Виктор Кротов.

Жадность и зависть. Из серии «Сказочная педагогика»



скачать книгу бесплатно

© Виктор Кротов, 2017


ISBN 978-5-4483-3183-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

На обложке: фото из семейного архива.

Прививки без уколов

Вряд ли кому-нибудь хочется, чтобы дети, которых он воспитывает, выросли жадными и завистливыми. Но как помочь ребёнку избежать возникновения и закрепления этих свойств? Ведь в начале жизни они могут выглядеть вполне естественно, забавно и даже обаятельно. Вот были бы такие профилактические прививки, как для физических болезней, – чтобы сделать укол и знать, что риск сведён к минимуму…

Такие прививки известны в воспитании. Это личный пример, это моральный климат окружения и прочее. Что ж, сказочная педагогика – ещё одна из таких вакцин. Играя с малышом, она незаметно ориентирует его, делая более привлекательными одни модели поведения и менее привлекательными другие. Лучше всего, если она делает это без прямого морализаторства (то есть без уколов), а побуждает ребёнка самому определять своё отношение к тому или иному персонажу, к той или иной ситуации.

Личное отношение тем и важно, что даже взрослый далеко не всегда может уверенно диагностировать жадность или зависть. Нам всем, выросшим больше или выросшим меньше, зачастую приходится разбираться, с чем мы имеем дело. К такой внутренней работе и стоит приобщать ребёнка самыми разными способами. Например, вместе переживать и обсуждать ситуации, встречающиеся в жизни. Или те, которые предлагает сказка.

При обсуждении этих ситуаций мы не будем заглушать неуверенный голос ребёнка своим авторитетным назидательным тоном. Не будем опережать его, задавая нужное понимание прочитанного. Не будем декларировать мораль, которую, на наш взгляд, автор забыл вставить в сказку. Вакцины сказочной педагогики лучше действуют без уколов.

Как работать со сказкой

Присмотримся к нескольким пунктам, которые намечают канву использования сказки в воспитании. Не обязательно тщательное выполнение всех пунктов, да ещё ровно в том порядке, в котором они стоят. Это лишь материал для творчества. Само педагогическое творчество – в руках каждого из нас.

1. Прочитать сказку

Это не такой простой пункт, как кажется. Во-первых, если ребёнок умеет читать, возникает соблазн перевести его на самообслуживание. Вот тебе сказка, прочти её. Это неправильно. Когда ребёнок читает, он тратит энергию сразу на два дела: на сам процесс чтения и на восприятие прочитанного. Читая ему вслух, мы снимаем первую нагрузку (в младшем возрасте она может быть довольно обременительной) и даём возможность свободно погрузиться в мир, создаваемый сказкой.

Моя дочка (которая сама читала уже вполне хорошо) говорила мне: «Когда я читаю сама, у меня в голове всё гудит. А когда ты или мама мне читаете, я думаю о том, что там происходит».

То же самое можно заметить о чтении нескольким детям: пусть читает сказку тот, кто делает это лучше.

Так что не будем перекладывать это великое дело на другого.

Кстати, уже во время этого чтения у детей могут возникнуть побуждения к обсуждению. Это замечательно. Не побоимся сделать паузу, поговорить о происходящем, а потом продолжить.

2. Поговорить о сказке

Не обязательно, чтобы это было сразу после того, как закончено чтение. Плодотворнее будет обсуждение через некоторое время (в этот же день попозже или на следующий день), когда прочитанное «устоялось» или даже, может быть, немного забылось. Мы одновременно и напомним о сказке, и вернём внимание к ней. Лучше всего, если к такому разговору будет какой-то житейский повод (хотя полезнее избегать соблазна использовать сказку для выведения морали к конкретному случаю).

Для иллюстрации возможностей разговора по окончании каждой сказки предложен примерный набор вопросов к детям. Не надо стремиться использовать все вопросы подряд. Постараемся выбирать их в соответствии с возрастом, характером и особенностями мышления конкретного ребёнка. Если задаём вопрос группе детей, будем исходить из её особенностей. А ещё лучше – придумывать свои варианты, свои формулировки, наиболее подходящие для той ситуации, в которой идёт обсуждение. Это ведь не экзаменационные вопросы. Неправильно было бы ожидать каких-то определённых ответов. Наоборот, интереснее всего расслышать самостоятельную реакцию малыша на тему вопроса.

Естественно, к разговору о сказке можно вернуться не раз. Иногда это будет и не разговор-обсуждение, а просто обращение к изображённым в сказке событиям и персонажам («А помнишь, как…»). Лучше всего, когда сказка даёт нам ключевой образ-метафору, который может стать своеобразным «словом» в общении с ребёнком. Такими словами могут стать, например, «Жаденция» или «Завидюк» в текстах, приведённых ниже.

3. Прочитать ещё раз

Детям нужны повторения прочитанного. Ребёнку трудно за один раз разобраться в сказке, обжить её, усвоить. Прочитать сказку ещё и ещё раз (иногда даже повторить её сразу же) – совершенно естественно с точки зрения детского восприятия. И, вместе с тем, это даёт нам снова и снова дополнительные возможности для обсуждения важных вещей, для привлечения внимания к той или иной детали повествования.

4. Поиграть в сказку

Для детей важно не только и не столько умственное восприятие, сколько переживание с помощью игры. Поэтому можно воспользоваться сюжетом и персонажами прочитанной сказки в качестве исходного игрового импульса. Так, как это принято у детей: давай я буду тем-то, а он тем-то, а ты кем будешь?..

Если дети «заведутся» на игру в сказку, мы не будем тут же пытаться эксплуатировать её в педагогических целях. Сначала нужно привыкнуть к этому сказочному пространству, освоить его. А потом, при случае, обменяться мнениями о том, что в нём происходит.

5. Показать сказку

Речь идёт не о сценической постановке прочитанного, это дело непростое. Но почему бы не попробовать сыграть короткий импровизированный спектакль, посвящённый сказке или какому-то её эпизоду, если вы почувствуете, что дети готовы к этому?

Можно устроить игру в сказку с помощью кукол. Это может быть просто ролевая игра или даже «кукольный спектакль» (та же игра, но с помощью ширмы – повешенного на верёвку куска ткани).

Можно пойти на прогулку, считая, что мы отправляемся туда, где происходило действие прочитанной сказки. И много других «можно» ожидают нашей изобретательности.

6. Порисовать, полепить, повырезать…

Постараемся настроить детей на то, чтобы нарисовать героев сказки или какие-нибудь понравившиеся эпизоды. Рисовать можно фломастерами, карандашами, красками или другим подходящим способом. Например, мелками на асфальте.

Если вы лепите с детьми (из пластилина, из глины, из других материалов), можно и в этой форме откликнуться на сказку. Пригодится и всякое другое рукоделие: вырезание из бумаги, аппликация…

Но самое главное, что во время творческого взаимодействия со сказкой продолжается её внутреннее освоение. Происходит закрепление образов, принятие их в багаж внутренних ассоциаций. Даже самое краткое взаимное обсуждение работ способствует этому и углубляет восприятие. Можно устроить небольшую выставку работ (персональную или групповую), посвящённых сказке. Всё это – продолжение той работы, которая начата в ней самой.

Внимание к оттенкам

Прежде чем перейти к детским проблемам, попробуем ответить сами себе: жадность и зависть – это хорошо или плохо? Однозначный ответ, каким бы он ни оказался, будет мешать нам понимать и себя, и другого человека, взрослого или ребёнка.

Новорожденный появляется на свет с хватательным рефлексом, это одно из свидетельств нормального развития. И никому в голову не придёт считать его первым признаком жадности. Годовалый малыш плачет оттого, что папа не отдал ему свои блестящие очки. Но вряд ли кто-нибудь поспешит с упрёком в завистливости.

Чёрно-белое оценивание (плохо быть жадным, хорошо быть щедрым, плохо быть завистливым…) нам ничего не даёт. Жадным кто-то может посчитать и экономного человека, и собирателя коллекции, и того, кто, заботясь о ближнем, отказывает дальнему. Зависть тоже бывает не только чёрной, но и светлой («завидую тебе белой завистью» – известное выражение). Оттенков много, они требуют вглядывания.

Даже заметив у ребёнка те проявления жадности или зависти, которые нас беспокоят, запасёмся терпением и не будем спешить с упрёками. Это прежде всего сигналы о его душевном состоянии или о тех его свойствах, для которых пока не нашлось правильного применения. Поэтому не будем торопиться уличать и переживать. Лучше побродим вместе с ним по сказкам. И посмотрим, что там для нас найдётся полезного.

Нелюбовь к делёжке

Жадность может носить самый разный характер. И то, в чём она выражается, говорит о многом. Даже самый примитивный вид жадности – обжорство – имеет свою физиологическую и психологическую подоплёку, побуждающую не столько осуждать, сколько сочувствовать. За нежеланием расставаться со своими вещами, игрушками может скрываться и привязанность к своей кукле, и печальный опыт унижения со стороны более сильного, отбирающего то, что ему понравилось.

Но самое главное в другом. Как говорил писатель Франц Кафка, «жадность – один из вернейших признаков того, что человек глубоко несчастен». Даже если этому человеку не так много лет, даже если это «глубоко» не так трагично, как у взрослого, воспитателю стоит иметь в виду это предупреждающее высказывание. И отличать жадность как хватательный рефлекс возрастного неразумия от жадности-симптома, свидетельства внутреннего неблагополучия.

Впрочем, хорошая сказка может помочь не только в «симптоматическом лечении», но и в общем улучшении внутридушевного климата. Наше дело – поддержать её в этом.

Белая зависть и чёрная повязка

Как и в случае с жадностью, мы не можем считать зависть заведомо отрицательным свойством, достойным всяческого осуждения. Например, желание брать пример с кого-то – не означает ли своего рода зависти к чужим качествам? Да и когда взрослый говорит о том, что испытывает «белую зависть», всегда ли можно быть уверенным в её безукоризненной белизне?

Но всё-таки зависть, особенно материальная, чаще разъедает душу ребёнка, чем приносит какую-нибудь пользу. «Зависть – это чёрная повязка на глазах Разума», – гласит абхазская пословица. Через эту повязку трудно видеть мир без искажений. И снова воспитателю стоит подумать о первопричине завистливых переживаний.

Композитор Александр Скрябин писал: «Зависть – признание себя побеждённым». Почему ребёнок переносит внимание со своего на чужое? Каких сказочных свойств или обстоятельств жизни ему не хватает, чтобы побеждать самому? Или не таких уж и сказочных? Впрочем, можно начать именно с них.

Сказки в действии

Далее представлены десять сказок (две из них являются фрагментами сказочной повести, но представляют собой сюжетно законченные сцены), рекомендуемых для использования в рамках темы этого выпуска. К каждой из сказок даны два комментария: один вступительный, до сказки, другой заключительный, после неё. Однако эти комментарии ориентированы не только на конкретный текст, они намечают общую методическую канву принципов и возможностей сказочной педагогики.

Особое значение имеют вопросы к сказке, которые предназначены для общения с детьми на затронутую в ней тему. О том, как пользоваться этими вопросами, подробнее сказано в начале книги.

Сказка 1
Сколько угодно того, чего хочется

Когда ребёнку что-то очень нравится, ему зачастую кажется, что он не получает этого в достаточном количестве (особенно если его и в самом деле строго ограничивают, исходя из каких-то там взрослых соображений, которые малыш не всегда разделяет). Такое чрезмерное (жадное) стремление к желанному в некоторых случаях можно было бы «излечить», сняв ограничения и позволив перенасытиться тем, чего так хочется. Но это редко осуществимо – или из-за материальных затрат, или из-за того, что ограничения и в самом деле оберегают ребёнка от осложнений жизни (от аллергии, например).

Зато в сказке такой эксперимент вполне допустим. Почем у бы не отправить того, кто ОЧЕНЬ любит сахарную вату, в страну, где всё из неё – только руку протяни. Дело, конечно, не в сахарной вате (это может быть шоколад или, скажем, мультики), а в том, не начнёт ли наше желание изменять нас. Если весь мир заполнен ею, то и ты сам, того гляди, окажешься сахаро-ватным. Напрямую об этой опасности (которая похуже аллергии) не поговоришь, а сказочным языком – пожалуйста.

Страна из сахарной ваты

Ням очень любил сахарную вату. Как же её не любить – такую сладкую, такую воздушную, такую пушистую!.. Продавцы сахарной ваты – самые счастливые люди на свете. Так он думал, когда видел кого-нибудь из них. Ведь они умеют её делать, а значит и есть могут, сколько угодно. Этим они наверняка и занимаются, когда кончается их рабочий день и они остаются наедине со своим сахароватно-изготовительным механизмом.

И вот однажды Няму удалось разговориться с одним таким счастливым человеком. Его даже трудновато было разглядеть за сахарным туманом, окутывающим карусель, на которой обычный сахар превращался в тончайшую паутину.

– Послушай, – сказал сахарный мастер, – ты часто у меня сахарную вату покупаешь. Она тебе очень нравится?

Глаза Няма наполнились таким восторгом, что мастер тут же всё понял.

– Ты, наверное, мог бы одной сахарной ватой питаться?

Ням закивал так энергично, что мастер испугался за его голову и придержал её за подбородок, чтобы не отвалилась.

– Тогда я угощу тебя Радужной Ватой, – решил мастер. – Она перенесёт тебя в страну Сахаватию… если, конечно, ты не испугаешься такого необычного путешествия. Как, не боишься?

Тут Ням изо всех сил замотал головой, и заботливый мастер остановил её за уши.

А потом принялся готовить Радужную Вату. Подсыпал в свою машину сахарный песок и стал добавлять к нему щепотки разноцветных порошков, дирижируя палочкой, на которую виток за витком наматывались радужные паутинки.

Когда Ням получил наконец в руки целое пёстрое облако на дирижёрской палочке и откусил кусочек, в голове у него всё закружилось от восторга. А потом… Потом он обнаружил, что находится в Сахаватии.

Ах, какой запах стоял здесь повсюду! И всё было таким мягким, таким воздушным, таким пушистым… И таким сладким, если откусить… Не однообразно сладким, а с тысячей разных привкусов – клубничным, шоколадным, арбузным, и вовсе незнакомые привкусы были…

Мысли в голове у Няма были тоже такими приятными – фруктовыми, ягодными, кремовыми… А прежних мыслей и забот совсем не осталось. Что им здесь делать, где всё так мягко, воздушно, пушисто… Ням наслаждался и даже не знал, сколько часов прошло с тех пор, как он оказался в Сахаватии. Или дней? Или недель? Или…

И вдруг перед ним возник мальчик. Только что не было его – и вдруг появился. Он был примерно такого же роста, как Ням, а в руке держал большое облако Радужной Ваты на палочке.

– Хм, не соврал мужик, – задумчиво произнёс паренёк. – Вроде я и впрямь в этой… как её… Ватасахии. Надо проверить.

И тут он потянулся к Няму, схватил его за рукав – и дёрнул. Надо же, кусок рукава, чуть ли не половина, легко и мягко оторвался, оставшись в руке у незнакомца. Мальчик поднёс обрывок ко рту и быстро с аппетитом слопал.

– Да, – сказал он с интересом, – настоящая сахарная вата. А если нос отщипнуть?..

И он снова протянул руку к Няму.

Но тот не стал дожидаться новой проверки. Он прыгнул в мягкие разноцветные кусты – и пустился наутёк.

«Неужели и рубашка у меня теперь сахароватная, и… и… неужели Я САМ тоже?!..» – с ужасом думал Ням, убежав подальше и убедившись, что никто за ним не гонится.

– Нет, я больше на хочу здесь оставаться! – закричал он изо всех сил и замотал головой.

– Хочу обратно, в свою жизнь! Пусть даже без всякой сахарной ваты! – и он быстро-быстро закивал, подтверждая своё желание.

От этих мотаний и киваний в голове у него всё закружилось – и…


– Не пойму тебя, – говорил продавец сахарной ваты, придерживая Няма то за уши, то за подбородок. – Спрашиваю, хочешь ли ещё порцию, а ты молчишь. То киваешь, то головой мотаешь. Делать тебе ещё или не делать?

– Больше не хочу в Сахаватию, – прошептал Ням, с ужасом глядя на оборванный рукав рубашки, и торопливо зашагал к дому.

Рукав-то мама отремонтирует. Ну, поругает немного, это не страшно. Вот как бы узнать, сколько часов он провёл там, в Сахаватии. Или дней? Или…

Всё дело в материале

Сахаватию очень легко смастерить из распушённых кусочков обычной ваты, приклеив их к картонке-основанию. Можно сделать деревья, траву, дома, тамошних существ и всё прочее, к чему подтолкнёт ребёнка фантазия. А нам, взрослым, интереснее всего – из какого материала создателю ватной страны захочется сделать самого Няма? Позаботимся незаметно, чтобы поблизости оказались пластилин, бумага или картон, а может быть, даже маленькие куколки.

А потом, когда всё закончено, можно поговорить о материалах. Не забудем похвалить и того, кто выбрал для героя сказки не вату, а другой материал (за то, что он верит в способность мальчика остаться самим собой), и того, кто сделал Няма из ваты, превратив его в часть Сахаватии (за то, что он понимает главную опасность для человека, который слишком сосредоточился на чём-то одном).

Возможные вопросы

– Почему Ням, до того как попал в страну Сахаватию, завидовал мастерам, готовящим сахарную вату? Потому что они умели её делать – или потому что они могли её есть сколько угодно?

– Сколько сахарной ваты может съесть тот, кому она очень нравится?

– Нравится ли тебе сахарная вата? Или что-то нравится больше?

– В какую сказочную страну тебе хотелось бы попасть – чтобы там было сколько угодно того, что тебе нравится?

– Как по-твоему, сколько времени провёл Ням в Сахаватии?

– Как ты думаешь, Ням в Сахаватии стал сахароватным или нет? Почему?

– Мог ли Ням навсегда остаться в Сахаватии?

– А что тебе могло бы угрожать в той сказочной стране, где ты хотел бы очутиться?

– Если человеку что-то ОЧЕНЬ нравится, надо ли ему давать этого столько, сколько он хочет?

– Все ли вещи, которые нам нравятся, можно съесть? Все ли можно пощупать?

Сказка 2
Какие бывают удочки

Ребёнку жить непросто. Что-то ему взрослые дают сами – и это не всегда то, что хочется. А того, что хочется, нередко приходится добиваться тем или иным способом. Выуживать это из взрослых. И способы выуживания бывают самые разнообразные. Далеко не всегда малыш придумывает их сознательно. Эти «удочки» возникают у него сами собой, он лишь выбирает, какую использовать.

Самая простая удочка – просьба. Но почему-то вовсе она срабатывает не всегда (взрослые такие странные существа). Так что в ход идут и другие удочки. Например, можно не просить, а требовать. Или даже как следует потребовать. Есть удочка, которая называется «каприз». А более простая модель – это слёзы. Модель усиленная, вроде спиннинга с крутящейся катушкой, – истерика. Но есть и более приятные (конечно, для странных взрослых) виды удочек. Скажем, старание заслужить, заработать то, чего тебе хочется; некоторые взрослые особо подчёркивают, как они это ценят. Или эмоциональное подлизывание, умасливание: тоже удаётся кое-что выудить…

Эта типология удочек, конечно, между нами, взрослыми. Ребёнок имеет право бороться за свои интересы. Наша задача в том, чтобы понять, что в этих интересах заслуживает уважения, а где они обострены примесью Ж. или З. Можно и ловиться на ту или иную удочку, лишь бы это было на пользу удильщику.

Прошина удочка

Приехал Проша на лето в деревню, а рядом с домом – пруд. Выбежал он утром на бережок, смотрит – рыбак сидит.

– Привет! – говорит рыбак. – Я почти ваш сосед, в доме через овраг живу. Вот, рыбу ужу. Посмотри, если хочешь.

– Хочу, – говорит Проша. И присел рядом.

Ловит рыбак рыбок, одну за другой. Проше даже завидно стало, что у него удочки нет. А то бы он тоже с уловом домой пришёл.

Тут как раз рыбак спрашивает:

– Хочешь сам попробовать? У меня запасная удочка есть.

– Хочу! – обрадовался Проша. – Червяков надо накопать?

– Не надо. Этой удочкой и так всё, что хочешь, выудить можно.

Удочка маленькая была, но леска из неё сама в воду забрасывалась. И тут же рыба клевала. Скоро у Проши свой улов накопился. Но он не радовался, а грустил – что у него самого такой удочки нету, чтобы рыбку без наживки таскать. Тут его завтракать позвали. Прощается Проша, а рыбак говорит:

– Свой улов с собой забирай. А ещё я тебе эту удочку подарю. Она не только для рыбы годится. Если чего-то сильно захочешь, она тебе поможет это выудить…


Принёс Проша рыбу домой, а про удочку никому не сказал. Подумал, что сначала сам с ней разберётся. Скоро и случай представился. Строгали они с деревенским приятелем Петькой стрелы для своих луков. У Проши ножик обычный, а у Петьки – особый, лезвие кнопочкой открывается. Очень Проше захотелось такой ножик. Притащил он из дома удочку и шепчет: «Ножичек такой хочу». Задрожала удочка, словно рыбу тянет, а Петька вдруг подходит к Проше и ножик свой протягивает:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2