Виктор Еремин.

О Марусе Климовой и другие истории из мира интриг и интриганов



скачать книгу бесплатно

Смерть Альфонсо чрезвычайно встревожила Леонору и её потомство. Все они бежали из столицы: трое старших сыновей – граф Энрике Трастамарский, магистр ордена Сантьяго Фадрик и граф Тельо Кастньеда[8]8
  В тот год близнецам Энрике и Фадрику исполнилось по восемнадцать лет, а Тельо – тринадцать лет.


[Закрыть]
в замки, дарованные им в вотчину отцом, а Леонора с младшими детьми в замок Медина-Седония. Однако король Педро I бездействовал. Казалось, что враги матери его не интересуют. Тогда сыновья Леоноры решили показать свою лояльность новой власти и принести сводному брату-королю вассальную присягу.

Едва они присягнули, как Леонору объявили государственной преступницей и заточили в замке Кармоны близ Севильи. Схватили и Фадрика с Тельо. Только Энрике, покрыв лицо кожаной маской, сумел бежать из страны в темноте ночи.

И вновь в Кастилии наступила тревожная тишина. Её прервала внезапная болезнь короля. Врачи предупредили, что Педро лежит на смертном одре. Вдовствующая королева Мария в тоске металась по мрачным коридорам дворца, а Леонора и её дети радовались предстоящему избавлению от напасти. Правда, у Марии объявились сразу два жениха – оба с правами на кастильский престол. Это были двоюродный брат больного короля гранд Фернандо Арагонский и дальний родственник королевского семейства Хуан Нуньес де Лара, сеньор Бискайи.

К огорчению интриганов Педро справился с болезнью и пошёл на поправку. Мать не стала скрывать от сына предательство, которое творилось в замке, пока он в беспамятстве метался по постели. И наступило время возмездия.

Не прошло и десяти дней, как в королевском дворце внезапно умерли Хуан Нуньес де Лара и приехавший с ним племянник – он же тесть графа Энрике Трастамарского. Было объявлено, что оба страдали тяжкой болезнью, но никто не сомневался, что грандов убили.

Затем Педро I, королева Мария в обществе возведенного в канцлеры Альбукерке, прихватив с собою пленную Леонору, отправились в поездку по стране, чтобы продемонстрировать народу выздоровевшего короля. По пути они заехали в замок, где томились Фадрик и Тельо, и Леоноре разрешили повидаться со старшим сыном. Женщина пожаловалась Фадрику, что её терзают дурные предчувствия. С тем они и расстались.


Леонора де Гусман прощается с сыном Фадриком. Художник А.А. Ботелла


Когда кавалькада проезжала мимо Талаверы – личного замка королевы Марии, она повелела оставить Леонору там. Через день в замок прибыл королевский вестник со смертным приговором. Бывшую фаворитку вытащили за волосы из постели и закололи, пронзив горло кинжалом.

Тем временем Педро I приказал привезти к нему Тельо.

Когда юношу подвели к повелителю, тот спросил:

– Дон Тельо, знаете ли вы, что ваша мать мертва?

– Сеньор, – со страхом в голосе ответил бедняга, – у меня нет ни отца, ни матери, кроме вашей милости.

И король смилостивился, не стал убивать мальчика.

Пока Педро I и королева Мария путешествовали по Кастилии, Фадрик успел скрыться за границей и присоединился к Энрике. Владения обоих беглецов и владения Леоноры по приказу короля конфисковали в пользу государственной казны.

Затем пришла очередь семьи де Лара и её приверженцев. В Бургосе королевское войско устроило резню. Из членов фамилии удалось спасти только трёхлетнего мальчика, который вскоре после бегства умер на чужбине. Владения семейства тоже конфисковали.

* * *

Как ни странно, жестокость Педро I стала всё больше и больше беспокоить Альбукерке. Он посоветовал королеве Марии смягчить сердце сына, женив его на достойной девушке. Выбор королевы пал на принцессу Бланку Бурбонскую из французской королевской династии Капетингов. Одновременно канцлер решил покрепче привязать к себе молодого короля. В доме его воспитывалась бедная дворяночка-сиротка по имени Мария де Падилья. Её-то и задумал Альбукерке сделать любовницей Педро I.

