Виктор Емский.

Шмордонские войны



скачать книгу бесплатно

Тем временем Филер вернул Надолба к действительности следующими словами:

– Лорд Крокозябл просит не посылать свою жену обратно. Он настолько этого не желает, что согласен оплатить все расходы, связанные с подготовкой последней группы агентов для Джаппурии, которые обучаются по новой креативной программе…

Граф Вискерс, слышавший эту реплику, ржанув, воскликнул:

– Чудесненько! Барон, давайте я запру Крокозяблиху в карантин как лицо, прибывшее с опасной планеты. Вы возьмете деньги с ее мужа, а мы их вместе пропьем! Ведь все равно ваша новая группа агентов провалится! И не надо на ее обучение ничего тратить! И никакая это не взятка! Ха-ха-ха!

Неожиданно зазвонил шморофон. Вискерс заткнулся, вытер слюнявый рот рукой, приложил трубку к уху и лакейским голосом забубнил:

– Да, ваше величество. Нет-нет, ваше величество. Ни грамма, ваше величество! Ведь еще только утро, как можно?.. Да, здесь. Направляю!

Граф положил трубку, махнул рукой в сторону дверей кабинета императора и сообщил:

– Император ждет вас.

Надолб и Филер встали, поправили мундиры и направились к двери. Краем глаза адмирал заметил, как Вискерс привычно нырнул под стол…

В просторном кабинете императора вдоль стен стояли мягкие кожаные диваны. В воздухе пахло кофе и женскими духами. Лорд Надолб и барон Филер согласно требованиям Устава отдали честь императору, стоявшему посреди кабинета, а потом поклонились как обычные придворные. Шмор Тринадцатый, улыбнувшись казенной улыбкой, указал рукой на один из диванов и военные руководители с достоинством уселись в обозначенное место.

Они сразу же заметили леди Крокозябл, сидевшую на соседнем диване. Она взглянула на них томными глазами, полными неподдельного счастья, и принялась торопливо одергивать руками платье, своим видом стараясь показать, что совсем недавно подверглась насилию со стороны царствующей особы. Но ее действия не привели к желаемому результату, то есть – никак не убедили лорда и барона в том, что император сексуально домогался этой мымры. Она прочитала сей вердикт в их глазах и потому прекратила возню и зло прищурила взгляд.

Император, сделав вид, что не заметил движений леди и перестрелки взглядами, поставил стул перед своими подданными, уселся на него, закинул ногу на ногу и стал пристально смотреть в глаза барону Филеру. Эти действия сопровождались полным молчанием и потому выглядели достаточно жуткими.

Шмор Тринадцатый был далеко не молод. Ему шел тридцать восьмой год. Он поздно пришел к власти, так как его отец погиб во время последней войны с Джаппурией. Если бы Шмор Двенадцатый не решился на эту войну, то сын мог дожидаться короны еще бес знает сколько времени, потому что здоровье у отца было – хоть куда.

Но обстоятельства сложились таким образом, что Шмор Тринадцатый воссел на императорский трон и принялся разгребать последствия правления своего храброго, но совсем недалекого отца.

Новый император оказался достаточно сложной и интересной фигурой.

Он носил маленькие усики, был хитер и саркастически непредсказуем. Он, например, мог нахваливать какого-нибудь лорда, пить с ним шампанское, спрашивать его о самочувствии беременной невестки, зная о том, что через пару часов лорда обязательно отвезут пилить зубами елки.

В связи с этим нового императора боялись, но знали, что его саркастические непредсказуемости случаются достаточно обоснованно, то есть в тех случаях, когда репрессируемые личности напрашиваются в категорию подданных, о которых говорят: «Сам допрыгался», или: «Клеймо на нем ставить негде»…

Шмор Тринадцатый наконец насмотрелся на барона и вежливо осведомился:

– А не ваш ли родственник был начальником разведгруппы звездолета Шмора Великого?

Филер, покрывшись мурашками, ответил:

– Так точно, ваше императорское величество! Мой предок имел наглость сдаться в плен джаппурцам вместе со всеми остальными.

– И что вы сделали для того, чтобы загладить вину вашего рода перед Шмордоном? – тут же поинтересовался император.

Барон, вздрогнув, ответил:

– Ваше величество! Я лично разработал операцию и руководил группой диверсантов, организовавшей правительственный переворот на планете Разгульдяй. Благодаря этому вся звездная система сдалась нам без боя.

