Виктор Иванников.

Долг Родине, верность присяге. Том 1. Противоборство



скачать книгу бесплатно

Все мои доводы о невозможности именно мною исполнить его требование, он отмёл.

– Да-а, ты не художественный писатель. Но у тебя есть опыт написания ряда научных монографий, а это уже основа. Постарайся поменьше выдумывать, терзаться всякими там мифическими отступлениями. Придерживайся линии изложения фактов его жизни, деятельности, а читатель у нас грамотный, Слава Богу, наша страна страна самых больших почитателей печатного слов. Он, читатель, сможет и сам сообразить, для чего ты уселся за этот труд, что в нём главное кем он должен гордиться, с кого брать пример. Постарайся, друг мой полковник, писать так, чтобы твоё творение могла читать молодёжь. Для нашей молодёжи это очень важно, ведь на их головы вылито столько ушатов лжи, поп-культуры, пропаганды, что многие просто оболванены до такой степени, к которой и стремились «забугорные кукловоды», а также подвывающие им «нашенские квислинги». Это же аксиома такой бездуховной, оглуплённой молодёжью проще управлять, проще ей «впаривать» чёрное за белое. Насчёт твоих аргументов о необходимости специфических знаний при описании операций, проведённых командой и этим героем, тут ты прав, но я обещаю тебе всеобъемлющую помощь в этом вопросе. Надеюсь, ты можешь довериться мне в этом. Ну а если так уж окажется, что жизнь распорядится по-своему, то вот тебе телефон моего ближайшего помощника, тот всегда сделает всё необходимое, скажешь: «От Старика». И этого достаточно. Он о тебе наслышан от меня. В общем, чего-чего, а в специфических знаниях тебе, полковник, помогут настоящие специалисты, не тушуйся.

Так уж случилось, он как предчувствовал, буквально через несколько дней после этого разговора жизнь распорядилась по-своему, его не стало, а его наказ теперь уж для меня стал обязательным. Более десяти лет мною с помощью названных моим другом помощников, имена которых я обязался нигде не афишировать, собирались, анализировались, отбирались и описывались материалы о делах героя этой книги. За эти годы многое уже изменилось в стране, она постепенно стала вставать, вернее приподниматься с колен, с того положения, в которое её поставили переворот и преступный, теперь уж это точно можно назвать, режим. А переворот, длительное время вдалбливаемый в сознание жителей страны как демократическая революция, теперь уже совершенно определённо называется цветной революцией, теоретические и практические основы коей формулированы и развиты в недрах спецслужб США. Да они теперь уж не скрывают этого, более того, гордятся ей страшной бедой, обрушенной на Великий народ. По тому же самому сценарию теории «хаоса» он совершается сейчас на братской нам Украине, правда с привлечением самых гнусных сил фашистко-бандеровской своры. Взявшись за этот, казавшийся мне неподъёмным труд, я по мере написания всё более и более убеждался в его необходимости и мудрости моего друга, заставившего меня приняться за него. Ведь он же просто, доступно объяснил, для чего нашим гражданам и, прежде всего, подрастающему поколению нужно знать о таких поистине национальных героях.

Ведь с чего начинается уничтожение национальной идентичности нашего народа, имеющего многотысячелетнюю историю. Я знаю, меня начнут упрекать, терроризировать за это слово «многотысячелетнюю», ссылаться на исторические опусы врагов русского народа, вовсю старающихся принизить, опошлить, исказить наше историческое прошлое, и их нынешних последователей-русофобов. У меня нет желания с ними спорить, они в своей ненависти ясны, а вот к другим, кто не имеет таких шор на своих глазах, обращусь с вопросом:

