Виктор Еремин.

О Марусе Климовой и другие истории из мира интриг и интриганов



скачать книгу бесплатно

После кончины Суллы Катилина воспылал жаждой любыми путями занять место диктатора и воцариться в Риме. В помощь себе он призвал два страшнейших порока, покоривших к тому времени Рим – роскошь и алчность. Другими словами, «любой развратник, прелюбодей, завсегдатай харчевен, который игрой в кости, чревоугодием, распутством растратил отцовское имущество и погряз в долгах, дабы откупиться от позора или от суда, кроме того, все паррициды[5]5
  Паррицид (др. – римск.) – отцеубийца.


[Закрыть]
любого происхождения, святотатцы, все осуждённые по суду или опасающиеся суда за свои деяния, как и те, кого кормили руки и язык лжесвидетельствами или убийствами граждан, наконец, все те, кому позор, нищета, дурная совесть не давали покоя, были близкими Катилине и своими людьми для него».


Клятва Катилины. Художник Жозеф-Мари Вьен. Участники заговора Катилины клялись в верности на чаше с человеческой кровью


«Но более всего Катилина старался завязывать дружеские связи с молодыми людьми; их, ещё податливых и нестойких, легко было опутать коварством. Ибо в соответствии с наклонностями каждого, в зависимости от его возраста Катилина одному предоставлял развратных женщин и юношей, другому покупал собак и лошадей, словом, не жалел денег и не знал меры, только бы сделать их обязанными и преданными ему». Как видим, Катилина уже в те времена использовал старинные приёмы демократического мироустройства, которые по сути своей остались неизменными до наших дней.

О самом Катилине тогда ходили слухи, что ради женитьбы на некой Аврелии Орестилле, не желавшей иметь пасынка, он убил собственного сына. Якобы именно опасение, что убийство будет раскрыто, толкнуло негодяя на спешную подготовку государственного переворота.

В таком важном деле на молодежь положиться было невозможно. Однако Катилина был популярен среди ветеранов Суллы, которые после смерти диктатора потеряли средства к существованию и были не прочь поучаствовать в новой гражданской войне. Благо как раз в это время Гней Помпей увёл из Италии всю армию на войну с Митридатом.

Вначале Катилина вознамерился через выборы заполучить консульскую власть, а уже тогда действовать согласно обстоятельствам. Многие сенаторы и знатные люди поддержали его. Поговаривали, что среди них был и победитель Спартака, самый богатый человек республики – Марк Лициний Красс, который рассчитывал в случае успеха заговора без труда перехватить власть из рук Катилины.

Как назло, незадолго до выборов политические конкуренты уличили Катилину в получении крупной взятки, в связи с чем он по закону потерял право быть избранным в консулы. Тогда Катилина пошел ва-банк: стал готовить убийство обоих консулов и многих сенаторов, чтобы затем захватить власть.

Сторонников заговора становилось все больше и больше, чему способствовали наглость и жадность сенаторов.

Однако случилось так, что один из самых усердных участников заговора по имени Квинт Курий проговорился о затевавшемся перевороте своей любовнице Фульвии, а та не стала молчать и побежала сплетничать о заговоре по всему Риму. Вскоре слухи о готовящемся преступлении дошли до Марка Туллия Цицерона (106—43 гг. до н. э.), великого оратора, конкурента Катилины на выборах и консула 63 г. до н. э. Он быстро взял Фульвию в оборот, и женщина согласилась постоянно доносить Цицерону о Катилине и его сообщниках.

И вот для переворота всё было готово. Прежде всего Катилина велел убить Цицерона, поскольку видел в нём единственную помеху заговору. Два знатных участника вызвались явиться к Цицерону на утренний приём и заколоть его кинжалами. Об этом сразу же стало известно Фульфии, и женщина поспешила предупредить консула. Преступление не состоялось – убийц просто не впустили в дом возможной жертвы.

В тот же день Цицерон доложил сенату о готовящемся перевороте. Одновременно пришли известия, что заговорщики уже взбунтовали войска в провинции. Официальные власти стали срочно приводить Рим в боевую готовность.


