Виктор Кузнецов.

НКВД против гестапо. Операции советской разведки



скачать книгу бесплатно

© Кузнецов В. В., 2018

© ООО «Издательство Родина», 2018

* * *

Вместо предисловия. Доклад Мюллера

«Шеф гестапо и СД Берлин ЗВ 11

22 декабря 1942 г.

Принц-Альбрехтштрассе 8

тел. 120340

СЕКРЕТНО

Рейхсказначею и рейхсляйтеру НСДАП

Ксаверу Шварцу

Лично

Мюнхен 33

Управление НСДАП

Глубокоуважаемый г-н рейхсляйтер!

По поручению рейхсфюрера СС и шефа германской полиции направляю Вам прилагаемый доклад о раскрытии коммунистической шпионской и изменнической организации в рейхе и Западной Европе – «Красная капелла» – с просьбой лично ознакомиться с таковым.

Хайль Гитлер!

Искренне преданный Вам Мюллер».


Доклад, о котором сообщал шеф гестапо Генрих Мюллер и который насчитывал около ста страниц, впоследствии разросся до нескольких сотен машинописных листов. Документ был секретным и попал в руки западных союзников лишь после Второй мировой войны. В дальнейшем он был дополнен новыми материалами и, в конце концов, приобрел вид доклада ЦРУ[1]1
  U.S. Central Intelligence Agency. The Rote Kapelle: The CIA’s History of Soviet Intelligence and Espionage Networks in Western Europe. 1936–1945 Washington, DC: University Publications of America, Inc 1979.


[Закрыть]
.

В 1973 г. Государственный департамент США составил свой доклад, посвященный деятельности советской разведывательной сети. Докладу был присвоен гриф «секретно». Лишь через три года этот документ, получивший кодовое обозначение 0/7708 был извлечен из тайников американского Госдепа, и гриф «секретно» был снят.

Доклад 0/7708 охватывает не только донесения английских и американских агентов, но также документы РСХА (Главного управления имперской безопасности) и гестапо, которые были захвачены победителями во Второй мировой войне.

Можно поразиться дальновидности руководителей советской разведки, в частности Я. Берзина, которые еще ранее И. В. Сталина предвидели неминуемое столкновение Советского Союза с гитлеровской Германией. Недаром за несколько лет до нападения гитлеровской Германии на СССР в Европе была создана направленная против Третьего рейха советская разведывательная сеть. Советские разведчики работали не только в Германии, Бельгии, Франции, Голландии, но и в «нейтральной» Швейцарии. Впечатление разорвавшейся бомбы произвела техника агентов советской разведки, связанных с виднейшими военными руководителями рейха. В результате Москва весьма оперативно могла получать ответы на интересующие ее вопросы.

После опубликования доклада историки решили, что наконец-то разгадана загадка информатора «Вертера».

Было выдвинуто предположение, что советский резидент обосновался не в главной квартире Гитлера и не в ОКБ (генштабе вермахта), а во главе руководства абвера (немецкой контрразведки). Донесения из Берлина в Берн попадали не только по линиям дальней связи, но и при помощи курьерской службы, связывавшей заговорщиков в Берлине с немецким консульством в Цюрихе. Кроме того, швейцарская разведка, поддерживавшая тесные связи с «Красной капеллой», передавала американской разведке секретные сведения, которые ей удавалось подслушать, подключившись к линиям дальней связи с немецкими военными учреждениями.

На основании собранных документов стали известными, по крайней мере, три из четырех основных источников Рудольфа Ресслера, самого важного агента советской разведки в Швейцарии. Ими были, как полагают американские исследователи, Ганс-Бернд Гизевиус, бывший обер-бургомистр Лейпцига Герделер и генерал Остер. Кто был четвертым главным информатором Ресслера, все еще не установлено. Предположительно, следы от него ведут в Берн, а оттуда в Берлин.

Из документа, представленного служащими госдепартамента США явствует, что участники антигитлеровского путча 20 июля 1944 г. работали не только ради краха ненавистного им режима, которому они поневоле присягали, но, в первую очередь, ради победы Сталина. Немецкие издатели документа задают себе вопрос: «Удалось ли бы без работы «Красной капеллы», без участия в ней крупнейших немецких военных и гражданских деятелей избежать краха Третьего рейха?» Сведения противнику о численности немецких войск, о планах их передислокации и направлениях наступления, по словам немецких журналистов, способствовали тому, что пролилась кровь миллионов ни в чем не повинных немецких солдат.

