Виктор Громов.

Океан



скачать книгу бесплатно


Глава 1.


Игорь сидел со скучающим видом и наблюдал за тем, как грузчики-операторы внутри дорогущих экзоскелетов переносили внутрь подлодки грузы. Не понятно почему, но он всегда любил глазеть за этим, как корабль готовится к отходу, как люди деловито снуют по причалам и складам, как загружают такие припасы и аппаратуру, о которой он и не догадывался. Мысленно он переносился на несколько веков назад в какую-то Португалию или Кастилию. Конечно, в то время ни о каких подлодках речь не шла, а были только теплые ламповые каравеллы, но смысл человеческой деятельности не меняется. Да, тогда грузы носили живые люди на своих спинах, а сейчас – высокотехнологичные комплексы, где оператор находился внутри. Их по старинке называли экзоскелеты или погрузчики, но прямого отношения, конечно, ни к тем, ни к другим эти машины отношение не имели.

Все пространство подземной базы, спрятанной глубоко под горой, было наполнено лязгом железа и скрежетом каких-то механизмов, и, несмотря на отлично работающую систему принудительной подачи воздуха, стоял постоянный запах топлива и чего-то горелого.

Рассказывали, что при постройке этой базы много лет назад, случился в одной шахте большой пожар, естественно, из-за человеческого фактора, под которым, как всегда, подразумевались расхлябанность и нарушения технологического процесса строительства, и погибло много рабочих. Очень много. Конечно, обычным людям об этом ничего не сказали, а журналистским бонзам пригрозили, что если хоть малейшая утечка произойдет в Сеть, то все очень плохо закончится и для них самих и для рядовых искателей сенсаций.

Так Россия ничего и не узнала, а родным, по старой советской традиции, были посланы похоронки, в которых было написано, что их близкие погибли на посту смертью храбрых, а чтобы семьи не слишком возмущались и не начинали копать, что и как, им закрыли рты небольшими единоразовыми денежными выплатами. Поскольку, рабочие были из разных регионов, история благополучно была похоронена.

Когда Игорь впервые сюда попал, то просто не мог поверить, что такое создали у нас. Это не просто циклопическое сооружение, это не просто очередной подземный город, а целая подземная область, куда входили база подводных лодок, жилые поселки, атомные электростанции, разные заводы и прочее. Конечно, он и раньше видел подземные города, да что там говорить, постепенно все население России постепенно зарывалось вглубь, и только один Урал чего стоил, но таких масштабов…Да…

С другой стороны, почему нет? Здесь земли до сих пор оставались дикие, главное, не подбираться близко к вулканам, и все будет хорошо. Да и враг, насколько бы он ни был силен, даже если знает, что здесь находится, у него, скорее всего, не хватит столько сил, чтобы пробить такую толщу горной породы и достать до базы. Уж что-что, а закладывать коэффициенты запаса и готовиться даже к самым невероятным ситуациям у нас всегда умели.

К нему пробирался по лабиринту из ящиков, баллонов и каких-то железок Эмиль, с явно недобрыми намерениями.

Игорь хотел уже ускользнуть, и даже уже приготовился дать деру и, петляя, трусливо сбежать, но тот уже его заметил.

Эмиль подошел и, настороженно поглядывая на Игоря, что-то начал набирать на электронном устройстве, интегрированном в левую руку.

– Ого, у ты как-то получил от министерства новую игрушку? Дашь поиграться?

– Ты почему инструктаж не прошел? Инструктажи, вернее.

Игорь состроил страдальческую гримасу.

– Слушай, ну зачем мне эти инструктажи? Я что, первый раз иду в море? Опять будут вопросы идиотские, какие-то новые регламенты и прочее. Почему не поставить все автоматически?

