Виктор Хорошулин.

Тайна янтарного амулета



скачать книгу бесплатно

У Йозефа, как городского врача Альтштадта, было два ученика и помощника – молодых парня, которым он поручал дела, не требующие серьёзного вмешательства. К нему часто приходили за советами другие врачи, и он никому не отказывал в помощи.

Иногда доктор запирался в своём кабинете и начинал творить. Смешивал различные составы и получал превосходное снотворное или мазь, хорошо заживляющую раны, болеутоляющее средство или противоядие от укусов ядовитых змей… Но, прочитав известную книгу Андреаса Аурифабера, Мюнц заинтересовался целебными свойствами янтаря. Тогда же доктор начал отслеживать все сведения, посвящённые лечению солнечным камнем, и через некоторое время стал обладателем интереснейших исследований, которые он делал, читая книги, слушая выступления иных учёных мужей, а также общаясь с простыми людьми. Мюнц узнал, что наиболее ранние сведения о целебных свойствах янтаря относятся ещё к временам Гиппократа. Величайший врач древности описывал лечение янтарём при заболеваниях кожи и зубов, при головных болях и судорогах, при изнурительном кашле и коликах. Восточные медики древности Аль-Рази (9) и Абу Али Ибн-Сина (10) тоже отдавали дань уважения целебным свойствам янтаря. Примерно полтора столетия назад начали появляться книги европейских медиков, восхваляющие свойства солнечного камня. Ему приписывалось умение смягчать дурное влияние погоды на человека. Он хорошо помогал при простудных заболеваниях и лихорадке. Европейские врачи полагали, что янтарь избавляет практически от всех недугов. Но следовало учесть, что сам камень болезнь не «сжигает», он просто «вытягивает» её по каплям из тела, так же, как притягивает всякий мелкий сор, если его слегка потереть о шерсть.

Однажды доктор Мюнц сказал себе примерно следующее: на побережье Остзее добывают много янтаря. Но увозят его далеко отсюда, для того, чтобы делать из него украшения… А что, если попытаться купить у бернштайнгеррен фунтов десять-двадцать солнечного камня для медицинских опытов? Можно сделать янтарный порошок, настойку, янтарный пластырь, крем и масло… да много чего ещё! Он представил, как продаёт янтарный крем дамам, дабы те накладывали на лицо маску из него. С целью омоложения и разглаживания морщин… Он будет первым врачом в Кёнигсберге, начавшим практиковать лечение янтарём!

В его особняке найдётся место для опытов с солнечным камнем, и он немедленно займётся этим! Но, где раздобыть, не преступая закона, нужное количество этого «дара природы»? Видимо, придётся поехать туда, где его добывают, и поговорить с самим бернштайнмайстером… А вдруг на это потребуется разрешение самого Великого курфюрста?

Но, чем дольше думал доктор Мюнц над этим вопросом, тем яснее понимал, что здесь никто не позволит ему легально заниматься янтарной медициной. Весь скупленный у добытчиков солнечный камень строжайше описывался и увозился под надёжной охраной в одном из известных направлений за пределы курфюршества. Так что же? Ехать в Польшу и покупать его там? Такие поездки в настоящее время чреваты нешуточными расходами и опасностями: в Европе только что закончилась война (11) множество бывших солдат занимались разбоем на дорогах Германии и Польши.

Только здесь, в Восточной Пруссии было относительно тихо и спокойно… Что ж, ничего не поделаешь, видимо, придётся ехать в Гермау.

Утром, попивая ароматный кофе в своём кабинете, в обществе Моники, Йозеф со вздохом, сказал подруге:

– Милая, мне придётся на некоторое время покинуть Кёнигсберг…

– Что случилось, дорогой? У тебя появился кто-то? Наверное, она молода и красива? – девица обиженно, но с достаточной долей кокетства, надула губки.

– Нет, это касается моего ремесла… Возможно, в будущем данная поездка круто изменит нашу жизнь…

– Как интересно! Расскажи же, милый Йозеф, что ты надумал? Сейчас в Европе очень неспокойно, пропадают люди, даже из своих домов! Ты же помнишь, граф фон Штейниц, богатый и влиятельный вельможа, у которого множество слуг, бесследно пропал из собственного замка! Куда ты едешь? Надолго ли?

– Нет, дня на два… – тут Мюнц вспомнил о другой своей подруге, Анне, и поправился: – Пожалуй, денька на три, не больше. Я хочу у управляющего янтарным промыслом выпросить разрешение на покупку янтаря…

– Зачем он тебе? – расширила глазки Моника. – Ты хочешь сделать мне подарок? Мне бы подошли янтарные бусы! Говорят, они отгоняют злых духов! – кокетка всегда хорошо знала, чего хочет, поэтому медленно, но верно достигала желаемого.

– Я тебе закажу янтарные бусы из самой Венеции, – мило улыбнулся доктор. – Они будут прекрасно гармонировать с твоими карими глазками, Моника. Но сейчас мне нужен янтарь для опытов. Я хочу делать на его основе лекарства!

– Из янтаря?

– Да, дорогая. Вся Европа давно уже лечится янтарём, а мы, хоть и добываем его, не имеем возможности использовать. Всё сразу уходит за границу… А ведь солнечный камень из Восточной Пруссии – это не только красивые безделушки, это ещё – запас живительных сил, здоровье и радость человека! – он немного помолчал. – Вот у моей матушки болят колени… Думаешь, помогают ей компрессы от старого Лаппе? Еле-еле! Но я сделаю янтарную мазь, мама будет перед сном втирать её в ноги – и все боли, вот увидишь, как рукой снимет!

– Какой ты заботливый, мой Йозеф… Но как же твои пациенты? На кого ты их оставишь?

– Мои помощники, Карл и Фридрих, прекрасно справятся без меня!

– А я по тебе буду скучать…, – женщина сделала вид, что готова задушить его своими

страстными объятиями и поцелуями…

– Не надо, милая Моника. Путешествие не займёт много времени. Меня беспокоит другое: вдруг мне откажут? Мне ведь понадобится достаточно много янтаря, и, причём, разных сортов – жёлтого, белого, чёрного, голубого…

– А потом ты будешь занят работой… И забудешь про меня, – Моника вновь надула губки. Как хамелеон, она умела принимать разные цвета и формы, но при этом всегда оставаться очаровательной и желанной.

– Ну, что ты, работа приносит доход…, а также духовное удовлетворение от того, что ты помогаешь страждущим людям. Тем, что благодаря тебе они вновь обретают здоровье… Ты же, дорогая, создана для любви. А без неё никто не может жить!

– Как ты красиво это сказал! – Моника прильнула к доктору.

– Йозеф!.. – послышался скрипучий старческий голос из соседней комнаты.

– Иду, матушка!

– Сынок, – пожаловалась доктору пожилая женщина, полулежащая на обитой кожей кушетке. – У меня опять кости ломит… Все суставы выкручивает… Наверное, к перемене погоды… Пошли кого-нибудь к Лаппе, сынок. От его компрессов, хоть ненадолго, но становится легче…

– Хорошо, матушка, – ответил доктор, а про себя подумал: «Еду немедленно!»

Не прошло и часа, как доктор Мюнц переоделся в дорожное платье, прицепил к ремню шпагу, которой, кстати, неплохо владел, и уселся на запряжённого Мулата, молодого, энергичного жеребца. «В замке Гермау, – подумал Йозеф, – я буду часа через четыре!»

В среду, примерно в три часа пополудни 21 сентября 1650 года у ворот замка Гермав, который позже переименовали в Гермау, где размещался Янтарный суд, появился всадник. Выглядел он не воинственно, а, скорее, напоминал государственного чиновника – шляпа, широкий плащ, ботфорты и шпага. Прибыл он издалека – его конь был в мыле. Всадник спешился, сделал несколько движений, разминая мышцы рук и спины, и направился к стражникам. По пути он косо взглянул на холм Гальгенберг – на его вершине стояла виселица, а на ней болтался достаточно «свежий» казнённый.

Сам замок выглядел довольно обветшалым, кое-где крошились и осыпались кирпичи, в стенах зияли трещины. Сюда шесть лет назад переехал Янтарный суд вместе с администрацией управляющего янтарными делами.

– На месте ли господин бернштайнмайстер? – спросил у стражников Йозеф Мюнц. – У меня к нему важное и срочное дело!

Его решительный вид внушил начальнику стражи некоторую долю уважения.

– Кто вы, сударь?

– Я – городской врач Альштадта Йозеф Мюнц. Выполняю поручение городского совета! Мне необходимо увидеться с господином Гельмутом Йокельминцем!

– Имеется ли у вас соответствующий документ? – скорее, для порядка спросил начальник стражи.

– Разумеется, – доктор достал специально припасенный для такого случая список требуемых лекарств для альтштадской клиники «Всех Святых» с печатью города.

Взглянув на герб Альтштадта, охранник кивнул. Читать текст он не стал, а, может, и не умел.

– Следуйте за мной, герр доктор. Я провожу вас к бернштайнмайстеру.

Управляющий янтарными делами Гельмут Йокельминц был высоким, худощавым мужчиной с задумчивым взглядом. Он сидел за столом из орехового дерева, курил трубку и просматривал какие-то записи. Подле него стоял секретарь, пожилой человек с круглым животом и явно чего-то ожидал. Оба с интересом взглянули на вошедшего доктора.

Йозеф Мюнц вежливо поздоровался и кратко изложил суть своего дела. Бернштайнмайстер долго рассматривал то лежащие перед ним бумаги, то самого посетителя, прежде чем ответить.

– Мне нравится, господин доктор, – наконец, произнёс управляющий янтарными делами, мягким, вкрадчивым голосом, – что вы всё хотите уладить по закону… Тот, кто идёт против закона, тот обычно…, – он кивнул в окно, намекая на стоящую на Гальгенберге виселицу, – качается в петле… А вы поступили правильно: приехали ко мне из Кёнигсберга и излагаете свою просьбу… Но, даже если в душе я и согласен с вами, поскольку, лекарства из янтаря, в самом деле, очень хорошо лечат недуги, насколько мне это известно из переписки с друзьями,… я не могу дать вам своё разрешение, поскольку у меня есть приказ Великого курфюрста… А что он гласит, вы прекрасно помните. Езжайте лично к нему и попытайтесь уладить этот вопрос. Я не имею права распоряжаться запасами солнечного камня по своему усмотрению. Узнав, что я распродаю янтарь направо и налево, Фридрих Вильгельм прикажет вздёрнуть и меня… И будет совершенно прав…, – чиновник сделал знак рукой, который означал, что аудиенция закончена.

Оказавшись во дворе замка Гермау, Доктор Мюнц приуныл. Хотя, в общем, он был готов к тому, что ему откажут. Но, ехать к курфюрсту?.. Для этого необходимо подлинное решение городского совета и, возможно, личная просьба самого бургомистра. Может, Йокельминцу надо было предложить денег? Что же предпринять?

Тут он почувствовал, что его кто-то тронул за рукав камзола.

– Любезный доктор, – это был тот самый секретарь, что находился подле бернштайнмайстера. Заискивающий взгляд тихого, кабинетного работника коснулся лица Йозефа Мюнца. – Мне бы хотелось помочь вам, человеку, заботящемуся о здоровье горожан… Я могу дать вам совет, а вы уж решайте сами, следовать ему или нет…

– Я слушаю вас, герр…

– Брандт… Михель Брандт, к вашим услугам… Вот что я вам скажу, дорогой доктор, – секретарь воровато оглянулся. – Здесь вы ничего не добьётесь. Но на побережье масса народу занимается незаконной добычей янтаря. Их иногда… немножко вешают, но, поверьте мне, от этого количество ловцов солнечного камня не уменьшается. В каждом доме, поверьте мне, спрятаны кое-какие запасы янтаря. Походите по прибрежным посёлкам, поговорите с людьми. Наверняка найдётся тот, кто за пару дукатов продаст вам фунт-другой… А иного выхода я не вижу… Хоть это и незаконно, но, сами понимаете, есть только одни законы, которые нельзя нарушать ни в коем случае, – он поднял глаза к небу. – Это – законы божьи… И опасайтесь находиться на берегу моря, если у вас нет соответствующего разрешения. Можете нарваться на неприятности…

Йозеф Мюнц направился в сторону Раушена, поблизости которого располагались две деревушки, в которых наверняка обитали незаконные добытчики янтаря – Люменфалль и Грандине. Время было ещё не позднее, поэтому он рассчитывал на то, что покупку янтаря ему сегодня удастся совершить.

Обе деревеньки были ужасно похожи одна на другую. Бедные, обветшалые дома, яблони, груши и сливы в садах, огороды с подсолнухами и кабачками, сети, сушащиеся во дворах, перевёрнутые рассохшиеся лодки. Кое у кого из хозяев имеется скот, вот, в пыли лежит жирная свинья, возле которой копошатся куры. Тут и там бегают ребятишки, с любопытством оглядывая незнакомого господина в шляпе и со шпагой. Но взгляды у жителей – настороженные, опасливые, на вопросы отвечают неохотно. Разумеется, о хранящемся янтаре никто ничего не знает. Иначе бы сообщили куда следует…

– Я понимаю, – говорил им доктор, – о таких вещах распространяться нельзя. Но всё же, если у вас появятся какие-то сведения… Я бы купил несколько фунтов прямо сейчас и предложил бы неплохую цену.

Но, чем дольше доктор Мюнц ходил по дворам, тем яснее становилось ему: он зря теряет здесь время. Наконец, Йозеф оказался на откосе, с которого открывался вид на вечернее море. Внизу лежали огромные валуны, тихий прибой жался к берегу, как щенок к ласковой матери. Здесь было тихо, спокойно и одиноко. Почему-то вспомнились слова Моники о бесследно пропавшем графе Штейнице…

Тем не менее, Мюнц не терял надежды. Весть о покупателе янтаря наверняка быстро распространится по деревушкам, кто-нибудь да проявит интерес. Сами придут… Надо только подождать. А переночевать он сможет в Раушене, там есть постоялый двор. Отправляться в путь на ночь глядя ему не хотелось. Завтра он ещё продолжит поиски. – Это вы интересовались янтарём? – две тёмные фигуры мелькнули в зарослях малинника между сосен.

– Да, – обрадовался доктор. – Я готов купить его немедленно! Наша сделка останется в тайне! Мне нужно много янтаря. Я могу подъехать ещё. Плачу тоже неплохо, столько, сколько пожелаете вы…

Тяжёлый удар камнем по голове оборвал его взволнованную речь. Третьего человека, подкравшегося к нему со стороны моря, доктор так и не заметил.

Обшарив карманы и выудив мешочек с монетами, который весил достаточно внушительно, грабители сбросили бесчувственное тело Йозефа Мюнца с крутого откоса вниз…

Глава 4. Раненый, больной и философский камень

– Видите эти водоросли? Они сине-зелёного цвета и напоминают сосновые лапы. Я их так и называю, а какое они имеют книжное название, мне плевать. Так вот, в том месте, где их особенно много, там и ищи янтарный пласт. Возможно, до него получится добраться и голыми руками, но он может находиться и на глубине. Море размывает пласты, кусочек за кусочком выбрасывая камни на берег, но это занимает слишком много времени! Поэтому иногда хорошо иметь под рукой заступ или кирку!

Так объяснял своим племянникам Иеремия Паулихтер, сидя за столом и поедая гороховую похлёбку с салом. Два последних похода старого мошенника и его малолетних помощников увенчались успехом – они добыли не менее пятнадцати фунтов добротного разноцветного янтаря, включая куски чёрного, белого и редкого голубого. Часть добычи была спрятана в надёжном месте, за домом, а часть Иеремия продал, заработав на этом шесть дукатов. В доме наконец-то появилась нормальная еда, и даже пиво.

– Ты целыми днями пропадаешь на побережье, а про пекарню свою совсем забыл, – заметила хозяйка.

– Да что там пекарня, – махнул рукой деверь Иоганны. – Герхард и без меня отлично управляется, – он отхлебнул из кружки пива. – Хотя, конечно, надо его проведать… И ты права… Вода с каждым днём всё холоднее, а находиться в ней по нескольку часов – это здоровья не прибавит!

– Пора вам заканчивать летний сезон…

– Нет, ещё рано! Просто, надо пореже выходить на промысел! Только тогда, когда погода благоприятствует, и, разумеется, после шторма! Вы как, братья?

– Мы готовы! – тут же за всех ответил старший, Ганс, тоже сидящий за столом с кружкой пива.

Курт и Петер кивнули головами, а Пауль смотрел в окно, о чём-то задумавшись.

– Сказывают, – заметил Иеремия, доставая трубку, – что по деревне ходил человек, скупающий янтарь… Вчера его видели… Он спрашивал по дворам, кто желает продать… И обещал неплохо заплатить.

– Как же, заплатит он тебе! Петлёй возле замка Гермау! – ответила хозяйка.

– Нет, тот человек, вроде бы, с бернштайнгеррен не связан… Сам он из Кёнигсберга, городской доктор… Хотелось бы с ним поговорить…

– Узнай, где он остановился и поговори! Хотя, народ сейчас неохотно общается с незнакомцами. После того, как близ Кранца пропала молодая девица… Говорят, в здешних местах появился оборотень!

– О чём ты болтаешь, Иоганна! Был бы жив твой муж, он бы тебе за такие слова задал трёпку! – воскликнул Иеремия. – Мало ли из-за чего пропадают девки? Может, пошла купаться и утонула в море!

– Нет, – подсела ближе к Иеремии женщина. – Сказывают, – шёпотом продолжала она, что это – пропавший граф фон Штейниц! Он время от времени превращается в волка и нападает на людей!

– С чего бы это? – Иеремия сделал ещё несколько глотков пива.

– Говорят, он воевал в Центральной Германии, а там этих оборотней – словно мышей в погребе! Вот один из них и укусил его. Как уж ухитрился это сделать, про то лишь Господь ведает… А у них как – вселился бес, и сам стал оборотнем!..


Дождь… Маленькие дождинки собираются в струйки и текут вниз… Слышно, как они тихо журчат, как часто-часто капли шлёпаются в опавшую листву… Как звонко стучат по морской глади… Встретились две водные стихии… «Всё-таки мама была права – к непогоде разболелись у неё ноги… Мама?… Она в Кёнигсберге… Но где же я?..»

Йозеф открыл глаза. Затылок горел огнём. Темно… А от этого неуютно и немного страшно…

«Где я?»

Сквозь стук капель еле слышен звук прибоя. «Я на побережье… Да, я приехал за янтарём… Бродил по деревням, выспрашивал… Затем ко мне подошли двое… А третий ударил сзади…»

Доктор застонал, вспомнив всё, что с ним приключилось накануне… «Мулат!.. Видимо, его украли… Кошелёк?.. Тоже похищен. Хорошо, хоть не убили… Тело, кажется, не болит, только затекли ноги и бока…»

Мюнц попробовал пошевелиться. Острая боль пронзила затылок. «Плохо дело… Неужели мне проломили голову? От таких ударов можно ожидать самых плохих последствий… Но я не утратил способности думать… Постой, а почему я отчётливо слышу шум дождя, но не чувствую холода и сырости? Не случился ли со мной паралич?»

Пошевелив ногами и руками, доктор немного приободрился. Вскоре он убедился, что находится в незнакомом укрытии. Земляной пол, земляные стены… «Я в какой-то норе… Но здесь, хотя бы, не капает… Как я попал сюда? Что было после того, как меня ударили?»

Руки и ноги свободны, значит, он не связан. «Надо определить, где я…»

Превозмогая головную боль, Йозеф перевернулся на спину, опёрся локтями в земляной пол и попытался привстать…

– Ожил? – сначала он услышал голос, потом до него донесся шорох снаружи. – Сейчас с зажгу свечу…

– Кто ты? – спросил Мюнц. – Где я нахожусь? И как сюда попал?

– Ты у меня в гостях, путник. А это – мой дом. Тебя притащил сюда я. Ты упал с откоса и, хвала Создателю, что не свернул себе шею и не разбился о камни! Я осмотрел тебя и убедился, что падал ты не по своей воле… Тебя пытались убить.. Я наложил тебе компресс из водорослей… Твоей голове не на шутку досталось и я ещё не знаю, чем это закончится… По крайней мере, ты начал двигаться и разговаривать. А это уже неплохо!

– Ты врач?

– В какой-то мере, да. А ты сейчас – мой пациент. – Незнакомец чиркнул кресалом, и вскоре запылала сальная свеча. Наконец, Йозеф Мюнц смог оглядеться.

– Это – моя землянка. Я вырыл её на откосе и живу здесь. Было бы не по-христиански бросить тебя на берегу, клянусь небесами…, – с этими словами мужчина, одетый в серые дурно пахнущие лохмотья, протиснулся внутрь и устроился рядом с доктором.

Мюнц почувствовал, что у него закружилась голова, и он снова прилёг.

Места в логове незнакомого спасителя едва хватало на двоих человек.

– Ты довольно быстро пришёл в себя, – продолжал, между тем, тот. – Я полагал, что ты очнёшься не ранее завтрашнего дня…

– Почему ты в такой странной одежде? Капюшон, закрывающая лицо повязка… рукавицы… Понимаю, ты – болен. Открой мне своё обличье, я не боюсь прокажённых!

– Что ж, раз ты сам догадался…, – ответил тот, отбрасывая за спину капюшон с повязкой.

Перед Мюнцем предстал человек, страдающий проказой. Лицо его было обезображено до крайности и представляло типичную «львиную морду», как описывали подобную внешность ещё медики древности. Распухший бесформенный нос, огромные желваки на лбу и скулах, потрескавшаяся кожа, отсутствие бровей и ресниц…

– Ты не боишься заразиться от меня, чужак? – в глазах прокажённого угадывались ум, доброта и участие. Но в них слишком явственно усматривалась невыносимая печаль… – Правда, в твоём положении неизвестно, чего стоит опасаться больше – стать в будущем прокажённым или в самом скором времени безмозглым калекой. Впрочем, если Пресвятая Дева Мария к тебе благоволит, ты счастливо избежишь обеих неприятностей и останешься прежним…

– Как твой имя, любезный друг?

– Всё в прошлом, и имя тоже… Впрочем, зови меня Отто.

– А я – Йозеф Мюнц. Городской врач Альтштадта.

– О, как приятно видеть подле себя учёного человека! Что же случилось с тобой, Йозеф? Почему на тебя напали?

– Я приехал сюда в поисках янтаря, – ответил тот и кратко изложил Отто свою историю. – Отчего на меня напали? Возможно, хотели просто ограбить. Увели коня… Похитили кошелёк…

– Ты искал янтарь? Ты найдёшь его. Я знаю людей, которые с радостью продадут его тебе. Вот я свой камень… так и не нашёл…

– А что за камень искал ты, Отто? – поинтересовался Мюнц.

– Я расскажу тебе, раз ты такой любопытный. Но сначала ответь, каково твоё самочувствие? Голова кружится? Рана болит?

– Кружится немного… Место, куда ударили, тоже саднит…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7