Однажды во время охоты молодому человеку как бы ненароком показали милую скромницу. В тот же вечер Марию представили королю официально. Это была взаимная любовь с первого взгляда. Через девять месяцев Падилья родила дочь Беатрис.

В день рождения девочки Альбукерке завершил переговоры о бракосочетании короля Педро с принцессой Бланкой. Но когда довольный канцлер потирал руки при мысли о щедром приданом, которое давали за невестой, Мария де Падилья уже вступила в заговор против своего опекуна, составленный сыновьями несчастной Леоноры де Гусман. Поддержали королевскую любовницу и её дядя, и особенно два её старших брата.

Благодаря интригам семейства де Падилья Педро I не явился на встречу со своей только-только приехавшей из Франции невестой Бланкой. Приветствовал девушку лишь один обескураженный канцлер. Подобная неучтивость могла оскорбить короля Франции Иоанна II Доброго, что по нравам тех времен попахивало кровопролитной войной. Альбукерке стоило больших усилий убедить сопровождавших невесту вельмож в случайности такой неучтивости.

3 июня 1353 г. свадьба всё же состоялась, праздновали её в Вальядолиде. Разделить с женой брачное ложе король отказался. Через день, никому не сказав ни слова, он умчался к любовнице в Толедо. Навсегда. При этом Альбукерке был лишён всех постов. Опальный гранд вынужден был уехать в Португалию. Следом Педро выслал к нему и свою мать – королеву Марию. С лета 1353 г. король стал править самостоятельно.

Вскоре Педро I решил уничтожить Альбукерке. Он обратился к королю Португалии с предложением выдать беглеца. А в самой Кастилии начал разорять владения недавнего канцлера и покровителя. Португальский король Афонсу IV отказал соседу, а обиженная королева Мария стала чинить козни против неблагодарного сына.

* * *

Тем временем началась новая любовная история. Продолжая сожительствовать с Марией де Падилья, Педро I воспылал страстью к красавице-вдове Хуане де Кастро, двоюродной племяннице убитой по его приказу Леоноры де Гусман. Хуана твёрдо отказалась быть любовницей короля. И тогда Педро решил жениться на ней, предварительно получив развод с Бланкой. Король обратился в церковный суд и обвинил супругу в том, что до замужества она прелюбодействовала с его сводным братом Фрадриком. Запуганное монархом следствие подтвердило этот факт. Развод был получен, и в 1354 г. Педро принудил Хуану стать его женой.

В течение нескольких ночей удовлетворив свои плотские желания, король подарил супруге большой участок земли в Кастилии и навсегда прогнал её прочь. Женщина так и умерла в ссылке, двадцать долгих лет лишь на словах оставаясь королевой. Педро предпочёл вернуться к Марии де Падилья.


Мария де Падилья и Педро I. Гравюра XIX в.


Тем временем бастарды братья-близнецы Энрике и Фадрик вступили в сговор с Абулькерке, намереваясь отстранить Педро I от престола. К заговору против собственного сына примкнула королева Мария. Её отец король Португалии Афонсу IV дал молчаливое согласие на переворот в соседнем королевстве.

Вскоре после этого в Кастилии началось восстание бастардов в поддержку королевы Бланки. И это при том, что бедняжка оставалась пленницей короля Педро. Бастардов и Альбукерке поддержало большинство кастильских грандов. Поддержал их и простой народ. В Толедо восставшие освободили томившуюся в местной крепости Бланку, и она стала их королевой.

В разгар побед неожиданно умер Альбукерке, принявший на ночь средство от кашля, которое прописал ему генуэзский врач. Сразу после кончины больного врач этот уехал к Педро I и получил от короля солидное вознаграждение. Неспроста умиравший гранд завещал носить его гроб впереди воинства до тех пор, пока не будет свергнут и убит Педро I. Воля покойного исполнялась неукоснительно в течение всего времени противостояния.

Неудачи короля были столь тяжкими, что пришёл час, когда у него осталось только 600 алебардщиков. И тогда Педро I предложил врагам закончить смертоубийство миром. Когда король явился для переговоров, его захватили в плен. Бастарды торжествовали. Дело заканчивалось тем, что вожди восставших получили основные государственные должности в Кастилии, им должны были выплатить огромную компенсацию за потерянные доходы. Убить помазанника Божия заговорщики не решились.

Однако торжествовали победители не долго. Финансами Кастилии заведовал старый еврей Самуэль эль Леви. Ему удалось скрыть от восставших значительную часть государственной казны. На эти деньги он набрал в Бургосе[9]9
  Во времена Педро I у Кастилии имелись две столицы: старая столица Бургос и новая столица Толедо. Сами кастильцы говорили, что Бургос – столица Старой Кастилии, а Толедо – столица Молодой Кастилии.


[Закрыть]
отряд наёмников, а в Толедо подкупил несколько заговорщиков. Поговаривали, что в их числе был и бастард Тельо. Как бы там ни было, в ноябре 1354 г. эль Леви выкрал Педро I, и они вдвоём на резвых конях бежали на свободу.

Дерзкий побег вызвал неожиданную реакцию в обществе. Недавно ненавидевшие своего короля простые кастильцы вдруг воспылали к нему любовью и уважением. Зато вожди восстания ударились в склоку – стали выяснять, кто из них больше виноват в бегстве короля, а кто меньше. В свою очередь Педро I виновниками своего позора объявил только бастардов и поклялся им отомстить.


Однако короля уже давно поджидала другая беда. Едва Педро вернулся в свой дворец в Бургосе, как в Толедо прибыл легат папы римского Иннокентия VI. Папа отлучил Педро I от церкви за двоежёнство и за разврат с Марией де Падилья и Хуаной де Кастро. Святой отец повелел королю вернуться на супружеское ложе к королеве Бланке.

Отлучение короля от церкви в XIV в. было событием, смерти подобным. На королевство Кастилию был наложен интердикт – запрещалось совершать богослужения, церковные обряды и подчиняться королевским должностным лицам. Впрочем, папа просчитался. Сам он был французом, уроженцем Лиможа, а потому кастильцы решили, что таким путём французский король вмешивается во внутренние дела их страны и мстит за несчастья королевы Бланки. В ответ на решение папы Педро I воспользовался всеобщей поддержкой и конфисковал имущество всех церковных иерархов, кто попытался подчиниться интердикту наместника святого Петра.


Разрешив таким путём очередную интригу, король с отрядом наёмников ринулся против бунтовщиков. Окончательно они были разгромлены лишь в 1356 г. Большинство вождей были убиты. В плену оказались королева Мария, королева Бланка, жена графа Энрике – Хуана[10]10
  Графиню Хуану Педро I считал самой ценной пленницей, за нею был установлен особо крепкий надзор. Но именно она была похищена и возвращена любимому супругу в 1358 г.


[Закрыть]
, два младших бастарда – Хуан и Педро[11]11
  Хуану шёл тогда пятнадцатый год, а Педро – одиннадцатый.


[Закрыть]
. Старшие бастарды спаслись бегством. В дни торжества король без каких-либо церемоний объявил Марию де Падилья своей женой и королевой.

Первым делом Педро I обеспокоился судьбой матери. Предполагают, что с вопросом «как быть?» он обратился к своему деду, отцу Марии королю Афонсу IV, и получил совет – с королевой-матерью пора кончать. Старика бесило безнравственное, как он считал, поведение дочери. Педро согласился с советом деда. Когда женщине дали выпить яд, не известно, но народ смог убедиться в благородстве своего короля – матушка-заговорщица была с миром отпущена к своему папе. Приехав в Лиссабон, она сразу же слегла, сражённая неизвестной болезнью, и 18 января 1357 г. умерла. «Высоконравственный» Афонсу IV последовал за дочерью в конце этого же года. Новым португальским королём стал его старший сын Педру I[12]12
  Во избежание путаницы в последующем рассказе необходимо запомнить, что в Кастилии царствовал король Педро I, а в Португалии – его дядя, король Педру I.


[Закрыть]
.

Короли Педро и Педру быстро нашли общий язык и выдали друг другу своих бежавших из отечества врагов. И в Кастилии, и в Португалии несчастные были подвергнуты жесточайшим пыткам и казнены. В числе кастильских пленников оказались последние родственники Леоноры де Гусман.


Жизнь полна парадоксов. Не прошло и года, как началось брожение между старшими бастардами, и магистр ордена Сантьяго Фадрик запросили прощения у короля Педро. Брат охотно его дал, тем более что ранее на королевскую службу уже был принят граф Тельо Кастньеда. Однако Фадрик был прощён лишь для того, чтобы расплатиться за все свои прежние грехи.

29 мая 1358 г. магистр Фадрик приехал к королевскому двору. Педро принял его с радушием. Затем бастард отправился в покои Марии де Падилья. Фаворитка с плачем сообщила, что сегодня его попытаются убить.

– Спасайтесь! – ломая руки, горестно воскликнула женщина.

Странно, но молодой человек ей не поверил.

В королевской приёмной к магистру приблизился верный вассал и прошептал:

– Ваше высочество, бегите через потайную дверь, она рядом. Как-нибудь спасёмся…

Но было поздно. В дверях стоял сам король Педро I и звал брата войти в кабинет. Не успел Фадрик переступить порог комнаты, как на него напали сразу несколько дворян из свиты короля. Завязалась короткая потасовка, кто-то ударил бастарда булавой по голове, и бедняга упал без чувств. Педро I своими руками добил брата кинжалом, а заодно заколол его вассала.

На следующий день в городе и округе была резня сторонников магистра. Казнили или просто убили несколько сот человек, в основном дворян.


А потом была долгая война Кастилии против объединённых сил королевств Арагона и Наварры, султаната Меринидов (Марокко) и сторонников бастарда Энрике. В одном из сражений погиб любимый дядюшка Марии де Падилья. Разъярённый этой смерть Педро поклялся отомстить всем бастардам и приказал убить третий год томившихся в плену младших бастардов – Хуана и Педро. Обоих зарезали тем же днём.

Настала очередь еврея Самуэля эль Леви. Он всё ещё оставался главным финансистом короля и добывал золото на войну. Однако Педро решил, что эль Леви наверняка многое присваивает себе. По его приказу верного казначея бросили в тюрьму и подвергли жесточайшим пыткам. Бедолага сразу же указал все свои тайники. Подсчитав прибыль от конфискации состояния эль Леви, Педро остался недоволен и велел прикончить его.

В 1359 г. Мария де Падилья родила королю единственного его сына Альфонсо. С того времени счастливый Педро только и думал о том, как узаконить своего отпрыска и утвердить его наследником престола. В 1361 г. во время охоты к королю обратился некий охотник с призывом вернуться к законной королеве и даровать Кастилии наследника. Говорили, что именно после этой встречи у Педро I родился жестокий план.

За годы замужества Бланка Бурбонская лишь несколько месяцев провела на свободе. Всё остальное время она провела в заточении. И вот в замок, где держали несчастную, прибыли особый посланец и личный доктор короля. Они вызвали Бланку в отдалённую комнату, предупредили, что сейчас она должна умереть, и подали королеве чашу с ядом. Женщине ничего не оставалось, как выпить отраву. Почти сразу она замертво упала на пол.

Летом того же года Мария де Падилья заразилась чумой и отдала Богу душу. Долго горевал Педро I, а в 1362 г. он созвал в Севилье кортесы – сословно-представительное собрание, где всенародно объявил, что ещё до венчания с Бланкой Бурбонсой он тайно женился на Марии де Падилья. Поэтому браки с Бланкой и Хуаной де Кастро изначально были незаконными. Три свидетеля подтвердили заявление короля, а архиепископ Толедо обосновал законность союза Педро и Марии. После этого малыша Альфонсо провозгласили наследником кастильского престола. К сожалению, через несколько недель ребёнок тоже заразился чумой и умер.


Война с союзниками и бастардом графом Энрике продолжилась. Педро I побеждал. После одного из тяжелейших сражений Энрике едва спасся и бежал во Францию, где молодой король Карл V согласился оказать ему помощь. Бастраду был выделен отряд рутьеров – так назывались вооружённые бандиты-наёмники, самые отмороженные воинские формирования времён Столетней войны. Возглавил отряд великий французский полководец той эпохи коннетабль[13]13
  Коннетабль (фр.) – главнокомандующий.


[Закрыть]
Бертран Дю Геклен.

В первом же сражении Педро I разгромил французов, а Дю Геклен попал в плен. Карл V выкупил своего военачальника, и война продолжилась.

К началу 1369 г. удача повернулась лицом к бастарду. Воинство Педро I терпело одно поражение за другим. Решительная битва произошла 14 марта близ города Монтиеля. Армия кастильского короля была на голову разбита, а сам Педро с четырьмя рыцарями едва успел скрыться в местном замке. Пробиться через кордоны осаждавших замок рутьеров у кастильского короля не было никакой возможности. Сдаться в плен означало принять верную смерть. И тогда Педро I придумал последнюю хитрость. Он решил подкупить командира рутьеров коннетабля Дю Геклена.

Ближайшей ночью во французский лагерь тайно пробрался лазутчик – рыцарь Родригес де Сенабриа. Он отыскал шатёр Дю Геклена и добился встречи с ним. Коннетабль и рыцарь были старыми знакомцами. Де Сенабриа передал предложение осаждённых: Дю Геклен переправляет короля Педро и его рыцарей в безопасное место, а за это ему лично во владение будут переданы города Сория, Атьенса, Альмазан, Монтеагудо, Деса и Серон; помимо того ему выплатят 200 тыс. золотых дублонов высшей пробы.

Коннетабль подумал и согласился.

Поздно ночью 23 марта 1369 г. Педро I в сопровождении его рыцарей, все в чёрных одеждах, покинули замок через потайной ход. У выхода их ожидали снаряжённые кони с обмотанными тряпками копытами.

Дю Геклен ждал у крепостной стены. Он взял королевского коня под уздцы и провёл его к дальнему шатру. Когда коннетабль тихо позвал, на порог шатра вышел граф Энрике Трастамарский и громко воскликнул:

– Где этот еврейский бастард, сукин сын, который называет себя королём Кастилии!

Понимая, что это уже неизбежный конец, преданный король Педро набросился на сводного брата, и началась рукопашная схватка. Педро был сильнее, он повалил Энрике на спину и стал его душить. Наблюдавший за дракой Дю Геклен схватил короля за ноги и одним рывком перевернул дравшихся. Теперь уже граф оказался сверху. Он изловчился, выхватил кинжал и вонзил его в бок Педро. Король умер сразу. Энрике поднялся, плюнул в лицо трупу и приказал отрубить Педро голову, чтобы отправить её в Севилью и прибить там над воротами королевского замка. Труп убитого короля год висел на крепостной стене города.

Потом останки Педро закопали в тайном месте. Захоронение обнаружили только в 1868 г. Останки монарха с честью перезахоронили в королевской часовне Севильи между могилами Марии де Падильи и магистра ордена Сантьяго Фадрика.

Новым королём Кастилии стал Энрике II, бывший бастард граф Энрике. Он является основателем новой династии кастильских монархов – Трастамара. Эта династия правила в Кастилии до 1555 г. Её представители католическая чета Изабелла и Фердинанд V подготовили все условия для образования единого королевства Испания. Провозгласил же новое королевство их правнук Филипп II, уже второй на трастамарском престоле представитель династии Габсбургов. Благодаря династической политике короля Фердинанда V кровь династии Трастамара сегодня течёт в жилах практически всех монархических семей Европы, есть она и у потомков династии Романовых.


Убийство короля Педро I Кастильского. Художник А. Монтеро-и-Валво

Глава 5. О добром Зосиме замолвите слово

Иоанн III свергает татарское иго, разорвав изображение хана и приказав умертвить послов. Художник Н.С. Шустов


Со времени могущественного митрополита Алексия Бяконта и его младшего сподвижника игумена Сергия Радонежского, с одной стороны, и великого князя Московского Димитрия Донского, с другой стороны, на Руси началось противостояние церковной и светской властей. Православные иерархи были не прочь сделать Московское княжество теократическим государством наподобие Папской области в Италии, но великие князья оказывали им успешное противление и в свою очередь намеревались подчинить православных иерархов светской власти. Противостояние это перешло и в Российское царство, что ярко проявилось в отношениях царя Ивана IV Грозного с русскими митрополитами или в трагическом неприятии патриарха Никона царём Алексеем Михайловичем. А завершилось оно при Петре I, который без особых церемоний в феврале 1721 г. заменил патриаршество бюрократическим учреждением – Священным Правительствующим Синодом.

За триста пятьдесят лет противостояния (то затихавшего, то вспыхивавшего вновь – всё зависело от силы личности, оказывавшейся в центре событий) набралось достаточное число высокопоставленных жертв его. Среди них особо выделяется митрополит Зосима Брадатый, человек мягкий душой, добрый, никогда ни на что особо не претендовавший, но волею своих монашествующих врагов объявленный чуть ли не вождём второй[14]14
  Во второй половине XIV в. в Пскове, а затем и в Новгороде, возникло еретическое движение стригольников. Его сторонники отвергали церковную иерархию и практику торговли церковными должностями. В толковании Священного Писания стригольники были близка ереси богомилов (общеевропейская христианская ересь X–XV вв.). Они утверждали, что всё время Ветхого завета миром правил старший сын Бога-Отца по имени Сатанаил. По его воле творилось всё зло на земле. Приняв мученическую смерть на кресте, Иисус Христос «разбожествил» Сатанаила и низверг его в ад. Таким образом, материальный мир создал не Бог, а Сатанаил – истязатель людей.


[Закрыть]
и самой неизвестной ереси в истории средневековой Руси – ереси жидовствующих. А ведь он и есть тот духовный писатель, благодаря трудам которого начала формироваться основополагающая идея русской цивилизации «Москва – Третий Рим, а четвёртому не бывать».


О жизни Зосимы до его возведения в сан архимандрита Симонова монастыря сведений нет. Мы можем лишь кое-что додумывать по отрывочным записям в летописях. Так, высказывается предположение, что Зосима был младшим родственником дьяка[15]15
  Дьяк – высшая чиновничья должность в средневековой Руси, руководитель приказа или младший чин в боярской думе..


[Закрыть]
Стефана Брадатого. Поскольку Стефан служил великому князю Московскому Василию II Тёмному, был в добрых отношениях с великой княгиней Марией Ярославной и её любимым сыном будущим великим князем Иваном III, становится понятным доверие, с которым последний относился к своему ровеснику Зосиме. Более того, вполне возможно, что до монастырского пострижения Зосима сам служил дьяком Ивана III[16]16
  Карташёв А.В. Очерки по истории русской церкви. Т.1. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009.


[Закрыть]
.

В сентябре 1485 г. Зосима сделал небывалый карьерный прыжок – был поставлен архимандритом ставропигиального[17]17
  Ставропигиальный монастырь (от греч. «воздвижение креста») – монастырь, подчиненный непосредственно патриарху, а не нижестоящим властям. Считается, что крест над главным храмом такого монастыря символически воздвиг кто-либо из патриархов. Симонов монастырь – первый в истории русской православной церкви ставропигиальный монастырь (с 1383 г.). Изначально он находился под покровительством Константинопольского патриарха, который там останавливался в дни посещения Москвы. Архимандрит Симонова монастыря являлся наместником Константинопольского патриарха (того самого, который до автокефалии русской православной церкви возводил в сан митрополита всея Руси).


[Закрыть]
Симонова Нового московского монастыря в честь Успения Пресвятой Богородицы. Это был один из самых высоких постов в русской церковной иерархии. К тому же Симонов монастырь был единственным в княжестве, монахи которого подлежали суду только великого князя, и церковные власти могли дотянуться до них, лишь пожаловавшись Ивану III.

Подобное назначение стало возможным и по причине высокого доверия, которое великий князь оказывал своему подручному, и по причине чрезвычайно конфликтной обстановки при великокняжеском дворе после славного стояния на Угре в 1480 г. и обретения политической независимости Московского княжества от Орды.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14