Виктор Кротов.

Червячок Игнатий и его чаепития. 20 сказочных историй



скачать книгу бесплатно

Обложка: рисунок Анны Власовой.


© Виктор Кротов, 2017


ISBN 978-5-4483-3362-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приглашение на чай

Все ли мы умеем пить чай?

Ну, конечно, просто выпить чашку чая сумеет каждый. А вот умеем ли мы пить чай так, как это делают в норке у червячка Игнатия?

Когда у него за столом собирается компания друзей – божья коровка Пятнашка, жук Дормидонт, паук Пафнутий и многие другие – это не просто питьё чая, а настоящее ЧАЕПИТИЕ. С разговорами обо всяких интересных вещах, об удивительных происшествиях и о приключениях, которые бывают у каждого из нас, хотя мы не всегда умеем их замечать.

Кроме чаепитий, червячок Игнатий успевает рыхлить землю, читать книжки и попадать в те самые приключения, о которых потом хочется поговорить с друзьями за чаем. Что бы с ним ни случалось, он умеет оставаться умным, добрым и вежливым даже с теми, кто этого не очень заслуживает. Может быть, поэтому он умеет замечательно выходить из любого положения, даже самого сложного. И при этом ещё помочь своим друзьям или кому-нибудь из новых знакомых.

В этой книге рассказано про самые разные приключения червячка Игнатия – и про чаепития, на которых обсуждались (или даже происходили) эти приключения.

Так что заходите в гости к червячку Игнатию на чашечку чая.

Виктор Кротов

Пёрышко

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, вылез из норки, чтобы проветриться. И совсем недалеко от норки обнаружил пёрышко. Лёгкое, нежное – и вместе с тем широкое, упругое и прочное.

«Из него получится отличный гамак, – решил червячок. – Давно что-то я не качался в гамаке».

Он привязал пёрышко к двум прочным стеблям пижмы. Потом улёгся на него, и оно немного прогнулось, как положено гамаку. Игнатий раскачивался, любуясь жёлтыми шариками пижмы высоко над собой. Они были похожи на созвездия из маленьких солнышек. Эти созвездия перебегали с места на место, в такт качанию гамака. Перебегали быстрее и быстрее, потому что червячок качался изо всех сил, стараясь улучшить своё проветривание.

Наверное, пёрышко добавляло к раскачиванию и свои упругие силы. А тут ещё подул сильный ветер – и это оказалось чересчур для гамака. Ветер сорвал его, взметнул вверх и понёс всё выше и выше!

– Вот это проветривание! – выкрикнул червячок Игнатий. – Даже крылышками махать не обязательно!

Он успел как следует закрепиться на своём бывшем гамаке и теперь смотрел вниз. Жёлтые солнышки пижмы стремительно уменьшались, пока не превратились в крошечные искорки, почти неразличимые среди травяного ковра. Ветер поднял пёрышко выше самого высокого из окрестных деревьев, а потом затих. Пёрышко закрутилось в воздухе – и метко залетело куда-то, как мяч в баскетбольную корзину.

Во всяком случае, так показалось червячку Игнатию, который ощущал себя частью этого мяча.

Но у баскетбольной корзины нет дна, а здесь оно явно имелось, потому что червячок лежал на нём в обнимку с пёрышком, от которого теперь решил отлепиться. Увы, сам он застрял между двух веточек гнезда – так, что не мог ни выползти, ни расправить свои прозрачные крылышки.

– Надо же, какое совпадение! – произнёс он вслух. – Птичье пёрышко прилетело обратно в птичье гнездо.

– Не обратно, – возразил ему чей-то громкий, но явно детский голос. – Это не воронье перо. А гнездо – воронье.

«Вот занесло!» – подумал червячок. Но вежливо сказал:

– Здравствуйте. Меня зовут червячок Игнатий.

Тут над ним навис большой клюв. И два любопытных глаза. Клюв приоткрылся (червячку стало очень страшно!), и тот же голос произнёс:

– Круто! А я думал, ты просто пища. Ну, а я Марфик. Воронёнок Марфик. Да не дрожи так, я ещё не умею сам глотать. Пока мать не прилетит, можем поболтать.