Цицерон разоблачает Катилину. Художник Чезаре Маккари


Чтобы ослабить напряжение и оградить заговор от окончательного разоблачения в сенат явился Катилина. Возмущённый такой наглостью Цицерон произнёс перед сенаторами речь против Катилины. Всего было четыре речи консула на эту тему. Позднее их опубликовали, и с того времени они считаются шедевром ораторского мастерства. Во всех учебных заведениях, где преподаётся латынь, даже в наши дни, заучивают наизусть отрывки оттуда как образцы совершенства латинского языка и искусства ораторского слова. Вот знаменитейший фрагмент из первой речи: «О времена, о нравы! Сенат отлично всё знает, консул видит, а он всё ещё жив! Жив? Мало того, он является в сенат, желает быть участником в обсуждении государственных дел; он взором своим намечает и предназначает к смерти из нас то одного, то другого. А мы – подумаешь, храбрые люди! – воображаем, что всё делаем для спасения государства, если стараемся уклониться от безумных его выходок, от его покушений! На смерть тебя, Катилина, давно уже нужно отправить приказом консула, на твою голову обратить эту гибель, которую ты замышляешь против нас». Людям нравится повторять слова из этой речи Цицерона: «O tempora! O mores!»

В ответ на выпад консула Катилина заявил, что Цицерон клевещет, а он невинен перед людьми и богами, однако той же ночью бежал к взбунтовавшимся войскам. Самое поразительное во всей этой истории то, что подавляющее большинство бедняков поддержало Катилину в его противостоянии с сенатом. Саллюстий пояснил причины этого: «Ибо – скажу коротко правду – из всех тех, кто с этого времени правил государством, под благовидным предлогом одни, будто бы отстаивая права народа, другие – наибольшую власть сената, каждый, притворяясь защитником общественного блага, боролся за собственное влияние. И в своём соперничестве они не знали ни умеренности, ни меры: и те и другие были жестоки, став победителями… Могущество кучки людей возросло. В их руках были магистратуры, провинции и всё прочее; сами они, не терпя ущерба, процветая, жили без страха и запугивали противников судебными карами за то, что те, будучи магистратами, обращались с плебсом чересчур мягко».

Оставшиеся в городе заговорщики решили поджечь Рим сразу в двенадцати местах и под шумок убить Цицерона. Но и эти планы были своевременно раскрыты хитрым консулом. В ходе следствия всплыло имя Красса. И тут сенаторы, в том числе и Цицерон, испугались – против самого богатого и влиятельного человека Рима выступить не посмел никто. Людей, которые показывали против Красса, срочно объявили лжецами и предателями, велели заковать их в цепи и не позволять общаться с народом. Позднее Красс всюду рассказывал, что свидетели эти были подосланы самим Цицероном, чтобы скомпрометировать его в глазах сенаторов. Известно, что таким же образом пытались очернить Юлия Цезаря, тогда рядового гражданина, но Цицерон на это не согласился. Враги будущего диктатора сами попытались возбудить против Цезаря толпу, и на него даже пытались напасть вооруженные мечами римляне. К счастью, их пыл быстро остудила стража.

Тем временем остававшиеся на свободе заговорщики попытались нанять главарей разбойничьих шаек, орудовавших в Риме, и их силами отбить товарищей. Чтобы не допустить беспорядков, сенаторы вознамерились было казнить схваченных, но тут начались дебаты, которые невозможно читать без улыбки, столь напоминают они наши дни. Вот, для примера, фрагмент из речи сенатора Марка Порция Катона: «Мы действительно уже давно не называем вещи своими именами: раздавать чужое имущество именуется щедростью, отвага в дурных делах – храбростью; поэтому государство и стоит на краю гибели… у нас… развращенность и алчность, в государстве – бедность, в частном быту роскошь, мы восхваляем богатства и склонны к праздности; между добрыми и дурными людьми различия нет; все награды за доблесть присваивает честолюбие. И ничего удивительного: так как каждый из вас в отдельности думает только о себе, так как в частной жизни вы рабы наслаждений, а здесь – денег и влияния…»

Чуть ли не передравшись, сенаторы все же велели казнить главарей заговора – они были немедля удавлены в тюрьме.

Узнав о казни, большинство добровольцев, пришедших в армию Катилины, разбежались от греха подальше. Оказавшись в столь отчаянном положении, Катилина решил дать бой армии сената, которую возглавлял знаменитый ныне Марк Антоний. Заговорщики бились отчаянно, ни один не сдался в плен. Катилина погиб героем.

Судьба догнала Цицерона в декабре 43 г. до н. э. Ярый приверженец Октавиана (будущего императора Августа), он в дни учреждения Второго Триумвирата между Октавианом, Марком Антонием и Лепидом был предан покровителем и отдан на волю своему злейшему недоброжелателю Марку Антонию. Имя его немедля внесли в проскрипционные списки врагов народа. Посланные за великим оратором убийцы отрезали ему голову и правую руку, которою Цицерон писал речи против политических врагов, и отнесли их в дар могущественному триумвиру.


Туллиево подземелье в Мамертинской тюрьме, где были задушены вожди заговора Каьтилины. Современный вид.

Глава 3. Интриги святой Феодоры

Император Юстиниан I и императрица Феодора. Объединённые фрагменты мозаики в базилике Сан-Витале в Равенне


Одним из самых известных в истории властителей Византийской империи был Юстиниан I (483–565 гг., император с 527 г.). Придворное общество времён Юстиниана представляло собою эталон мира аристократических интриг, коварства и преступлений. Об этом написано много книг, самой увлекательной из которых можно считать «Тайную войну» Прокопия Кессарийского.

Юстиниан I прославился не в одиночку – государственными делами при нём в значительной мере заправляла его супруга императрица Феодора (500–548 гг.). Несмотря на все злодеяния, эта царственная чета канонизирована и почитаема христианской церковью за богоугодные дела. День их памяти 27 ноября.

Феодора родилась в семье циркачей, смотрителей за зверями, и в детстве тоже была циркачкой. За неимением никаких особых талантов, она со временем стала гетерой самого низкого пошиба. Правда, жития утверждают, что распутница изменила свой образ жизни под влиянием проповедей александрийского патриарха Тимофея IV. Однажды шла Феодора по улицам Константинополя, увидел её в окошко наследник престола Юстиниан, и любовь поразила его сердце. Вскоре они поженились.

Все исследователи в один голос признают, что после замужества Феодора супругу своему не изменяла, а бывшие любовники её, особенно те, кто ненароком о том рассказывал, просто бесследно исчезли. Так же как исчез законный сын Феодоры, нажитый ею ещё до брака. Нагулянная дочка императрицы жила тихо и неприметно, а сына её и своего внука Феодора с согласия Юстиниана I забрала ко двору и позднее женила на дочери знаменитого полководца Велисария.

В геникее (женская часть дворца) Феодора повелела устроить подземелье, в отдельных изолированных камерах которого в кромешной тьме годами держала на хлебе и воде своих врагов, смотрителям же было запрещено разговаривать с узниками.

Бывали при императорском дворе интриги сравнительно безобидные. Императрица Феодора благоволила к жене Велисария Антонине, женщине, имевшей, подобно императрице, далеко не благочестивую молодость. В отличие от Феодоры, Антонина не смогла остановиться и в зрелые годы. Велисарий усыновил младенца Феодосия, но когда тот вырос, Антонина принудила юношу стать её любовником. Велисарий несколько раз заставал их за неблаговидным делом, но старался не придавать этому значения, пока одна служанка, поддержанная двумя отроками-рабами, не рассказала ему о разврате, который творился каждую ночь в его спальне, едва Велисарий отправлялся на очередную войну. Возмущённый полководец велел убить Феодосия. К счастью, юношу кто-то предупредил, и он бежал. Однако Велисарий любил Антонину, хитрая женщина с лёгкостью уговорила мужа, и тот по мягкости сердечной простил изменщицу, а приёмыша призвал вернуться домой. Болтливых служанку и отроков добрый супруг отдал обиженной жене. «Всем им она сначала, как говорят, отрезала языки, затем изрубила их на куски, покидала в мешки и без малейшего угрызения совести бросила в море».


Император Юстиниан I с придворными. Ближний к императору слева – Велисарий. Фрагмент мозаики в базилике Сан-Витале в Равенне


О возобновившемся блуде сообщил Велисарию Фотий, родной сын Антонины и пасынок полководца. Отчим уговорил юношу убить Феодосия. Сам же вознамерился покончить с Антониной. Фотий изловил Феодосия и упрятал его под стражу вдали от Константинополя, поскольку опасался лишить жизни любовника мстительной матери.

И тут на помощь подруге пришла Феодора. Через своих шпионов она узнала о готовящейся расправе над Антониной. Поскольку Феодора вертела императором Юстинианом как хотела, и придворные её потому очень боялись, императрица заставила Велисария примириться с женой, но полководец сделал это лишь внешне.

Тем временем подручные властительницы тайно изловили наиболее близких к Велисарию людей и постарались пытками выяснить, где прячут Феодосия. Большинство из этих несчастных так и не вышли из подземелья Феодоры. Особо тяжко мучили Фотия, но молодой человек под жесточайшими пытками не выдал место укрытия любовника матери. Зря!.. Слуги Феодоры не смели ослушаться приказа императрицы и все-таки ухитрились отыскать пленника.

Феодора укрыла молодого красавца у себя во дворце, и отныне Антонина могла спокойно встречаться с любовником в царских покоях. Правда, тешились они недолго. Феодосий внезапно заболел дизентерией и умер.

Однако после его смерти злоба женщин против Фотия не утихла. Три года молодого человека держали во тьме подземелья. Он дважды сбегал и пытался найти убежище в храме, но вопреки византийским законам его всякий раз выволакивали оттуда и возвращали в узилище. В третий раз Фотий сбежал в Иерусалим, где постригся в монастырь и стал схимником. Найти его не смогли, хотя на поимку беглеца императрица бросила несколько десятков тысяч человек! За всё это время неблагодарный Велисарий даже не подумал заступиться за пасынка.

Вскоре в Византии начался мор. Заболел и Юстиниан. При дворе стали поговаривать о том, кто мог бы стать новым императором. Когда Юстиниан поправился, такие разговоры расценили как попытку организовать заговор против Феодоры. Под подозрение попал и Велисарий, которого немедля лишили всех должностей и привилегий. Феодора же решила использовать эту ситуацию для окончательного примирения капризного супруга с Антониной.


Императрица Феодора с придворными. Ближняя к императрице справа – Антонина. Фрагмент мозаики в базилике Сан-Витале в Равенне


Однажды утром бывший полководец явился во дворец с толпой просителей. Он провёл там весь день, унижаемый и гонимый дворцовой челядью, справедливо опасаясь, что сейчас к нему подошлют убийц, как это было принято при византийском дворе. Дома «постоянно в поту, с головокружением, в отчаянии впав в сильную дрожь, он терзался низменными страхами и трусливыми, совершенно не свойственными мужам тревогами. Антонина же, якобы не ведая, что происходит, и якобы не ожидающая того, что должно произойти, то и дело ходила взад и вперёд, делая вид, что страдает изжогой: они всё ещё относились друг к другу с подозрением». Неожиданно явился посыльный от Феодоры. «Когда Велисарий услышал об этом, он, раскинув руки и ноги, упал навзничь на ложе, совсем готовый к гибели. Настолько всякое мужество покинуло его». Но посыльный принёс прощение от императрицы, которое было даровано «преступнику» в знак благоволения к Антонине. «Прочитав это, Велисарий от радости подскочил до небес и, желая вместе с тем выказать перед присутствующим свою признательность, тотчас же встал и пал ниц к ногам своей жены. Охватив обеими руками её голени, он принялся языком лизать то одну, то другую её ступню, называя её источником своей жизни и спасения и обещая отныне быть ей не мужем, но верным рабом». Правда, эта история столь изломала Велисария психологически, что в последующей жизни он оказался не в силах одержать хотя бы одну военную победу – полководец стал трусом!

Несправедливые преследования победоносного полководца породили впоследствии легенду о том, будто Велисарий был ослеплён по приказу злобного Юстиниана и последние годы жизни просил подаяние. Воевавшие под его началом солдаты узнавали своего командира и щедро одаривали его милостыню.


Велисарий, просящий милостыню. Художник Ж.-Л. Давид


Другая интрига Феодоры оказалась более жестокой.

Королева остготов Амаласунта была регентом при своём малолетнем сыне короле Аталарихе. Правила она жёстко и весьма умно, но ориентировалась в политике прежде всего на Византию. Со своими противниками регентша расправлялась без малейшего сожаления, а троих знатных готов даже казнила по обвинению в заговоре.

Готская знать была очень недовольна правлением женщины и пыталась извести регентшу посредством интриг. Об Амаласунте даже распускали слухи, будто заполучив власть, она влюбилась в простолюдина и попыталась бежать с ним из Равенны, столицы остготского королевства. Однако мать её Аудофледа, вдова короля Теодориха I Великого, узнав об этом, якобы подняла рыцарей, и они пустилась в погоню за беглецами. Настигнув взбалмошую парочку, преследователи по велению прискакавшей следом Аудофледы сначала кастрировали возлюбленного Амаласунты, а затем казнили его, подвергнув жутким пыткам на глазах обеих королев. Затем регентшу-беглянку вернули во дворец.

Амаласунта не смогла простить матери такой страшной гибели возлюбленного. Будучи на службе в церкви, она незаметно бросила в чашу для причастия сильный яд и передала ее Аудофледе. Королева-мать умерла в страшных корчах прямо у алтаря.

Такими сплетнями готам удалось восстановить против Амаласунты юного Аталариха. Ненависть его к матери выразилась в бесконечном пьянстве и диком разврате. Как результат, юноша умер от порочной болезни, не достигнув совершеннолетия.

Королева-регент оказалась в затруднительном положении. Она не являлась официальной наследницей сына и серьёзной поддержки в обществе не имела. Чтобы не потерять власть, Амаласунта предложила свою руку двоюродному брату Теодахаду из Тусции с условием, что он не станет вмешиваться в государственные дела. Тот с радостью согласился. Но едва его короновали, как Теодахад повелел арестовать Амаласунту и сослал её на остров Мартана посередине озера Больсена (западные предгорья Центральных Апеннин).

Стареть в заточении Амаласунта не собиралась. Через близких ей людей, а таковые имелись, она обратилась к императору Юстиниану I с просьбой принять её в Византии. Но на беду пленницы Юстиниан посвятил в эту интригу Феодору. Императрица «призадумалась над тем, что эта женщина (Амаласунта. – В.Е.) была знатного происхождения, к тому же царица, очень хороша собой и необыкновенно изобретательна в путях и средствах к достижению желаемого ею. Её великолепие и исключительно мужской склад характера возбуждали в Феодоре подозрения, в то же время она боялась непостоянства своего мужа. Свою ревность, однако, она проявила не в пустяках, но решила злоумышлять против той, не останавливаясь и перед её убийством».

Юстиниан отправил в Италию посла по имени Пётр, которому поручил позаботиться о судьбе Амаласунты. Феодора же тайком от мужа велела Петру организовать убийство несчастной.

Византийский посол без труда убедил Теодата умертвить Амаласунту. На остров были посланы родственники казнённых Амаласунтой готов. Женщину заперли в бане и сварили там в кипятке. Не надо думать, что готы изощрялись в жестокости – таков был один из самых популярных способов тайного убийства в Древнем Риме и в Византии.

Феодора была довольна исполнением её поручения, потому перед Петром открылась широкая дорога к высшим постам в империи, а следовательно, к огромным доходам.


Амаласунта, королева остготов. Гравюра из средневекового манускрипта

Глава 4. Месть короля Педро

Король Педро I Кастильский. Гравюра XIX в.


Король Кастилии и Леона Альфонсо XI женился дважды. И оба раза неудачно. С первой женой он развёлся через год после свадьбы, так что детей у них не было. Вторую жену, инфанту Марию Португальскую, король терпел более пяти лет – первый их ребёнок родился только через четыре года совместной жизни и прожил всего две недели, второго – мальчика Педро – женщина родила ещё через девять месяцев[6]6
  Согласно широко распространённой в Средние Века легенде, королева Мария якобы родила мёртвого младенца, но опасаясь гнева мужа, подменила его тогда же родившимся сыном некоего еврейского торговца.


[Закрыть]
. К тому времени подлинная возлюбленная короля кастильская дворянка Леонора де Гусман успела родить венценосному любовнику четырёх сыновей[7]7
  Сыновей Леоноры де Гусман и Альфонсо XI в литературе обычно определяют одним словом – бастарды.


[Закрыть]
и была не прочь продолжить сие благое дело.

При дворе в столице королевства городе Бургосе Леонору считали настоящей королевой, Марию же – подложной. Леонора жила во дворце, ей публично воздавали королевские почести, а когда Альфонсо отбывал на очередную войну – она управляла королевством. Благо родственникам любовницы король роздал высшие государственные посты.

Сразу после рождения сына королева Мария удалилась в замок в Севилье, где в бедности и унижении растила Педро в течение шестнадцати лет. Альфонсо наследником не интересовался, отдавал предпочтение сыновьям Леоноры. Королева же нашла утешение в объятиях любовника Хуана Альфонса де Альбукерке.

Но вот наступил 1350 г. Ранней весной Альфонсо XI выехал в военный лагерь под Гибралтаром – король намеревался отвоевать полуостров у мавров. Однако в лагере вспыхнула эпидемия чумы, Альфонсо заразился и 26 марта того же года умер. Педро неожиданно стал королём Кастилии и Леона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14