– Ах, да… Два года назад? – спросил Шмор.

– Так точно, – ответил Филер, начиная чернеть от бледности.

– Ладно-ладно, не бойтесь, – Шмор переложил ноги. – Я знаю, что вы, барон, находитесь на своем месте. Разведка работает отлично. Но не в отношении Джаппурии. Я понимаю, что наш давний враг непростой орешек. Но, может, настало время его разбить? А что для этого надо? Просто немного подумать. Вот вы, барон, думаете хоть иногда?

– Конечно, ваше величество! – воскликнул Филер, у которого отлегло от сердца, но не сильно.

– Так придумайте новую комбинацию, которая позволит вашим агентам внедриться в Джаппурию и не быть пойманными!

– Мы не знаем, почему наши агенты, подготовленные самым лучшим образом, проваливаются сразу по прибытии, – принялся оправдываться Филер. – Я готов лично отправиться на любую планету Джаппурии в роли обычного шпиона, чтобы узнать, почему так получается.

Император, хмыкнув, ответил:

– Я не желаю терять столь ценного разведчика, каковым являетесь вы, барон. Даже если вы и не перебежите на сторону противника…

– Убейте меня сразу! – крикнул Филер, вскакивая, и делая каменное лицо.

– Вольно, – сказал Шмор. – Садитесь и в следующий раз не перебивайте меня своими солдафонскими выходками. Итак, даже если вы не перебежите на сторону противника, то все равно будете вычислены и схвачены. Поэтому ваша засылка в роли шпиона отменяется.

Император встал и начал неторопливо прохаживаться перед своими собеседниками. Леди Крокозябл, улыбаясь, следила за ним восторженными глазами, показывая, что она – самая верноподданная единица в империи. Надолб с бароном делали то же самое, но несколько грубовато и прямолинейно. Император, прохаживаясь, похлопывал по ладони газетой, свернутой в трубочку.

Надолб вдруг вспомнил, что эта газета была у Шмора в руке с самого начала аудиенции. Адмирал вгляделся в нее внимательно и понял, что красные буквы титульного листа могут означать только одно – «Гудок Шмордона». Так назывался главный печатный орган империи, служивший рупором власти. Самым печальным было то, что газета принадлежала Крокозяблу-старшему. По всей видимости, утренний выпуск содержал что-то из ряда вон выходящее и Надолб об этом не знал. Барон Филер тоже. Это было понятно по его шальному взгляду, следовавшему за правой рукой императора. И лишь леди Крокозябл все знала, потому что поглядывала на военных свысока.

Император наконец остановился, хлопнул газетой по руке в последний раз и задал вопрос:

– Господин адмирал, что вы знаете об активности джаппурцев на их Тринадцатой планете?

Лорд Надолб, встав, доложил по-военному кратко и емко:

– Ваше императорское величество, на этой планете замечена непонятная возня. Джаппурцы доставили туда массу бурильной и карьерной техники. Роют круглосуточно на протяжении последних пяти месяцев. Нарыли кучи породы. Планета теперь похожа на лужайку, перепаханную кротами. Грузовые звездолеты забирают что-то и доставляют на третью планету. По моему распоряжению Четвертая Гвардейская эскадра нашего флота находится на допустимом расстоянии и следит за ситуацией в оптические устройства.

– А что они там ищут и что доставляют? – спросил Шмор Тринадцатый.

– Мы этого не знаем, – ответил лорд Надолб. – На основании заключенного «Договора о мире» наши корабли не имеют права подходить слишком близко к их системе.

– Ага, – сказал Шмор и, развернув газету, принялся читать вслух. – «Таким образом получается, что Тринадцатая планета системы Джаппурии представляет собой застывший золотой шар, покрытый слоем камня и глины. Королева Джаппурии Белла в своей ежегодной новогодней речи заявила, что Тринадцатая планета принесет счастье всем ее подданным, поскольку содержит столько самородного золота, что любому жителю ее королевства теперь можно не платить налоги пожизненно».

Император округлил глаза и поинтересовался:

– Что вы на это скажете, господа военные?

Военным сказать было нечего. Зато леди Крокозябл не удержалась:

– Ваше величество, я вам со всей ответственностью заявляю: это правда! Джаппурия, извините, на ушах стоит! Каждый бродяга хочет ехать старателем на эту планету, но, естественно, никого туда не пускают!

– Если никого не пускают, то кто же тогда роет? – спросил император.