Относительно невиновности немецких солдат (а тем более генералов) лучше было бы помолчать. О немецких преступлениях против населения оккупированных немцами и их союзниками стран, в особенности, тех областей, которые были захвачены немцами во Второй мировой войне, написано многое, и мы не станем повторяться. Повторим лишь известную истину: гитлеровский режим и созданная им военная машина рухнули под тяжестью своих преступлений.

Название «Красная капелла» было придумано немецким Имперским главным управлением безопасности (РСХА). Оно обозначало сеть разведывательных организаций, которая была раскрыта в Западной Европе. Разведданные сообщались в Москву, главным образом, с помощью радиопередатчиков. «Музыку» передач исполняли «пианисты» (радисты), причем «капельмейстер» («Большой Шеф») находился в тылу противника, а Директор – руководитель советской разведки – в Москве. Такого рода сравнение было не в новинку немецкому абверу (контрразведке). Словом «капелла» обозначались и созданные немецкой стороной тайные передатчики и контрразведывательные операции.

Название «Красная капелла» первоначально обозначало тайную операцию, проведенную абвером в августе 1941 г. против советской резидентуры в Бельгии (в Брюсселе им был обнаружен радиопередатчик, работавший на советскую разведку). Расследование вскоре привело к тому, что были найдены передатчики в Голландии, Германии, Франции, Швейцарии и Италии. Обозначение «Красная капелла» было присвоено и этим операциям.

В июле 1942 г. дальнейшая работа по раскрытию советской разведсети была возложена на отдел 1УА.2 радиоконтрразведки в Бельгии, организованной немецкой службой безопасности. После ареста в ноябре 1942 г. двух ведущих советских агентов – Леопольда Треппера и «Кента» (Анатолия Гуревича) – в Париже гестапо была создана немногочисленная «Зондеркоманда «Красная капелла».

Название этой зондеркоманды часто истолковывается неправильно. Действительной целью специальной контрразведывательной группы гестапо под таким обозначением было проникновение в советские разведывательные структуры и перевербовка советских агентов. С тех пор и повелось, что как советская разведсеть, так и немецкая служба контрразведки, боровшаяся с нею, стали обозначаться одинаково. В данной работе слово «Красная капелла» обозначает исключительно советскую разведывательную сеть. Название «Зондеркоманда «Красная капелла» относится к немецкой группе, занимавшейся контршпионажем.

Как уже говорилось, операция «Красная капелла» явилась осуществленной абвером и гестапо операцией по обнаружению советских разведчиков в Германии, Бельгии, Голландии, Франции, Швейцарии и Италии во время Второй мировой войны. Однако некоторые агенты, действовавшие во время войны, были завербованы советской разведкой и осуществляли свою деятельность еще до начала военных действий. Таким образом, «Красная капелла» отнюдь не является продуктом военного времени. Она уходит корнями в советскую агентурную сеть, созданную в Европе в довоенные годы. Согласно докладу Государственного департамента США, создание сети охватывает период с 1936 по 1945 г.

Действия агентов «Красной капеллы» не ограничивались перечисленными выше странами. Они также осуществлялись в Англии, странах Скандинавии, Восточной Европы, США и других государствах. В докладе часто указывается на связи этих стран с советской резидентурой в Бельгии, Франции, Германии, Голландии, Швейцарии и Италии.

Большинство сведений о деятельности «Красной капеллы» основаны на показаниях советских офицеров-разведчиков, которые были арестованы во время немецких контропераций в период с 1941 по 1943 г. Отдельные детали основаны на наблюдениях немецких органов безопасности в 1941–1942 гг. Независимо от них приводятся показания советских офицеров – видных деятелей «Красной капеллы», свидетельствующие о том, что первые ячейки советской разведывательной сети возникли в Европе уже в 1935 и 1936 гг. С этой целью были подготовлены первоклассные офицеры-разведчики. Некоторые из них поступили на учебу в университеты Европы, другие устраивались на работу в качестве техников и коммерсантов с целью приобрести «необходимые практические знания и опыт». Ряду бывших агентов Коминтерна было также предложено принять участие в создании и организации агентурной сети «Красной капеллы».

Перед Второй мировой войной работа советской разведсети в Европе была направлена против США и всех стран Западной Европы, главным образом, Англии. Первая задача советской разведки состояла в том, чтобы создать агентурную сеть, установить передатчики и другие устройства связи и обучить работе отдельные группы. Впоследствии были установлены и другие цели: сбор данных о развитии авиации, создании тяжелых вооружений и о долговременных крепостных сооружениях в странах Запада. Перспективные задачи «Красной капеллы» заключались в подготовке специального аппарата знающих и квалифицированных агентов и вспомогательного персонала, а также усовершенствованной системы передачи разведданных во всех упомянутых странах.