– А когда прилетит? – поинтересовался червячок Игнатий. – Что будет, когда она вернётся? Честно говоря, я не очень люблю, когда меня принимают за пищу.

– Когда мать вернётся, она тут будет распоряжаться, – вздохнул Марфик. – Она сильная. Знаешь, какой у неё клювище? Долбанёт – не понравится. Даст мне тебя съесть, так придётся слушаться. С ней не поспоришь. Она всегда повторяет: «Кто сильнее, тот правее».

– Глупость какая! – не удержался червячок Игнатий. – Ты тоже так думаешь?

– Мать говорит, мне ещё рано самому думать. Она велит её мысли заучивать. Она же сильнее. Значит, у неё мысли правильные.

Марфик говорил каким-то странным тоном. Непонятно было, согласен он с матерью – или просто рассказывает о ней. Но червячок Игнатий решил в любом случае высказать своё мнение:

– По-моему, всё-таки ум находится не в клюве и не в лапах. Так что сила тут не при чём. И мысли у каждого свои собственные должны быть, а не чужие. Ведь ты свою жизнь живёшь. И если мама тебя любит, разве ей не интересно, что ты САМ думаешь?

– Если любит… – задумчиво повторил Марфик. И тут же спохватился: – Конечно, любит! Она сама говорила. Просто у нас, ворон, очень строгие правила жизни. А про мои мысли зачем ей спрашивать? Если они будут от её мыслей отличаться, у меня перья начнут белеть. Заметно будет. За это могут и из гнезда выкинуть.

Тут над гнездом послышался шум крыльев. Ворона вернулась домой. Она сложила в сторонку принесённую в клюве провизию и оглушительно гаркнула:

– Пррривет, дорррогой!

Осмотревшись, она заметила пёрышко, на котором прилетел червячок Игнатий и возмутилась:

– Непорррядок! Посторрроннее перрро!

Она тут же выбросила его прочь. Правда, пёрышко зацепилось пушинками за торчащую из гнезда ветку, и повисло на ней. Но ворона уже перенесла внимание на червячка Игнатия.

– Прррибавок пррровизии! – радостно приветствовала она его, но Игнатию почему-то не захотелось отвечать на это приветствие.

– Ррразевай рррот! – скомандовала ворона Марфику и схватила червячка Игнатия поперёк тела.

От веточек он теперь был свободен. Но не от вороны.

Воронёнок беспрекословно раскрыл клюв. Хоть и детский, но тоже немаленький.

Но в тот момент, когда мать отпустила червячка, чтобы тот свалился в подставленное горлышко, Марфик дёрнул головой. Случайно? Или, может быть, не совсем? Так или иначе, но предназначенный на корм путешественник упал мимо, на край гнезда. Как раз там, где трепыхалось на ветру его летучее пёрышко.

Обвиться вокруг него и вместе с ним сорваться с ветки – заняло у червячка Игнатия одно мгновение: быстрее, чем расправить крылышки. Некоторое время он парил по ветру на пёрышке, а потом всё-таки раскрыл крылья и полетел сам. Так надёжнее. Пёрышко помчалось куда-то вдаль, а червячок Игнатий вскоре был у себя в норке.

Он думал, как расскажет о своём приключении друзьям на вечернем чаепитии – и очень переживал за воронёнка. Ведь он успел разглядеть на перьях у Марфика несколько белых пятнышек. И догадывался, что это означает.

Под землёй и над землёй

Так иногда бывает, что случается то, о чём думаешь. Или что-то похожее.

Червячок Игнатий, мирно дышал свежим воздухом после своих дневных дел, размышляя о прочитанной книге. В ней говорилось о таких милых вещах, как извержение вулканов и землетрясения. Игнатий никогда не сталкивался с этими капризами природы, но на всякий случай начал сочинять для себя правила поведения при каких-нибудь эдаких обстоятельствах.

– Правило первое, – сообщил он сам себе учительским тоном, чтобы лучше запомнилось, – не впадать в панику.