– В этом вся суть! – затарахтела Крокозяблиха. – Разработками заведует Джем Баламут…

– Тот негодяй, что пленил моего отца? – спросил император, недобро сверкнув глазами.

– Именно, ваше величество! – воскликнула леди Крокозябл. – Этот человек – самая таинственная личность в Джаппурии. Я провела там целых три года, но так и не поняла, кто он такой. Одни говорят, что он любовник королевы Беллы, другие – что он разбойник и аферист, за которым гоняется вся полиция системы. А третьи утверждают, что первое и второе – правда. То есть – и любовник и жулик. А некоторые считают, что плюс к этому – еще и воплощение двуединого бога, то есть мессия… Короче – весьма одиозная личность! Но самое главное – вся Джаппурия верит в золотую планету и потому проводит непрекращающиеся карнавалы.

Император, благосклонно взглянув на леди Крокозябл, произнес:

– Спасибо вам, вы сильно помогли Шмордону, предоставив о Джаппурии столько информации, сколько мы никогда еще не имели. Более того – ваша самоотверженная деятельность будет всенепременно вознаграждена. Вы сильно устали, поэтому я не смею вас больше задерживать.

Крокозяблиха, осознав, что ее выставляют вон в самом интересном месте, попыталась остаться, заявив:

– Ваше величество, я еще не все вам рассказать успела!

На что услышала в ответ:

– Расскажете еще. Граф Вискерс доложил, что в Джаппурии свирепствует эпидемия стрептофунзельного гриппа. Поэтому вам необходимо будет провести месяц в карантине. Я и мои военные начальники защищены прививками, а простые люди нет. Вдруг вы являетесь носителем этого вируса? Зайдете в любой магазин, и – пошло заражение по планете! Вот после карантина и поведаете мне все, о чем сегодня забыли сообщить.

Император, подойдя к столу, нажал какую-то хитрую кнопку. Двери распахнулись, и в кабинет влетел граф Вискерс. Он живо дернул за руку леди Крокозябл, галантно поднял ее с дивана и вежливо – но настойчиво – выволок в приемную, не забыв закрыть за собой двери. На протяжении этого скорого исхода глаза леди выражали высшую степень непонимания, но никого это не тронуло.

Император, вновь усевшись на стул перед своими подданными, сказал:

– Люблю профессионализм. Взять хотя бы графа Вискерса. Кто он? Пропойца. А еще? Мой личный секретарь. И как это связано между собой? Очень просто. Алкоголик он наследственно. Еще его прапрапра… короче – предок, так напился, что проспал время отправления экспедиции Шмора Великого. В результате дисциплинарный проступок помог предотвратить измену. Предок Вискерса не смог сдаться джаппурцам, так как опоздал на корабль и остался в центральной гауптвахте Шмордона. Вот и выходит, что преданность – достаточно относительное понятие… А Вискерс молодец. Всегда на подхвате и нет такого приказа, который он не смог бы выполнить. Так стоит ли обращать внимание на его алкоголизм?..

Император вдруг вышвырнул газету назад через плечо и, сузив глаза, совершенно серьезно сказал, обращаясь к лорду Надолбу:

– А теперь поговорим по существу. Доложите мне о готовности Звездного Флота к войне!

Адмирал отрапортовал:

– Согласно утвержденному вами плану готовность оценивается на девяносто два процента. Основные силы флота сосредоточены в системе Черной звезды и находятся в неделе пути от Шмордона. Джаппурцы ни о чем не подозревают. Загрузка продовольствием и боеприпасами закончится через десять дней. Осталось окончательно определиться с планом нападения и еще раз проверить места предполагаемой высадки войск. Посол лорд Крокозябл собирается предпринять поездку по эти местам, прикрываясь туристическими целями. Обещал доложить о результатах своего тура по его окончанию. Рядом с Джаппурией, чтобы не настораживать врагов, находится лишь Четвертая Гвардейская эскадра, состоящая из шести старых звездолетов.

Император сказал:

– Итак, давайте повторим, что нам известно о противнике.

Барон Филер забрал инициативу в свои руки.

– Радист Шмора Великого сообщил лишь общие сведения, – начал он. – Из его записей стало известно, что государственный строй Джаппурии – конституционная монархия. Системой руководит правительство во главе с Премьер-министром. Титул королевы наследственный, но сама королева – лишь символ государства и обладает совсем незначительными правами. Денежная единица – та?грик…

– Какой сейчас курс? – живо поинтересовался Шмор.

– Тагрики бывают бумажными и деревянными…

– Неужели? – не поверил император.

– Да, ваше величество, – подтвердил барон. – Сейчас тысяча бумажных тагриков соответствует нашему одному золотому бабо?су. А вот деревянные тагрики всего в десять раз дешевле шмордонской валюты.

– И с чем это связано?

– С тем, ваше величество, что производятся из дерева редкой породы с названием дунду?к. Оно обладает такой прочностью, что монеты, сделанные из него, звенят не хуже нашего золота.

Филер замолчал и вопросительно посмотрел на императора.

– Дальше, – распорядился Шмор.

– В системе освоены четыре планеты, – продолжил барон. – Они расположены в ряд по мере удаления от звезды. Поскольку расстояние увеличивается, каждая следующая планета холоднее предыдущей. В результате на них разные климатические условия.

– Напомните, как они называются? – потребовал Шмор.

– Четвертая, самая дальняя, носит название Дубарь, что в переводе с джаппурского означает зиму. Третья – Слякоть, перевод – осень. Вторая – Потенция, по-нашему – весна. Ну а первая планета зовется – Сочи, что означает – лето. Джаппурцы кочуют с планеты на планету в зависимости от состояния души. На Сочи они купаются в морях и океанах, загорают на пляжах и участвуют в карнавалах. На Потенцию они отправляются нюхать цветочки, жениться и писать стихи. Когда подданных королевы посещает ностальгическое настроение, они летают на Слякоть, где подставляют лица моросящему дождику, разгребают ногами груды опавших листьев и наслаждаются золотой осенью. Ну, а когда хочется более существенных удовольствий, джаппурцы прибывают на Дубарь, где катаются на лыжах и коньках, играют в снежки, пьют крепкие напитки и даже, представьте себе, обнимаются с белыми медведями…

– И когда же они работают? – вдруг спросил император.

Барон Филер, глаза которого за время рассказа стали почему-то оловянно-задумчивыми, встряхнулся и ответил с горечью в голосе:

– А вот этого, ваше величество, не знает никто. И радист не сообщил…

– Дальше! – требовательно сказал Шмор.

– Дальше радист пишет, что по иронии судьбы Шмор Великий произвел высадку десанта на самый огромный пляж планеты Сочи, где джаппурцы отмечали праздник с названием: «Карнавал нагих красавиц». Наши солдаты, увидав тысячи обнаженных девушек, расхотели сражаться и сдались в плен без боя.

– Что с ними случилось после этого?

– Они стали участниками карнавала и приступили к ассимиляции с местным населением. Эта процедура прошла успешно. Крокозябл сообщает, что от шморов в джаппурцах ничего не осталось, кроме знания нашего языка…

Шмор Тринадцатый встал и принялся расхаживать по кабинету. Надолб с Филером тревожно провожали его глазами. Не глядя в сторону дивана, император спросил:

– Правда, что нас, народ шморов, джаппурцы называют шма?рами?

– Да, ваше величество, – подтвердил лорд Надолб.

– И что означает это понятие?

– На джаппурском языке так называют женщин гм… ну…

– Легкого поведения? – осведомился император, приостанавливаясь.

– Осмелюсь доложить, гм… я бы сказал – тяжелого.

Император продолжил ходьбу по кабинету.

Барон Филер стал докладывать дальше:

– Согласно принятой в незапамятные времена Конституции, дворянства в Джаппурии не существует. Королева наследует трон своей матери, когда та сама от него отказывается, либо умирает. Монархиня в период царствования не имеет права выходить замуж, но в любовниках никто ее не ограничивает. Дети королевы становятся рядовыми членами общества. Наследует королеве любая из ее дочерей. Для этого необходимо согласие наследницы и решение самой королевы (кому передать трон, если дочерей несколько). Сыновья никакого значения не имеют. Как правило – королевы занимают престол до сорокалетнего возраста. Потом они отказываются от него и создают обычную семью. Женщинам всегда хочется иметь семью, будь то крестьянка или царица… Радист пишет, что бывали случаи, когда у власти находились семидесятилетние старушки, но это, скорее, исключение из общего правила.

– Вы говорили об ограниченности прав королевы, – напомнил Шмор. – В чем это заключается?