Несмотря на наличие пакта о ненападении между Третьим рейхом и СССР, в начале 1940 г. главной задачей «Красной капеллы» стал сбор данных о Германии. Во время войны эта организация принялась изучать вопросы, связанные с личным составом немецких вооруженных сил, их техническим оснащением. «Красная капелла» явилась эффективной организацией; она и по настоящее время представляет собой лучший пример использования сложнейших методов работы советской разведки.

Однако, по словам Пьера Вильмаре и Клиффорда Кайракофа, НКВД сумел внедрить в высшие эшелоны нацистской власти ряд своих агентов еще до возникновения «Красной капеллы». Одним из них был агент А229. Агент этот, действовавший с 1929 по 1935 г., был одним из лучших информаторов советской внешней разведки. Ольга Иванова-Ферстер, красивая молодая актриса, действовавшая под этим кодовым наименованием, была подругой главного редактора нацистской газеты «Оег Ап§пЯ» д-ра Вейсзауэра. За нею ухаживал д-р Геббельс, который заметил хорошенькую актрису, выступавшую в основанном им театре комедии на Клостерштрассе.


В октябре 1928 г. Ольга познакомилась с писателем Артуром Броннером. Австрийский еврей Броннер считал, что будущее за национал-большевизмом – помеси нацизма и коммунизма. По указанию Москвы Ольга вышла замуж за Броннера. Возникло любовное трио Ольга – Геббельс – Броннер. Главный пропагандист рейха и Броннер часто беседовали на политические темы. «На самом деле, коммунисты нам не враги, – заявлял Геббельс. – Лучше кончить дело большевизмом, чем поддерживать капиталистическое рабство». Правда, таких взглядов он придерживался в 1920-е гг.

В 1940 и 1941 гг. Броннер работал на германском радио и телевидении. Он был отстранен от работы из-за его еврейского происхождения, но, по указанию Геббельса, восстановлен в должности. Начиная с 1936 г. Броннер был тесно связан с Арвидом и Милдред Харнак, но, в отличие от них, не пострадал от властей. Напротив, он продолжал работать на радио до 1945 г.

Что касается Ольги, то в 1936 г. она погибла. По одним данным – это было самоубийство, по другим – смерть от рук одного из ее бывших любовников.

С Ольгой Ивановой-Ферстер были связаны Рудольф Гернштадт и его возлюбленная Ильза Штебе, работавшая в МИДе под руководством Риббентропа. Не потому ли столь скоротечным был и суд над Ильзой Штебе, которую очень быстро осудили на смерть и казнили. Уж не затем ли убрали концы в воду, чтобы не всплыли некоторые громкие имена?

База советской разведки в Бельгии

Благодаря идеальному географическому положению, близости ко всем крупным странам Западной Европы, Бельгия явилась наиболее удобной базой для работы советской разведки. Вследствие широкоразвитых торговых связей с остальной Европой она предоставляла широкие возможности для прикрытия разведывательной деятельности: бельгийские коммерсанты могли совершать поездки во все страны континента и на Британские острова, не вызывая подозрения. Но еще важнее было то обстоятельство, что бельгийское правительство относилось снисходительно к работе разведчиков в этой стране, коль скоро она была направлена против других государств. На этом основании в 1930-х гг. Бельгия явилась обширным испытательным полигоном и исходным пунктом для агентов, подготовленных для работы против третьих стран.

Создавая первые разведгруппы в Бельгии, советские организаторы следовали простому принципу. При посредстве советских дипломатических представителей в Бельгии московский разведцентр составлял списки лиц, которых считал полезными для работы в бельгийской разведывательной сети. В списках приводились необходимые характеристики этих людей. Центр строго придерживался правила, чтобы в числе таких лиц не было никого, кто был бы известен как коммунист или сочувствующий коммунистам. Окончательное решение об их пригодности к работе и надежности принимал Директор в Москве. Такие лица, в случае получение предписания, подлежали «мобилизации»; они должны были отправиться к месту работы в определенное время и к определенному сроку. При этом они получали подробные инструкции, рекомендовавшие им методы опознания нужных людей, поведения и маскировки (прикрытия). Советские офицеры разведки, с которыми эти люди должны были вступить в контакт, получали соответствующие указания. Такая система проявила себя как очень практичная и действенная. Она решала проблему заполнения брешей в агентурной сети с точностью чуть ли не часового механизма. Воедино сводились лица самого разного происхождения и движимые самыми разными побудительными причинами. В результате возникла широко разветвленная и эффективная организация по сбору информации.