В этот самый момент всё и началось!

Позже, за чаепитием, червячок Игнатий объяснял друзьям, что это было похоже одновременно и на землетрясение, и на извержение. Земля затряслась под ним – и начала извергаться…

Хорошо, что он успел придумать хотя бы первое правило: не впадать в панику. Вот только что такое паника? Что-то вроде страха, когда ничего не соображаешь. Поэтому Игнатий не стал пугаться и продолжал соображать. И вскоре сообразил, что под ним не только земля, но и что-то живое, с лапами и ртом. Для червячка это довольно опасные штуки, их надо беречься. Так что он занял наиболее безопасную позицию.

Это очень удивило владельца лап и рта.

– Что это у меня за шарфик появился? Под землёй его не было… Может, здесь так приветствуют тех, кто наружу высовывается?

– Я не шарфик, – честно признался «шарфик». – Я червячок Игнатий. И рад вас приветствовать здесь. Просто я старался не впадать в панику. Но сейчас я освобожу вас от себя.

И червячок Игнатий взлетел.

Покружившись в воздухе, он убедился, что причиной землеизвержения был просто-напросто вполне симпатичный крот, прорывший ход из-под земли наружу. При этом он выворотил кучу земли, которую называют кротовиной. На шее этого крота червячок и пытался уберечься (без всякой паники) от лап и рта.

Червячок опустился на камень рядом с кротом и продолжил знакомство:

– Пожалуйста, позвольте узнать ваше имя.

– Да я-то Прокоп. Крот Прокопий. Но… Может, мне показалось?.. Вы что, умеете летать, червячок Игнатий?

– Не показалось. Умею, – признался червячок. – У меня крылья есть.

– Да? Что-то я их не вижу.

Червячок Игнатий знал, что кроты не отличаются острым зрением, но не стал даже намекать на это. Просто пояснил:

– Они совсем незаметные. Тонкие и прозрачные. Они у меня чудом появились.

– Да, крылья – это чудо, – сказал крот Прокоп. – Я когда-то дружил с бабочкой, её звали Уя. Ах, какие у неё были крылья! Очень заметные, кстати. Про незаметные крылья я и не слыхивал. Хотя над землёй всякое случается. Но вы-то, червячок Игнатий, как и я, подземный работник. Откуда же у вас крылья?

– Просто я очень-очень сильно попросил о них, вот они и появились, – червячок Игнатий не стал объяснять, Кого он попросил. Ведь и так понятно, что попросил того Единственного, кто способен на чудо. – А потом я понял, что у многих есть невидимые крылья.

– Невидимые? У многих? – заинтересовался крот. – Как это так?

– Ну, вот паук Пафнутий, например, – с удовольствием стал размышлять вслух червячок Игнатий. – Он такие удивительные картины из паутины делает. Наверняка он на каких-то невидимых крыльях куда-то летает и видит там красоту для своих картин. Или божья коровка Пятнашка. Она умеет придумывать замечательные игры и занятия. Тоже ведь откуда-то их приносит. Впрочем, у неё и обычные крылышки есть. Но я ведь о другом говорю…

– Понимаю, – задумчиво произнёс Прокоп. – Бабочка Уя тоже мне всякие необычные вещи рассказывала… Так у вас много друзей с невидимыми крыльями, червячок Игнатий? Вот бы с кем-нибудь из них познакомиться…

– Это можно устроить, – тут же откликнулся червячок. – И очень даже интересно получится…


Когда вечером, за чайным столом, червячок Игнатий рассказал друзьям про свою встречу, жук Дормидонт удивился:

– Почему же ты не пригласил крота Прокопа к нам на чай? По крайней мере голову он мог бы сюда просунуть.

– Конечно! Головы вполне достаточно, чтобы чаю попить и пообщаться со всеми, – поддержал Дормидонта кузнечик Кузя.

– Вот и мы с кротом Прокопом так решили, – улыбнулся червячок Игнатий.