– Ты понимаешь, порядок есть порядок. А на флоте тем более. Если каждый будет ерунду какую творить, то…Не маленький, должен понимать, что не просто так инструкции написаны, а выстраданы они кровью…Например, какой-то оболтус вроде тебя лет двести назад нажал просто так, из хулиганства на клапан, и все, корабль на дне. Надо все до автоматизма довести, чтобы в случае…Чего ржешь-то?

– Извини, просто представил, как тащмаёр своим унылым голосом опять мне все рассказывает, про устройство подлодки, тип реактора, про «Краба». Мне, геологу, морскому геологу! Да я сам его проектировал, а он мне рассказывает его принцип действия!

– Вот прям уж сам?, – Эмиль на секунду отвлекся от своей новой игрушки и посмотрел на Игоря.

– Ну, не прям сам. Так, внес свой вклад.

– Вклад? Пропустил вперед в двери человека, который нес бумагу для утверждения начала разработок опытного образца робота-станка, который потом создал «Краб»?

– Ты так говоришь, будто это не считается вкладом. Обидны твои слова.

– Ладно, нечего тут разговоры разговаривать. Я, как офицер по безопасности подводной лодки ДК-18 отдаю тебе приказ пройти до конца дня сегодня все инструктажи и сдать нормативы. С тебя особый спрос, ты не военный моряк.

В ответ Игорь выпустил газы.

– Ты знаешь, офицер по безопасности, почему у тебя нет друзей?

Тот растянул губы в улыбке:

– Ну-ка, просвети.

– Ты зануда. Ты хочешь, чтобы я остаток дня потратил на эту ерунду? Ты зануда, так и знай. А зануд девушки не любят.

– Я был женат.

– Ну вот видишь. От тебя даже жены уходят.

Тот нервно сглотнул и повернулся.

– Хорошо, я скажу главному инспектору, что ты считаешь его работу бесполезной.

Крутанулся на пятках и зашагал прочь. Игорь изменился в лице.

– Не-не-не, даже не думай! Я пошутил, ты не зануда, тебя девушки любят! Извини, погорячился!

Но Эмиль уже был далеко.

Делать было нечего. Игорь посидел немного, и поплелся сдавать нормативы по профпригодности.

Вечером, когда закончилось построение и все торжественные церемонии перед боевым походом были закончены, к Игорю опять подошел Эмиль. На этот раз он улыбался с какой-то хитринкой.

– Ну что, натянул тебя тащмаёр?

Игорь поморщился.

– Не вспоминай. Оказывается, на этой подлодке новый реактор какой-то. Пришлось выучить его. Теперь с закрытыми глазами могу починить.

– Ну, если у нас сломается все на подлодке и реактор придется чинить голыми руками, я порекомендую тебя.

– Вот ты мой хороший! Всегда знал, что ты настоящий друг. А от офицера по безопасности слышать, что все сломается на подлодке – очень внушает оптимизм.

Эмиль усмехнулся.

– Ты на этой подлодке уже ходил в походы?

Игорь обернулся на громаду, которая сливалась с тьмой пещеры, и если бы не рои летающих дронов, то была бы совсем невидимая.

– Не-а. Ну, это стандартная же модель? Я на ДК-9 и 17 ходил.

– Практически. С капитаном и экипажем ты знаком?

– Нет. А что, не знакомые?

– Ну, я же не знаю, с кем ты познакомился во время своих пьянок. Капитан Томас, Юрий Юрьевич. Ну и экипаж, десять, кажется, человек.

– А чего у него какая-то яркая родословная с такой фамилией? Только не говори, что он какой-то князь в тридцатом поколении.

– Не интересовался. Сейчас он закончит, подойдем, представлю тебя.

– А для такой громадины, – Игорь махнул рукой в сторону подлодки, – десять человек экипажа хватит?

– Ты же говорил, что десятерых стоишь, – улыбнулся Эмиль. Хватит, не волнуйся. Ну, и Юнга.

– Последней модели, надеюсь?

– Новеший. Ты, главное, не мучай его своими логическими загадками. Еще сгорит, и мы без Юнги останемся посреди рейда.

– Слушай, ты мне все удовольствие убиваешь. Что я буду делать все время? Сколько нам плыть?

– Это не ко мне вопрос, я знаю ровно столько же, сколько и ты.

– С кем он там говорит-то так долго? Кто этот в шляпе?

Эмиль присмотрелся.

– Не знаю. Суровый какой-то мужик. Из штаба, наверное.

– Ты мне скажи, – Игорь крутанулся на каблуках, – а почему до сих пор роботов не используют в качестве погрузчиков?

– Ну, – Эмиль закатил глаза, – много причин. Основная – консерватизм. Люди боятся, кто рядом огромные штуки ходят или ездят, которые сами что-то решают, какие-то логические цепочки. Вот идет такой большой робот, несет какой-то генератор или бочку с топливом. И если у человека есть какой-то встроенный запрет, табу на то, чтобы сбросить на тебя груз и убить, то у робота…Кто знает, что ему в голову придет? Мы до сих пор не знаем точно, как работает мозг человека, а ты хочешь довериться мозгу робота?

– Так законом же не запрещено, неужели, никто не пробует?

Эмиль внимательно посмотрел на него и хмыкнул.

– Может и пробует, кто знает. Только, и так ресурсов мало, людям бы для нормальной жизни оставалось, а тут с роботами.

Они замолчали, и смотрели на капитана, инструкции которому, похоже, и не думали прекращаться.

– Не знаешь, куда мы идем? Поход, в смысле.

Эмиль фыркнул.

– Если до похода все будут знать о цели, то какая тут секретность? Да и капитан сам не знает, пакеты вскроем уже в море.

– Навряд ли это у нас где-то. В Охотском море все выбрали, что могли. Можно, конечно, бурить и ставить там серьезную станцию, но американцы тут же ее засекут и уничтожат. Думаю, куда-то подальше.

– Скорее всего. О, все, закончили! Ты подтянись немного, а то на местного бомжа похож.

Медленно и твердо к ним приблизился капитан Томас.

– Здравия желаю, товарищ капитан.

Тот медленно и с недоверием осмотрел с ног до головы Игоря.

– Это ты, что ли, наш геолог?

– Так точно!

– А почему на бомжа похож?

– Виноват. Только вернулся из рейда, не успел привести себя в порядок.

– Да? А человека, похожего на тебя, я тут замечаю уже с месяц.

Эмиль дернулся, но сумел сдержать хохот.

– Похожий кто-то, думаю.

– Ладно. Что делать знаешь?

– Знаю. Плывем в разведанный пункт, стараемся не попасться американским подлодкам, там выпускаем «Краб», добываем столько редких металлов, сколько сможем, забиваем подлодку и плывем домой. Стараемся не погибнуть.

– В целом, все правильно. На вулкане когда-нибудь работал?

Игорь сглотнул.

– Только на тренажере.

– Хм, плохо…

– Ну, по всей России, насколько я знаю, всего три случая добычи прямо из вулкана. Два успешных.

– «Краб» и технологию хорошо знаешь? Лучше, чем выглядишь?

– Так точно. Знаю.

– Хорошо, если что Лада тебе поможет. Ты, – он повернулся к Эмилю, – проведи экскурсию новичку, познакомь со всеми.

– Есть.

Внутри оказалось непривычно чисто. Подлодка оказалась действительно новой, только со стапелей.

– Вы ее так назвали?

– Кого?

– ЦВС.

– Ну да, Лада, хорошее русское имя. Ладно, смотри, тут каюта твоя. Еще не все на борту, обживайся пока, вещи принеси. Вечером выходим в море.


Глава 2.


В тот же вечер громадная подводная лодка, подрагивая, медленно ползла по основному каналу в море. Выход был пробит в толще породы, ниже уровня моря, поэтому корабль уже двигался в соленой воде, аккуратно подруливая направляющими водометными двигателями.

