным образом ориентированного в сторону загадочного женского полюса. В данном случае наблюдается естественная и трогательная динамика поведения этого живого аналога стрелки магнитного компаса, помещённой в постоянное магнитное поле. А что можно в подобных деликатных моментах разглядеть на внешнем уровне у женской половины?.. А ничего подобного. Женщина на этом грубом для себя уровне всегда останется для нас «непрочитанной книгой». Ну, а на внутреннем уровне? Представляется, что наиболее целесообразно ответы на подобные вопросы искать в упомянутом символизме «ауры» обычного магнита. Отметим, что понятия «магнетизм» и «магия» (например, любви) также имеют в нашем языке завуалированное корневое единство, что естественным образом подчёркивает их духовное родство.

К сказанному добавим, что физический магнетизм позволяет нам заметно продвинуться в раскрытии таинства апофеоза человеческой любви, когда непостижимым образом начинают стираться грани любой двойственности у таких понятий как «внутреннее» и «внешнее», «мужское» и «женское»; когда в экстремальные моменты близости наблюдается целостный и замкнутый на самого себя (без начала и конца) энергетический поток невыразимого блаженства, непостижимым образом связанный с глубинной сутью Бытия; когда удивительным образом начинают растворяться даже человеческие «Я», являющиеся важными координирующими центрами умов влюблённых при функционировании в относительной (двойственной) реальности. Данный непостижимый для концептуального (рационально обусловленного) ума феномен экстремальной близости неплохо проясняется символическими средствами магнитной аналогии. Оказывается, что привычные двойственные названия полюсов магнита («северный» и «южный») являются во многом относительными и иллюзорными порождениями этих самых человеческих умов и имеют косвенное отношение к истинной сути всегда замкнутого на самого себя безначального магнитного бытия. И это, пожалуй, наиболее неочевидный и принципиальный вывод, который мы можем сделать из рассмотрения магнитной аналогии «любви». Непостижимая безусловная Любовь в символической трактовке магнетизма оказывается в значительной мере за пределами любой двойственности. А разве не нечто подобное нам два тысячелетия назад громогласно провозгласил Христос, открывая священные страницы наступления величественной эры Нового Завета.

Красный и синий цвета располагаются на противоположных полюсах традиционной горизонтальной шкалы радужного солнечного спектра: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Невидимая для человеческого зрения левая часть солнечного спектра, предшествующая красной (женской) области, как известно, называется инфракрасной и реально ощущается нами как тепло. Это лишний раз подтверждает справедливость наших предыдущих выводов, подтверждающих в символическом ракурсе нетривиальную тождественность «красный = женский = тёплый». Что касается невидимой («ультраправой») её части, следующей за «мужскими» синими и фиолетовыми тонами, то её принято называть ультрафиолетовой. Эта относительная «чернота», как известно, имеет более высокую энергетику световых квантов и более жёсткое электромагнитное излучение с повышенной проникающей способностью. Кожный покров человеческого тела под его воздействием начинает проявлять не столько «красноту» от солнечной передозировки инфракрасной составляющей, сколько шоколадные оттенки телесной «черноты». При желании несложно найти немало других примеров согласованности цветовой гаммы солнечного излучения с реалиями нашей жизни. Действительно, проливается свет понимания того, откуда в нашем лексиконе растут ноги у романтической мужской склонности «ходить налево», а также часто чувствовать за собой правоту с позиции силы даже тогда, когда на это нет никаких оснований. Приходит ответ на вопросы, например, почему мужчины являются в силовых проявлениях внешнего уровня более активной и жёсткой половиной человеческого измерения; почему Природа в процессе синтеза новой Жизни предпочитает девятимесячное сотрудничество именно с женской «слабостью», максимально созвучной миру и теплу; почему тёплое слово «красота» имеет в русской грамматике женский род; почему это слово действительно тёплое, то есть реально греет наши сердца; почему ультраправые (ультрафиолетовые) мужские склонности нередко подталкивают человечество к холоду и отсутствию света, то есть к атрибутам траура и смерти; почему разбойничьи и пиратские флаги в своей основе реально ориентированы на чёрный цвет, а демонические аспекты человеческой деятельности принято относить к проискам «тёмных» сил; почему холодные ультрафиолетовые тона согревают наши тела меньше, чем более «слабые» по физической энергетике женские краски, то есть тёплая «слабость» в телесных ощущениях берёт верх над грубой и холодной «силой». Вряд ли вы найдёте среди ультраправых политических кругов заметного присутствия женской (левой) половины. Слишком уж отдалёнными оказываются мрачные и холодные мужские склонности от женского предназначения вносить в нашу жизнь тепло и уют. Отчасти мы получаем ответ на вопрос, почему «красота спасет мир». Божественная природа женского «магнетизма» естественным образом отталкивает мужскую половину от крайнего полюса холода и мрака (крайней фиолетово-черной позиции) в сторону более «тёплых» и умеренных сине-голубых тонов цветовой гаммы. Впрочем, это одновременно говорит и о повышенной активности мужского начала в подобных отношениях. Мы получаем символическое подтверждение предположению, что понятие «красота» в большей мере присуще женщинам, чем мужчинам, хотя всё это трудно доказать методами рациональной логики; почему левые политические образования, объединяющиеся под лозунгом социальной справедливости, обычно предпочитают в своей символике именно красный цвет (флаги СССР и Китая, галстуки юных пионеров нашей страны эпохи социализма, одеяния итальянских революционеров «краснорубашечников»); почему спектральный состав солнечного света оказывается согласованным с укоренившимися в нашем языке фразами «желторотый птенец» и «молодо-зелено». Наконец, внятно подтверждаем правомерность общепринятых на человеческом уровне соглашений, предопределивших, что северный (холодный) полюс магнита должен иметь именно синий цвет, а южный (тёплый) – красный, а детские коляски в зависимости от пола ребёнка – привычные для нас цветовые тона. Сколько же гармонии и жизни заключено в таинстве спектрального состава обычного солнечного излучения! Конечно, понятия свет и цвет – это не совсем одно и то же. Данные рассуждения в первую очередь привязаны к радужной гамме изначально белого солнечного излучения, а не к его вторичным «цветовым отражениям», часто формируемых по «остаточному» принципу, например, в мире растений (и особенно цветов).

Древнеегипетского Бога Солнца (верховного божества) называли «РА». Отметим, что божественным «ра» оказались сильно обусловлены многие языки на нашей планете, включая древнейший санскрит, а также наш с вами родной язык, вобравшие в себя немало слов божественного «солнечного» происхождения, таких как «ра-дуга», «ра-с-свет», «от-ра-жение», «ра-ма» и др. Очевидно, существует и немало других слов подобного наполнения, таких, например, как «ра-дость» (не «га-дость»), «ра-венство» (не «первенство»), «рай», «у-ра», «культ-у-ра», «ау-ра», «э-ра». Представляется, что слова «красный» и «красота» также в немалой степени одухотворёны божественным солнечным контекстом. Возможно, что именно по этой причине кровь, являющаяся важным интегрирующим фактором живого человеческого организма, окрашена именно в красный цвет, максимально приближенный к инфракрасной электромагнитной «ауре» человеческого тепла. Не случайно же млекопитающих принято относить к семейству теплокровных. Отчасти начинает проясняться причина близости для человека таких эмоционально-окрашенных понятий как «кровное братство», «сокровище», «клятва на крови», в которых просматривается подсознательное стремление людей к взаимной интеграции на основе интуитивного ощущения всеобщего глубинного равенства и родства. Возможно, что по причине присутствия у женской половины более выраженных «солнечных» корней образ родной матери имеет в нашей ментальности особо высокий приоритет в структуре кровного родства. Возможно, что отчасти по упомянутым причинам слово «кровь» имеет в нашей грамматике женский род. Но вот на внешнем телесном уровне мы уже можем наблюдать естественную трансформацию красного цвета крови в сторону более иллюзорных сине-голубых («мужских») тонов, имея в виду цвет разветвлённой сети кровеносных сосудов. Внешнее измерение, в чём мы ещё не раз убедимся, в значительной степени принадлежит мужскому началу и более часто принимает иллюзорные формы, оторванные от своей глубинной сути.

Символизм солнечной цветовой гаммы нередко можно встретить и в творчестве известных поэтов и мудрецов, например, в контексте отражения пагубных сторон алкогольного «магнетизма»: «Хоть пьешь ты красное вино, лицо становится черно (Омар Хайям)».

К сказанному добавим, что восхитительные проявления небесной радуги демонстрируют нам чудо разложения (квантования) непорочно-девственного изначально белого солнечного света на его красочные составляющие. А разве не чудесным великолепием сопровождают нас неповторимые вечерние оранжево-красные солнечные закаты, которым часто предшествует таинственная голубизна бездонного дневного неба? Насколько же глубоко и всеобъемлюще оказываются связанными между собою Солнце и многие стороны нашей планетарной жизни. Очевидно, что рассматриваемый Источник изначально белого света реально является значимой причиной для существования жизни на нашей Планете. Похоже, что именно это обстоятельство и предопределило отмеченную выше гармонию во многих феноменах нашего относительного бытия.