В бельгийскую сеть «Красная капелла» входили:

• агенты, которые в течение многих лет работали на Коминтерн. В их числе были:

Иоганн Венцель,

Франц и Жермена Шнайдер,

Абрагам Райхман,

Мальвина Грубер, урожденная Хофштадтерова, и Леон Гроссфогель;

• советские офицеры:

Леопольд Треппер, он же Миклер,

Анатолий Гуревич, он же Сьерра, Кент, Сукулов,

Михаил Макаров, он же Аламо,

Антон Данилов, он же Десметс,

Константин Ефремов, он же Йернстрем;

• агенты, завербованные Треппером, Гуревичем, Макаровым и Ефремовым:

Софья Познаньская,

Герман Избуцкий,

Елизавета Депельснер, урожденная Снейерс,

Исидор Шпрингер,

Маргарита Барча, урожденная Зингер (гражданская жена Гуревича),

Августин Сесе,

Морис Пепер и многие другие.

Первыми были направлены в Бельгию технические специалисты, в числе которых находился Иоганн Венцель, который приехал туда из Германии в 1936 г. Перед этим он работал в секретном «Военном отделе» КПГ. ГРУ поставило перед ним главную задачу как техника-специалиста: обслуживать передатчик и готовить кадры радистов.

Венцель, бывший агент Коминтерна, установил контакт с Францем и Жерменой Шнайдер в 1936 г. в Брюсселе. Чета Шнайдер была завербовала в 1936 г. Разведупром (ГРУ). Перед этим супруги содержали конспиративную квартиру, а также работали в качестве курьеров, обслуживая коммунистов и Коминтерн. Их первое задание, полученное от ГРУ, было обеспечение курьерской связи. Франц Шнайдер был служащим «Юнилевер» – дочернего предприятия фирмы «Братья Левер» («Юнилевер» и основное предприятие «Братья Левер» являлись международной фирмой по производству маргарина, моющих средств и других материалов из жиров и растительных масел) и имел возможность совершать поездки из Бельгии к себе на родину в Швейцарию. Вероятно, в этом направлении он и использовался как курьер.

Персонажи «Красной капеллы», связанные с Бельгией

Леопольд Треппер. Леопольд Треппер, со временем ставший руководителем бельгийского филиала «Красной капеллы», родился 23 февраля 1904 г. в г. Новы Тарг, неподалеку от Закопане (Царство Польское). Официально в Бельгию он впервые приехал в марте 1939 г., но в действительности бывал там несколько раз до этого – в 1931, 1937 и 1938 гг. Уже в то время он сумел замаскироваться под коммерсанта.

Треппер был стреляным воробьем в вопросах разведки. Он не только приобрел теоретические знания в советских разведшколах, но и имел многолетний опыт практической работы в Палестине и Франции. Он отличался дисциплинированностью, никогда не говорил больше, чем это необходимо. Вызвать его на откровенность было почти невозможно. На Западе Треппер чувствовал себя совсем как дома. Он не опасался, что кому-то станет известно его прошлое, связанное с жизнью в Восточной Европе и Советском Союзе.

Треппер любил хорошо пожить, однако его частная жизнь постоянно оставалась в тени. Он строго соблюдал методы конспиративной работы, и никто не мог сказать, чем именно он занимался. В общественных местах вел себя скромно и держался незаметно. Со своими подчиненными, многие из которых его буквально боготворили, был строг. Они верили всему, что он им говорил, и привыкли подчиняться ему.

Трепперу были свойственны организаторский талант и умение проникать в нужные слои общества. Он обладал даром давать точную оценку даже таким людям, чья прежняя жизнь была ему чужда. Благодаря многолетнему пребыванию во французской КП он сумел приобрести невероятно большое количество источников информации. При этом он получал щедрую финансовую поддержку и самостоятельно решал необходимые вопросы.

Бежав в июле 1940 г. после захвата немецкими войсками Голландии в Бельгию, а затем во Францию, Треппер успел приобрести достаточный опыт. Приехав в 1928 г. из Палестины, где в составе группы «Единство» вместе с арабами выступал против английской оккупации, в Париж, до 1932 г. он жил в нужде. Закончив разведывательную школу под Москвой, в 1936 г. Треппер вернулся во Францию в качестве руководителя советской разведывательной сети в Западной Европе. Первое его задание было чисто технического характера и никакого отношения к сбору информации в какой-то конкретной стране не имело.

С 1936 по 1938 г. Париж был как бы опорным пунктом Треппера. Именно там он работал над реорганизацией разведки во Франции, Бельгии, Англии и Скандинавии. В начале 1939 г. перебрался в Брюссель и под именем канадского бизнесмена Адама Миклера начал создавать агентурную сеть.

Летом 1940 г., вскоре после приезда во Францию, Треппер возобновил прямую связь с Москвой через советского военного атташе в Виши генерала Суслопарова. Вернувшись в Париж, он продолжал оставаться под контролем генерала и, разумеется с ведома Центра, получил задание организовать военную разведку.

Желая иметь руки свободными, Леопольд Треппер отправил жену Любовь Бройде и сына в Советский Союз. Но свято место пусто не бывает. В марте 1941 г. Джорджи де Винтер, его возлюбленная, вместе с сыном Патриком, которого Треппер считал своим, приехали в Париж и стали жить с ним.

Помощниками Треппера в Париже были Леон Гроссфогель и Хиллель Кац, которых он знал по Палестине. Хотя Хиллель Кац и не был руководителем группы, но под псевдонимом «Андре Дюбуа» или «Маленький Андре», в качестве секретаря Леопольда Треппера он играл существенную роль в операциях «Красной капеллы» (сам Треппер называл ее «Красным оркестром»). Гроссфогель, основавший фирму прикрытия «The Foreign Excellent Raincoat Company», тесно сотрудничал с Треппером в Брюсселе.

Опираясь на поддержку Гроссфогеля и Каца, Треппер стал налаживать знакомства с людьми, проявлявшими симпатию к советскому руководству или коммунистическим идеалам, и начал вербовать из них агентуру. Треппер получил под свой контроль и бельгийскую сеть «Красной капеллы», руководимую Гуревичем (Кентом), и в качестве французского коммерсанта неоднократно ездил в Париж.

Прежде чем начать свою разведывательную деятельность, Треппер стал готовить себе «прикрытие». Из Центра пришло указание организовать торговую фирму, которая могла бы служить нужным целям. За много лет до начала Второй мировой войны в различных западноевропейских странах уже были созданы фирмы прикрытия, так называемые теневые предприятия. Этот прием советские разведорганы позаимствовали из практики Первой мировой войны, которую с успехом использовали как Центральные державы, так и страны Сердечного согласия (Антанты).

Чтобы основать такую фирму, Треппер обратился к своему старому другу Леону Гроссфогелю, с которым познакомился еще в Палестине. Гроссфогель, бывший агент Коминтерна, начиная с 1929 года был сотрудником брюссельской фирмы «Король каучука» и в 1935 г. работал управляющим «The Excellent Raincoat Company».

В 1937 году Гроссфогель, живший в Бельгии с 1926 года, был освобожден от должности управляющего и назначен инспектором-коммивояжером фирмы. Показательно, что Треппер в этом же году снова встретился с Гроссфогелем. Год спустя Гроссфогель стал важной фигурой в долгосрочных планах Треппера, направленных против Великобритании, которая в то время была главной целью советской разведывательной деятельности в Западной Европе.

Гроссфогель впал в немилость у своих хозяев, владельцев фирмы «The Excellent Raincoat Company». Хотя они признавали его талант, и с одним из них, Луи Капеловицем, он даже породнился благодаря браку с его сестрой, хозяева фирмы знали о его симпатиях к коммунистам. Во время забастовки на их брюссельской фабрике в 1938 году Гроссфогель был арестован. После этого хозяева с облегчением приняли его предложение основать независимое или дочернее отделение фирмы. По существу, половина капитала фирмы (от 8 до 10 тыс. долларов) была переведена на счет новой фирмы, с тем чтобы половину доходов она отдавала основной фирме. Вторая половина шла самому Гроссфогелю. Директорами фирмы были Луи Капеловиц (шурин Гроссфогеля), Абрагам Лернер, Мозес Падавер и Жюль Жаспар. По существу, именно Треппер убедил Леона Гроссфогеля основать филиал. Возник он в 1938 году и стал известен как «The Foreign Excellent Raincoat Company». Наверняка Треппер получил поддержку ГРУ, когда уговаривал Гроссфогеля создать эту фирму. Руководителем нового концерна стал Гроссфогель, который должен был вести дела по экспорту дождевиков в Данию, Финляндию, Норвегию и Швецию (те страны, в которых Треппер намеревался создать опорные пункты для разведывательной работы, направленной против Великобритании).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5