– На конституционном уровне за королевой закреплены четыре вещи. Первая – находиться на любой из планет системы Джаппурии в нужное ей время. Вторая – ругать всеми словами (включая самые черные и неприличные) любого своего подданного: депутатов парламента, членов правительства и даже самого Премьер-министра. Третья – присваивать название каждому новому звездолету, построенному на верфях Джаппурии или купленному у другого государства. И четвертая – право заключать мир.

– И все? – удивился император.

– По крупному – да, ваше величество, – сказал Филер. – Есть еще всякие мелочи типа права бросаться из окон дворцов фруктами в прохожих, раз в месяц принимать отчет Премьер-министра о положении дел в королевстве, но это несущественно…

Шмор опять уселся на стул и спросил у лорда Надолба:

– А как называлась та космическая лоханка, с помощью которой джаппурцам удалось захватить флагманский звездолет моего отца?

– «Нежный бутон юности», – ответил адмирал.

– Понятно, – мрачно сказал Шмор.

– В конце тетради радист сообщил, что парламент Джаппурии однопалатный и выбирается прямым общим голосованием по партийным спискам на весь срок правления новой королевы. – Адмирал, не моргая, верноподданно смотрел в глаза императора. – А правительство и Премьер-министра назначают депутаты. Снимать же с должности они имеют право только Премьера. Ну, а последний распоряжается карьерой подчиненных ему министров.

– Все?

– Да, ваше величество. Правда, там еще про какого-то бога, но туманно…

– И?

– Часть населения Джаппурии атеисты, другая верит в разных богов, но большинство из этой другой части – в бога, имеющего две ипостаси. Этот бог воскресает каждое утро, а умирает дважды: в полдень (сразу после обеда) и в полночь (после принятия внутрь последнего бокала шампанского). Смерть его происходит от вил какого-то черта…

– Как это возможно? – император, попытавшись логически проанализировать сказанное лордом, встряхнул головой.

– Непонятно, – пожал плечами барон Филер. – Но на этом записи радиста обрываются.

– Все у них странно, – задумчиво сказал Шмор. – Хорошо, что у нас всего одна религия. Официальная. Есть единственный Бог с двенадцатью реинкарнациями и Бес, который убивает его всего двенадцать раз, то есть – раз в месяц… А что у них со смертной казнью?

– Лорд Крокозябл в одном из донесений сообщил, что она существует, но в странной форме, – доложил Филер. – Смертная казнь положена за убийство или измену Родине. Но исполнение ее заморожено. Приговоренному предлагается два варианта: либо пожизненно трудиться на каторге, либо послужить Джаппурии каким-нибудь другим способом при возникновении чрезвычайных обстоятельств (имеется в виду война). В случае второго варианта пожизненная форма наказания перетекает в прощение с формулировкой «За заслуги перед Родиной». Но прощает не королева, а парламент.

– Действительно странно, – согласился Шмор. – Особенно, с их богом…

Надолб с Филером синхронно кивнули головами. Император критически относился к официальному культу двенадцатиликого бога, но на государственном уровне всячески поддерживал религию, и это способствовало только укреплению духа шмордонцев.

– Итак, пришла пора поделиться с вами некоторыми соображениями, – произнес император, значительно взглянув на лорда с бароном. – Леди Крокозябл перед вашим приходом сообщила, что она установила причину постоянных провалов ваших агентов, барон Филер. Она заключается в том, что вы готовите их как обычных военных дуболомов. Эти солдафоны своим поведением сильно выделяются из общества миролюбивых джаппурцев и потому сразу бросаются в глаза полиции. Правда, у жены посла есть предположение, что ваши агенты не обучены давать взятки полицейским Джаппурии и это бросается в глаза еще больше…

– Разве можно давать взятки полицейским? – удивленно воскликнул Филер.

– Вот видите? – император иронично улыбнулся. – Леди Крокозябл была права. Не судите других по своим чести и законам. Если коррупция является джаппурской нормой, давно пора взять ее на вооружение.

– Будет сделано, ваше величество, – мрачно сказал барон. – Довожу до вашего сведения, что мною уже подготовлена группа шпионов по новой креативной программе. Я принял во внимание обычаи джаппурцев. И коррупцию учтем…

– Я рад за вашу сообразительность. Хорошо, когда разведка учится! Хоть на своих ошибках… Наконец-то руководство стало делать выводы! Для этого потребовалось всего двести лет провальной работы!

Император встал на ноги и Надолб с Филером сделали то же самое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20