Тут рядом со столом началось небольшое землеизвержение… Когда крот Прокоп высунул голову, она оказалась как раз на уровне стола. В панику никто не впадал, а божья коровка Пятнашка налила новому гостю чашечку чая.

– Кстати, – заявила она, – с землеизвержением можно устроить совершенно необычную игру…

И скоро крот Прокоп понял, что в этой компании не соскучишься. Ему даже показалось, что у него самого появляются маленькие невидимые крылья.

Стремительная стрекозка

Она влетела в норку червячка Игнатия, словно стрела.

Червячок был поражён. Вовсе не тем, что к нему внезапно ворвались, такое время от времени происходило. Его удивило, КАК это у неё получилось. Хотя вход в норку червячок сделал шире, чем нужно ему самому, чтобы могли заходить гости разной величины, но влететь с расправленными крылышками всё-таки было невозможно. Потом, когда они уже хорошо познакомились, Игнатий узнал, что эта бойкая стрекозка умеет, разогнавшись перед узким отверстием, мгновенно сложить крылышки, пролететь насквозь – и тут же расправить крылышки снова. Но сейчас ему оставалось только удивляться.

Комната для чаепитий в норке была довольно просторной, и стрекозка несколько раз прокружила по ней, прежде чем лихо приземлилась и выпалила:

– Здрасьте! Пришлось-ворваться-виновата. Воздушные-контролёры-надоели. Опять-хотели-задержать. Думают-слишком-быстро-летаю.

У входа в норку послышались голоса:

– Ишь, нашла где спрятаться! У червячка Игнатия! Зайдём?

– Да ладно, не стоит. Может, она к нему в гости и торопилась.

– Ну и что?

– Как это, ну и что? Если бы меня к червячку Игнатию на чай пригласили, я бы ещё быстрее помчался!

– Тогда летим дальше. Ох, уж это стрекозка Зоя!..

– Летим-летим…

Голоса умолкли, а стрекозка Зоя возмутилась:

– Быстрее не помчался бы! Ведь они меня не догнали!

– Просто у него не было приглашения на чай, – улыбнулся червячок Игнатий. – Он же сказал: «Если бы меня пригласили»…

– Подумаешь! Я тоже без приглашения, – возразила стрекозка Зоя и тут же спохватилась: – Ой, не хотела беспокоить! Вижу – норка, вот и влетела. Ну всё, спасибо. Их уже нет. Лечу обратно.

– Как, а чашечку чая? – удивился червячок. – Приглашаю, стрекозка Зоя.

– На чай? Чтобы я не зря сюда мчалась? Здорово! То есть спасибо. Я быстренько. Хлоп чашечку чая – и полетела.

– Быстренько не получится, – червячок Игнатий уже накрывал на стол. – Так что можно и не торопиться.

– Почему это не получится? – изумилась стрекозка. – У меня всё быстро получается. Медленно я даже не умею.

– Ну, ведь чай пьют не только для того, чтобы вода внутри была, – червячок подвинул Зое чашечку чая и блюдо со всякими вкусностями. – И кроме БЫСТРО или МЕДЛЕННО есть всякое другое. Можно всё делать – СО ВКУСОМ… Или – КАК СЛЕДУЕТ… Это не быстро и не медленно.

– Со вкусом или как следует – это и значит «быстро», – решительно сказала стрекозка.

– А если кого-то выслушать надо? Пожалеть? Вместе о жизни подумать? Посочувствовать?.. Крикнешь «Сочувствую!» – и тут же улетишь?..

– Да, это смешно было бы, – согласилась Зоя. – И не очень-то хорошо.

– Или рассказать что-нибудь интересное… – продолжал червячок Игнатий, наливая гостье следующую чашку. – Вот я, например, вспомнил историю про быструю лошадь…

– Ладно, всё, никуда не тороплюсь, – Зоя уселась поудобнее и выпила не всю чашку сразу, как сначала, а небольшой глоточек. – Про быструю – это интересно!

– Так вот, на лошадиной ярмарке один торговец кричал: «Подходите, выбирайте! Вот дешёвая лошадь, всего десять монет. А эта стоит сто, зато бежит в десять раз быстрее! Выбирайте, покупайте!..» Подошёл к нему мудрец, который не покупал ничего, просто лошадьми любовался, и говорит: «Стоит ли твоя быстрая лошадь так дорого? Ведь если она побежит не в ту сторону, то будет в десять раз быстрее убегать от нужного места!» Сказал – и пошёл дальше. Почесал торговец в затылке, посоображал – и уменьшил цену на быструю лошадь…

Стрекозка отпила ещё глоток чая, подумала, а потом подскочила с криком:

– Поняла! Поняла!.. Это прямо будто про меня. Бывает, улечу куда-нибудь совсем не туда, а потом себя ругаю: эх, зачем же я так быстро не туда летела! Могла бы и помедленнее!.. А ещё историю?..

Червячок Игнатий знал много необычных историй. Таких необычных, что после каждой хотелось поговорить о чём-то важном. Неторопливо поговорить. Со вкусом. Как следует…

Вот они и говорили. Пока у входа в норку не раздались голоса:

– Слышишь, слизнячок Лямба? Чаепитие уже началось! Я же говорила тебе, что надо было отправиться сюда не пять часов назад, а шесть!

– Да мы вроде вовремя пришли, улитка Ульяна…

– О, это уже наша компания на чаепитие стала собираться, – спохватился червячок Игнатий. – Пора уже стол на всех накрывать.

– Я помогу! – быстро сказала стрекозка. – И не знаю… Если бы можно было… ну, остаться ещё немного…

– Конечно, – кивнул червячок. – Вот уже можно познакомиться с улиткой Ульяной и слизнячком Лямбой… Не беспокойтесь, друзья, вы вовремя пришли! А это стрекозка Зоя… Сейчас остальные подойдут, с ними тоже интересно познакомиться. Если не спешить…

– Я совершенно не спешу! – тут же откликнулась Зоя, которая успела уже расставить на столе все чашки, блюдца и ложки, которые имелись у червячка Игнатия. – Теперь я всё поняла. Спешить надо только в одном направлении – к норке червячка Игнатия.

– Кстати, тоже не обязательно спешить, – заметил слизнячок Лямба. – Можно просто выйти в этом направлении заранее.

Большой и маленький

Стоял прекрасный денёк. Червячок Игнатий играл с друзьями в одну из увлекательных прыгательно-прятательно-догонятельных игр, придуманных божьей коровкой Пятнашкой. И вдруг неподалёку раздался поразительно противный голос:

– Ох, и получит сейчас от меня эта дурацкая ворона! Вот булыжник как раз для неё… У, подлая, увернулась! И улетела. Ничего, ещё попадёшься!..

– Опять этот лысый нахал вышел! – возмущённо загудел жук Дормидонт. – Никогда не знаешь, какую гадость он придумает. Покоя никому не даёт. Здоровенный такой, все его боятся.

– Не лысый, а бритый, – поправила Пятнашка. – Но всё равно придётся другое место для игры выбирать.

Тем временем парень с выбритой головой и в борцовской майке, которая позволяла ему выставить напоказ свои мускулы, заметил мальчугана на качелях.

– Эй, слезай! – приказал он.

– Да я только что сел… – жалобно пропищал мальчик.

– Не понял, да? – парень схватил мальчишку за ухо, стащил с качелей и продолжал выкручивать ему ухо. – Так понятнее? Вставай на колени, проси прощенья!

– Надо что-то делать! – решительно произнёс червячок Игнатий, и друзья встрепенулись.

Сам червячок, шепнув что-то Пятнашке, взлетел в воздух на своих прозрачных крылышках и стал высматривать посадочную площадку. Бритая макушка показалась ему удобным аэродромом…

Тем временем паук Пафнутий стал быстро карабкаться на дерево, которое росло у качелей. Пятнашка крикнула стрекозке Зое:

– Ты быстрее летаешь! Слушай, что надо делать! – и что-то тихо ей объяснила.

После этого Зоя взвилась в воздух и мгновенно исчезла.