И всё же, на мой взгляд, особого внимания в контексте близости сторон заслуживает упоминание факта существования в природе сил притяжения («любви»), имеющих отношение к гравитации, связанной с взаимным притяжением любых физических масс. Здесь наличие фактора пространственной близости также является актуальным, однако при всём этом можно разглядеть отсутствие любой дифференциации «субъектов» бытия по «половому» признаку. Здесь уже про отношения противоположностей следует говорить с очень большой натяжкой, поскольку каждая гравитационная единица (масса) «любяще» тянется ко всем без исключения остальным субъектам (массам) мирозданья. Какое же за всем этим стоит могучее объединяющее (интегрирующее) начало, какая мощная основа для проявления тотальной целостности и единства Бытия! При гравитационных взаимодействиях принципиально отсутствуют силы взаимного отталкивания (вражды, ненависти), которые естественным образом проявляют себя при «нетрадиционных» взаимоотношениях одноименных («однополых») электрических зарядов или полюсов магнитов. Более того, здесь в принципе отсутствует силовое «равнодушие» к своему окружению (нейтральная позиция), как это, например, случается при взаимодействии электрических частиц с нейтральным (электрически) окружением. Похоже, что по этой причине имеются серьёзные основания для правомерности тезиса о том, что таинственная гравитация является одним из наиболее убедительных физических символов демонстрации безусловной Божественной Любви и её всепроникающего Присутствия. По отношению к гравитационным явлениям выглядят неуместными такие двойственные понятия, как «святость» и «грех», поскольку гравитации всегда сопутствует «невинная чистота» и «любящая открытость» в любых мыслимых взаимоотношениях пространственно-временного континуума. В глобальных космических масштабах гравитационные силы имеют наивысший приоритет в вопросах координации космической динамики. Именно они предопределяют существующую гармонию Космоса на глобальном уровне взаимно сбалансированного движения звезд и планет, а также величественную «музыку сфер», воспетую великими мыслителями и философами прошлого (Пифагором, Платоном, Аристотелем и др.). Обратите внимание насколько романтично даже на «сухом» научном языке звучит обоснованный Ньютоном базовый (школьный) закон о гравитации – «Закон всемирного тяготения».

В случае электромагнитных взаимодействий, как известно, в равной степени проявляют себя притягательные силы симпатии (любви), также как и силы взаимного отталкивания (ненависти), то есть любовь там однозначно имеет свою двойственную противоположность. При гравитационных взаимодействиях подобного рода психологическая двойственность изначально лишена всякого смысла, поскольку понятия «ненависть» и «равнодушие» здесь необратимо ушли в небытие. В данном случае мы наблюдаем уникальный символический образец безусловной Любви при полном отсутствии ненависти и равнодушия на глобальном уровне гравитационного Бытия.

Думаю, что в символическом контексте повествования полезно обратить внимание на следующий момент. На микрокосмическом уровне физической реальности гравитационные аспекты «любви» носят завуалированный (тайный) характер. Проявления гравитационных сил при взаимодействии элементарных частиц оказываются потрясающе «тонкими» и неуловимыми. Например, силы электрической природы кулоновского отталкивания («ненависти») между двумя «однополыми» электронами оказываются примерно в миллион миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов раз (1 с сорока двумя нулями) большими сил их взаимного гравитационного притяжения (противоположно направленных сил «любви») по причине незначительной массы этих частиц. Чтобы лучше прочувствовать этот важный для нас момент, разберём один известный физический пример.

Возьмем маленький металлический шарик диаметром 1 см, который, как скажут физики, содержит приблизительно 1025 электронов. Заряд одного электрона составляет 1,6?10-19 Кулон. Давайте немного пофантазируем. Предположим, что нам удалось каким-то непостижимым образом удалить из него все без исключения электроны (кстати, вес шара от этой процедуры практически бы не изменился). В результате этих манипуляций шар приобретает электрический заряд приблизительно в один миллион Кулон. Элементарные расчёты школьного уровня показывают, что два таких шара, разнесенные в пространстве на расстояние одного метра, будут взаимодействовать между собой с электрической силой отталкивания порядка 100 млн. тонн (а это не так далеко от миллиарда тонн!).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9