В принципе, эта работа считалась довольно простой, и ее можно было поручить ЦВС, но морские традиции требовали, чтобы лично стоял за штурвалом капитан. В этом было и сугубо прозаическая причина. Часто из-за всех событий в последние годы, нервы высших офицеров, боевых офицеров во время походов были настолько на пределе, что в самый ответственный момент они срывались. А руководство тысячами тонн металла и композита при выводе в море делало последнюю проверку, в себе ли капитан, а если нет, то вернуться обратно.

Поскольку, работа Игоря начиналась только по прибытии на место, то весь путь туда и обратно он обычно со спокойной совестью бездельничал или спал, но даже сейчас сидел в кают-компании с двумя новыми знакомыми и смотрел на экранах, как они двигаются вперед.

Николай Иванович, офицер по ядерному реактору и Семен, молодой, но уже опытный врач, с механической рукой.

– Смотри-ка, от краев тоннеля до корпуса подлодки не больше десяти сантиметров. А он все вручную делает, без приборов.

– Ну, подстраховка работает, наверное. Предотвращение аварийного столкновения.

– Да, кажись, нет. Лада, подстраховка работает?

Из динамика раздался женский голос.

– В данный момент подстраховка отключена.

Николай Иванович посмотрел важно на молодых товарищей.

– О, как, наш капитан. Ничего не боится.

– Как бы от его лихачества худа не было. Чуть дрогнет рука, врежемся в скалу и перегородим выход из базы.

– Есть же еще резервный выход в море. А вообще да, рисковый он мужик. Я бы не посмел такого гиганта вручную вести через такой узкий ход.

Доктор взял механической рукой со стола банан и начал его очищать. Заметил пристальный взгляд Игоря и повернулся к геологу:

– Чего? Я твой банан взял?

– Нет, – он смущенно отвел глаза, – просто никогда так близко эту всю биомеханику. Знал, конечно, что она есть, но так не видел. Это как с неграми, знаешь. Умом понимаешь, что в мире есть черные люди, ну насчет Африки не знаю, есть ли они еще там, но в США точно. Знаешь, почему они черные. Но когда вблизи видишь, очень интересно, начинаешь разглядывать.

Семен хохотнул.

– А теперь представь, каково врачу с рукой такой? Ничего, привык, могу теперь фокусы показывать и операции проводить на мозге.

– И как, нервные окончания есть? Чувствуешь?

– Чувствую, но не так, как своей рукой. Другие ощущения, но привыкнуть можно.

Он достал монетку из кармана, и сначала с ней сделал ловкий трюк своей рукой, потом механической.

– А почему ее поставил? Сам захотел или травма?

– Травма.

– А на чем работает? Я не очень в теме, есть же разные виды.

– Тут, – он показал чуть выше металлического локтя, – батарейка есть. С радиоактивным изотопом никеля. Гарантийный срок работы – полвека. Так заявляют, по крайней мере.

– Николай Иванович, – окликнул Игорь внимательно следившего за экранами офицера, – а это вообще неопасно? Ну, радиация, в смысле, без особой защиты. А если, не знаю…Рука каким-то образом будет разрушена…Что тогда? Поясни, как специалист.

– Что тогда – тогда, если будешь стоять рядом, облучишься и умрешь. А может, и не умрешь, тут уже надо смотреть. Но больным останешься точно на всю жизнь. Достаточный ответ?

– Очень профессиональный главное.

–Ну, так мне платят за то, что я слежу за реактором подлодки, а не отвечаю на твои вопросы. И платят не так много, между прочим. Спроси у Лады.

– Ой, не люблю я у ЦВС что-то спрашивать, – он откинулся на спинку кресла и вытянул ноги. Они или начинают мне читать энциклопедию, или задают сотню уточняющих вопросов, и ты плюешь на это дело.