А жук Дормидонт громко зажужжал и устремился на хулигана. Как боевой пилот, он пошёл на таран – и ударил парня в лоб изо всей силы!

Лоб оказался крепкий. Отважный пилот (он же и самолёт) от удара потерял всякое сознание и рухнул на землю. К нему тут же подскочила Пятнашка, оттащила подальше, к стволу дерева, и стала приводить в чувство.

Парень даже не пошатнулся, но от неожиданности и удивления выпустил мальчика. Тот, не мешкая, улепетнул куда подальше.

– Ах ты, жучина несчастный! – взревел парень и стал топать по земле ногами. – Раздавлю!..

– Не надо так злиться, – посоветовал червячок Игнатий, который уже перебрался на хулиганское плечо. – От этого и самому хуже, и всем остальным.

– А это ещё что за разговаривающая козявка? – скосил глаза здоровяк.

– Не козявка, а червячок. Червячок Игнатий. Не надо больше безобразий, пожалуйста. Мы тоже здесь живём – и не хотим этого.

– Вы? – изумился парень. – Ты? Да что ты можешь против меня, червячишка? Сейчас от тебя, от вас всех мокрого места не останется!.. Это ещё что за ерунда?..

На его лицо налипла густая паутина, спущенная с ветки дерева пауком Пафнутием. Но большущей пятернёй парень собрал с лица паутину и вдруг проявил изобретательность, которой от него не ожидали. Этой же ладонью он схватил червячка Игнатия и вместе с паутинным комком бросил себе под ноги. Червячок пытался выбраться из паутины, чтобы взлететь, но времени на это не хватало. Над ним нависла подошва кроссовки, которая неторопливо опускалась (парень хотел растянуть удовольствие), становясь тем больше, чем ближе.

И вдруг – странное дело! – продолжая медленно опускаться, подошва стала стремительно уменьшаться. Вместе с кроссовкой и её хозяином. Когда парень топнул по земле, он уже был крошечным паренёчком, в несколько раз меньше червячка Игнатия. Лилипутик стоял неподалёку от собравшихся вместе друзей и ошалело оглядывался, не в силах понять, что же случилось.

Игнатий, с помощью подоспевшего автора паутины, наконец освободился от неё.

– Что же нам делать с этим молодым человеком? – озабоченно сказал он. – В норку на чаепитие мне приглашать его совершенно не хочется. Но ведь любой воробей его склюёт. Или муравьи к себе утащат. Уж очень он маленький…

Тут лилипутик в борцовской маечке (правда, разглядеть его мускулы теперь было трудно) бухнулся на коленки и пронзительно завопил тонким голоском:

– О, великий змей! Это… Пощади меня, спаси от воробьёв и муравьёв! Я, ну… Буду тебе служить. Выполню всё, что прикажешь!..

Но червячок Игнатий отполз в сторону и тихо спросил у стрекозки Зои:

– На сколько времени Уменьшительная фея его заколдовала?

– У нас всего несколько минут, – сказала стрекозка.

– Тогда пусть каждый скажет нашему малышу всё, что хочет, – предложил Игнатий.

Первой подскочила к лилипутику божья коровка Пятнашка.

– Только попробуй когда-нибудь помешать кому-нибудь играть или радоваться жизни! – выпалила она. – Станешь меньше самого маленького из моих пятнышек.

– Если посмеешь разрушить то, что сделал другой, – придвинулся к паренёчку паук Пафнутий, помахивая паутинной плёткой, – попадёшься ко мне в паутину.

– Нет, нет, ни за что… – бормотал человечек, пытаясь спрятаться в свою маечку.

– Не смей обижать маленьких! – строго добавила стрекозка Зоя. – А то…

– Подождите, что вы всё о плохом?.. – вмешался червячок Игнатий и обратился к микропареньку, у которого, кажется, даже стали пробиваться волосы на голове – чтобы встать дыбом. – Ведь вы ещё такой молодой. Постарайтесь заслужить, чтобы вас приличные люди захотели пригласить к себе на чай, и всё будет в порядке…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное