Виктор Иванников.

Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга



скачать книгу бесплатно

Егор и Дед, напялив на себя найденное тряпьё и загримировавшись, особенно не скрываясь, но и не привлекая к себе внимания, потащили тележку к стационарному посту плотины. По его гребню, имевшему более ста метров длины, была проложена неширокая дорога. Часовой поста, увидев невиданную для этих мест и этого времени картинудвух, явно местных придурков, тащивших вручную повозку с каким-то вонючим и убогим скарбом, выскочил на дорогу и заорал:

– Стоять, руки в верх. Повозка остановилась, крестьяне подняли руки. Один из них, явно поумнее второго, принялся плакаться и упрашивать господина часового их пропустить на другую сторону плотины, так как сейчас в их краю вспыхнула межплемённая война, надо сказать обычное для этой местности явление. Часовой, всё ещё настороже, подошёл к ним, стал дулом автомата ворошить жалкий скарб тряпьё, обшарпанный помятый, законченный чайник, такой же котелок, гнутые миски, ложки ну и всё такое. Скарб этот чем то вонял, был рваный, грязный и гнутым, да и сами крестьяне выглядели почти так же. Часовой сморщил от вони нос и пошёл обратно, за ним, жалобно упрашивая, потащились и крестьяне. У поста часовой рыкнул на них, те сразу же вновь принялись плакаться. Второй часовой, видимо старший поста, вышел, стал слушать доклад. Выслушав, приказал ехать им обратно, повернулся и пошёл в свою довольно вместимую будку, но далеко не ушёл. Свистнули метательные ножи и пост был ликвидирован. Егор с Дедом быстро подскочили к ним, втянули под бетонную плиту, навесом нависшую над будкой постом. Быстро стянули тряпьё. Дед напялил на себя мундир часового, стал прохаживаться возле пулемёта и дороги. Егор же скользнул вниз по тросу к быкам плотины. Минирование заняло у него минут тридцать. Два центральных быка были им основательно подготовлены к взрыву. Весь измученный, с трудом поднявшись обратно по тросу, он минут десять никак не мог отдышаться. В это время в будке зазвонил телефон. Старший другого поста спрашивал об обстановке. Егор ещё «отдуваясь» и хрипя от непрошедшего ещё напряжения, вызванного трудным подъёмом, ответил. Тот поинтересовался:

– Чего это с ним? отчего такой голос? Егор рассказал:

– Сорвал голос, выгонял двух местных идиотов, вздумавших убегать от своих разбойников односельчан, прямо через плотину. Спрашивающий часовой посмеялся и заключил:

– Ты просто бы пристрелил эту падаль, да сбросил вниз с плотины. На этом их разговор и закончился.

До часа «х» оставалось десять минут. Дед и Егор постарались исчезнуть с поста заминированной плотины. они успели уйти за большую скалу, а в назначенное время прогремели два синхронных взрыва и началось «свето представление». А ещё через двадцать минут на месте лагеря в ущелье было большое грязное озеро. Встретившись на базе, команда сразу же начала «делать отрыв». Пройдя горными тропами километров двадцать, расположились «перевести дух» в небольшой, но извилистой пещере, невдалеке от проходящего местного шоссе. Распределив посты, Дед приказал остальным отдыхать.

Поспать пришлось всего менее часа. Командира поднял часовой и доложил:

– Мимо нашей пещеры вскоре пройдёт колонна из трёх машин. Быстро прикинув ситуацию, Дед, решил далее двигаться на одной из захваченных машин. Оперативно устроили засаду, Егор оставшимся пластитом заминировал дорогу, вернее скалу, нависшею над этой дорогой. как только первая прошла намеченную линию, водитель был убит Каримом выстрелом из снайперки, а обрушившаяся скала скинула две другие в пропасть. В кабине уцелевшей машины сидел, ошеломлённый увиденным, весь обвешанный оружием молодой бородатый моджахед. Его вытащили и с помощью Егора допросили. Оказалось в пятнадцати километрах находится большое селение, на въезде пост. В селении располагается штабом, командир довольно большого отряда, частенько «промышляющего» с караванами в Афган. Его бойцы охраняют этот караван, ну и заодно тащат контрабандное и наркотики. Сейчас в селении находится крупный торговец этим зельем, он сам прибыл, чтобы собственноручно снарядить уходящий караван. На живот, под рубаху моджахеда привязали пояс с взрывчаткой и с детонатором, найденных в машине. Пульт с взрывателем Егор, показав последний насмерть перепуганному бандиту, зажал в своей руке. Ему было предложено:

– Если он поможет им, то они снимут пояс и отпустят на все четыре стороны, ну а если нет, то выкинут и взорвут как бешенную свинью. Жить бандиту очень хотелось. К тому же он недавно купил себе молоденькую жену. У него был припасён довольно приличный пакет героина и ему хотелось выгодно продать там в Афгане, так как новая жена это новый дом, мебель и прочая утварь, а это большие затраты. Помявшись для приличия, после того, как Карим состроив зверскую рожу, выхватил свой страшный спецназовский нож и взмахнул у него перед горлом, согласился. Егор проинструктировал воина аллаха, как тому следует вести себя. Всё сошло благополучно. Постовой, молодой парень, тоже увешенный оружием, приветственно заорал. Начал было расспрашивать, но острие ножа, уже подрезавшего кожу бока, заставило того махнуть рукою.

– Спешу, важные донесения для командира! Постовой насмешливо помахал рукою:

– Знаю какое донесение, спешишь к молодой жене. Но пропустил. Следуя указаниям воина аллаха подъехали к командирскому дому. Около него стояла отечественная БМП и шлялось несколько бойцов. По команде Деда, Егор газанул на ничего не подозревавших бойцов, а Карим с Гасаном и сам командир из автоматов расстреляли толпу моджахедов, затем в окна домов полетели гранаты. Гасан скользнул на водительское место БМПшки, а остальные в его просторное чрево, предварительно выкинув из машины моджахеда. БМП лихо развернулось и помчалось по дороге вдоль кишлака. За ними была организованна погоня, но после нескольких очередей из крупнокалиберного пулемёта, имевшегося в этой грозной машине, она благоразумно приостановилась. Далее они мчались по маршруту, проложенному Дедом, следящим за ним по карте. В одном месте они нарвались на засаду. Но сработало и помогло феноменальное чутьё командира, приказавшему Егору и Кариму осмотреть подозрительные места. Шестеро обросших парней, сидевших с гранатомётом за двумя большими камнями были быстро ликвидированы. Одного из них, истекающего кровью допросили, выяснили где ещё расположились засады. С учётом полученной информации командир наметил новый маршрут. И опять пыльная, каменистая, узкая и извилистая дорожка. Через несколько часов такой езды, в пыли, грохоте, горючие в двух баках закончилось. Пришлось Гасану на последних каплях направить эту машину в пропасть. далее двинулись уже пешком. Пройдя до ночи десятка полтора километров, разыскали в сторонке неглубокую пещерку, в которой и расположились на отдых. Подкрепившись спецпайком с водою, отобранной у убитых ими моджахедов, и распределившись на дежурство, легли спать. Отдохнув двенадцать часов и убедившись, что погони за ними нет, Дед с Егором, отойдя на несколько километров от пещеры, послали условленную радиограмму со своими координатами. Через шесть часов, когда уже начало смеркаться, они поднявшись вверх на сравнительно ровную площадку, стали ждать. Вскоре послышался гул двигателя, «запалили» чисто по партизански три костра. Вертолёт ещё не коснулся земли, а они уже были внутри. Через пять минут штурман, заглянул к ним и не поверил своим глазам. Вся команда спала мёртвым сном, так и проспали до своих.

Деда заставили писать доклад о проведённых операциях. Для проверки задействовали агентуру, аэрофото и космическую съёмку. За неё ему посулили Героя, а остальным по ордену красного боевого знамени.

Таких операций за время интернациональной помощи, в Афгане у них на счету было около десяти. Командиру всё таки дали Героя, а другим кому по пять, кому по четыре ордена. В последней операции вражина каким-то образом прознала о существовании этого успешного диверсионного отряда. За их головы и информацию о них, были назначены большие суммы. Началась форменная охота. Им пришлось довольно туго. С огромным трудом, совершив марш через считавшиеся непроходимыми горные вершины, им удалось оторваться от погони. Оборванные, обмороженные, все поголовно раненые, измотанные до нельзя, вышли на связь и эвакуировались на вертолёте в сопровождении двух мигов, коих распорядился отрядить для охраны их доставки сам командующий воинским контингентом. Они несколько месяцев залечивали раны, восстанавливались. Ничего неделание в госпитале, довольно быстро стало нагонять на них тоску. Им вновь хотелось дела, преодолевать опасности, превзойти противника. Похоже и командир так же чувствовал себя. Но врачи были тверды, правда подсократили количество процедур. Все «бомбардировки» начальства о прекращении лечения, не возымели действия. Но в конце концов, то ли необходимость заставила, то ли надоели эти «бомбардировки», их начали готовить к походу во владения «Пондишерского льва» Шаха Максуда, одного из опытных и крупных командиров моджахедов. Подготовка была весьма интенсивной, соскучившиеся по своей настоящей работе, бойцы полностью отдались ей и рвались в бой. Подготовка уже практически была завершена, как их внезапно погрузили в транспортник и доставили на одну из точек ГРУ в Подмосковье. Там их посетил генерал, один из высоких чинов и объявил им: Командование ГРУ сочло более целесообразным использовать эту, отлично зарекомендованную команду в других частях мира. А таких мест на земле для операций разведывательно-диверсионных групп спецназа ГРУ было в то время предостаточно, началась новая работа не менее тяжёлая, не менее, а может быть более опасная. Ведь им теперь противостояли специалисты высокоразвитых стран во главе с главным жандармом мира США. Где им только не приходилось бывать, какие задания не выполнять. В этих операциях и они несли потери. Однажды в Испании во время проведения диверсии против американской военновоздушной базы, тяжело был ранен их командир. С огромным трудом, его удалось переправить через консульство в морском порту в Советский Союз, где его удалось всё таки поставить на ноги. Была и ещё одна операция, в которой участвовали командир, Егор и Гасан вместе с морскими спецназовцами. Операция заключалась в снятии образцов покрытий технологии СТЭЛС у новейшего военного крейсера США, вставшего на ремонт в одном из южнокорейских доков во время заводских испытаний. Свою работу группа выполнила, образцы покрытий и документация по устройству крейсера были доставлены командованию, а вот Деду и Егору пришлось пережить кошмар Северо Корейской тюрьмы. Были и ещё не менее памятные операции. За них им исправно давали ордена, повышали звания. Но однажды, когда обстановка в стране усилиями нового генсека и его приспешников стала ухудшаться, их, находящихся на восстановлении после очередной операции, посетил генерал, коего они уважали и ценили за профессионализм, за поддержку своих кадров. Он им объявил:

В виду политической необходимости их направляют в Боливию. Задание весьма сложное. Оно предполагает организацию вместе с отрядом повстанческого движения, разгром крупной базы правительственных войск, фактически заметно разбавленных «зелёными беретами» и управляемых американскими инструкторами. Подготовка заняла чуть более месяца. За это время Егор освоил диалект испанского языка, бывшего в ходу в этой и сопредельных ей странах, стал бегло говорить на нём. Навыки разговора и общения с местными жителями приобрели и другие члены команды. Главным условием задания, которое поставил им лично генерал, являлось – ни в коем случае, ни при каких условиях не попадать в руки американцев, в противном случае последует крупный дипломатический скандал. Своё задание команда выполнила. База была разгромлена, командование уничтожено, штабная документация захвачена и долго «гуляла» со всякими комментариями в так называемой прогрессивной и международной прессе. Что в последствии вызвал целый ряд отставок чинов спецслужб штатов. На долю команды Деда выпало самое трудное, самое опасное уничтожение командования, инструкторов и захват документов. Задача осложнялась тем, что штаб да и сама база, хорошо охранялась морпехами. Операция по замыслу и исполнению являлась уникальной и удалась, правда, с большими потерями среди повстанцев, коих около месяца они буквально «натаскивали» на необходимые действия. После разгрома базы, командир повёл отряд через джунгли к побережью. Преследование было организованно всеоблемлющим, но их, если быть откровенным, спас выход на империю крупного наркоторговца, имевшего свою армию, свою авиацию. Им удалось в сутолоке стремительного развития преследования подставить под удар преследователей воинство наркобарона. Завязалось между ними сражение не на жизнь, а на смерть. В горячке боёв команде удалось «просочиться» в тыл защищавшихся, захватить самолёт и улететь. пока и те, и другие спохватились, они уже были в другой стране. В ней они вышли на представителя военной разведки, работающего в этой стране. Его действия и речи очень озадачили командира. Тот, хоть и хотел им помочь, как это было всегда, но почему то не имел ни возможностей, ни полномочий. На свой страх и риск он всё таки рискнул найти в пригороде столицы место обитания, сравнительно безопасное для них и снабдил необходимой информацией. Команда, лишённая средств к существованию, фактически брошенная страной на произвол судьбы, находилась в труднейшем положении. Но «опускать руки» было не в их правилах, требовалось найти деньги и не малые для проведения эвакуации на Родину из всего Латиноамериканского мира, в котором янкесы объявили тотальную охоту за ними. Видимо кто-то из повстанцев оказался предателем, либо не выдержал пыток, будучи захваченным американским спецназом. В запасе у них по подсчётам Деда было от двух недель до месяца максимум. За это время и требовалось разрешить эту задачу. Раздобыть нужные деньги можно было только одним путём «тряхнуть» местного олигарха, желательно из компрадорской элиты, купленной янкесами на корню и разжиревшей на предательстве народных интересов. Пришлось снова, как тот ни хотел, встречаться с представителем родной разведки. Во время тщательной организованной встречи, контролируемой бойцами команды, он поведал Деду, к нему стали присматриваться службы как этой страны, так и их повелителей, истинных хозяев. Поэтому он теперь носитель повышенной опасности и с ним лучше всего прекратить всякую связь, во избежании их провала Тем не менее, Дед потребовал от него нужную информацию об элите, их капиталах и прочее, Тот, «скрипя сердце», вынужден был дать согласие. Через пару дней снова была встреча, опять контролируемая бойцами команды. Представитель передал Деду флешку с требуемыми данными и сообщил:

– Ввиду чрезвычацной опасности для него лично, он вынужден покинуть эту страну. Более встречаться в этой стране с ними у него нет возможности. В крайнем случае они могут обратиться к резиденту в Гуякили, его данные следующие. Ещё есть агент в Каракасе, его данные следующие. На этом и расстались. В тот же вечер началось изучение полученных сведений. Решено было сделать сначала «наезд» на загородную резиденцию одного крупного бизнесмена, а затем, используя полученные средства, уже совершить экс банка другого олигарха. За два дня загородная резиденция была тщательно проконтролирована, выявлены посты охраны, тип охраной системы, смены постов и прочее. В три часа ночи к резиденции, не доезжая двести метров, подъехало авто. В нём находились Дед, Егор, Николай и Карим. Резиденцию со столицей связывал кабель, доходящий до близко расположенного пригорода, радиостанция со спутниковой антенной, имелся парк автомашин и пара вертолётов. Экипированная соответствующим образом группа, скрытно добралась до ограды усадьбы. Там Карим и Егор двумя выстрелами перерубили кабель, идущий из усадьбы и повредили антенну. Затем, пользуясь суматохой, возникшей при внезапной пропаже напряжения, метнулись через ограду, бесшумно вырубили находящихся на своих постах трёх охранников. И через широкое окно огромной веранды на втором этаже оказались внутри дома. Снаружи остался только Карим со своей снайперкой с глушителем и прицелом ночного видения. Дед же с Николаем и Егором, устремились в спальню, где быстро усыпили, ничего не успевшую понять молоденькую девушку, развлекавшую своими прелестями тучного потного нувориша. А его скрутили и перетащили в кабинет, там же и жёстко допросили. После двух сломанных пальцев и показа огромного, страшного ножа, вертящегося возле его шеи, глаз, нувориш сначала впал в прострацию, обдулся, но затем уяснив, чего от него требуют, пошёл на сделку. Обмен на его драгоценную жизнь. Опустошив сейф, и сделав ему соответствующий укол, от которого тот заснул минимум на десять часов, нувориша снова перетащили в спальню, где уложили рядом с девицей. Они успели ретироваться из усадьбы ещё до того, как охрана пришла в себя, запустила дизеля и пошла искать обрыв кабеля. Сунувшись было доложить хозяину о случившемся, обнаружили того спокойно спящего со своей новой пассией. Будить его не рискнули. Только тогда, когда тот изволил в середине дня «очухаться» от сна и с тяжёлой головою встать, только тогда и было доложено о происшествии и восстановлении питания и связи. Этому нуворишу напавшие вкололи чего то такого, от которого у него пропала память. Тем не менее у него сразу же промелькнула мысль сейф. Но он оказался почему то заблокированным и ни как не хотел открываться. Был вызван специалист прибывший только под самый вечер. После двух часов его работы сейф удалось открыть. Увиденное потрясло нувориша пачки денег таинственно испарились. Куда, каким образом он не мог себе и представить. В общем, только к утру следующего дня в усадьбе появился комиссар местной полиции и началось дознание. Дед же не тратя времени, принялся с Егором и Гасаном изучать намеченный для экса банк. Николай, отлично владеющий испанским, был послан к ещё не уехавшему резиденту с чёткими указаниями, чего нужно от него добился. К тому времени, когда он вернулся, подготовительная работа была закончена. Банк сей располагался не в центре столицы, а посреди благоустроенного анклава состоятельных граждан. Он считался неприступным, а посему и полиции вокруг него не вертелось, как возле других. В середине дня на двух машинах подъехала вся команда из восьми бойцов. Четверо прилично одетых граждан не спеша прошли в помещение банка, а трое других подошли ко входу и о чём то разговорились между собою. Двое охранников было насторожились, но разговаривающие не обращали на них никакого внимания, видимо о чём то пытались договориться перед посещением банка. Такое бывало и не раз. Четвёрка вошедших разделилась на две пары. Двое вошли в кассовый зал, а двое других направились в служебный вход, там быстро «вырубили» охрану ничего не успевшей предпринять, вскочили в техническое помещение, захватили дежурящего техника. Приставив к горлу огромный, ужасный нож, потребовали вывести сигнализацию из строя, в том числе блокировку хранилища. Тот было засопротивлялся, но когда этот страшный нож надрезал кожу на его горле и по шее потекла кровь, справедливо решил жизнь дороже хозяйского кошелька. Под пристальным вниманием Егора выполнил требуемое, ответив при этом на поставленные вопросы. После чего ему ткнули в нужное место на шее и он погрузился в беспамятство. Не мешкая, парочка спустилась в хранилище, где застали спокойно сидящего и читающего чего-то толстого охранника. Тот удивился вошедшим, обычно они всегда входят с сопровождающим банка. Нажав согласно инструкции кнопку блокировки и тревоги, потребовал объяснить кто они такие и зачем пожаловали, но больше ничего не успел сделать. Его тоже усыпили тем же приёмом. Егор вошёл в хранилище, а Никола-й остался у входа. Дверки сейфов были разблокированы с пульта, так что Егору осталось только набить две большие сумки пачками банкнот и спокойно выйти. Они вернулись в техническое помещение, где затем восстановили блокировку. Техник по прежнему лежал опустив голову на столе. Закрыв двери на ключ они прошли мимо спящих в беспамятстве охранников и вышли из банка. За ними вышла и вторая пара. Трое стоящих возле входа вдруг разругались и ушли. Приехавшие расселись по своим машинам и уехали.

Совершённый грабёж банка был обнаружен, только через два с половиной часа, когда один из клиентов решил воспользоваться своим личным сейфом. А ещё через полтора часа завертелась машина поиска пропавших средств и похитителей. К тому времени они уже пересекли границу с Эквадором и подлетали к Кито. Машины, на которых они пересекли границу, были благополучно утоплены в местном озере. Сделав посадку небольшим самолётом в аэропорту Кито, далее совершили полёт до порта Буэнавентура, там оставив в местном аэропорту свой самолёт, на машине добрались до Санта фе-де Богота, где уже на другом арендованном самолёте долетели до Каракаса. Там вновь пересели на другой арендованный самолёт и через несколько часов лёта оказались в Гаване, где и явились в посольство. Им помогли с документами и приобрести билеты в Москву. На всё это у них ушло около недели. На те средства, что у них были, прожили вполне сносно, несмотря на жуткий дефицит, царивший в этой стране. Перед самым вылетом на Родину, второй помощник посла, вручавший им билеты и документы сказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8