– Сейчас будет главный поворот, смотри, – заметил Семен. Я прошлый раз был на меньшей подлодке, и то, командир не вписался и небольшая авария случилась. Исправлять пришлось уже в море, ремонтников внешних выпускали.

Все задержали дыхание. Скорость движения снизилась почти до нуля.

– Сейчас справа будет такой паскудный выступ скалы, – прошептал Семен. Давно его хотели срезать, но…

– Да знаю я, – ответил Игорь. Начальство, вроде, решило провести обследование, и выяснили, что тут магматические породы проходят близко, и от греха подальше лучше не трогать. Как проложили путь этот и не пробили в вулкане дыру со всеми вытекающими, невероятное везение.

Несколько минут было напряженное ожидание. Наконец, оно спало и все заулыбались.

Пронесло.

– Ну, теперь еще немного и океан.

– Смотри-ка, – Семен вызвал голограмму на столе, – у него пульс не поднялся выше семидесяти! Это даже не железные нервы, а алмазные! Он даже не вспотел!

– Ты шутишь?

– Смотри сам, – врач махнул голограмму в сторону.

– Невероятно. Слушай, он вообще нервничает?

– Не человек, скала!

Вскоре подложка вышла в открытое море и легла на курс.

– Интересно, сколько плыть?, – спросил между делом Игорь у офицера по вооружению Руслана, здоровяка, у которого было непонятно, его огромные мускулы были обусловлены генами родителей, постоянными тренировками или чем-то более интересным.

Тот пожал плечами.

– Вот, выйдем из территориальных вод, из-под прикрытия боевых дронов, там капитан соберет всех и вскроет конверт. Мое дело маленькое: чтобы баллистические ракеты с ядерными боеголовками, крылатые ракеты, ПВО и торпеды были готовы. Остальное меня не очень интересует.

– Ну, правильно, тебе лишь бы бахнуть кого-то. Желательно, ядерными ракетами.

Руслан безразлично кивнул.

– А почему нет? Кто-то же посылал смерть миров на врага, и даже успешно достигали цели. Командиры дадут приказ, я его выполню.

Подлодка медленно ползла под толщей воды, прячась под холодными течениями. Наверняка, американцы следили за выходом подлодки в море, используя какие-то сверхмощные радары или спутниковые системы, но это все легко обходилось. Подлодка двигалась на среднем ходу, постепенно уходя на глубину. Километр, потом два, потом три.

Наконец, когда достигли границ, где с Камчатки военные силы уже не могли прикрывать от врага, подлодка остановилась для того, чтобы возможные преследующие не могли проследить траекторию.

На экранах высветилось сообщение, что через час общий сбор в кают-компании.

– Ну вооот, – сидевший за столом и копошившийся с метабериллиевой сферой протянул Аркадий, связист и главный по ЦВС. Наконец, капитан нам скажет, куда идем и что будем делать.

– Что будем делать и ежу понятно, – тотчас откликнулся Игорь. Если на борту геолог и «Краб», то идем добывать редкие металлы. Наверное, нашли какое-то месторождение. Капитан мне, – он понизил голос, – спросил, работал ли я на вулкане.

– Ну и как, работал?

– Не-а. Почти никто не работал, это даже не работа высшего пилотажа. Это.., – он покрутил пальцем, – так сказать, настолько экзотика, настолько не рассматриваемо даже. Экстраординарно, в общем. Я тут набросал пару десятков вулканов по всему Тихому океану. Желательно, конечно, не сильно нам приближаться к Америке, а то нам быстро там найдут и уничтожат.

– Интересно, – без всякого энтузиазма откликнулся тот.

– А ты что делаешь?

– Ты на самом деле интересуешься или просто тебе скучно и хочешь кого-то достать?

– А тебе не все равно?

– Действительно, – пробормотал тот. Что такое метабериллий ты, наверное, знаешь не хуже меня. Да, это искусственный материал, не совсем твой профиль, но все-таки.

Игорь кивнул.

– Ну? так вот. Сам знаешь, что искусственный интеллект пытались создать десятилетиями. Даже, – Аркадий усмехнулся, – древние греки пытались делать механических людей, всяких шагающих львов, шестеренки и все дела. Но это, конечно, немного не то. Потом, уже ближе к нам, к нашему времени, создавали очень сложные машины. Механические мальчики, которые писали стихи или играли на музыкальных инструментах. Для своего времени это было невероятно сложно, но, как и у греков – это всего ли машины. Очень хитрые, тщательные, остроумные, но механизм. Самостоятельность, анализ, абстрактное мышление, логические выводы так и остались недостижимым. Вернее, я не правильно выразился, к этому даже не знали, как подступиться. Есть задача, но как ее как даже начать анализировать ее непонятно. Ведь что такое мозг? Это просто миллиарды нейтронов? Вон, зоологи и генетики создавали гигантские количества нейтронов, которые плавали в специальной жидкости. Тут я, может, где-то совру, потому, что не специалист.

– Ничего, мы же не на конференции, а так, простой треп в ожидании общего сбора.

– Угу. Ну, создавали мозг мыши. Физически это мозг, всякие нейроны, сети, еще какая-то ерунда. Ничем не отличается от мозга настоящей мыши. Всеми способами обследовали, отличий нет. Но сознание не зарождалось.

– Правильно, что они хотели. Как может зародиться сознание в голом мозгу, который плавает в какой-то моче? Надо какие-то внешние раздражители, наверное, нервы.

– Это да, несомненно, но проблема глубже. Вот у ребенка в утробе матери раздражителей не так много, плавает он себе в околоплодной жидкости. Слышит, конечно, какие-то звуки, настроение матери, но этого же немного, но мозг развивается быстро и определенное сознание есть. Так вот, пошли дальше. Взяли одну мышь, максимально аккуратно и тщательно извлекли из нее головной и спинной мозг, и заменили его искусственным.

– Как это, интересно, они хотели, чтобы нервы приспособились к новым условиям?

– А помнишь, тогда было повальное увлечение стволовыми клетками и нанороботами? Все уверенно говорили, что синергия искусственного и естественного даст великолепные результаты, взаимодополнят друг друга.

– Слышал что-то. Рассказывали на уроках истории. Как так называемые эксперты с пеной у рта пересказывали друг другу одни и те же байки, говорили, что результаты налицо, и тут никаких сомнений нет, а потом, когда другие результаты опровергли первые, так же, с таким уверенным видом друг другу и людям рассказывали, что тут и дураку понятно, и они с самого начала утверждали, что это тупик. Мне всегда этот момент нравился.

– Ага, мне тоже, – Аркадий улыбнулся. Так вот, это тоже не получилось. Конечно, нервы действовали, сигналы проходили, нейроны тоже работали. Но…Мозг так и не заработал. Ни нового сознания, ни старого, ни даже простейших физиологических процессов. Лучше тебе об этом Семен расскажет.

– Да, я знаю всю предысторию. В целом. Давай к мету.

– А что к мету, – Аркадий покрутил зеленоватый шар пальцами. Потом открыли, совершенно случайно, синтезировали метабериллий или мет. Сначала думали, что это новый изотоп или как это называется…ммм…Не анизотропия, а…Аллотропия, что ли…Черт, слово вылетело из головы…Не помню, в общем, думали, шлак какой-то.

– А потом поняли, что не так.

– Конечно, потом создали красивый миф, как с «Эврикой», что сразу ученые поняли, что и как использовать. Я вот специально копался в этой истории, там почти все закрыто, понятное дело. Да и чтобы врагам технология не досталась, хотя, уже выкрали ее давно и собственные эксперименты ставят. Я так думаю, по крайней мере. В общем…В каком-то смысле, это может заменить мозг. Как-то. Там кристаллические связи создают структуру, очень похожие на нейроны и синапсы. Это, очень условно, как мозг, только из металла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7