– А слышали ли Вы о праязыке? Какое основное слово было у первых гомосапиенсов? А какой из современных языков наиболее близок к этому праязыку? Если сможете ответить, то и не будет никакого предмета спора между нами. Специалисты из спецслужб Госдепа давно поднаторели, впитав, конечно, многовековой опыт Британской, Французской и сравнительно молодой, но не менее хищной, Слава Богу, канувшей в века Германской империи, в вопросах разрушения этой самой национальной идентичности. В первую очередь, этому должно соответствовать: уничтожение народа сие конечно в лучшем случае, а на худой конец искажение, замаскированное под научное преобразование, как в этом деле «расправил свои крылья» известный провокатор Сорос, исторического прошлого народа; вычёркивание и всяческое оплёвывание, охаивание героических дел его предков; грубая подтасовка или просто фальсификация фактов, как это было с навязыванием нашему народу якобы призыв во власть в далёком прошлом чужеродных нам викингов; доведения до абсурда, идиотизма целей и задач деяний выдающихся национальных государственных деятелей, сумевших достичь феноменальных результатов в становлении и развитии нашего государства. Следующим шагом этих спецов и их «последышей-квислинговцев» является уничтожение национального культурного наследия. Вот это-то отработано, да ещё как, благотехнические возможности для этого сейчас слишком даже велики. Попкультура, слащавые или детективные сериалы, в которых всеми доступными средствами прославляются прелести капиталистического рая в его глобалистической редакции, внедрение чисто фрейдовских первичных инстинктов на самом их низком животном уровне. Большая роль в этом отводится наглой, всепроникающей, трескучей, ни за что не отвечающей рекламе, объясняющей всё и вся. Но главным инструментом является информационное промывание мозгов всем, в том числе и своему народу с бестолковостью тупой машины, внушающей обывателю преимущества капитализма, дикости, пещерности других строев. В этом вопросе методы «забугорных спецов» отработаны до совершенства. Подать жареный материал перевёрнутым с ног на голову раз плюнуть. Наилучший пример этого освещение событий на Украине в настоящее время в европейской, американской и украинской прессе, СМИ. Тут главное плати, да следуй политическому заказу своих хозяев. А есть ещё в арсенале этих разрушителей, пожалуй, самый подлый, грязный приём, так как он направлен на наиболее впечатлительные детские души. Суть его проста всё, чего творит американская солдатня на киноэкране как художественного, так и документального формата это геройство, а вот те, кто сопротивляется этим бравым, прямо с рекламных проспектов здоровякам, в лучшем случае – неандертальцы или, как в своё время последователи бесноватого фюрера считали их, «унтер менши» «нелочеловеки», монстры, одним словом! Попробуйте сейчас задать вопрос представителям нынешнего поколения, успевшему появиться и вырасти за годы этого режима: кого из героев он знает? И получите ответ типа «Рэмбо» и иже с ним. А где же наши, отечественные, перед которыми эти киношные, выдуманные, умеющие только махать кулаками, да нажимать на курки, просто безмозглые щенки, так как придумать им мозги ни сами сценаристы, ни режиссёры просто напросто не сумели? Тут наши отечественные руководители беспомощно или, нагло улыбаясь, только смогут развести руками, да ссылаться на безденежье, отсутствие кадров и тысячу других причин. И это не случайно! Это запрограммировано, проплачено местным квислинговцам. Я уж не говорю про детище всесильного американского информационного спрута АНБ интернет. Вот где раздолье для промывания мозгов, тотальной слежки и применения разных технологий. Мир уж насмотрелся на многие «игрища» этого монстра с помощью многих разоблачений и провалов его деятельности в ряде стран.

Только в последние годы нынешние руководители, сменившие клику, начали осознавать страшную угрозу, нависшую над страной, в результате применения к ней детищ этого спрута и других спецслужб. Когда мой друг ставил мне задачу по написанию книги, он ясно видел сущность руководителей режима. Им по большому счёту было наплевать на самозащиту государства, основу его суверенности. Тогдашние управители были поглощены в основном формированиям и упрочнением своих финансовых и промышленных империй. Они же считали и откровенно готовились к тому, что им и их деткам здесь не жить. В этом мой друг видел необходимость написания и опубликования такой книги, в которой, как говорится, «без купюр» были бы изложены дела и борьба настоящего русского человека. Он видел в ней надежду, что хоть кто-то из нынешней молодёжи прочитает её и поразится тем фактам, которые совершенно определённо свидетельствуют о национальной гордости нашего народа, невозможности обратить его в бессловесных рабов. А ведь именно бессловесными рабами трактуется, ну или, по крайней мере, трактовалась этим режимом наша нация, резвящаяся в информационном пространстве, купленная на корню СМИшная свора. Я, конечно, не имею всё большинство в виду. Их, этих шакалов пера и телеканала, уж и не так много было, но стараниями кукловодов и их верных квислинговцев они кричали громче всех, издавались больше всех, имели наибольшее количество часов телевидения. Надо отдать должное большинству наших репортёров, тележурналистов, деятелей культуры, они не купились за грязные «тугрики кукловодов» и их прихлебателей, однако им создали такие условия, в которых их не было ни слышно, ни видно. Сейчас, когда тревога за национальную идентичность нашего народа стала очевидной, власть наконец-то начинает это осознавать, надежда на появление такого рода изданий, теле-, кинопроизведений стала реальной. А это наверняка подвигнет молодёжь взглянуть по-новому на историю народа, не ту, которую придумали «за жрачку и тёплый сортир» холуйствующие знатоки, а ту, которую пишут, несмотря ни на что болеющие за свой народ историки, писатели. Заглянут и своими глазами, сердцами увидят героическое, славное прошлое нашего народа, поймут его национальный характер, невозможность сломить, поработить. А увидев это, смотришь, и задумаются, другими глазами посмотрят на всё творящееся, на дикую социальную пропасть, сопоставят слова и реальные факты. Именно этого, по мнению моего друга, и не хватает нынешнему поколению. Задуматься, кто их грабит и обездоливает, кто их пытается зомбировать капиталистическим раем, кто пытается стереть с лица земли их национальную идентичность, да и вообще кому это всё нужно и зачем? Мне кажется, это и было главным в данном мне поручении, которое я воспринял как наказ мудрого, хорошо поработавшего во славу нашего отечества специалиста.

Конечно, наивно думать, что написанное мною сможет дать такой толчок. Но пусть хоть несколько человек, хоть несколько десятков, прочитав, задумаются о сказанном, то и тогда я буду считать задачу, поставленную мне настоящим человеком, выполненной. Я знаю, твёрдо знаю, что таких, как герой этой книги, было немало. Многие не сломались и продолжили свою борьбу, кто как умел, понял в полном соответствии с великим идеалом «защитник Отечества и народа!»

Эту книгу, дорогие мои читатели, я посвящаю моему другу, которого я знал под именем Палыч.

Также я посвящаю её всем тем героям, кто не сломился под натиском режима и продолжил свою великую миссию защитника Отечества и народа. Уверен, что эта книга не последняя. Найдутся и другие авторы, кои возьмутся за такой тяжёлый труд явить нашему народу настоящего героя, коими так богата наша страна во все века, в том числе и в нынешнее время.

Выражаю свои искреннюю благодарность всем, кто оказал мне неоценимую помощь в этом нелёгком, многолетнем труде.

И ещё вынужден отметить следующее: все имена, фамилии действующих лиц, название городов, стран изменены; совпадение с ними носит чисто случайный характер; мнение автора не всегда совпадает с оценками и высказываниями основного героя этой книги.

Часть первая
Покушение

Глава первая
Задание
Отставник

Федор Иванович Умельцев, полковник госбезопасности в отставке, сидел на кухне и вяло собирал рюкзак для поездки на садовый участок. Мобилизованный в эту структуру, как тогда говорили в партии, «от токарного станка» он, молодой, сообразительный и трудолюбивый еще почти юноша прошел все ступени, познавая «арифметику и высшую математику» этого трудного, опасного, но такого нужного дела его Родине, окруженной империалистическим, глубоко враждебным кольцом. Везде, куда бы его ни направляли, он, что называется, «выкладывался» по полной программе, не щадя себя, своего здоровья, ибо для него честь и безопасность отечества были превыше всего. Получив множество наград и прожив значительную часть жизни вдали от семьи за рубежом, где нелегалом, где под прикрытием «дипломатического иммунитета», он вернулся, в конце концов, на Родину. Вернулся и был потрясен увиденным. Нет, конечно, он многое знал по своим делам о бардаке и развале страны. Но такого он не мог представить даже в страшном сне. Всё, что было свято для него, нагло, глумливо растаптывалось грязными сапогами невесть откуда-то появившимися благодетелями или бывшими функционерами, мгновенно, как самые настоящие хамелеоны, перекрасившиеся в рьяных демократов. Они «на всех углах» кричали, перекрывая друг друга, спеша о торжестве демократии, правах человека и преимуществе капиталистической системы. А его славное прошлое, его Родину теперь уже называли не иначе, как тоталитаризмом, диктаторским режимом. Разгром был основательный, разрушалось всё, что мешало грабить и уничтожать великую страну, национальную идентичность. В первую очередь, «забугорные кукловоды» своих холуев «квислингов», выпестованных наспех в закромах спецслужб направили против «щита и меча Родины» КГБ. Какие только ужасы не полились на головы обывателей из-под пера продажных, купленных «за пятачок – пучок» писак и экспертов. Все делалось, дабы испоганить некогда могущественный, самоотверженный облик защитника, запечатленного в памяти народа. Тут же появились толпы жертв этой страшной, ужасной, бесчеловечной системы, большинство которых составляли осужденные расхитители государственной собственности, разных мастей предатели от недобитых фашистских холуев и бандеровцев до нынешних любителей красиво пожить, торгуя государственными секретами, но исключительно по гуманности не получившие пулю в лоб, а затем выпущенные на свободу неадекватным руководителем, мало чего мыслящим в делах управления страной. Полезли, как тараканы, из всех щелей всякого рода эксперты, по большей части иностранные, из тех, кто сумел в свое время сбежать из родного отечества. Вот эти то, уже основательно поднаторевшие под руководством специалистов спецслужб в выливании грязи на великую страну и «распелись». Множество проходимцев, не имевших никаких знаний, оснований и опыта, ставленники создаваемого режима, полезли порулить структурами этого, некогда действительно могущественного органа. Как и следовало ожидать, полные ничтожества, холуи по природе, нацеленные только на воровские комбинации, они под пристальным присмотром пославших их хозяев, а так же ставленников спецслужб разных стран неумолимо, как раковые метастазы разрушали этот жизненно важный для безопасности страны орган. Все, кто честно работал ранее в КГБ и не пожелавший лакейски, как того требовали эти новые начальники, прогнуться перед ними, а главное, перед пославшими их на управление, безжалостно изгонялся. На смену им пришли те, кто принял во имя своего благополучия эти «правила игры». Не имеющие морального стержня, безыдейные, с низким профессиональным уровнем, малым опытом, этот новый контингент был призван окончательно довершить разгром некогда могущественный структуры, но при этом ещё требовалось показать верховному управителю, что цели реорганизации достигнуты. Защита «дерьмократии» в надежных и крепких руках. Недалекому, неадекватному управителю легко было «втереть в очки». Да он, отдавший сей приказ о реорганизации, вскоре и забыл напрочь о нем. Федор Иванович застал уже конечную стадию погрома, ему в некотором роде даже повезло он успел вернуться домой целым и невредимым, а не оказался на нарах того государства и не был переправленным в секретную тюрьму США. Ведь это же аксиома холуй всегда ищет нового, более богатого с большими, в его понятиях, полномочиями. Такими для них, этих новых спецов, не без основания считались, в первую очередь, американские спецслужбы, а затем уже спецслужбы Израиля, Англии, Франции и Германии, а спустя некоторое, впрочем, не такое уж и продолжительное время, разного рода мусульманские террористические организации, наркокартели и прочая. Эта новая поросль теперь уже в ФСБ, оглядевшись и присмотревшись, быстро поняла: их непосредственные начальники, повязанные крепкими узами с теми, кто их посадил на эти места, а они в свою очередь денежными мешками, фактически управляющие делами государства, мало обращали внимание на неадекватного, зачастую просто нетрезвого, способного во хмелю «подмахнуть» любой документ, сами не прочь поторговать внезапно попавшими в их руки секретами. До человеческих судеб, коих они сдавали в руки карательных органов в других странах, им не было никакого дела. Для них главное получить иудины деньги, чем больше, тем лучше, а затем «смыться» с ними в какую-нибудь тихую, теплую страну.

Как он догадался, анализируя последние дни своей зарубежной командировки, было продано и его дело. Вопрос ареста уже решался, но он успел! Осмотревшись, в свою очередь понял работать с этой «братией» он не в силах. Новый начальник отдела, бывший у него некогда в учениках и, надо сказать, неплохим, сумевший однако вовремя установить нужные контакты, стать «полезным человеком», по старой памяти попытался удержать его на службе. Ему же, тоже прошедшему все ступени службы, получившему хорошую школу под руководством своего наставника, было отчетливо ясно: в этой службе, если она реально должна исполнять свои обязанности, решать вопросы безопасности страны и даже пусть управляемой «этими», а он хорошо знал, кем они являлись в прошлом и являются в настоящем, деятелями, без настоящих профессионалов не обойтись. Ведь не эти же «неуки» и горе-руководители, для коих задница поставившего его хозяина видится неким солнышком, будут проводить довольно сложную специфическую и опасную работу, принимать на себя ответственность. Но он быстро получил «грозный рык» поставившего его на данное место высокопоставленного деятеля, решившего сделать из него свое личное недреманное око и исполнителя всех делишек, которые ему взбредут в голову:

Нечего рассусоливать, гони такого в шею, пусть сидит и сосет свою лапу «мудак», если уж такой принципиальный! Не ему беспокоиться о безопасности государства. У нас теперь, как говорит наш главный Босс, есть и друг Билл, и друг Коль, а они же не допустят ничего такого.

С трудом, не особенно афишируя, используя прежние связи со старым, почему-то еще не изгнанным кадровиком, отлично знавшим послужной список Федора Ивановича, сумел пробить для него пенсию. Пробив, позвал его и, прячась за закрытой дверью, выпить с ним на посошок. Особого разговора у них не получилось, да собственно о чем? Ведь для него было не секретом, какую роль уготовил его ученику за генеральские погоны этот благодетель хозяин. Но расстались они, «не затаив на сердце обиды». Просто расстались, так сказать, разошлись по своим полочкам. Полученная пенсия давала возможность разве что не умереть с голоду, а ведь у него же семья жена, взрослая дочь. Жена заслуженный Учитель страны, из-за длительных неплатежей даже нищенской Учительской зарплаты была вынуждена пойти к бывшему её нерадивому ученику, некогда «цеховику-подпольщику» внезапно, как по «мановению палочки» под дождем Горбачевских перемен, облагодетельствующим фарцовщиков, спекулянтов и вот таких теневиков, быстро разбогател. Он ранее жутко, до колик в животе, боялся, чётко понимая «попади он под недреманное государево око», ему пощады не будет! А перспектива была еще та пуля в затылок! Сейчас, обретя немалые капиталы, а, следовательно, и власть, ибо ясно знал законы этого волчьего режима, называемого капитализмом, но в самом худшем его проявлении коррупционно-криминальном с главенством порядков «Дикого Запада». Эта власть была товаром, причем довольно ходовым, вопрос только в одном сколько?! Новоявленный бизнесмен миллионер, властитель определенного масштаба, обретя законную поддержку со стороны установленного режима, тут же, как змея, скинул шкуру пресмыкательства, угодничества перед теми, кто тогда представлял это «недреманное государево око». У него стало своеобразным хобби, как бы местью за своё тяжкое прошлое подбирать в штат своих фирм бывших заслуженных и уважаемых людей, правда, на мелкие хозяйственные должности. На другое-то, что продвигало и развивало дела его фирм, он считал их в принципе неспособными. Однако не в пример нынешнему поганому режиму, обрекшему большую часть населения на нищенское существование, сей благодетель платил несравненно больше. Зарплата жены Федора Ивановича у него в десять раз превышала зарплату заслуженной Учительницы и в пять раз пенсию его самого. Дочь-студентка и, как ни «крути», а требовала расходов и не малых. Капиталов он на своей честной и многолетней службе не нажил. Всего-то: двухкомнатная квартира «распашонка» с небольшой кухней и совмещенным санузлом, садовый участок в шесть соток с небольшим, выстроенным собственноручно домиком, огородиком и десятком кустов с плодовыми деревьями, да машина «двадцать четверка». Все сбережения в одночасье погибли в результате фактически преступных, а уж с экономической точки зрения просто безмозглых реформ, сначала Павлова, а уж затем и новоявленного экономического гения, мало смыслящего в экономике Гайдара. Правда, последний придумал эту людоедскую реформу не сам. Ввиду его неспособности анализировать и оценивать последствия своих шагов в этом плане, да, в сущности, откуда этим способностям было появиться? Незначительный функционер в иерархии комсомольской верхушки СССР, подвизавшейся на ниве встреч, провожаний и развлечений гостей сей верхушки. Эта деятельность с трудом, очень большой натяжкой могла быть названа экономической. Возведенный на эту должность громким именем деда, да и отца тоже, толстенький, угодливый человечек, тем не менее, использовал эту ступень для своего последующего старта, обретя нужную ему подпорку в лице американских советников специалистов, почти не скрывающих, кто является их заказчиком. Посидев, осмотревшись и поразмышляв, Фёдор Иванович понял: ни в какие структуры и конторы, созданных этим режимом, не пойдет. Видеть рожи жуликов, громогласно заявлявших, что теперь именно они являются радетелями и управителями народа, не мог просто физически. Они вызывали у него тошноту и омерзение. После какого-либо контакта с ними ему хотелось тут же взять мочалку с мылом и долго скрести себя, смывая исходящую от них заразу. Вспомнив свою молодость, тот коллектив, который его тогда воспитывал и в котором он начинал свою трудовую деятельность, под влиянием ностальгических и где-то наивных воспоминаний о пролетарском единстве, пошёл на сильно разросшийся к тому времени завод. Но жизнь быстро показала всю наивность его представлений о действительности. Никакого единства не было и в помине. Брошенные на произвол судьбы режимом, купленными профсоюзными деятелями, рабочие и ИТР завода выживали, как могли, каждый сам по себе. Лишенный по велению недоумков и откровенных предателей, с подачей своих американских экономических советников, исполнявших приказ начальства о скорейшем разорении могущественного ОПК, государственных заказов с разрушением всех многочисленных экономических связей, завод, некогда составляющий гордость отечественной промышленности, стремительно катился в пропасть. И в этом ужасающем падении те, кто имел хоть какую-то возможность, власть и не имел совесть, стремились обогатиться, урвать. Но все довольно быстро упорядочилось. Полуграмотные, доморощенные и натасканные в инкубаторах американских спецслужб экономисты, вещавшие с пеной у рта, что капиталистический метод ведения экономики быстро все расставит на свои места, и она заработает «на всех парах», были правы только в одном: все, кто обладал меньшей силой, меньшими возможностями были быстренько «съедены», изгнаны. Главным победителем среди появившихся, словно чёрт из табакерки, хапуг и рвачей, определился заместитель генерального по хозяйственной части. Им было организовано ЗАО, в котором фактически хозяином стал именно он. Началась так называемая реорганизация. Огромный столярный цех, напичканный вполне современными деревообрабатывающими и столярными станками с приличным энерговооружением и коммуналкой, вдруг превратился в самостоятельное предприятие с хозяином дочкой владельца ЗАО. Затем тоже огромный гараж с целым рядом прекрасно оснащенных мастерских также был преобразован в самостоятельное акционерное общество с хозяином женой владельца ЗАО. Имеющиеся на территории заводы, огромные ангары, современные склады с ж/д и бетонными дорогами были преобразованы по той же схеме, но хозяином новоявленного ООО стала уже племянница владельца ЗАО. Оставшиеся куски завода, имеющие определенную ценность, были также оторваны по этой схеме и розданы в управление, где подставным лицам, а где тем, кто пошел в подчинение этому современному выкормышу создаваемого режима. Оставшиеся производственные помещения, влачащие жалкое существование под нынешним «мудрым управлением» прозябали, исполняя кое-какие гражданские заказы. Две трети персонала и рабочих были уволены, зарплату не индексировали, хотя рост цен был бешенный, да и платили её нерегулярно. Подавляющую часть прибыли украденных от завода его кусков, да даже и за выполнение госзаказов, хозяин и его подручные тратили на себя, строя коттеджи, обучая своих чад за границей, уезжая на заморские курорты, приобретая дорогие машины и яхты. Ни о каком вкладывании средств в развитие, амортизацию не шло и речи. Доведенные до отчаянья рабочие и ИТР, в конце концов, объединились, объявили забастовку и блокировали входы и выходы в кормушки хищника. Тот уже настолько был развращён вседозволенностью, близостью к власти, что, не долго думая, нанял частное агентство, специализировавшееся на такого рода делах. Задача была одна разогнать этот сброд, исключительно покалечив наиболее горластых организаторов. Однако вышло так, как никто из своры хозяина и не ожидал. На помощь заводским пришли те, кто уже испытал методы такого рода подонков хозяев. Они-то и объяснили им, что надо сделать. Были выбиты двери гаража и на улицу, преградив проезд к входу на территорию завода, несокрушимой стеной встали три бульдозера, два крупных экскаватора и мазы на внешней линии, а на второй с полдесятка самосвалов. Держиморды частного агентства попытались взять штурмом эти две чисто технические линии укрепления. Произошла свалка и, как всегда это случается в такого рода свалках между рабочими и держимордами, часть машин сгорела, а атака отбита. До наблюдавшего из окна своей машины этот штурм, при виде уничтожения бульдозеров, крана и машин вдруг дошло ведь это же гибнет его техника! Его! Пусть она досталась воровским путем, подтасовкой, крупными откатами нужным чиновникам, но это уже его собственность! И еще ему также внезапно стало ясно: в своем беспределе он довел людей «до ручки». А что из этого следует вспомнилось ему из тех уроков марксизма-ленинизма, коими его пичкали всю жизнь. Далее последует консолидация, поддержанная со стороны других доведенных до ручки такими же управителями, их организация в некое единство, перерастание из местных чисто экономических требований в политические. Он даже ужаснулся, только представив себе этот путь развития. Ему же было прекрасно известно:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8