Виктор Громов.

Океан



скачать книгу бесплатно

Начали подтягиваться люди. Нашел Семен с его каким-то офицером средний лет. Они налили себе кофе, и продолжили вполголоса ранее начатый разговор.

– Хорошо, но ты же сам говорил, что самое главное – сознание, самостоятельность и постоянный выбор. Ведь такие, классические роботы не могут потерпеть никакой неопределенности, и, столкнувшись с любой проблемой, будут вести себя, как Буриданов осел, бесконечно долго оценивать варианты и последствия.

Зашел Эмиль с двумя членами экипажа, активно что-то обсуждающими, и тыкающие по очереди пальцами в какой-то документ. Они отошли подальше, и расселись под карликовой пальмой.

– Вот тут у нас и находится главная особенности мета. Он не всегда однозначно проводит сигналы. Вероятность прохождения верного сигнала составляет меньше единицы, совсем немного, но меньше. Так очень сложная математика, но, если упростить, не всегда если мозг, сознание дает команду «Да», такой же сигнал доходит до исполнения. Может дойти сигнал «Нет». Может какой-то другой дойти. А это примерно соответствует человеческому мозгу, нам. И такая система, при загрузке не таких сложных программ в нее, может самообучаться.

– Слышал об этом, но мне кажется это слишком невероятным. Механический мозг может самообучаться?

– Да, мало того, некоторые математики утверждают, что обучение это в принципе ничем не ограничено.

– И что, это будут такие гении, боги, которые все будут знать? Все языки, науки и прочее?

К ним подсел Семен и начал слушать разговор.

– В теории, да. Но моя точка зрения в том, что и человек, чисто теоритически может стать богом и познать все науки. Но чем больше он узнает, тем больше и забывается. Понимаешь, о чем я?

– Конечно. Это как ребенок. В первые годы у него мозг открыт, и фактически пустой, и может быстро освоить любые языки и науки. Потом загружается информация, школа и так далее. И в лет в сорок ты уже практически не можешь усваивать новую информацию. Мозг переполнен.

– Это мы не берем такие вещи, как подсознание и внутренние демоны, так называемые, нравственные установки. В этом копаются уже столько десятилетий, а по сути, так и не начали разбираться. И как там это будет действовать, никто не может предсказать.

– И как, есть успехи реальные?, – подал голос Семен, осматривая свои искуственные ногти.

– Говорят, пока идут эксперименты над мышами. Им вместо мозга помещают бериллиевую сферу. Пока результаты противоречивые.

– Бедные мышки, – опечалился Игорь, – мучают по-всякому.

– Ну, а что ты хотел. Это цена развитию человечества.

– Так, нет еще капитана?, – Игорь обернулся. Мы отвлеклись от темы. Это все здорово, мозг – я понял, сознание – практически понял. А остальное? Ну, тело, кишки и прочее? Член в конце концов.

– Да тут проще всего, – вмешался Семен, – здесь возможны два варианта. Первый – механический, как пример, – он помахал своей металлической рукой. Сейчас, думаю, возможно сделать полностью механический, бионический организм, тело.

Без нервной системы, конечно. А второй… Это гораздо круче и гораздо сложнее. Клонирование, выращивание тела условно говоря.

– Ух ты… А что, технологии такие есть? Я слышал, отдельные органы выращивают.

– Да, руки-ноги, сердце, глаза и прочее выращивают, но пока это удел очень богатых людей. Нам, простым людей, это пока недостижимо. Да и выращивание всего тела…Мммм…Как врач, думаю, что в обозримой перспективе это пока не возможно…Вернее, невероятно сложно, но не невозможно.

– Поэтому ты не вырастил себе новую руку?

Семен хохотнул.

– Не, я столько не зарабатываю. Даже капитан не сможет скопить, думаю, на выращивание. Хотя… Да тут и дополнительное усовершенствование можно сделать, смотри.

Семен двумя металлическими пальцами согнул вилку, а потом разогнул ее.

– Напомни мне, чтобы я с тобой не ссорился. Ты же одной рукой убить можешь.

– Смиррррно! Капитан в помещении!, – рявкнул старпом.

В кают-компанию вошел быстрым шагом Томас и осмотрел собравшихся. Даже Юнга пристроился в углу, осматривая все сразу своими многочисленными камерами и датчиками.

– Все, что ли…, – Томас осмотрел экипаж.

– Товарищи матросы, – его взгляд упал на Игоря, – и не матросы. Вы выполняем задание Родины и находимся в боевом рейде, и прошу проявить соответственное отношение. Никаких учений. Час назад я вскрыл конверт с боевым заданием.

Все внимательно смотрели на него.

– Мы идем за редкими металлами, как вы уже поняли по присутствии на борту «Краба» и товарища геолога. Некоторые знают уже, что добывать мы будем их вблизи вулкана.

Судя по взволнованному шепоту, далеко не все были в курсе таких необычных обстоятельств. Подводные лодки, да и все корабли, старались держаться подальше от подводных вулканов, а чтобы специально приблизиться и добывать оттуда редкие металлы. Слишком опасно!

– Теперь о том, куда мы идем…, – он замялся. Разлом Сан-Андреас. Чуть южнее, где раньше был Сан-Франциско, молодой вулкан Сан-Педро.

Повисла тяжелая тишина, которую первым нарушил старпом.

– Товарищ капитан. Я не ослышался? Мы идем к берегам врага? Практически к их главным военным базам.

– Ты не ослышался, Артем Викторович. Мы идем туда.

– Могу я посмотреть конверт?

Капитан бесстрастно передал старпому, который быстро пробежался глазами по приказу.

– Но это же верная смерть. Там и радиация зашкаливает. Да и датчиков, камер и дронов больше, чем у нас во всей стране!

– Да, будет непросто.

Он повернулся к остальным, на лицах которых был запечатлен ужас, и спокойно их осмотрел.

– Идем малым ходом, сначала на юг, потом на восток. Прямой путь, естественно, закрыт. Плыть, думаю, если особых проблем не будет, дней десять. За нами будут следить, да и уже следят с самого выхода. Две подлодки и штук пять подводных дронов. Разумеется, сохраняем полное молчание, связи с нашими нет. А то, перехватят обязательно.

– Товарищ капитан, – осмелился подать голос Игорь, – разрешите вопрос? А враги знают об этом месторождении? Я просто думаю, что, если мы туда прибудем, а нас ожидает целая эскадра.

– У нас нет информации, знают ли американцы об этом месторождении. Скорее всего, они пока не нашли его. Будет непросто, повторюсь. Мы будем из зубов тигра забирать мясо, и из вооружения всего у нас только палка. Я понимаю, о чем вы думаете. Но это не смертный приговор, нет. Это просто задание, чуть сложнее, чем обычное.

Все молчали и прятали глаза.

– Ладно, готовьтесь все. Ты, – он окликнул Игоря, – изучай, готовься, тренируйся. Я хочу, чтобы когда мы прибыли на место, ты мог с закрытыми глазами управлять «Крабом» на вулкане. Все остальные – на свои посты. Юнга, за мной.

Он вышел, за ним шумя металлическими конечностями, последовал Юнга, а все остальные остались стоять, посматривая друг на друга.


Глава 3.


На следующий день, когда Игорь лежал в каюте и путешествовал в виртуальной реальности, к нему зашел Эмиль и толкнул в плечо. Тот, вырванный из эротических фантазий стол бесцеремонным образом, сначала не понял, что происходит, а потом снял шлем.

– Я что, дверь не закрыл?

– Закрыл. У меня, как у офицера по безопасности, есть доступ ко всем помещения подлодки.

– Хочется надеяться, что ты этим правом пользуешься только в служебных целях, а не чтобы воплотить какие-то свои тайные желания.

– Ты себя в зеркало видел?, – не обращая внимание произнёс Эмиль.

– А что?

– У тебя глаза мутные. Ты вообще что-то соображаешь?

– Конечно! Ты по делу пришел или так, потрепаться?

– Ты бы вместо своих мультиков наркоманских лучше изучал вулкан и тренировался.

– Слушай, – Игорь сел на край койки и смахнул длинные черные волосы назад. Про вулкан я изучил еще вчера, все, что мог. Информации о нем, как ты сам, наверное, знаешь, не так много. Он и новый, и далеко от нас находится. Ничего точно не известно. А насчет тренировок – я же говорил тебе, что нет таких программ обучающих на тренажере, чтобы смоделировать работу на активном вулкане. Я нашел модуль, но он сырой и старый. Попрактикуюсь.

– То есть, ты хочешь сказать, что у тебя работы нет? Найти?

– Чего ты прицепился? Надо что-то? Ты же знаешь, что геологам до прибытия на место делать особо нечего, а вот когда начнется настоящая работа – тогда они главные. Ну, и потом, дотащить все домой.

– Я хочу, чтобы ты был в форме постоянно. И в адекватном состоянии. Плыть не так далеко, глазом не успеешь моргнуть, как будем на месте. Пошли в операторскую, расскажешь мне, как ты будешь проводить свои работы.

Игорь тяжело вздохнул и встал.

–Ну, веди, давай.

Придя на место, они расположились в креслах и надели шлемы виртуальной реальности.

– Комментируй.

– Сразу говорю, этот вулкан неизвестный и четкого изображения его у меня нет.

– Давай меньше лирики, я это все и без тебя знаю.

– Ладно, – он замолчал и двинул правой рукой. Допустим, это наш вулкан. Вот здесь, смотри, на восточном склоне, кажется, есть неплохая площадка. Лада просчитала, что, скорее всего, чуть выше, примерно на километр, есть холодное течение, это хорошо, заодно и укроемся от американцев. Так, подлодка опускается почти на дно, зависает на ста метрах. Я выпускаю «Краб» из днища, и он опускается на дно.

–Не мало сто метров? Может, повыше? Вулкан, все-таки. Если рванет, накроет и нас.

–Нет, нормально. Если выше – снижается точность и контроль, а тут это очень важно. Дальше. Он закрепился на дне и начинается бурение. Вот тут ничего не скажу.

– Сдвинь влево его, – показывая куда-то вдаль, – видишь, сносит течением.

– Ага. Сейчас. Сколько будет происходить поиск, бурение, разрыв, выбивка и подъем руды – не знаю. Может, они залегают на поверхности, может, глубоко. Это вулкан, поэтому, – он замолчал что-то прикидывая и медленно поворачивая головой в шлеме, – полтора суток. Можем два.

– Может, автопилот включить? Ну, на всякий случай.

– Он и так включен. Только не бурения, потому, что такой программы нет, а защиты от ошибочных действий. Ну, чтобы я невольно не дернул рукой. Но если что, можно и его отключить. С разрешения офицера по безопасности.

– Разрешаю, отключай. Попробуем усложнить задачу.

– Есть, – Игорь махнул рукой, и подводный аппарат тут же стал заметно дергаться и дрожать. Течения сильные.

– Ты начал бурить?

– Да. На какой глубине месторождение?

– Давай пятьсот метров. На семисот – каналы лавы.

– Принял.

Игорь шевелил руками, а Лада захватывала его движения и синхронизировала работу подводного бурильщика.

– Тэээкс, тут уплотнение породы, обходим. Тэээкс… А тут что…

У обоих в шлемах загорелся красный свет тревоги, который сигнализировал, что «Краб» опасно относит течением.

– Вижу, – бросил Игорь. Так, выровнял. Есть, достигли нужного уровня.

– Давай, дальше.

Дальше предстояло самое сложное – достать породу на «Краб», там обогатить руду, и уже ее поднять наверх на подлодку.

Игорь, сражаясь с виртуальными течениями и содроганием дна, весь вспотел и уже тяжело дышал.

– Так, первые тонны поступили на «Краб».

– Раскручивай.

– Есть.

Прошло еще несколько минут, после чего первая руда достигла борта подлодки, и Игорь немного выдохнул.

– Дальше все делает Лада, я только контролирую.

Они оба сняли шлемы тренажера и переглянулись.

– Для начала неплохо, что скажешь?

– Скажу, что у тебя будут напряженные дни, когда бурение будет происходить. И потом.

– Да, – Игорь почесал в затылке, – потом самое неприятное. Подлодка с тысячами тонн руды на борту, неповоротливая, как беременная моржиха, будет идти домой, надо тянуть еще гораздо большую баржу, а на хвосте враги, которые пытаются уничтожить.

– Ты где беременную моржиху-то видел? Их на планете не осталось.

– В зоопарке видел. Там несколько семей сохранились, и теперь пытаются возродить вид.

– Что я могу сказать, – Эмиль посмотрел на часы, – для первого раза неплохо. Смотри, держи себя в руках, все-таки не на базе, где можешь со спокойной душой саморазрушаться.

– Так точно, товарищ офицер по безопасности, буду разрушаться с неспокойной душой.

– У тебя девушка есть?, – неожиданно сменил тему Эмиль. Я про настоящую девушку, а не твой виртуальный гарем или девок на базе.

– Ну как, – смутился Игорь, – а что?

– Ты что-то стал вопросом на вопрос отвечать часто.

– Нет у меня девушки. Была, но… Я, в общем, пока не готов.

Эмиль фыркнул.

– Еще бы. Смотри у меня, не хватало мне еще тут виртуально зависимых. И так, эту заразу еле обуздали, и ты тут еще. Показывался Семену?

– Слушай, – начал возмущаться Игорь, – только не надо из меня какого-то торчка делать. Я все понимаю, и нам в школе этой ерундой промыли мозги. Виртуальная реальность очень коварна и затягивает. Вроде, ты только там делаешь что-то полезное или занимаешься тем, что тебе интересно. Постепенно, тебе все больше там нравится. Ведь, реальная жизнь так скучна, особенно, если под землей живешь. Грязь, сырость, безнадега. А тут есть и модули готовые, есть и подсознание. Не надо меня учить, я не маленький мальчик.

– Хорошо, – после продолжительного молчания откликнулся Эмиль. Пока мы в пути, осмотри с Андреем все системы, которые касаются тебя. И бурильщика, и цистерны, и шланги, и датчики еще раз все проверь. Не хватало еще, чтобы в самый ответственный момент что-то по глупости или недосмотру сломалось.

– Так точно. А где мы сейчас? Лада?, – Игорь крикнул куда-то вверх.

Томный женский голос раздался из ближайшего динамика.

– Подлодка приближается к острову Хоккайдо на малой скорости.

– Чего ползем-то?, – но вопрос улетел в пустоту, потому, что Эмиль уже вышел с мостика.

– Да, это мы так небыстро поберемся, – пробормотал он про себя. Лада, скажи, а на борту бабы есть?

– Нет, – женский голос мягко и с удивленными интонациями ответил, – не подлодке женщин нет. Это запрещено уставом боевых рейдов.

– Да знаю я, знаю… Ладно, Лада, где Андрей?

– Офицер по бортовым системам сейчас находится в отсеке систем жизнеобеспечения.

На ближайшем экране появилась картинка, где Андрей наполовину залез под какие-то провода, а Юнга стоял рядом и подавал какие-то ключи.

– Надо же, неужели на самом деле, работают все, кроме меня…, – пробормотал Игорь.

– Судя по прогрессу, офицеру по бортовым системам работы примерно на полчаса.

– Хм… Ну ладно, чем бы заняться…

Он вышел в кают-компанию. Там тоже никого не обнаружилось, и Игорь разочарованно сел с чашкой кофе.

– Лада, покажи капитанский мостик.

На экране появилось изображение. На мостике не было никого, кроме Томаса, который сидел в своем кресле и смотрел на экраны.

– Ясно все, – Игорь отхлебнул кофе и прикрыл глаза. Надо еще раз почитать про этот вулкан, и какие металлы там могут залегать, потому, что у каждого своя специфика и особенности, а эффективность работы геолога всегда по возращению оценивает специальная комиссия.

Так Игорь просидел несколько минут наедине с мыслями, а когда открыл глаза, то взгляд непроизвольно опять упал на экран с капитаном.

Положение его тела совсем не изменилось. Томас сидел в той же позе и смотрел так же вперед.

– Лада, у нас проблема с экраном?

– Неполадок с экраном не обнаружено, – озадаченно донесся голос из динамиков.

– Ну как же, картинка не двигается, зависла. Сгорел экран, что ли?

–Неполадок с экраном не обнаружено.

Игорь присел на краешек стола и внимательно всмотрелся.

Нет, положение капитана не поменялось. Левая рука немного сползла с подлокотника, а голова немного приподнята и повернута направо.

– Что за…

Игорь мог поклясться, что с первого момента капитан ни разу не моргнул.

– Его удар, что ли хватил…

– Все жизненные показатели капитана Томаса в номер. Пульс семьдесят…

– Да-да, помолчи…

Игорь не отрываясь смотрел на экран. Капитан сидел в той же позе. Когда геолог уже хотел броситься на мостик, какой-то огонек загорелся справа от Томаса, он моргнул и посмотрел на новую информацию.

Игорь выдохнул.

– Спал, что ли, с открытыми глазами. Первый раз вижу такое.

– Офицер по бортовым системам закончил работу.

– А?.. Да, спасибо.

Дойдя до нужного отсека, Андрея уже там не было.

– Куда же ты делся, а…, – пробормотал растеряно Игорь.

– Я наверху, трубы проверяю.

Игорь задрал голову и увидел того, сидящего в неудобной позе на каком-то выступе и смотрящий на какие-то мигающие датчики.

– Слезай, Андрей, нам надо все мое хозяйство проверить.

– Да?, – он легко спрыгнул. Ну, пошли.

Следующие несколько часов они облазили сами, а куда не могли, посылали Юнгу. Провели осмотр, опрессовку, прозвонили все электрические цепи, проверили все электронные мозги систем, датчики и прочее. Запустили систему проверки «Крота», осмотрели узлы и сочленения. Кое-какие неполадки они обнаружили и оперативно исправили.

Через несколько часов они сидели рядом на полу, и пили кофе.

– Хорошо поработали, – сипло сказал Игорь.

– Угу.

– Смотри-ка, а при выходе в море по документам у нас все оборудование исправно. Вот уроды.

– Да не. Невозможно проверить каждый узел, проверка опирается на проверки других людей, а те – на третьих. Но между первыми и вторыми, и вторыми и третьими соответственно, проходит большое время, а узлы переносят грузчики, ходят люди. Дай, думает такой человек, лежит на складе какая-то бочка, встану я на нее, чтобы под потолком повесить датчик загазованности или радиации. Сделал свое дело, а в бочке пошла микродеформация, которая со временем, даже если ничего больше с ней не делают, развивается. Вот так и получается – по документам все исправно, все и должно быть исправно на самом деле, а потом мы находим поломку. И виноватых нет.

– Виноватых всегда можно найти.

– Можно. Если все время будем тратить на то, чтобы найти человека, который ударился ногой о бочку или наступил на шланг. Полностью исключить поломок нельзя, можно только максимально снизить уровень вероятностей их.

– Да, я понял. Только лекции не надо мне читать по теории управления и отказов. И так голова болит. Кстати, – вспомнил Игорь, – перед тем, как пришел к тебе, смотрел на капитанский мостик, так, представь, там Томас спал с открытыми глазами. Несколько минут сидел абсолютно без движения, я даже испугался, что у него инсульт.

– Спал с открытыми глазами? – недоверчиво протянул Андрей. Ты шутишь?

– Нет. Натурально спал, даже не моргнул ни разу.

– А я точно знаю, что он храпит, как пароход. И спит, как все нормальные люди.

– Так что это было?

– Не знаю, это же ты мне рассказываешь. Может, задумался, может, еще что-то. Ладно, я в душ, а ты сиди тут, если хочешь.

Андрей, тяжело поднялся на ноги и поднес к глазам грязные руки.

– Сейчас отмываться долго…, – он выругался и ушел.

Игорь остался сидеть.

«Как интересно, – думал он, – значит, капитан спит нормально. А что же это было…»

Вдруг послышался скрежет корпуса и будто какой-то глухой удар.

Игорь медленно поднялся.

– Лада, это что такое было?

На экранах возникли лица экипажа, который тоже захотел побыстрее узнать ответ на этот вопрос.

– Причина деформации не установлена, – произнес женский голос.

– Какова величина деформации?

– В пределах нормы. Не увеличивается.

– Дмитрий, ты где? – повелительно позвал капитан.

Высветилось крупнее лицо щуплого паренька со светлыми волосами.

– Здесь, товарищ капитан.

– Выпускай своих жуков на корпус, пусть обследуют. Быстро.

– Есть, – и исчез.

– Скорее всего, ничего страшного, – подал голос старпом, – перешли из холодного в теплое течение. Разные плотности среды, вот и скрипнули.

– Я тоже так думаю. Но пусть обследует.

– Жуки на корпусе, – откуда-то послышался голос Дмитрия.

– Лада, снизить ход до самого малого. А то, против течения они будут ползти неделю.

– Принято, капитан.

Все молчали, из разных отсеков смотрели на экраны и ждали информации от оператора дронов.

– Так, капитан, вижу небольшую вмятину, будто от удара. Круглая, диаметром около двух метров. Глубина сантиметра четыре.

– Да, вижу. Что же это могло быть… Обо что-то ударились по касательной, похоже. Понятно, считай, пронесло. Так, запрограммируй своих жуков, Дмитрий, когда в следующий раз поднимемся повыше, чтоб приступили к починке.

– Понял.

– Всем возвращаться к своим обязанностям, – и отключился.

«Хороший этот Томас, – подумал Игорь, – все четко и по делу. Тогда он просто задумался, а я сразу какие-то тайны ищу».

Он отправился в душ, откуда вышел уже практически стерильно чистый, и решил немного поспать. Он устал настолько, что рука даже не потянулась к личному шлему виртуальной реальности, а сразу к одеялу.

На сегодня – точно все, – решил он твердо, и был готов уже провалиться в темноту, как раздался резкий звук сирены и зажегся красный свет.

– Боевая тревога! Внимание! Боевая тревога! Все занять свои места! Боевая тревога!

Ну вот и поспал, – недовольно подумал Игорь, пока прыгал на одной ноги и пытался надеть штаны.

Хотя он и не являлся военным моряком, по инструкции во время боевых тревог обязан был находиться на капитанском мостике и выполнять функции оператора внешних систем.

Прибежав на место, он обратился к старпому:

– Что у нас? Обнаружили?

– Да, как минимум одна подлодка-акула на хвосте. Может, еще есть, пока сигналы нечеткие. И пара подводных дронов. Проворные, суки, смотри.

Он показал на один из мониторов, где в центре неторопливо двигалась большая желтая точка, обозначающая их, сзади, не так далеко, приближалась неумолимо вторая, а по бокам сопровождали два штришка, боевые дроны.

Капитан сидел в центре.

– Лада, поднять ход до полного.

– Есть, капитан.

– Что мы сейчас делаем? – шепотом спросил Игорь у Артема Викторовича.

– Пытаемся проверить, они действительно нацелились на нас, – отозвался старпом. Потопить, то есть, или это какие-то случайные граждане.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное